`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Что думает сэр Клайв

О Клайве Синклере (Clive Sinclair) пишут давно и много. Он хорошо знаком нескольким поколениям, которые так или иначе имели отношение к информационным технологиям. Вряд ли стоит пересказывать многочисленные статьи о нем в энциклопедиях и масс-медиа. Но вот его сегодняшний взгляд на британский хайтек.

Новаторский ум британской хайтек-индустрии, сэр Клайв Синклер, в основном известен тем, что организовал выпуск одного из первых действительно персональных компьютеров ZX Spectrum для рынка товаров массового производства. Менее известна его «революция в личном транспорте», – правда, в форме изрядно высмеянного в свое время «battery electric vehicle» Sinclair C5. Время показало, что Синклер и здесь был прав, – просто он опередил время.

Что думает сэр Клайв

Среди многочисленных фотографий сэра Клайва эта, пожалуй, наиболее человечна. И сегодня, в свои 75 лет, он во многом остается мальчишкой, которому интересно все на свете

Нижe приводим выдержки из интервью, которое он недавно дал британскому ресурсу Computing.

Spectrum в свое время вдохновил целое поколение юных кодеров и, по сути, создал британскую промышленность ПО. Сегодня желающих программировать детей все меньше. Что Вы думаете об этом?

Да, мы, конечно, пошли назад. В 1980-х Великобритания была мировым лидером в программировании среди детей. Правительство должно было бы включить компьютинг в школьную программу именно тогда, а не ждать десятилетия. Мне очень грустно, что все произошло именно так.

Мы могли бы сегодня быть мировым лидером в программировании, но, пока мы чего-то ждали, многие другие страны подготовили хорошие программы по обучению ИТ, – в значительно большей степени, чем мы.

Вы когда-нибудь думали о том, что Spectrum будет долго популярен не только в Великобритании, но и за ее пределами? Что бы Вы сказали о том, что он до сих пор жив?

В те дни я вообще не думал о его «долгожительстве». Только о создании продукта, – который, – я в это твердо верил, – будет очень нравиться потребителям.

Я рад, что Spectrum стал таким популярным. Например, в СССР, и потом в СНГ, Spectrum и его клоны оставались популярными, по компьютерным меркам, целую вечность, – даже после того, как наступила эпоха PC.

И в настоящее время благополучно существуют фан-группы (в основном британские), со своим едва ли не вечным сайтом World of Spectrum. Мы также видели, что игровая консоль Spectrum Vega инициировала настоящее движение и была профинансирована краудсорсерами на Indiegogo на 150% в январе 2015 г. Я довольно сильно горжусь всем этим.

Как Вам кажется, – какие именно языки программирования британские дети должны учить сегодня?

Я не думаю, что имеет смысл тащить за собой все языки, которые появились с 1980-х гг. Но, например, Basic очень просто изучить и использовать. Его мощь достаточна для общих применений, тем более, детьми, и он остается вполне актуальным.

Полагаете ли вы, что британское правительство делает достаточно для того, чтобы продвинуть технологическую промышленность (например, в таком проекте, как Tech City)? Можно ли сделать еще больше?

К сожалению, наше правительство никогда не выделяло достаточно денег и других ресурсов на ИТ. В итоге Сингапур, Корея, Япония и Китай становятся сегодня мировыми лидерами в этой области. И, конечно, в Индии есть миллионы кодеров и ИТ-специалистов, которые широко продают свои навыки в интернете.

Одна из причин – то, что у нас, кажется, никогда не было ученых в Кабинете министров. Я проверял – в последнее время там не было никого с ученой степенью. Не знаю, так ли это сегодня, но я не был бы удивлен. Как наша страна может надеяться извлечь выгоду из научных и технологических навыков наших людей, если на уровне Кабинета нет соответствующего числа ученых? В эру, когда наука и техника так важны, это просто смешно.

Что Вы думаете о сегодняшних домашних компьютерных устройствах? Какие, по Вашему мнению, устройства мы будем использовать в следующие пять лет?

Я думаю, широко известно, что я не имею и не использую компьютер. В телевизионном интервью BBC около года назад я сказал, что, если бы действительно использовал его, то постоянно думал бы о том, как его улучшить. А через пять лет мы, конечно, получим множество устройств, использующих все виды искусственного интеллекта.

Как Вы думаете, электромобили, которые Вы активно продвигали, постепенно становятся господствующей тенденцией? И каким Вы видите транспорт в будущем?

Естественно, я рад, что мое видение, как оказалось, было правильным. В новые технологии батарей уже накачано столько денег и усилий, что будущее автомобилей ясно видится электрическим.

Стало ли легче, – или тяжелее, – производить новые технические продукты сегодня?

И легче, и тяжелее. Легче, потому что стоимость разработки продукта и доведения его до промышленного образца существенно снизились за счет новых индустриальных технологий, – таких, как, например, 3D-печать.

Тяжелее – потому, что есть столько новых продуктов, запускаемых каждый год, что конкуренция сегодня намного более жесткая, чем это было в 1980-х.

Два слова в заключение

С моей стороны было бы довольно самонадеянно комментировать сэра Клайва. Все, что он хотел сказать, сказал. Однако, внимательный читатель легко обнаружит в его словах некоторые параллели и с отечественной действительностью ИТ.

Agile, DevOps и IT4IT: новый виток консалтинга

Каждый владелец и руководитель предприятия всегда хочет добиться максимальной эффективности своего бизнеса. В этой области сегодня в мире работает множество больших и малых компаний, предлагая свои услуги. Что находится в их арсенале сейчас и как это может быть полезно отечественным структурам?

К истории вопроса

«Консалтинговая IT-лихорадка» охватила отечественные предприятия в начале 2000-х гг. и продолжалась довольно долго, постепенно идя на убыль. Предприятия тогда впервые вдруг осознали, что в мире существуют более эффективные методы работы с использованием компьютерных технологий.

Как на дрожжах тут же выросла и целая армия всякого рода консультантов, предлагавших услуги в этой области. На первых порах им все давалось довольно легко. Достаточно было перевести несколько статей и методик и красиво изложить их неопытным заказчикам.

Впрочем, большинство отечественных компании быстро осознало, что «внедрения» западных методов и систем всегда натыкаются на национальные особенности их функционирования. Исключения составили разве что банки и телекомы, которые быстро перешли на готовые западные системы.

Второй всплеск консалтинга можно было наблюдать примерно в 2004-06 гг. На этот раз он был связан с проектным менеджментом. Спустя еще пару лет от также стал неинтересен в силу своей малой пригодности для большинства отечественных предприятий. Хотя ряд строительных и монтажных организаций извлекли и продолжают извлекать из него пользу.

Если обратиться к области разработки ПО, следует также упомянуть ALM (Application Lifecycle Management). Этим направлением активно занималась легендарная Borland в последние годы своего существования (2006-2009), в том числе и в Украине.

Затем начался общемировой экономический спад, пересмотр представлений о корпоративном ПО и смена поколений IT. В результате по всем перечисленным направлениям консалтинга был нанесен сильный удар. Что-то было отложено в долгий ящик, а что-то стало просто уже не интересным.

Однако идеи IT-консалтинга были не забыты, но пересмотрены. В 2008 г. Эндрю Шафер (Andrew Shafer) и Патрик Дюбуа (Patrick Debois) на одной из конференций впервые обнародовали принципы «Agile Infrastructure».

Новые идеи были тут же подхвачены мировым IT-сообществом, и за последующие годы появились Docker и Jenkins (automated QA processes), Puppet и Vagrant (automated configuration tools) и другие методики и средства того, что в совокупности было названо DevOps (сокращение от «Development» и «Operations»).

Однако в данном материале (если не считать вступление об agile-методике) речь пойдет только о двух вещах − практической реализации консалтинга DevOps в исполнении Hewlett Packard Enterprise и новом техническом стандарте IT4IT, развивающим принципы ITIL (Information Technology Infrastructure Library). Они также широко обсуждались в Украине в конце 2000-х гг.

Нужно отметить, что DevOps и IT4T сегодня внимательно изучаются и осваиваются в том числе и отечественными профильными консалтинговыми компаниями, которые вряд ли найдут в данном материале что-то новое для себя.

Данный пост предназначен в первую очередь для потенциальных клиентов, − чтобы они могли сориентироваться в этой новой для себя области, а также (в информационных целях), − для тех, кто только выбирает свой будущий путь в области информационных технологий.

Agile vs. Waterfall

 новый виток консалтинга

Традиционная Waterfall-модель («водопад») рассматривает анализ, дизайн, кодирование и тестирование как дискретные фазы в проекте разработки ПО. Это работало хорошо, когда стоимость изменений была высока. Сегодня «водопад» уже не выглядит лучшим вариантом

 новый виток консалтинга

Более развернутая сравнительная схема. «Waterfall» − очень точное образное название традиционной методики разработки ПО. Как нельзя вернуть падающую воду с середины на самый верх, так же в проектах никогда нет ни времени, ни средств, чтобы вернуться назад. Это − главная причина внедрения agile-методов

Для традиционной модели давно определены ее следующие недостатки.

Низкое качество. Прежде всего, когда в проекте начинают заканчиваться время и деньги, этап тестирования − это единственное, от чего можно отказаться. Это означает, что в целом хорошие проекты бывают вынуждены прервать тестирование, от чего страдает их качество.

Слабая видимость. Пока рабочее ПО не выпущено, до самого конца проекта разработчик не знает, в каком именно месте проекта от находится. Согласно известному принципу, 20% проекта забирают 80% времени.

Высокие риски. Есть риск нарушения графика разработки, потому что заранее не ясно, будет ли он выполнен до конца. Технический риск присутствует всегда, потому что руки никак не доходят до того, чтобы проверить дизайн или архитектуру в проекте, пока не станет слишком поздно.

