`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

iGame - cледующее детище Apple?

На прошлой неделе слухи о том, что Джобс нацелился на рынок игровых приставок, вновь появились сразу в нескольких СМИ, включая главную "форточку" для информационных утечек – сайт AppleInsider.

iGame – это пока еще «народное» название, и, конечно, ни о чем толком еще неизвестно. Но известно, что Apple 5 февраля расширила защиту своей ТМ еще в нескольких категориях продукции. Судя по бланку на сайте Американского бюро по патентам и торговым маркам , это игрушки, игры и игровые приставки, в том числе персональные устройства для электронных игр; гэджеты для видеоигр и игровые машины; электронные игры, адаптированные для использования с ТВ-приставками; игровые аппараты с ЖК; обучающие игровые аппараты; игровые приставки на батарейках.

На самом деле «гадалки» о том, выйдет ли Джобс на игровой рынок, появились еще в 2004 г., перед запуском iPod (classic) с цветным экраном. Тогда многие ждали от Стива как раз таки анонса игрового устройства, что, в общем, выглядело бы довольно логично. Но не случилось – вектор развития компании пошел слегка в другую сторону.

Разговоры об iGame сейчас возобновились еще и в связи с выходом чипа Intel Silverthorne – самого производительного как для таких размеров и потребления. Apple теперь – один из любимых клиентов Intel, особенно после того, как объявила о намерениях использовать Menlow в iPhone-2 и, возможно, в iTouch-2 (говорят, что с такими планами уже в 2009 г. компания станет основным покупателем «гэджетных» процессоров Intel).

Если это так, то почему бы не запустить еще и игровую приставку, тем более, что это можно сделать на базе того же iTouch? Рынок приставок, на котором работают, Nintendo, Microsoft и Sony, очень лакомый, растет динамично (на 43% в 2007 г., до 18 млрд.долл), да и заработок от распространения лицензионных игр для Apple должен быть очень привлекательным и, с учетом iTunes Store, несложным с т.з. налаживания дистрибуции.

10 вещей, которые PR-щики могли бы делать лучше или не делать вообще

Этот список, что называется, наболел. Многое из перечисленного мне лично кажется очевидным и даже банальным. Но, несмотря на это, пока мне не удается понять, почему при всем этом его так трудно придерживаться.

Итак, 10 вещей, которые PR-щики могли бы делать лучше или не делать вообще (приведены без всяких приоритетов, просто списком):

Планировать даты проведения пресс-мероприятий. Ситуации, когда две фирмы назначают пресс-конференции на один день и на одно и то же время (или близкое), но в разных местах, бывают довольно часто. Возможно, где-то это делается специально (например, в политике), но на нашем рынке это точно от невнимательности. Особенно сейчас, когда компании начинают объявлять об итогах работы в прошлом году. А ведь можно позвонить знакомым журналистам, прежде чем назначать время, и поинтересоваться, не пригласил ли их еще кто-то.

Звонить и уточнять, вышел ли материал по итогам мероприятия. Само по себе это нормально. Но когда это делается, скажем, через месяц после того как статья опубликована, а журнал распродан и ушел в архив – это очень неприятно. Появляется ощущение, что ты работаешь только для того, чтобы PR-агентство «поставило галочку» напротив твоего журнала, а сам контент, качество статьи его не интересует. Может это и так, Бога ради, но не стоит слишком уж явно демонстрировать такое не слишком правильное отношение к прессе.

Требовать четкий список вопросов перед интервью. Возможно, с этим кто-то может не согласиться, но я противник заранее подготовленных вопросов и почти всегда отказываюсь их составлять. Я могу обрисовать темы, которые собираюсь поднимать, но не хочу доводить их до формализации. Вопросы существенно ограничивают интервьюируемого в разговоре, причем еще до его начала. Он загоняется в искусственные рамки и не всегда адекватно реагирует, когда его спрашиваешь о чем-то стороннем. В то же время, я не вижу ничего такого в том, чтобы согласовать готовый текст интервью и уточнить какие-то цифры. В целом же «сведение» интервью «без вопросов» - сложнее, чем с ними, но и интереснее, потому что получаются максимально откровенными, и читатели это сразу чувствуют.