Agile-методика предполагает рассматривать непрерывные действия, а не жестко определенные стадии. При этом:

  • улучшается качество, поскольку тестирование выполняется с первого дня разработки;
  • улучшается видимость проекта;
  • снижается риск, поскольку обратная связь работает с самого начала проекта;
  • клиенты удовлетворены, поскольку они могут вносить изменения, не неся при этом непомерных затрат и не ломая графика.

Практическая модель HPE DevOps Services

Движение DevOps на сегодня считается лучшим способом решить многие проблемы конкурентоспособности, стоящие перед многими предприятиями.

Модель DevOps распространяет agile-разработку на весь жизненный цикл корпоративного ПО. Она позволяет обнаружить и устранить узкие места, которые замедляют разработку и внедрение приложений. Но, как показывает практика, методы DevOps далеко не всегда оказываются для организаций легкими для понимания и применения.

Часто организации поверхностно схватывают принципы DevOps. Они прежде всего понимают, что им нужно разрушить стены своих «бункеров» приложений и данных для сотрудничества подразделений, повышения качества и скорости их работы. Это оказывается достаточно относительно простым в осуществлении.

Но согласно своим базовым принципам, DevOps требует также изменений технологий, процессов и культуры, что гораздо сложнее в организации, которая движется на полном ходу по привычным рельсам.

Рассмотрим схему организации DevOps на примере Software Services, одного из направлений работы Hewlett Packard Enterprise (HPE), − теперь самостоятельной компании, образовавшейся после разделения HP в ноябре 2015 г.

Она предлагает собственную модель разработки, которая детально описывает, как организации должны реализовать DevOps, − принимая во внимание, что не все хотят или даже должны переходить к DevOps полностью. Нынешний портфель предложений HPE DevOps Service состоит из нескольких ключевых сервисов, включая обучающие семинары.

 новый виток консалтинга

Если переходить от принципиального понимания принципов agile к практическому воплощению DevOps, то схема окажется гораздо более сложной. Вот как она выглядит согласно HPE, покрывая весь цикл разработки, от Continuous Assessment к Continuous Delivery до Continuous Operations. Более подробно эту схему и ее описание можно посмотреть здесь.

Единой, жесткой структуры DevOps не существует и каждая консалтинговая компания реализует ее по-своему. HPE в этом отношении предоставляет, как указано в ее документах, «исчерпывающий набор услуг по консультации и внедрению DevOps и свою уникальную интеллектуальную собственность, которая помогает клиенту разрабатывать высококачественные приложения быстрее и ускорять инновации».

Реально HPE дает клиенту следующее.

  • практический опыт в интеграции и осуществлении DevOps в структурно сложных организациях;
  • знание, экспертизу и опыт в управлении изменениями при трансформации организаций;
  • свою глобальную досягаемость с обширной экспертизой для корпоративных клиентов;
  • инструментальные средства для внедрения DevOps;
  • профессиональную систему образования для DevOps, Enterprise Agility и ALM.

IT4IT

 новый виток консалтинга
Стандарт издан в виде довольно объемистой книги. Полная электронная версия доступна здесь.

Стандарт, разработанный сообществом Open Group, «IT4IT Reference Architecture Version 2.0», включает описание справочной архитектуры и основанной на цепочке создания ценности (IT Value Chain) операционной модели, разработанной для управления IT-бизнесом.

  новый виток консалтинга

Как показано на схеме, IT Value Chain − это четыре потока ценности, поддерживаемые справочной архитектурой.

  • портфельная стратегия (Strategy to Portfolio);
  • запрос на выполнение (Request to Fulfill);
  • требования к разворачиванию (Requirement to Deploy);
  • обнаружение ошибок для их исправления (Detect to Correct).

IT4IT Reference Architecture − предписывающее руководство, основанное на сервисной модели, которое описывает реальные случаи использования в рамках цифровой экономики (Digital Economy), такие, как Cloud-sourcing, Agile, DevOps и др.

 новый виток консалтинга

The IT4IT Reference architecture L1 V.2.0 − первый из трех уровней справочной архитектуры.

IT4IT Reference Architecture − целостное руководство для внедрения IT-методов управления современным цифровым предприятием. В преамбуле к нему сказано, что он «равен по значимости аналогичным стандартам по справочной корпоративной инфраструктуре NRF/ARTS, TMF Framework (aka eTOM), ACORD, BIAN и др.)».

С некоторой долей иронии надо сказать, что в этом отношении отечественные предприятия находятся в выигрышном положении, поскольку могут начать сразу с IT4IT, минуя предыдущие стандарты. Целевая аудитория для стандарта − IT-руководители, аналитики IT-процессов, архитекторы в области IT-бизнеса,  руководители разработки и операционные менеджеры, IT-консультанты и тренеры.

 новый виток консалтинга

Стандарт IT4IT описывает определение, предоставление, потребление IT-сервисов и управление ими, − являясь в то же время частью общей системы стандартов в области корпоративной архитектуры

В то время, как существующие структуры и стандарты делают основной акцент на процессах, этот стандарт сосредоточен на данных, которые управляются сервисами на протяжении всего жизненного цикла. Он описывает программные функциональные компоненты, которые требуются, чтобы производить и потреблять данные.

IT4IT нейтрален относительно моделей разработки ПО и его поставки. Он предназначен для поддержки agile-методов так же, как и для Waterfall-модели, внедрения подходов Kanban (системы расписаний для бережливого (lean) и «точно-во-время» (Just-in-Time, JIT) товарного производства, и для модели управления сервисами (service management process models).

Дополнительные сведения по стандартам, приведенном на последнем рисунке, см. по ссылкам ниже.

TOGAF – стандарт корпоративной архитектуры, который используют ведущие компании мира для повышения эффективности своего бизнеса.

ArchiMate − открытый язык моделирования корпоративной архитектуры, используемый разработчиками и консалтинговыми компаниями.

Frameworx − стандарт, используемый поставщиками сервисов для повышения производительности, ориентировочный подход к интеграции и выполнению операций.

Зачем нам все это?

Можно предположить недоуменные вопросы многих и многих руководителей отечественных предприятий и их IT-служб. В чем практическая ценность для отечественных предприятий кратких сведений, приведенных выше? За что именно следует платить консалтерам? Ответ прост. Так или иначе, все самоокупаемые бизнесы сегодня находятся на пути либо к цифровому предприятию, либо к банкротству, − как не выдержавшие конкуренции.

В таких условиях полезно если и не выучить описанные стандарты, то, по крайней мере, знать, что они существуют, − и затем, при необходимости, обратиться в соответствующие консалтинговые компании.

 

Spark и его значение для IT

Apache Spark, возможно, самая «горячая» технология 2016 г. И, возможно, она значительнее, чем любая другая в области работы с большими данными. Больше тысячи энтузиастов писали код для этого open source проекта, и почти каждый Big Data провайдер принял его, − хотя проекту менее двух лет.

IBM просто сказала, что обучит работать со Spark один миллион специалистов направления data scientists и data engineers, а компания Databricks (ее основатели стояли у истоков Spark) уже обучила 20 тыс. человек.

 Spark и его значение для IT

16-18 февраля 2016 г. около 1 200 «ранних энтузиастов» (early adopters) собрались в Нью-Йорке на встречу Spark Summit East. Зрелой и солидной конференцией это мероприятие назвать вряд ли будет правильным. Это была скорее возможность для участников учиться друг у друга, − и в том числе непосредственно у Матфея Захарии (Matei Zaharia), который и создал Spark, будучи еще студентом Калифорнийского университета в Беркли.

 Spark и его значение для IT

Матфей Захария родился 21 апреля 1985 г. в Румынии и позже переехал в Канаду. Он сооснователь и CTO компании Databricks и профессор-ассистент в MIT со степенью PhD, которую получил за проект Apache Mesos.
Тем не менее, многие IT-специалисты (и еще больше людей бизнеса), когда разговор заходит об этой новой технологии, до сих пор первым делом задают один и тот же вопрос: «Так что же такое, все-таки, Spark?». Давайте и мы начнем с ответов на него, которые дали на конференции сведущие в данном вопросе руководители компаний и разработчики.

Что такое Spark?

Вот как отвечает Питер Шламп (Peter Schlampp), вице-президент по Big Data Discovery Platform компании Platfora: «Apache Spark − быстро развивающийся open source движок для крупномасштабной обработки данных и их аналитики (large-scale data processing and analytics)».

Компании, которые ориентируются на Hadoop, нуждаются в различных аналитических инструментах для предварительной подготовки данных (data preparation) и описательного анализа (descriptive analysis). Им также нужны средства поиска и более продвинутые технологии, − такие, как машинное обучение (machine learning) и обработка графов (graph processing).

Компаниям также нужны соответствующие инструменты, которые позволили бы им приобрести новые навыки и шире использовать имеющиеся ресурсы. До настоящего времени единой структуры обработки данных (data processing framework), которая соответствует всем этим критериям, не было. Это − фундаментальное преимущество Spark».

Почему Spark называют «новой грандиозной вещью»? Крупнейшая National Broadcasting Company (NBC) использует его, чтобы исследовать офлайн-контент. Toyota − чтобы улучшить качество обслуживания клиентов, Airbnb − чтобы предсказать запросы клиентов. Spark также имеет потенциал для выявления и поимки киберпреступников в режиме реального времени. Он может даже устранить буферизацию на вашем экране, когда вы принимаете потоковое видео, − и еще много чего.

Идеологи и руководители направлений Spark различных компаний на конференции ответили на вопрос ресурса CMSWire − «Why does Spark matter?» следующим образом.