Выпускать релизы по любому поводу. Самое смешное, что я когда-либо видел, это пресс-релизы по поводу юбилеев топ-менеджеров. Некоторые еще приписывают «не могли бы вы поздравить его [ее] со страниц ваших журналов». Есть и другие веселые примеры. Самое неприятное, к чему может привести такая работа – снижение внимания журналиста к компании вообще и к ее PR-активности в частности по мере получения такого вот «мусора» (а что вы обычно делаете со спамом?). Лучше меньше, да лучше – самая правильная пословица в этом случае. Если есть сомнения, выпускать ли релиз по тому или иному поводу, будет ли он интересен – всегда можно позвонить журналистам и посоветоваться.

То же самое по поводу мероприятий. Но тут все еще быстрее – достаточно одного-двух неинформативных пресс-ивентов, чтобы потерять доверие журналистов навсегда (или очень надолго).

Делать веерную рассылку приглашений на пресс-мероприятия. В результате на них приходят а) журналисты, которым событие в принципе неинтересно, потому что оно непрофильное (и тогда см. п. 4); б) довольно странные люди, представляющие несуществующие СМИ или «заводские многотиражки» и задающие странные вопросы («скажите, а какие комплектующие украинского производства использованы в вашем компьютере?»).

По поводу а): такое случается, когда компания, скажем, презентует новый сервер или ноутбук или проводит партнерский митинг, приглашая на него, скажем, деловую прессу (только потому, что очень хочется видеть кучу журналистов в зале). У нее вопросы почти одинаковые, типа «какой прирост прибыли это даст» или «во сколько вы оцениваете затраты на разработку устройства». Их интересует ТОЛЬКО бизнес. Но на вопросы о нем наши IT-компании как правило не отвечают. Тогда зачем приглашать (см. п.4)?

По поводу б): я лично не против. Но, к сожалению, довольно часто обо всей IT-прессе судят исключительно по таким вот персонажам, которые, надо сказать, всегда очень активны в плане позадавать доп. вопросы (необязательно ведь думать, прежде чем спрашивать).

Делать акцент на фуршете. На эту тему мы спорили с Евгением Бабичем (PR-менеджер «Фокстрот IT») в комментариях к одному из моих предыдущих постов. Он считает, что фуршет (или банкет – короче, кормежка) является неотъемлемой частью пресс-мероприятий и не делать их – дурной тон. Я понимаю откуда взялся этот стереотип – от умело распущенного кем-то слухом, что «журналистов надо кормить» и что «сытый журналист – добрый журналист». Если речь идет о вечернем мероприятии, затягивающемся допоздна – может и правда надо, возможности перекусить по дороге из редакции действительно, как правило, нет. Но если мероприятие проводится днем или утром (а 90% проводятся именно днем или утром) я бы фуршета не делал вообще. Или ограничивался кофе с печеньицем, чисто для проформы. Поверьте, нормальный журналист зарабатывает достаточно для того, чтобы самому купить себе еды. Ему платят достаточно за тот материал, который он добывает (если он нормальный журналист), в том числе и на таких вот мероприятиях. А ненормальный… они вам нужны? Отсутствие бесплатной еды отваживает «халявщиков», и имхо это правильно. Кроме того, еда отвлекает от кулуарных разговоров: топ-менеджер с набитым ртом – не самый лучший собеседник. Короче, лучше эти деньги потратить с большим толком, например, на аренду нормального зала или на подготовку материалов.

Выбирать место проведения ивента, не советуясь с журналистами. Об этом писал мой коллега Артур Оруджалиев и, надо сказать, с тех пор ситуация несколько улучшилась. В откровенно «трэшовых» местах IT-компании уже не проводят свои ивенты (или нас на них не приглашают :) ). Но нелишним будет об этом упомянуть еще раз.

Выбирать PR-агентства, не советуясь с журналистами. Я понимаю, что есть «подводные течения» при тендерах на обслуживание, но в конце концов, уважаемые компании, для кого вы нанимаете агентство – для «что бы было» или для работы с общественностью? Тогда почему бы просто не поднять трубку, не позвонить и не взять рекомендацию у этой самой общественности? Я понимаю, что у каждого журналиста выстроились свои отношения с агентствами, но ведь можно позвонить в 10 журналов и сформировать более-менее правдивое впечатление. Тут, правда, должен отметить, что успешность PR-агентств сильно зависит от конкретных людей в их штате (как, впрочем, и везде).

Работать с прессой на удалении. У каждого СМИ своя специфика, свои нюансы, свои dead-лайны и свой формат. В то же время, IT-СМИ у нас на рынке можно перечесть по пальцам (некоторые говорят, что одной руки), и просто посетить все ключевые издания – дело одной недели. В плюсе -- колоссальное кол-во информации, делающее работу PR-специалиста максимально качественной, бьющей в «яблочко» и самое важное – устраняющее недопонимание и конфликтные ситуации еще до их возникновения.

Конечно я не претендую на звание гуру в сфере PR, и эти 10 пунктов – лишь итог моих наблюдений с журналистской стороны. Но я готов к конструктивным дискуссиям :)

Из всех каналов важнейшим для нас является розничный

Перефразируя крылатую фразу Ильича, именно так можно выразить нынешнюю позицию производителей и импортеров «коробочной» (потребительской) продукции на украинском рынке.

Ноутбуки, десктопы, цифровые камеры, мониторы и куча другой техники давно уже стала массовой и ее продажа действительно перестает быть уделом «специальнозаточенных» продавцов. Через «бытовую» розницу реализуется порядка 30% ноутбуков и настольных ПК – это мы выяснили в процессе подготовки №5 «КО». Напомню, что он будет целиком посвящен итогам работы IT-индустрии в минувшем году (порядка 17 полос отведено под украинский рынок и его сегменты) и выйдет в ближайший вторник.

В общем, с розницей у нас все хорошо, даже несмотря на то, что ритейлеры уже стали весьма «тяжелыми» для вендоров и дистрибьюторов партнерами. Не в том плане, что через них сложно продавать, а в том, что прекрасно понимая свое значение крупные сети потихоньку начинают выкручивать руки – и в плане цен, и сроков поставок, и конфигураций, и кредитных линий, и всего прочего.

Я понимаю насколько важно сейчас дистрибьюторам и вендорам закрепиться в крупных сетях. Но что действительно бросается в глаза – так это то, что в погоне за ними они как-то потихоньку начинают забывать о классических VAR-ах и о небольших розничных сетях (в основном региональных). Возможно «забывать» - слишком громко сказано, но уж как минимум снижать свое внимание к таким партнерам.

Об этом я уже несколько раз слышал от самих VAR. Я понимаю, что на нашем рынке все друг на друга жалуются, но мне их недовольство показалось вполне обоснованным. Жесткие требования крупных ритейлеров вынуждают дистрибьюторов ставить приоритеты при распределении товара. В такие горячие сезоны, как конец года, да еще и при нынешних проблемах с логистикой VAR-ам товар частенько достается по остаточному принципу (а остается его мало). Планы объемов закупок при этом редко пересматриваются сообразно ситуации.

Я далек от мысли, что крупные вендоры быстро перейдут к прямым продажам, пооткрывают торговые дома и склады и начнут сотрудничать с большими розничными сетями напрямую. Нет, не быстро. Но все это будет. С кем тогда станут работать дистрибьюторы? Кого оставят им в канале?