Грант Ингерсол (Grant Ingersoll), CTO, Lucidworks

Когда объемы данных быстро растут, у разработчиков обязательно должны быть средства создания приложений, которые соответствуют этому росту. Spark облегчает их работу, упрощая программную модель, которая в распределенных приложениях самостоятельно заботится о большом количестве вещей, которые могут пойти не так, как надо.
 
Кавита Марьяпан (Kavitha Mariappan), VP маркетинг, Databricks

Spark позволяет предприятиям обрабатывать большие объемы данных быстрее, чем когда-либо. Он резко упрощает IT-инфраструктуру, устраняя необходимость как-то интегрировать несоизмеримый набор сложных инструментов.

Spark − унифицированная платформа, которая поддерживает потоки данных (streaming), интерактивную аналитику и сложную обработку данных. Это происходит быстро, поскольку данные обрабатываются непосредственно в оперативной памяти. Оптимизация Spark, однако, простирается и вне памяти.
 
Скотт Гно (Scott Gnau), CTO, Hortonworks

Spark объединяет SQL, потоковую и сложную аналитику, что обеспечивает хорошую совместимость в различных технологических областях. Это − главное преимущество для аналитики данных, получаемых из разнородных источников. Вычисления in-memory дают возможность быстрого построения итеративных моделей, а обучение машины обеспечивает сложную адаптивную обработку данных, в том числе в потоковом режиме.

Питер Милн (Peter Milne), Senior Sales Architect, Aerospike

Аналитика больших данных, собственно, заключается в выделении сигнала из шума и поиске заданных образцов в больших массивах данных. Spark − аналитический движок с массовым параллелизмом (massively parallel analytics engine), с очень хорошими встроенными средствами machine learning. Это позволяет извлекать уроки из каждого сеанса обработки данных и делать предсказания в дальнейшем. Обработка графов используется, например, для целевой рекламы и в социальных сетях.
 
Джим Скотт (Jim Scott), Director, Enterprise Strategy and Architecture, MapR

Продвигаемый нами MapReduce Hadoop весьма эффективен при решении масштабных задач, но не является самым удобным и самым быстрым решением для всех случаев использования. Spark в этом отношении существенно легче в применении. Он был катализатором для активизации конкуренции компаний в области распределенных вычислительных сред.

У Spark есть множество параметров, которые задают его конфигурацию под задачи пользователя. Лучше всего здесь подойдет, пожалуй, следующая аналогия. Spark походит на реактивный истребитель, который вы должны построить сами. Но главное заключается в том, что после того, как вы его построите, то неизбежно получите действительно довольно классную машину. Единственное, чему еще придется научится, − точной настройке вашей уникальной Spark-конфигурации, − примерно так же, как управлять вашим построенным истребителем.

Ник Холси (Nick Halsey), CMO, Zoomdata

Spark - критический компонент для построения приложений, работающих в реальном времени, и потоковой аналитики (real-time and streaming analytic applications). Spark представляет собой программный слой, располагающийся между источником данных и конечной визуализацией для высокоэффективной аналитики.

Питер Шламп (Peter Schlampp), VP Products, Platfora

1. Spark служит основой для реализации продвинутой аналитики «прямо из коробки». Эта структура (framework) включает инструмент для ускорения выполнения запросов, библиотеку машинного обучения, движок-процессор для обработки графов и движок для потоковой аналитики.

2. Spark делает все проще. Вместо того, чтобы требовать от пользователей свободного владения несколькими сложными навыками (например, программированием в Java и MapReduce), для Spark достаточно понимать принципы баз данных и иметь навыки работы со скриптовыми языками (типично Python или Scala).

3. Spark ускоряет получение результатов. Это обеспечивается параллельной обработкой в памяти, которая возвращает результаты во много раз быстрее, чем какой-либо другой подход, требующий дискового доступа. Мгновенные результаты устраняют задержки, которые характерны при принятии решений в бизнес-процессах с использованием традиционных средств аналитики.

4. Spark не заботится о том, где и как вы храните свои данные. Все варианты Hadoop и облачные сервисы сегодня поддерживают Spark. Кроме того, Spark − решение, не зависящее от того, кто его поставляет (vendor-neutral solution). Таким образом, его внедрение не привязывает пользователя ни к какому определенному поставщику. Поскольку Spark − это open source система, разработчики вольны создавать собственную аналитическую инфраструктуру на основе Spark.

Гэри Оренштейн (Gary Orenstein), CMO, MemSQL

Spark решает много проблем обработки данных в единой и единственной системе. И он делает это быстро за счет архитектуры, оптимизированной под непосредственную обработку in-memory. Вместе с тем, он не делает «все на свете». У Spark, например, нет собственной модели хранения данных, но благодаря потоковой обработке данных, машинному обучению и расширенной аналитике Spark дает пользователю необходимые результаты.

Заключение

Итак, Spark − это инструментальный программный комплекс, который «оказался в нужном месте в нужное время», что и обусловливает его популярность и быстрое дальнейшее развитие. Второй день Spark Summit East начался презентацией Матфея Захарии «Spark 2.0». В этой версии к нему добавился добрый десяток компонентов, а скорость обработки данных, как показано на рисунке, выросла едва ли не на порядок (полную презентацию можно посмотреть здесь).

 Spark и его значение для IT

На указанном в начале блога сайте конференции для большинства сделанных на саммите презентаций есть доступные для скачивания pdf-версии.

Следующий, более практический шаг в изучении этого программного комплекса (с примерами кода) желающие могут сделать, например, по статье «Знакомство с Apache Spark».

 

Как конструировали пиво

Если вы не любили аналитику прежде, то, возможно, полюбите ее теперь. Наконец-то большие данные показали свою полезность в мире реальных вещей. Искусственный интеллект IBM Watson, который в последние годы осваивает все новые области, создал для любителей пива новый неповторимый сорт.

«Вы любите ли сыр?» – спросили раз ханжу,
«Люблю», – он отвечал, – «я вкус в нем нахожу».
Козьма Прутков, «Эпиграмма №1», 1854 г.

Об этом уникальном явлении в феврале не преминули упомянуть многие (и самые различные) сетевые медиа, – в том числе, конечно, и ИТ-ресурсы, которые в какой-то степени могут гордиться своей причастностью.

Британское агентство цифрового маркетинга Havas Helia создало принципиально новое пиво «0101», по рецепту, который был получен в результате обработки большого количества информации о пиве. Впрочем, если переложить двоичную систему в десятичную, то получится привычная «Пятерочка».

Как конструировали пиво

Мелким шрифтом на каждой бутылке «цифровой пятерочки» гордо указано – «сварено по данным» (brewed by data)

Во второй половине 2015 г. Havas Helia поставила себе целью создать пиво, которое бы вселяло в человека оптимизм, связанный с началом нового года.

Работа началась с выявления в социальных медиа эмоциональных ключевых слов, наиболее часто употребляемых людьми в новогодних поздравлениях. Их набралось несколько тысяч. Затем на их основе были определены 24 эмоциональных состояния людей.

Далее были идентифицированы 38 положительных эмоций, связанных с Новым Годом. Среди них было изумление, ожидание, великодушие, снисходительность, волнение, счастье, радость, любовь, хорошее настроение и т.д.

Затем наступил черед поработать искусственному интеллекту. Технология Alchemy, купленная IBM у компании AlchemyAPI (сегодня ее использует IBM Watson), позволила проанализировать 2800 рецептов пива, используя перечни их компонентов, данные дегустации и обзоры в средствах массовой информации и специальных изданиях.

Теперь нужно было решить следующую задачу – составить на основе машинного анализа и полученных данных тот «единственный и неповторимый» рецепт, который вызывал бы у употребившего пиво «0101» самые новогодние эмоции.

Здесь понадобился сервис Watson Personality Insights, с помощью которого рецепты были классифицированы на пиво «напористое», «дружественное», «интеллектуальное», «полное оптимизма», и т.д.

На заключительном этапе были отобраны десять рецептов, которые, по мнению IBM Watson, в наибольшей степени соответствовали идентифицированным положительным новогодним эмоциям. Их проанализировали на общие компоненты, – и в результате родилось высокотехнологичное пиво «0101».

Полный рецепт держится в секрете, но известно, что в него входит мед и два вида хмеля – Nelson Sauvin и Hallertauer. «Мед нужен для любви и жизнерадостности, Nelson Sauvin – для оптимизма, воображения и решительности, а Hallertauer – для волнения и эмоций», – объясняет веб-сайт пива.

«Наше пиво варилось в сотрудничестве с компанией High Peak Brew, независимым микропивоваренным заводом в Скалистом краю (Peak District). Мы приняли решение работать с ними, потому что их варево принципиально не улучшается искусственно всякими добавками и не фильтруется. Это означает, что мы получили самый близкий вкус к тому, что нам показал анализ данных.

Наш результат – «крем-эль с прекрасным вкусом» (a fine tasting cream ale). Он выпущен ограниченным тиражом, всего 500 бутылок. Так каков на вкус 2016 г.? Оптимизм. Любовь. Воображение. Добавьте нежный подтекст волнения с легкими тонами интеллекта, и пейте со всем этим любое пиво весь год. Если хотите, откройте бутылку прямо сейчас, напишите нам о ваших чувствах и добавьте их к нашей истории».

Ну что тут можно сказать?

Прецедент получился хороший и важный. Он знаменует возвращение человечества из эпохи «еды вообще», фастфуда и прочих «на бегу» к восхитительному празднику вкуса. В средние века в этом хорошо понимали.

Видимо, IBM Watson ожидает нешуточная загрузка по анализу мировой кулинарии и синтезу невиданных ранее рецептов класса «пальчики оближешь». А пиво… Что пиво? Все зависит от того, как и зачем его пить – ведрами, или «вкус в нем находя», как выразился Козьма Прутков.