Тех самых VARов, которых сейчас они, по большому счету, обходят вниманием, но за которых через каких-нибудь 5 лет будут конкурировать самым жесточайшим образом (особенно если в Украину выйдут транснациональные дистрибьюторы, что очень вероятно со вступлением страны в ВТО).

Так может стоит задуматься об этом уже сейчас?

Корейский фактор

Еще каких-нибудь два года назад в среде аналитиков звучали нотки скепсиса в отношении будущего Nokia на рынке мобильных телефонов. В 2004-2005 годах компания задержала на несколько кварталов выпуск бюджетных моделей и начала сдавать позиции на развивающихся рынках (прежде всего в Индии и в Китае) молодым корейским львам. Прежде всего Samsung, которая как раз тогда анонсировала ряд весьма удачных бюджетных моделей.

В I квартале 2004 г. доля Nokia снизилась до беспрецедентно низких 29%. Однако уже к концу 2005 г. ситуация исправилась: финский гигант вернул былую мощь за счет долгожданной линейки S60-аппаратов и бестселлера в WCDMA-сегменте N71 и в IV квартале занял 35% рынка.

Как бы там ни было, но, как говорится, осадочек остался -- этот провал, пусть и временный, не прошел даром для Йормы Оллила (Jorma Ollila), занимавшего тогда пост CEO Nokia. За время его руководства (с 1992 г.) компания увеличила обороты в 100 раз, причем только за период с 2002 по 2005 г. – в 10 раз. Но эти заслуги померкли -- именно Оллила акционеры обвинили в недосмотре за бюджетным сегментом, что и привело к едва не ставшим трагичными последствиям. Хотя сам Оллила одним из первых начал муссировать тему развивающихся рынков и необходимости выпуска для них сверхдешевых телефонов.

Главная заслуга его преемника, Олли-Пекка Калласвуо (Olli-Pekka Kallasvuo), – в том, что он наконец начал рассматривать в качестве главного конкурента финскому производителю Samsung, а не Motorola (и, как видим, не ошибся, если вспомнить о недавно объявленных фин.результатах американского вендора). Именно Калласвуо начал жесткой рукой снижать издержки и урезать себестоимость аппаратов, начиная с ценового прессинга поставщиков пластика для корпусов и заканчивая закрытием слишком дорогого завода в г.Бохум (Германия), вокруг которого на днях чуть не разгорелся международный скандал.

Итог – 44%-ный рост прибыли (до 1,84 млрд евро, главным образом за счет Азии и Африки) и 40,2% рынка мобильных телефонов в IV квартале 2007 г. По данным исследователей Strategy Analytics это больше, чем суммарная доля трех других ведущих игроков – Samsung, Motorola и Sony Ericsson (35,6%).

А на вопрос о конкуренции на развивающихся рынках глава компании отвечает теперь примерно так: «Выпускать одновременно и дешевые, и качественные телефоны очень тяжело, для этого нужно поддерживать огромный объем продаж. Посмотрим что у Samsung получится». А потом встряхнется и «но мы очень серьезно относимся к конкурентам, и к Samsung - прежде всего, следим за каждой ее инициативой».

И, кстати, правильно: прибыль телекоммуникационного подразделения Samsung в IV квартале 2007 г. выросла и вовсе на 67%.

"Раздувается пузырь, раздувается большой"

Под эту присказку моя 4-летняя дочь делает танцевальное упражнение - приседает и встает с согнутыми руками (как-будто в них пузырь), разводя их в стороны. А я, пока жду ее с занятий, читаю в Сети про другие типы пузырей, невольно строя аналогии.

В конце прошлой недели западным экспертам по интернет-пузырям привалило счастье в виде нового объекта обсуждения. На сей раз им стал Slide – разработчик фотовиджетов, который хорошо известен пользователям социальных сетей. У нас он, правда, больше на слуху, как детище экс-украинца Макса Левчина (Max Levchin), одного из основателей и разработчика системы безопасности PayPal, до сих пор считающейся уникальной.