Simplity как зеркало европейских ИТ

Молодая чешская компания Simplity, по выражению аналитиков, «растет, как сумасшедшая», показав 2000% за пять лет. Но сегодня ее руководство считает, что пора перебираться в Кремниевую Долину – ИТ-стартапам в Европе становится тесно и голодно.

Ресурс ZDNet взял интервью у основателя и СЕО Simplity Петра Мадаличека (Petr Mahdalicek), в котором он рассказал о своей компании, ее основном продукте Accurity Software Suite, и о том, почему она видит свое будущее связанным с Кремниевой Долиной.

Simplity

Simplity как зеркало европейских ИТ

Свою миссию Simplity определяет вполне традиционно: «помочь компаниям понять различную степень важности их данных, преобразовать нужные данные в решения и увидеть, как эти решения становятся действиями».

Все это также традиционно реализуется на основе приложений, шаблонов и процессов «лучшей практики», которые разработаны в компании и опробованы клиентами на пространстве Центральной и Восточной Европы (Central and Eastern Europe, СЕЕ).

Такой подход начали применять BI-компании еще два десятка лет назад, а в начале 2000-х гг. он выделился в более конкретное направление управления бизнес-процессами (Business Process Management, BPM). Simplity, как мы далее увидим, продолжает развивать данное направление в рамках концепции «Моделирование типа Бизнес – Информация» (Business-Information Modeling, BIM).

По сути, заслуга Simplity в том, что она успешно продолжила, так сказать, дистилляцию корпоративных методик в области проектного менеджмента, консалтинга, BI, BPM, хранилищ данных и быстрой разработки. А ее успехи объясняются тем, что в итоге получился хорошо работающий набор-конструктор, из которого можно собирать корпоративные системы нижнего ценового диапазона для управления самыми различными бизнесами. Этот подход отлично сработал в небогатой Восточной Европе и был хорошо принят в Центральной Европе, где тоже не любят слишком дорогие ИТ-решения.

Петру Мадаличеку сейчас 36 лет. До того, как основать Simplity, он успел поработать на Teradata, Oracle и Accenture. Сегодня Simplity возглавила список Deloitte Technology Fast50, наиболее быстро растущих технических компаний в регионе.

Сам Мадаличек, ныне CEO Simplity, годом ранее получил награду «EY Emerging Entrepreneur of the Year 2014». Ниже приведено краткое изложение этого интервью от первого лица.

Simplity как зеркало европейских ИТ

Петр Мадаличек: «В своей практике я видел, что слишком много проектов в области корпоративных данных заканчиваются неудачно. Цикл внедрения оказывался длиннее, чем ожидалось, а затраты по крайней мере вдвое превышали запланированные»

Петр Мадаличек

Компания была основана в 2010 г. и сегодня имеет офисы в Праге и Вене. С момента своего основания она ориентировались на международный рынок. Уже через три года нашими клиентами стали Raiffeisen Bank и T-Mobile, а сегодня у компании есть клиенты на пространстве от Москвы до Дублина.

Simplity имеет дело с данными, но не точно в смысле «больших данных». Несомненно, всегда имеет место разговор с клиентами о «больших данных». Но это обычно не более чем использование модного умного слова. Клиенты, по сути, говорят просто о больших объемах данных, которые накоплены ими, и которые они хотели бы использовать.

Поэтому мы, во-первых, обращаемся к более традиционным областям организации хранилищ данных и бизнес-аналитики, а, во-вторых, объединяем ИТ- и бизнес-консалтинг в один процесс. Хотя это звучит довольно очевидно, очень многие клиенты нуждаются именно в такой комплексной услуге.

Simplity основана на модели BIM, которую в свое время начала использовать Teradata. Ее смысл заключается в том, что бизнес-требования «на лету» преобразуются в ИТ-процессы. Около 70% неудач в этой области объясняются тем, что клиенты поступают наоборот и позволяют ИТ вести свои бизнес-процессы.

Я видел раннюю версию BIM в исполнении Teradata, но по каким-то причинам компания не стала развивать его далее. Я убедил некоторых людей из Teradata работать со мной. Таким образом, Teradata – это первоисточник, из которого происходят наши сегодняшние предложения.

Для стороны бизнеса проектные требования обычно достаточно ясны. Однако они часто совсем не ясны для ИТ, если не документированы должным образом. Вы не можете ожидать, что система автоматически даст вам лучшее решение, если ее работа основывается на догадках.

Обычно в проекте бизнес-архитекторы и ИТ-консультанты используют различные программные инструментальные средства. ИТ нравится использовать, например, Power Designer или Enterprise Architect. Но они слишком сложны для людей бизнеса, которые предпочитают инструменты, ориентированные на процессы (process-oriented tools). В свою очередь, последние не нравятся ИТ, потому что не являются достаточно формальными.

Тем не менее, обе группы работают с теми же самыми данными. Отличается только их представление. Таким образом, мы имеем два различных представления для одного и того же применения. Другая общая проблема – то, что мы называем «нехваткой гармонизации данных» (lack of harmonization of the data). Что это означает?

Когда у вас есть десятки людей из различных отделов в проекте, вы обычно делите их на несколько групп. В результате ИТ строит не одну и единую систему, но несколько систем в пределах общей системы, и некоторые участки неизбежно оказываются дублированными.

В банках, например, различные отделы часто просят ту же самую функциональность, но при этом называют ее другим, самостоятельно придуманным термином. Или же, наоборот, они называют свои требования одинаково, имея при этом в виду совершенно разные вещи.

Сегодня Simplity предлагает Accurity Software Suite, пакет, который лучше охарактеризовать не как систему, а как набор взаимосвязанных продуктов. Этот пакет становится все более популярным в Европе, главным образом среди финансовых учреждений.

Тем не менее, в 2016 г. мы планируем открыть офис в Кремниевой Долине. Это обусловлено главным образом тем, что на центрально-европейском рынке становится все труднее получить большой, хорошо оплачиваемый проект и прибыльно выполнить его.

Когда я основал компанию в 2010 г., было не настолько трудно, как сейчас, получить хорошие ресурсы, включая людей, – и получить их достаточно недорого. Вы могли купить их в Восточной Европе и продать в Западной Европе.

Сейчас зарплаты растут резко, и очень высоки повсюду. Кроме того, крупные международные игроки открывают свои офисы в Европе почти каждый месяц и особенно это касается Чешской Республики.

В результате зарплаты в ИТ уже вдвое превосходят средний национальный показатель, и часто доходят до троекратного уровня. Соответственно, местные клиенты не готовы сегодня платить за то, что они покупали гораздо дешевле пять или десять лет назад. Так, с одной стороны, зарплаты растут, а с другой – клиенты требуют более низких цен. Именно поэтому мы ищем новые рынки, включая США.

Accurity

Simplity как зеркало европейских ИТ

Accurity Software Suite – флагманский продукт компании, собственная разработка, определяемая как «Most Comprehensive Data Solution for Business and ИТ».

Simplity как зеркало европейских ИТ

Семейство ПО Accurity: пять взаимодействующих модулей

Accurity охватывает все части процесса Business Information Modeling. Пять тесно связанных и взаимодействующих друг с другом модулей призваны обеспечить положительный результат во всех случаях использования системы. Вместе с тем каждый модуль может работать самостоятельно или в любой возможной конфигурации.

Дружественный интерфейс делает доступным использование Accurity любому бизнес-пользователю, а не только ИТ-специалистам. Доступны настраиваемые отчеты и приборные панели непосредственно в web-браузере. Система также содержит обширную библиотеку встроенных процессов.

С Accurity нет никакой потребности иметь доступ к базовым корпоративным системам (CRM, ERP, базы и хранилища данных и т.п.). Пользователь должен знать только интерфейс Accurity, не обращаясь непосредственно к ним. Для специалистов более подробно укажем, какие технологии используются в Accurity.

Front-end

  • Configuration ( entities, fields, expected values, history, etc.)
  • Reporting (dashboard, export to xls, html, txt)

Application

  • DB Querys (Dynamic generation of DB queries based on DQ checks library)
  • JDBC
  • Processing (Results are write-back to the Backend server)
  • Commandline
  • Web Service

Back-end

  • Database (ANSI)
  • Store (Configuration, Results)

Остается добавить, что 9 февраля на сайте компании в разделе новостей появилось сообщение о начале сотрудничества Simplity и Gartner. Цель этого сотрудничества – «использовать их ноу-хау, чтобы система Accurity все больше соответствовала потребностям клиентов». Реально это, скорее всего, означает стремление Simplity войти в соответствующий квадрант Gartner уже в 2016 г.

Заключение

При подготовке этого материала меня не покидало стойкое ощущение, что все это мы уже где-то видели и слышали. Ну, разумеется – в первой половине 2000-х гг., когда на территории бывшего СССР наблюдалось легкое сумасшествие по поводу внедрения ERP-систем (и чуть позже – проектного менеджмента и CRM).

В общем-то, нет ничего особенно захватывающего и в созданной Simplity «сюите» приложений. Многие отечественные компании прошли этот путь, некоторые и сейчас повторяют его. Разница – в подходе.

Наши компании, которые и так часто вели свои разработки, так сказать, ощупью, ориентировались в основном на совсем уж дремучих отечественных пользователей. Мадаличеку, успешному разработчику, ИТ-архитектору и бизнесмену (кстати, говорящему на нескольких языках) уже тесно даже в масштабах Европы.

Впрочем, оглядываясь на типичные истории успеха стартапов, думается, он предпочел бы найти место под крылом крупной глобальной американской компании. В этом случае, даже если его собственная система не найдет сколько-нибудь широкого самостоятельного применения за океаном, европейские офисы Simplity вполне могут стать представительствами новых хозяев.

Постыдного в этом ничего нет. Мадаличек молод, имеет большой технический и бизнес-опыт, и его будущее выглядит вполне достойным.

Deloitte: IT в Центральной и Восточной Европе

Опрос Technology Fast 50 CЕЕ 2015 аналитики Deloitte проводят уже 16-й год подряд, определяя 50 наиболее быстро растущих публичных и частных технологических компаний Центральной и Восточной Европы.

Главный критерий ранжирования – рост прибыли в течение 2011-2014 гг. Чтобы попасть в список, компании должны иметь минимальный порог годового дохода 50 тыс. евро.

Данный опрос проводился среди руководителей 38 компаний, вошедших в перечень по итогам 2015 г. Рассматривались следующие сектора: Software, Hardware, Communications, Media, Clean Technology и Life Sciences.

Deloitte IT в Центральной и Восточной Европе

Распределение наиболее быстро растущих компаний Восточной Европы по странам. Наибольшую активность проявляет «всеядная» Польша – 12 компаний в четырех категориях. За ней следует традиционно сильная в области ПО Румыния – 10 софтверных и медиа-компаний. В этой же области, но явно на Центральную Европу, работают стартапы Чехии и маленькой Хорватии, где насчитывается целых восемь молодых IT-компаний

Географическое разнообразие компаний в 2015 г. стало шире, чем когда-либо ранее. Согласно ответам СЕО, быстро растущие технологические компании сталкивались со многими трудностями, главной из которых была необходимость постоянных инноваций.

Rising Star awards

В эту категорию были отнесены быстро развивающиеся компании, которые слишком молоды и имеют недостаточный объем дохода, чтобы войти в основной перечень Technology Fast 50, – но быстро растут. Чтобы попасть сюда, компания должна иметь годовой операционный доход не менее 30 тыс. евро, быть в бизнесе не менее трех лет и размещаться в пределах региона СЕЕ.

Deloitte IT в Центральной и Восточной Европе

Среди «восходящих звезд» также больше всего польских стартапов, которые занимаются не только ПО и медиа, но и аппаратными средствами. А вот чисто программные коллективы, как и в Top 50, по-прежнему сосредоточены на границе с Центральной Европой и ориентируются на тех, кто может хорошо заплатить

Technology Fast 50 CEO Survey

Фраза «вводите новшества или умрите» нигде более так не верна, как в хайтеке. Почти 70% указали инновации как основную трудность, с которой они сталкиваются. Это – резкое увеличение по сравнению с прошлым годом, показавшим только 20,4%.

Deloitte IT в Центральной и Восточной Европе

Результаты опроса СЕО – «Что важнее всего для вас сегодня»?

Однако инновации – творческий процесс, который не может быть включен по желанию руководителя. Это – проблема, которая может быть решена только навыками, знаниями и воображением сотрудников. Управление талантами (talent management) как фактор успеха и обеспечения конкурентного преимущества отметили 52,6% СЕО.

Интересно, что важность проблем, связанных с построением и поддержанием успешных взаимоотношений с клиентами, опустилась за год со второго на шестое место. Прежде всего это говорит о завершении периода традиционного сопротивления клиентов инновациям. Они все более воспринимают IT как неотъемлемую часть своего бизнеса.

Кроме того (и в связи с этим), репутация компании становится более важной, чем ожесточенная конкуренция с другими поставщиками IT-решений любыми (и не всегда достойными) способами. Именно на «внутривидовую» борьбу, на «отхват клиента», ранее уходило много сил. Теперь компании предпочитают работать на качество и надежность своего бренда, – что, если не снимает проблему полностью, делает ее гораздо менее важной.

Что не вошло в данный краткий обзор

Разумеется, в рамках данного материала невозможно передать полное содержание 60-страничного отчета Deloitte. Полностью его можно скачать здесь.

Мы осветили только основные его положения – распределение компаний по странам, в том числе для самых юных стартапов, а также привели одну из диаграмм о главных вызовах, которые сегодня должны принять молодые компании региона СЕЕ.

Кроме этого, в полном отчете вы найдете сводные данные по изменениям включенных в него сегментов рынка за 2014-2015 гг., а также краткие описания всех компаний в общей категории «Fast 50», и в категориях «Big 5 awards» и «Rising Star awards». В разделе CEO Survey приведен также ряд диаграмм для более частных вопросов.

Отчет Deloitte пересыпан также комментариями руководителей опрошенных компаний. Наиболее интересные цитаты для удобства сведены в следующий раздел.

СЕО-цитатник: «О бизнесе и о себе»

Когда читаешь эти собранные вместе откровения СЕО, успевших покувыркаться лет пять в своем бизнесе, создается впечатление присутствия на небольшой неформальной встрече руководителей, где каждый наперебой хочет сказать два слова о своем, сокровенном. Давайте присоединимся и послушаем, что они говорят.

Ранее самая существенная проблема состояла в том, чтобы завоевать доверие клиентов и положение на рынке. Сегодня главное препятствие – долгосрочный дефицит высококачественной рабочей силы.

Petr Mahdalicek, CEO, Simplity

У нас – долгосрочное мышление. Наша стратегия роста, возможно, медленнее, чем у других компаний, но это – работа на будущее. Она в итоге дает нам преимущество перед компаниями с предложениями, у которых очень агрессивный показатель ROI.

Simon Sicko, CEO, Pixel Federation

Самое важное решение состоит в том, чтобы ясно определить, в каких рынках и сегментах вы собираетесь работать. Должен быть спрос на продукты или услуги, которые вы собираетесь предложить потребителям. Удивительно, как часто фирмы забывают этот основной принцип – особенно в технологическом секторе.
Как только вы сделали оценку товарного рынка, далее все зависит от вашей способности что-то выпускать или предоставлять и делать это надежно, а также последовательно развиваться. Это приводит к маркетингу «из уст в уста» (word-of-mouth marketing), завоеванию репутации и, в конечном счете, к хорошим продажам. Это – то самое конкурентное преимущество, которое часто бывает трудно обеспечить конкурентам.

Abhishek Balaria, CEO, Zentity

Даже о самой яркой идее скоро забудут, если она не будет соответствовать быстро изменяющимся требованиям рынка. Однако постоянное смотрение вперед, поиск свежих перспектив и полное использование потенциала новшеств оказывается трудным. Это в теории. Реальная проблема состоит в том, чтобы нанять и сохранить лучших сотрудников.

Tomasz Krajewski, CEO, SkyCash Poland

Самый важный аспект создания конкурентного преимущества – знать, кто ваши клиенты и в чем именно они нуждаются. Непрерывные улучшения требует честности в разговоре с ними о достоинствах и недостатках вашей компании. Выживание также требует знания ваших конкурентов и способности предсказывать изменения в бизнес-среде.

Ana Laura Rednak, CEO, Plastika Skaza

Одна из самых больших трудностей, с которыми сталкивается быстрый растущий бизнес – необходимость внедрения и выравнивания вниутренних процессов, которых не было, когда мы только начинали работать небольшой командой. Еще одна серьезная проблема роста компании – поиск экспертов по качеству в вашей области.

Daniel Ackermann and Tomislav Grubisic, CEOs, Degordian

Одна из самых больших проблем роста заключается в том, что вы должны убедить людей, – не только внутренний штат, но и партнеров, и клиентов, – в том, то многие их привычные действия могут и должны выполняться иначе.

Wojciech Szwajkiewicz, CEO, Droids on Roids

Вообще-то, люди по большей части боятся изменений и сопротивляются им. Поэтому иногда требуется много времени и энергии для того, чтобы они убедились в том, что вещи, которые они делали привычным способом много лет, могут быть сделаны по-другому, – способами, которые ранее они даже не могли себе вообразить.

Marian Skalicky, CEO, BSP Applications

Ключ успешного развития – в сохранении культуры компании и ее ценностей, особенно при быстром росте.

Asta Meskerevicute, Director, Inventi

Есть три ключа к получению конкурентного преимущества. Во-первых, понимание проблем клиентов и того, как ваши решения могут создать для них дополнительную стоимость. Затем – объединение инновационных инструментов и методологии, чтобы сделать внедрение максимально эффективным. И, в-третьих, нужно найти самых талантливых людей и дать им среду, где они могут учиться, творить и расти.

Ioan Iacob, CEO, Qualitance

По мере нашего роста одной из самых больших проблем было поддержание установленных с самого начала уровней качества, обслуживания и управления, – а также поиск и удержание «правильных» людей.

Andrius Rupsys, Director, Ruptela

Одной из основных проблем в начале нашей предпринимательской деятельности была передача технологий из академической окружающей среды в реальный бизнес. Связанная проблема – научиться продавать клиенту готовое к использованию решение, но не описание технологии вообще.

Rostislav Vocfika, CEO, FlowmonNetworks

Даже если мы действуем в местном масштабе, нам приходится конкурировать за ресурсы (прежде всего за таланты и клиентов) глобально.

Erik Barna, CEO, Life is Hard

Когда мы были меньшей фирмой, нам было трудно убедить наших клиентов, что мы действительно сделаем для них качественное решение. Теперь, когда фирма выросла, появились проблемы с организацией внутренней работы и управлением человеческими ресурсами. Поддержание качества, мотивация людей к творчеству и создание здорового климата в пределах фирмы остаются первостепенными проблемами.

Tomislav Car, CEO, Infinum

Оптимизация в бизнесе – ключевая задача. Постоянное и бесконечное улучшение, принцип kaizen, – это действительно то, что я обожаю.

Simon Grabowski, CEO, GetResponse

Облачные Oracle и SAP: что происходит?