"Раздувается пузырь, раздувается большой"Так вот на прошлой неделе Левчин сумел заключить договор и привлечь инвестиции в 50 млн долл. Кто выступил «донором» он не назвал, но вездесущие журналисты WSJ и NY Times указывают на два фонда - Fidelity Investments и T Rowe Price.

За эту сумму инвесторы получат 9%-ную долю в Slide (которая еще пока является частной компанией). Если применять к данной сделке методы оценки стоимости Facebook после продажи части ее акций Microsoft и Ли Ка-шингу (Li Ka-shing), то можно считать, что Slide теперь стоит не менее 550 млн долл.

Сумма, в общем-то, небольшая, особенно если сравнивать с той же Facebook. Но аналитиков смущает даже не она, а за что она платится: если вдуматься, то в эти полмиллиарда оценивается обычный виджет. Пусть он и мегапопулярный (у сайта 9 место по охвату аудитории, сразу после Amazon, 143 млн пользователей всего, 50 млн – из Facebook), но это все равно виджет, причем с не очень внятной бизнес-моделью… Сидят наблюдатели и недоумевают – где же реальность?

Кстати для «фейсбуковцев» Slide -- самый популярный виджет. А на втором месте еще недавно был Scrabulous – электронный вариант настольной игры Scrabble. Однако владельцы авторских прав на нее потребовали убрать виджет из соц.сети. По этому поводу один американский колумнист сказал примерно следующее: «Я бы тоже на их месте этого требовал. Особенно когда за них уже сделали всю черную работу по кодингу, отладке и интеграции». Но это так, лирическое отступление.

Аутсорсинг в лизинг

Не секрет, что основной проблемой для аутсорсинговых компаний остается рост зарплат IT-специалистов – основного источника прибыли. Оно и понятно: лидеры этого рынка – в основном страны с развивающейся экономикой, т.е. с растущим потребительским потенциалом и амбициями.

Например, разрыв в зарплатах между индийскими и американскими разработчиками ПО сократился с 86% в 2006 г. до 21% в 2008 г. (источник - Manpower). А по данным PayScale сейчас средний годовой доход индусов-программистов и управленцев выглядит вот так (40 рупий=$1):

Аутсорсинг в лизинг

Что делать бедным индийским компаниям? Либо увеличивать добавленную стоимость, т.е. переходить к выполнению высококвалифицированных задач, либо… Либо сделать так как планирует Infosys, крупнейший аутсорсер в Индии и в мире.

В начале января, подводя финансовые итоги III фискального квартала (доход превысил 300 млн долл, на 25% больше по сравнению с тем же периодом 2006 г.) CEO Infosys сказал, что в скором времени его компания перейдет на совершенно новую бизнес-модель.

Сейчас компания, как и ее коллеги по цеху, для выполнения определенных задач привлекает массу специалистов, в т.ч. и высококвалифицированных, которых потом, после окончания работ, надо, простите, утилизировать (не уничтожать, а использовать ресурс в каких-то других задачах), чтобы они не превратились в дармоедов.

Вместо этого Infosys планирует оставлять права на собственность своих разработок за собой, т.е. не передавать заказчику, как это происходит сейчас. Последний же будет платить лишь за использование ПО и за его поддержку. Таким образом, в индийской компании появится Департамент сопровождения разработок (Software-assisted-services business unit), который будет заниматься долгосрочной поддержкой таких клиентов пока они используют ПО. Очень напоминает лизинговую схему продажи, в основе которой лежит примерно то же самое: клиент платит за использование, но не получает права собственности (тут правда возможны варианты, но это классика).

В Infosys надеются, что такая бизнес-модель станет денежным ручейком – пусть пока и небольшим, но зато стабильным потоком финансовых средств. Вот интересно, как на это посмотрят клиенты компании? По идее, судя по успешности модели «Software-as-a-Service» перспективы у нее отличные. С другой стороны, тут несколько иные условия…

Как Intel с Негропонте поссорилась…

…потом помирилась, а потом опять поссорилась. И, похоже, побитые горшки уже не склеить. Негропонте – тот самый Николас, который возглавляет многострадальный проект One Laptop Per Child.