Рынок корпоративных IT-инфраструктур, который традиционно был весьма консервативным, сегодня подвергается существенными изменениям. Появление и рост облачных технологий, изменение потребностей клиентов и «цифровизация» рабочих мест означают, что давно работающие компании-разработчики ПО должны изменить подход, чтобы сохранить свои места на вершине соответствующих сегментов рынка.

Облачные Oracle и SAP что происходит?

Сегодня речь пойдет о SAP и Oracle. Никто не говорит, что они находятся в плачевном состоянии, но они, тем не менее, сталкиваются с большими изменениями на рынке. Обе компании сегодня много инвестируют в перемещение от внутренних локальных (on-pemise) корпоративных решений к облаку, – и упорно трудятся, чтобы сохранить при этом существующую клиентскую базу.

Однако, несмотря на то, что трудности, стоящие перед этими компаниями, схожи, стратегии их преодоления существенно различаются. Вот как сегодня выглядят их силы, возможности и проблемы, – а также стратегия и видение будущего корпоративных решений.

Облачные Oracle и SAP что происходит?

Квадрант относится только к «Single-Instance ERP for Product-Centric Midmarket Companies», но дает представление о сравнительном положении SAP и Oracle в этом довольно традиционном сегменте рынка

Oracle

Oracle – определенно скорее поставщик полной IT-инфраструктуры, чем только корпоративных приложений. Forrester считает, что в бизнесе компании приложения составляют уже не более 25%. Остальное – СУБД, инфраструктура, аппаратные средства, BI и многое другое.

Компания, которая в свое время была классически «антиоблачной», сделала теперь разворот на 180° и уделяет большую часть своей энергии перемещению в облако. Вице-президент IDC Кристин Довер (Christine Dover) даже сказала по этому поводу, что «Они очень последовательны в своих релизах. Это – все, о чем они действительно хотят говорить».

И для Oracle, и для SAP стратегия корпоративных решений в области приложений (enterprise app strategy) почти синонимична с их облачной стратегией.

Обе компании внимательно следят за рынком, покупая перспективные компании и стартапы. Однако они также уделяют большое внимание собственному внутреннему развитию. Согласно Довер, Oracle здесь находится немного впереди SAP, поскольку многие ее приложения бэк-офиса, – так же как и ее CRM, – уже готовы к работе в облаке.

В компании считают, что корпоративные клиенты по-прежнему нуждаются в горизонтальных решениях класса ERP и для управлении человеческим капиталом (Human Capital Management, HCM) не менее, чем в вертикальных или отраслевых решениях.

Это, в общем, полностью согласуется с облачным видением приложений, входящих в набор Oracle Fusion, особенно для ERP. Исторически первыми в облаке были реализованы HR и CRM, – с некоторым отставанием финансовых приложений. Теперь это положение выравнивается.

Облачные Oracle и SAP что происходит?

Стек Oracle Fusion, как он виделся несколько лет назад. С того времени что-то добавилось, что-то видоизменилось, но общая концепция сохраняется

В то время, как SAP более сосредоточена на гибридном подходе, Oracle тяготеет скорее к публичному облаку. Довер отметила, что компания также поддерживает и частное облако, но большинство новых клиентов выбирают публичное облако. «Вместе с тем», – сказала она, – «облачная экономика все еще является новой для многих клиентов, и перевод былых капитальных затрат в форму подписной модели может стать шоком».

Поэтому стратегия Oracle заключается в том, чтобы помогать клиентам перемещать приложения в облако выборочно и постепенно, – вместо того, чтобы делать это внезапно и сразу в полном объеме.

Аналитическая компания Stifel назвала облачный бизнес Oracle «скромным», указав на то, что она получает от SaaS менее $50 млн. (около 1%) из своего пятимиллиардного направления поддержки приложений. С другой стороны, доход здесь вырос на 23% в 2013-14, и еще на 36% в 2014-15 гг.

К тому же у Oracle есть программа стимулирования сбыта. Компания, по существу, отдает весь этот доход, чтобы получить новых облачных клиентов, однако программа выполняет свою задачу и считается успешной.

SAP

Научно-исследовательская (R&D) стратегия SAP в области корпоративных приложений зависит от приобретений в большей степени, чем у Oracle.

Изначально облачные разработки (компании Ariba, Concur и Successfactors) были ключевыми покупками для формирования облачного портфеля SAP. Это оказалось весьма недешево. SAP выложила $8,4 млрд. за Concur и $3,4 млрд. за Ariba. При этом отмечается, что задача заключалась не в том, чтобы не переплатить лишнего, а в том, чтобы гарантировать долгосрочную доходность приобретенных компаний.

Исторически SAP никогда не работала настолько глубоко в стеке бизнес-приложений, как это делает Oracle. Ядром стратегии SAP является собственная in-memory платформа HANA, – и, соответственно, набор бизнес-приложений S/4 HANA.

Облачные Oracle и SAP что происходит?

«Дорожная карта» для S/4 Suite на начало 2015 г. В будущем ядро системы будет монолитнее, а количество прикладных модулей увеличится

SAP объединяет транзакционную и аналитическую части, «позволяя вести бизнес в реальном времени», – как выразился Chief Business Officer SAP Квентин Кларк (Quentin Clark). UX-структура Fiori, используемая SAP помогает создавать и масштабировать мобильные приложения.

Обе компании, – и SAP, и Oracle, – понимают, что клиенты предпочитают двигаться в облако постепенно и по частям. Они поддерживают такую стратегию, однако обеспечение устойчивого постоянного прироста облачных решений в общей корпоративной IT-инфраструктуре также является одной из основных задач.

SAP продолжает переписывать свои приложения с прицелом на облако, хотя пока преобладает смешанный подход. Например, приложения S/4 HANA доступны и on-premise, и в облачном варианте, – т.е., SAP подталкивает своих клиентов к облаку достаточно мягко.

С точки зрения дохода у SAP неплохие показатели – более 2 млрд. евро в 2015 г., но это отчасти может быть объяснено результатами работы ее стратегических приобретений, – с их собственными клиентскими базами. Тем не менее, ожидается, что к 2018 г. доходы от облака, наконец, превысят доходы от лицензий на ПО.

Взгляд в будущее

Oracle и SAP – признанные лидеры корпоративных IT, однако на этом рынке изменились правила игры. Они во многом теперь определяются новыми, изначально облачными компаниями. Изменился также принимающий решение покупатель. Ранее он, как правило, относился к IT. Сегодня это все чаще – бизнес-руководитель.

Казалось бы, об этом излишне напоминать. Возможно, но не в случае таких закоренелых разработчиков in-promise корпоративных решений и инфраструктур, как SAP и Oracle. Обе компании пересматривают свои предложения с точки зрения ценности облачных вариантов решений для новых клиентов.

Нынешний год должен внести, как мне кажется, некоторую ясность в том, насколько ветераны в своей облачной реинкарнации будут способны конкурировать с молодыми и агрессивными компаниями.

Cisco + Jasper: Признание IoT-платформы

Разница между соединением десятка устройств по сети и организацией структуры, в которой миллионы физических устройств будут самостоятельно общаться между собой, достаточно велика. Но похоже, что соответствующие технологии созревают для практического применения в очень больших масштабах.

Начать, видимо, следует с того, что в августе 2014 г. Gartner издала свой Hype Cycle for Emerging Technologies в 20-й раз. Его центральной темой стал Digital Business и, в том числе, «интернет вещей», (Internet of Things, IoT).

 Признание IoT-платформы

Ожидания относительно IoT были особенно велики. Аналитики Gartner даже ввели тогда новые понятия для управления идентичностью: «У каждого устройства, взаимодействующего с пользователем, есть идентичность. У пользователей и устройств могут быть сложные, но все же определенные, отношения».

Тем не менее, положение IoT в Hype Cycle 2014 прочным тогда назвать было трудно. Собственно, «интернет вещей» в целом был на самом пике неопределенных ожиданий и ему отводилось еще десять лет на достижение зрелости. IoT-платформы как самостоятельное направление только поднимались к этому пику, − с тем же временем ожидания результатов.

Однако в 2015 г. наблюдался целый ряд серьезных разработок, партнерств и приобретений, которые показали, что развитие IoT-платформ существенно опережает намеченный Gartner график.

Новейшая история Jasper Technologies

Хотя этот блог посвящен сделке между Jasper и Cisco, начать нужно с ее знакового партнерства с IBM, которое хорошо показывает нынешнюю значимость Jasper на рынке IoT-платформ.

Весной 2015 г. IBM объявила, что инвестировала $3 млрд. и создала 2 тыс. рабочих мест в своем новом подразделении Internet of Things (IoT). В конце октября было объявлено о ее партнерстве с Jasper Technologies (Jasper), ведущим глобальным поставщиком IoT-платформы, и о планах совместных работ с ней по разработке интегрированного IoT-решения.

Jasper − относительно небольшая компания из калифорнийской Санта-Клара, которая уже десять лет разрабатывает и поставляет облачную IoT-платформу. Ее стоимость в октябре 2015 г. оценивалась чуть менее $1,5 млрд. и в ней работало около 400 сотрудников.

В целом корпоративный мир тогда еще не принял IoT безоговорочно. Данные и безопасность инфраструктуры наиболее часто назывались среди причин беспокойства предприятий по поводу IoT.

В Jasper считали, что по этому поводу беспокоиться преждевременно. Большинство предприятий и сейчас все еще не выяснило, как получить IoT, не выкладывая при этом миллионы долларов на изменение своей IT-инфраструктуры и не слишком меняя привычные правила ведения бизнеса. Они хотели бы взять то, что уже имеют и легко переместиться с некоторым приращением, чтобы получить новые каналы взаимодействия.

Партнерство IBM-Jasper было направленно именно на это. Jasper соединяла организации с IoT за счет своих международных глобальных партнерств с телекоммуникационными операторами, а IBM предлагала тем же организациям доступ к облачной платформе Bluemix.

IBM намеревалась объединить свою аналитику Bluemix с автоматизацией Jasper Control Center − конфигурируемой и гибкой платформой. Это дало бы организациям автоматизацию, аналитику и глобальный масштаб IoT.

Казалось бы, в финансовом отношении IBM могла бы легко «съесть на завтрак» Jasper. Однако есть одно важное «но»: у IBM не было и нет столько и таких партнерств с глобальными телекомами, как у Jasper, которая терпеливо выращивала их в течение многих лет.

Jasper подписала одно из первых соглашений о сотрудничестве с AT&T еще в 2009 г., чтобы запустить платформу для соединения множества устройств на основе общенациональной беспроводной сети AT&T.

Это было на несколько лет раньше, чем IoT стал более-менее распространенным явлением и получил достаточную долю «mindshare», − внимания к себе в сознании бизнесменов и потребителей. В 2015 г. Jasper стала также партнером Microsoft Azure, Salesforce и SAP.

Джон Оберон

Со своей стороны, Cisco давно готовилась к выходу на рынок IoT-платформ и предпринимала определенные шаги в данном направлении в течение всего 2015 г. В начале июня в Cisco в должность вице-президента по ПО для IoT-платформ вступил Джон Оберон (John Oberon), которого никак нельзя назвать новичком в отрасли

 Признание IoT-платформы

Джон Оберон: «Я взволнован тем, что буду играть ключевую роль в развитии платформы IoT Cisco и расширении горизонтов того, что мы знаем как «интернет вещей». Сейчас − идеальное время для того, чтобы готовить платформу IoT Cisco для выхода на рынок».

Перед присоединением к Cisco, Джон Оберон был главным архитектором и вице-президентом по конструированию компании Mashery, входящей в структуру бизнеса Intel, и являлся лидером в области управления сервисами приложений (application services governance). Ранее Оберон выполнял обязанности директора по развитию продуктов в Intuit, а до этого работал 12 лет на ключевых должностях в Microsoft.

Сегодня в его обязанности входит развитие платформ, которые дадут разработчикам Cisco доступ к ресурсам и возможностям IoT-инфраструктуры. Это − существенный шаг вперед для Cisco, поскольку авансы в области «интернета всего» (Internet of Everything), − т.е., интеллектуальной связи людей, процессов, данных и вещей, −  означают новые вертикальные решения в целом ряде отраслей промышленности.

Но Cisco была нужна также широкая экосистема технологических партнеров с правильной, вертикально специфицированной экспертизой. Она предпочла купить ее у Jasper, а не разрабатывать самостоятельно.

CEO Jasper о продаже

В этом разделе мы кратко изложим письмо основателя и CEO компании Джахангира Мохаммеда (Jahangir Mohammed) от 3 февраля.

 Признание IoT-платформы

Джахангир Мохаммед: «Инвесторам нравится, что мы занимаемся исключительно IoT. Мы честно берем плату с каждого подсоединенного устройства. Эта очень простая бизнес-модель, и она работает уже десять лет»

«Jasper Technologies была основана более десяти лет назад, исходя из предпосылки, что с помощью облачного ПО мы могли бы помочь предприятиям понять смысл и мощность технологий IoT.

Чтобы обеспечить их определенным видением, мы стали партнером лучших операторов мобильной связи в мире и сотрудничаем сегодня более, чем со 100 сетями. Около 3,5 тыс. предприятий в мире ежемесячно выполняют более 350 млн. операций на нашей платформе, экономя время людей и снижая операционные затраты.

Мы становимся частью Cisco, но наша миссия остается прежней. Однако теперь мы работаем с обширными ресурсами и талантливой командой Cisco, чтобы эта миссия приобрела более широкие масштабы и продвигалась в более быстром темпе.

В течение многих обсуждений со старшими руководителями Cisco одна вещь стала нам очень ясной − Jasper удивительно хорошо подогнана для совместной работы с ней. Мы стали абсолютно убежденными, что все, что делала до сих пор Jasper, соответствует видению Cisco в области IoT, и мы можем придать еще более высокую ценность нашим партнерам и клиентам.

Мы должны сказать огромное спасибо нашим коллегам, поскольку мы становимся частью почтенной Cisco».

Cisco о покупке

В начале февраля 2016 г. Cisco официально объявила о намерении купить Jasper за $1,4 млрд. В Cisco отметили, что «рассматривают Jasper как уникальную сервисную платформу IoT».

«Jasper Technologies является одной из немногих компаний, которая действительно понимает, что предприятия сегодня остро нуждаются в простой, масштабируемой и интероперабельной сервисной IoT-платформе, способной к масштабированию до уровня в миллиарды соединенных устройств», − отмечено в недавнем блоге на сайте Cisco, − «Оценивается, что этот уровень будет достигнут в течение ближайших пяти лет. Работая вместе, Cisco и Jasper в состоянии дать такую платформу клиентам».

Джахангир Мохаммед будет возглавлять недавно сформированное «IoT Software Business Unit», находящееся под общим руководством старшего вице-президента по IoT и коллаборации Cisco Роуэна Троллопа (Rowan Trollope).

 Признание IoT-платформы

Роуэн Троллоп: «Присоединение Jasper Technologies к Cisco в итоге поможет нашим клиентам быстрее продвинуться в понимании действительной ценности IoT».

Сегодня фонд Cisco Investments − один из самых активных инвесторов в IoT во всем мире. В его портфеле более 50 компаний и стартапов из области IoT. Cisco рассматривает Jasper как разработчика сервисной IoT-платформы, которая в состоянии перестроить весь соответствующий сегмент рынка и обеспечить Cisco сильные позиции в нем.

Jasper разработала готовую к применению, самую большую на сегодня платформу IoT. У нее, кроме более чем 3,5 тыс. корпоративных клиентов, насчитывается также27 сервис-провайдеров в более чем 100 странах мира.

Способность Jasper строить прочные отношения и с предприятиями, и с поставщиками услуг − ее отличительная черта в индустрии IoT. Компания первой сделала для себя вывод, что для качественной поддержки корпоративных клиентов необходимо тесно объединяться с сетями сервис-провайдеров.

Это стратегическое решение изменило правила игры во всем сегменте IoT-платформ. Jasper создала экспансивную бизнес-модель, предложила клиентам больше возможностей и преуспела больше, чем какой-либо другая IoT-компания в мире.

Еще десять лет назад, когда все были сосредоточены на мобильных телефонах и ранних смартфонах, Джахангир Мохаммед и его команда сосредоточили усилия на соединении всего остального, включая устройства GPS, автомобили, системы обеспечения безопасности и терминалы торговых точек (point of sale devices).

Что еще более важно, Jasper и Cisco имеют общее видение того, как лучше всего реализовать возможности IoT, соединяя все «простым, масштабируемым, и интерактивным» способом.

«И увидел он, что это хорошо»

Jasper дает Cisco подразделение, сосредоточенное на промышленном производстве, с внушительным списком клиентов, который включает Форд, GM, Heineken, Boston Scientific и многие другие громкие имена.

Cisco получает большой импульс в области IoT, и это движение имеет смысл в контексте ее основной силы, сетей, − поскольку сражение в IoT в конечном счете выиграет тот, кто сможет построить их обширные сети и управлять ими. Аналитики говорят, что «это − очень умный и расчетливый поступок Cisco» (TechCrunch).

Wing Venture Capital полагает, что «соединение этих двух компаний приведет к созданию сильного объединенного предприятия на молодом и быстро растущем рынке IoT.

«Мы все еще находимся на очень ранних стадиях революции IoT, которую я уподобил бы началу электрификации в конце девятнадцатого века», − сказал ее представитель, − «Создание электрической сети инициировало целый поток новинок. Способность соединять физические устройства с интернетом вызовет множество новых применений, некоторые из которых мы уже можем видеть в форме беспилотных самолетов и автономных автомобилей».

С точки зрения сохранения сотрудников Jasper во время объединения говорится, что «Cisco сосредоточена на сохранении сотрудников на своих местах, как это только возможно».

Джахангир Мохаммед в своем письме коллективу отметил, что «Вся команда Jasper остается на месте. Нет никаких изменений в нашем основном бизнесе. Нет никаких планов закрыть какое-либо из предложений компании или уменьшить количество продуктов».

Необходимое примечание. Соглашение между Cisco и Jasper Technologies должно быть окончательно оформлено позже в этом году и пройти процедуру формального одобрения с точки зрения регулятивного законодательства, − хотя, кажется, никаких препятствий возникнуть не должно.

Хроники Го-2. Google DeepMind

На днях пришло сообщение, что Фань Хой (Fan Hui), трехкратный чемпион Европы по игре Го, проиграл программе AlphaGo от DeepMind в пяти играх подряд (0-5 во всех играх серии). Демис Хассабис и сотня сотрудников его подразделения в Google теперь бросили вызов чемпиону мира, – и он не отказался. Матч из пяти игр состоится в Сеуле в марте.

Гарри Каспаров проиграл шахматному компьютеру Deep Blue в 1997 г. Таким образом, тогда IBM установила веху в истории развития искусственного интеллекта. Почти 20 лет спустя, в январе 2016 г., в статье в авторитетном издании Nature, компания Google также получила свое место в истории, объявив, что купленная ею небольшая британская компания DeepMind реализовала систему AlphaGo, возможно, способную победить чемпиона мира по восточноазиатской настольной игре Го.