«Шахматная партия» между ним и Intel началась в позапрошлом году, когда было принято решение выпускать ноутбук XO ("знаменитый" 100-долларовый результат работы OLPC) на базе чипов AMD Geode.
Тогда Intel начала бить в колокол и откровенно надсмехаться над Негропонте и его командой, напирая и на технологические, и на экономические недостатки такого решения. И даже, говорят, разработала в своих тайных лабораториях аналог XO, работающий на ее CPU...

Как Intel с Негропонте поссорилась…

Информационная война продолжалась более полугода, в течение которого Intel успела запустить, можно сказать, конкурирующий проект -- Classmate PC, -- рассчитанный на ту же аудиторию (т.е. на подрастающее поколение развивающихся стран). При цене $225, он оказался значительно дороже XO, но зато существенно ближе к нормальному лэптопу по тех. характеристикам и функциональности.

А Неграпонте, не будь дураком, в одном из интервью сразу после представления пилотного Classmate PC, сказал, мол, чем ругаться, лучше бы Intel сама в его проект включилась. Но его подняли на смех: разве ж может компания возглавлять организацию, пусть и некоммерческую, продвигающую продукты своего «заклятого друга»? А Intel подумала-подумала, да и согласилась в июле 2007 г., причем вступила не как-нибудь, а сразу в совет директоров, что, понятное дело, для многих оказалось неожиданностью. Вступила, правда, с одной оговоркой: на выставке CES-2008 она обязалась представить свой вариант CPU, изготовленный специально для OPLC. Планировалось, что он станет основным для XO, убрав (или как минимум потеснив) Geode.

Но ничего такого Intel, похоже, не представит. Или представит, но не для XO. Буквально вчера в интервью Bloomberg ее спикер Чак Маллой (Chuck Mulloy), по сути, официально заявил о том, что компания выходит из проекта OLPC и снимает с себя все обязательства. Формальная причина – сильное давление со стороны Негропонте, который, видимо, слишком уж настоятельно стал просить компанию закрыть проект Classmate PC (особенно после того как в сентябре сей прибор поступил на бездонный рынок Китая) и все остальные аналогичные программы, которые она поддерживает, включая EeePC от ASUS. Замечу: это при том, что XO продолжает выпускаться на базе Geode. То есть, Intel предложили, по сути, вообще уйти с этого рынка на неопределенный срок (когда-а-а там ее специальноотточенный CPU выйдет в серию…), а компанию это, ясное дело, не устроило. Все это еще и при том, что конечная цена XO оказалась не $100, а $188 -- всего на $37 дешевле, чем собственное детище Intel.

Итого, на сегодня имеются два лагеря сверхбюджетных ноутбуков. Один из них «держит» Intel (в него входит и EeePC, который «классмейту» не конкурент), другой – Негропонте и, судя по всему, AMD. Николас, кстати, прямо-таки пристыдил Intel. Да-да, прямо так и сказал: «им должно быть стыдно, мы ведь о детях печемся».

На самом деле действительно жаль, что так получилось, хотя этого вполне можно было бы ожидать, учитывая всю предысторию. Без маркетинговой машины Intel и ее мощнейших инвестициях в образовательные программы OLPC теперь вряд ли выживет. В его активе остались только договоренности с некоторыми главами развивающихся стран (преимущественно Латинской Америки) на поставки XO. Но я больше чем уверен, Intel со временем либо перетянет на себя, либо включится в переговоры с властями BRIC, в кабинетах которых корпорация имеет сейчас несоизмеримо больший вес, чем OLPC.

10 событий и явлений, вероятных в следующем году

Первое желание, возникающее в конце декабря, – окинуть взглядом год уходящий, оценить произошедшее. Второе – попытаться поразмыслить о том, что ждет нас в будущем году, каким изменениям подвергнется рынок и что это будет значить для каждого из нас. Есть, конечно, и третье желание – отдохнуть – но его пока оставим за рамками :)

Традиционный номер «КО» с оценками итогов работы в 2007 г. украинского и мирового IT-рынков в целом и их сегментов в частности выйдет 5 февраля. На этот раз мы решили его немного перенести, дабы не отвлекать компании расспросами в самые жаркие дни декабря, получить максимально уточненные оценки маркетологов и, наконец, самим все взвесить в спокойной послепраздничной обстановке.

Что же касается предсказаний, то они, конечно, выглядят как тычки пальцем в небо. Но все же некоторые прогнозы на следующей год я для себя набросал. Получилась такая вот десятка, касающаяся, в основном, канала поставок:

1. В Q1 2008 остатки продукции в канале будут едва ли не бОльшими, чем в Q1 2007 (который, как известно, стал чуть ли не рекордным по «затариванию» складов). На сей раз причина – ужесточение таможни в ноябре-декабре. Многие товары, заслуженно или нет, но так и не попали на прилавки в предновогодний сезон, как это планировалось. Но они уже на территории страны, значит рано или поздно окажутся у продавцов.

2. Жесткий контроль государства коснется не только таможни, но и расходов бюджетных организаций, включая тендерные процедуры. Это несколько упорядочит закупки госсектора, но продажи в данный сегмент, в том числе IT-оборудования, на какое-то время (надеюсь, небольшое) «просядут».

3. Минимум два вендора начнут работать, как торговые дома, напрямую продавая товар крупным реселлерам, у которых нет собственной международной логистики.

4. На украинский рынок прямо или через партнерство с местной компанией (я говорю не о разовых закупках) выйдет крупный международный дистрибьютор -- Ingram Micro, Arrow Electronics или Tech Data. Менее вероятно появление российского поставщика.

5. Крупные украинские дистрибьюторы продолжат обрастать новыми направлениями. Однако, следующий год во многом станет годом небольших нишевых поставщиков. Именно с ними будет связана бОльшая часть информационных поводов. При этом, весьма вероятны случаи поглощения вторых первыми, заинтересованными в расширении своих портфелей за счет контрактов, которые уже нереально или очень трудно получить у вендора напрямую.

6. Системные интеграторы станут активнее консолидироваться. Небольшие компании этого сегмента либо будут куплены (россиянами, поляками, etc.), либо интегрированы в структуры крупных украинских IT-холдингов с мощным финансовым ресурсом, либо объединятся между собой (что наименее вероятно). В то же время, «большая тройка» интеграторов еще больше укрепит свои позиции и увеличит отрыв от конкурентов. Во многом именно это и будет подталкивать последних к консолидации и к поиску ресурсов на стороне.

7. Одна или две розничные сети, специализирующиеся на IT-продукции, будут проданы по частям. Целиком приобрести их за те деньги, которые они реально попросят, никто не сможет или не захочет. Зарубежным инвесторам (прежде всего стратегическим) они тоже малоинтересны.

8. В продаже появится больше компьютеров от А-брендов, их доля на рынке в следующем году существенно возрастет, но в основном за счет корпоративного канала. Локальные сборщики продолжат почти безраздельно властвовать в рознице и в сегменте SMB, конкурируя с мировыми вендорами за счет поставок ПК без Windows и, соответственно, более низкой цены. В розничный канал А-бренды придут не ранее 2009 г.

9. Как минимум один украинский производитель ПК по итогам 2008 г. займет долю рынка в 10%, преодолев знаковый барьер.

10. Крупные киевские Интернет-магазины начнут проявлять активность в регионах, раскручивая свои торговые марки за пределами столицы. Это еще более ужесточит их конкуренцию с оффлайновыми ритейлерами.