Хроники Го-2. Google DeepMind

Многие любители и у нас в стране знают ее правила. На поле размером 19х19 соперники попеременно выкладывают фишки, стараясь окружить и удалить фишки своего соперника. Для компьютера это намного более сложная игра, чем шахматы

Д-р Тангуй Човард (Tanguy Chouard), главный редактор Nature, который наблюдал некоторые игры матча, описал победу как «действительно крутую для стороннего наблюдателя». «Это был один из самых захватывающих моментов за все время, что я работаю в Nature», – сказал он.

Это – первая такая победа для компьютерной программы, причем она произошла на десять лет раньше, чем ожидалось. Только-только, в 2014 г. Реми Кулом (Rémi Coulom), разработчик предыдущей программы для игры в Го, Crazy Stone, предсказал, что потребуется еще не менее 10 лет для машины, чтобы выиграть у профессионального игрока в Го, имеющего самый высокий рейтинг в мире. Теперь программа AlphaGo превзошла все ожидания, решая проблему совершенно другим способом, чем прежнее ПО.

В своих ранних AI-подвигах DeepMind научила свою программу самостоятельно играть в классические старые видеоигры на Atari-80. Теперь AlphaGo использует то, что компания называет «глубокое обучение», (Deep Learning), чтобы построить собственную модель и понимание игры.

При обучении компьютера играть в ту или иную игру самый простой метод заключается в том, чтобы научить ее оценивать каждый возможный ход, от лучшего до худшего, и затем всегда выбирать лучший.

Такая стратегия давно работает в тривиальных играх типа крестиков-ноликов, которые давно и успешно решены компьютерами. Они полностью перебирают все варианты и выбирают такой, который ведет, по крайней мере, к ничьей.

Однако в сложных играх уровня шахмат, такой «дубовый» подход терпит неудачу. Шахматы слишком вариативны – всегда есть около 35 вариантов ходов, а игра может длиться до 70-80 ходов. Быстрый обсчет каждого положения становится затруднительным или требует большой вычислительной мощности, почему и потребовалось столько лет для команды IBM, чтобы найти способ победить Каспарова.

Хроники Го-2. Google DeepMind

Диаграмма из статьи в Nature. Как видно, в самом мощном своем варианте сегодня AlphaGo играет на уровне профессионала пятого дана, опережая побежденного Fan Hui (третий дан) и далеко уйдя вперед от других аналогичных программ (любительский уровень). Бледно-розовым цветом показан прогресс таких программ за последние четыре года

Го еще сложнее в вычислительном отношении. Правил в Го всего два. Они легки для новичка и очень сложны для мастера. Фишки должны выкладываться по крайней мере с одним пустым местом рядом с ним или с частью группы камней того же цвета по крайней мере с одним пустым местом, и если они теряют свою «свободу» (закрываются со всех сторон), то удаляются с доски.

В то время, как у шахмат 35 вариантов каждого хода, в Го их обычно около 250, включая одну только 361 (19х19) стартовую позицию. Если игра в шахматы длится приблизительно 50-80 ходов, то игра в Го типично продолжается примерно до 150 хода.

Если бы Google DeepMind попыталась просчитать игру таким же образом, как крестики-нолики, ее программа должна была бы исследовать и оценить невероятное количество возможных положений – примерно 10^169. Google со своим названием, которое, как известно, обозначает «гугол», т.е. 10^100, просто отдыхает.

Это делает невозможным полный поиск, и даже селективный поиск, который был использован Deep Blue, чтобы победить Каспарова, – который, в свою очередь, делал эффективные ходы интуитивно, полагаясь, так сказать, на собственную нейронную сеть.

Сложности к проблеме Го добавляет и то, что, в отличие от шахмат, здесь очень трудно смотреть на доску и пытаться математически определить, кто побеждает в данный момент.

В шахматах игрок, имеющий ферзя, вероятно, победит игрока, ферзь которого взят, – и так далее. То есть, в принципе, возможно назначить определенное ранжирование, рейтинг ценности для каждой фигуры и выработать правила текущего счета, который примерно оценивает перспективы каждого игрока после каждого хода.

В отличие от шахмат, в Го фишки редко удаляются с доски и нет никакого простого математического способа определить, кто из соперников находится в более сильном положении, пока игра не зашла слишком далеко. Поэтому разработчики AlphaGo сосредоточились на совершенно другой стратегии.

Дэвид Сильвер (David Silver), ведущий соисследователь проекта DeepMind, говорит по этому поводу следующее: «AlphaGo смотрит вперед, заканчивая оставшуюся часть игры в своем воображении много раз».

Программа параллельно использует две нейронных сети. Главная из них подражает структуре человеческого мозга, чтобы соединить очень простые текущие одиночные решения в сложный выбор общей стратегии. Эта, стратегическая, сеть обучается на примере миллионов записей игр Го по архиву.

Используя наблюдения, программа создает прогнозную модель ожидаемого будущего. В результате она в состоянии точно предположить следующее движение опытного соперника примерно в 57% случаев (по сравнению с 44% для профессионального игрока-человека).

После этого нейронная сеть пытается сыграть против самое себя, извлекая уроки из возможных побед и потерь и обсчитывая миллионы вариантов. Затем второй фильтр помогает выбирать лучший текущий ход.

Разработка AlphaGo была важна для DeepMind не просто как бриллиант в ее короне. Компания утверждает, что совершенствование программы и глубокое изучение игровых методов крайне важны для ее будущей работы. Демис Хассабис сказал, что «в конечном счете, мы хотим применить эти методы в важных реальных проблемах, – от медицинской диагностики до моделирования климата». Например, о том, как Google DeepMind учится читать и понимать прочитанное, смотри в обозрении MIT.

Тем не менее, в данный момент команда DeepMind сосредоточена на достижении заключительной цели – победе в матче с чемпионом мира по Го Ли Си-долом (Lee Se-dol). Сам Ли говорит, что «независимо от результата, это будет знаковое событие в истории «baduk» (корейское название Го).

«Я слышал, что искусственный интеллект Google DeepMind удивительно силен в Го, и становится все сильнее день ото дня. Но я уверен, что смогу победить, – по крайней мере, на сей раз», – сказал Ли.

Я ставлю на AlphaGo

Теперь уже привычнее и увереннее отвечу на традиционный вопрос – «Что будет дальше?».

Хроники Го-2. Google DeepMind

Ну вот… Вместо мудрой неторопливой игры в наш мир опять врывается компьютер… и делает все ненужным и неинтересным

Понятно, что все алгоритмические игры обречены. Вопрос о введении драконовской системы наблюдения и охраны в казино обсуждать не будем. Обратимся лучше к ситуационным неопределенным играм, – в первую очередь неконтактным с мячом. Я не вижу особых технических проблем, чтобы сделать, например, робота для игры в большой теннис.

Нужна просто большая быстрая двухкоординатная система перемещения. Такие уже давно используются в графопостроителях, системах CAD и 3D-принтерах. Дело только в масштабе.

Добавим технологии машинного зрения, распознавания и самообучения. Получаем механическую руку с глазами и ракеткой. Можно пофантазировать, как машина намеренно проигрывает первый гейм, изучая повадки соперника-человека: скорость его перемещения, стратегию ударов, их силу и траекторию и т.д. А затем уверенно начинает гонять его по углам и набирать очки.

Думаю, в течение ближайших лет подобный образец появится. Его поначалу будут широко использовать для спарринга, но в целом теннис, – как и шахматы, и Го, – утратит свою исключительность и обаяние.

То же касается настольного тенниса (скорость выше, но масштабы меньше), снукера и т.д., и т.п. Так что, видимо, у людей скоро останется только традиционная игра «махнем не глядя». Хотя, кто знает?..

Хроники Го-1. DeepMind

Два Ксерокса и один Карл Айкан

Xerox до конца 2016 г. разделится на две компании в форме открытых акционерных обществ. Одна из них продолжит заниматься офисными машинами и технологиями. Другая станет сервисным оператором. Это не первый случай в индустрии, – и не первый, когда к делу приложил руку мультимиллиардер Карл Айкан (Karl Icahn), специалист по разваливанию компаний.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Как известно, «Зиракс» была основана в 1906 г. в Рочестере, штат Нью-Йорк, – на берегу Онтарио, – с подачи совсем уж древней The Haloid Photographic Company, которая едва ли не первой в мире начала сколько-нибудь массовое и стандартное производство фотобумаги и некоторого оборудования для фотографии.

Долгая и славная история Xerox близится к своему завершению. Дело не в том, что компания стала хуже изнутри, – вековые традиции все же обязывают. Изменились технологии и подходы людей к работе с информацией.

Идеи в этой области были сформулированы более тридцати лет назад. В нашей стране академик В.М.Глушков с коллективом киевского Института кибернетики еще в 1982 г. написал книгу «Основы безбумажной информатики».

Сегодня бумаги с каждым годом используется все меньше. «Зеленое» движение громко ратует за сохранение лесов. Облака, планшеты, смартфоны и т.д. также позволяют обходиться без бумаги.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Как последнюю тенденцию можно привести показанную недавно офисную машину Epson Paperlab масштаба подразделения, которая перерабатывает использованные листы в новые со скоростью до 7 тыс. листов А4 в день

Текущий СЕО Xerox, Урсула Барнс, приняв руководство компанией 1 июля 2009 г., в довольно тревожное время, сделала все для ее выживания. Однако ее же решения стали и основой интриги, у руля которой стоит Карл Айкан.

Он является владельцем контрольного пакета акций холдинговой компании Icahn Enterprises. Последняя же представляет собой сильно диверсифицированный конгломерат, – зачастую состоящий из осколков некогда крупных разнородных компаний. Но обо всем по порядку.

Урсула Барнс

Два Ксерокса и один Карл Икан

Xerox CEO Урсула Барнс (Ursula Burns) в сентябре 2015 г.

Урсула Барнс (Ursula Burns) родилась и выросла в Нью-Йорке и почти всю жизнь работала в Рочестере (