Интересно посмотреть через год, насколько мои прогнозы сбудутся. Но, как бы там ни было, хочу пожелать читателям, партнерам, друзьям и знакомым, чтобы от всех перемен они только выигрывали. А также хорошего отдыха в новогодние каникулы!

"Чокнутый" профессор

Сегодня пятница. Редакция сдает последний в этом году номер «КО», в офис к нам все чаще приезжают партнеры, чтобы поздравить с праздниками (спасибо им большое). В общем, настроение почти новогоднее, так что чувствую за собой полное право сделать небольшой offtop :-)

Хотя, может это и не offtop, учитывая насколько активно на нашем сайте обсуждаются материалы, связанные с образованием, в том числе университетским. Об этом я думал, когда читал довольно любопытную статью в NY Times о Уолтере Левайне (Walter H. G. Lewin), 71-летнем профессоре физики из Массачусетского технологического института. Он стал настоящей звездой, легендой, гуру в области популяризации этой науки через Интернет, объясняя очень популярно, доступно и наглядно явления и процессы, которым, например, в наших школах и институтах посвящаются скучные и муторные курсы.

"Чокнутый" профессор

(на фото: Уолтер Левайн объясняет студентам эффект маятника)

Достаточно сказать, что до недавнего времени по числу загрузок лекции профессора лидеровали в iTunes U – разделе iTunes shop с образовательными подкастами. Число подписчиков его видеолекций на сайте MIT составляет 4 млн человек в месяц, а самый популярный ролик о «водяных батареях» на YouTube просмотрели уже 110 тыс. раз.

Не буду полностью пересказывать статью, отмечу только, что на создание и репетицию каждой лекции у Левайна уходит порядка 25 часов. В общем, не так уж и много, но и немало. Он постоянно получает письма от читателей, основная масса которых – подростки, «влюбившиеся» в физику именно после его лекций.

Причем, я не могу сказать, что Левайн преподносит свой курс как-то уж совсем по-особому. Во всяком случае, не думаю, что курсы других американских университетов сильно отличаются (о наших даже не буду говорить). Но посмотрите с каким восхищением слушают его студенты на этом ролике!

P.S. Если этот пост читают преподаватели, думаю, им интересно будет посмотреть лекцию Уолтера под названием "How to Make Teaching Come Alive".

Поздравляю, у нас новый gapper

Биржевики уже второй раз за год входят в ступор из-за неожиданного роста акций новичков. В августе их, мягко говоря, удивил интерес к бумагам VMware, теперь поразил скачок (gap) компании NetSuite.

Через каких-нибудь пару часов 6,2 млн акций этого разработчика ПО_как_сервиса, основного, как считают эксперты, соперника Salesforce.com, начнут свободно обращаться на NYSE. Но скачок имеет отношение не к сегодняшнему дню, а ко вчерашнему. В среду вечером в ходе голландского аукциона, в котором приняли участие инвестфонды, стоимость ее бумаг остановилась на отметке $26. С этой цифры, а не с $13-16, как планировалось ранее, и начнутся сегодня публичные торги. Таким образом, предварительная рыночная капитализация NetSuite выросла почти вдвое и составила $1,55 млрд. Интересно, что рыночная капитализация Salesforce составляет сейчас $7 млрд. -- менее чем за три месяца она выросла почти в 1,5 раза.

Стоит отметить, что почти вдвое увеличилась и стоимость 55%-ного пакета акций NetSuite, которым владеет бессменный рулевой Oracle Ларри Эллисон. Кстати, перед IPO он премировал акциями NetSuite некоторых ключевых сотрудников (что уменьшило его паек на 5%), и, как видим, не прогадал.

В 2006 г. IDC оценила рынок SaaS всего в 3,6 млрд. долл, а на 2011 г. прогнозирует рост до $15 млрд. Что-то мне подсказывает, что прогнозы еще не раз придется пересмотреть в сторону повышения…

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT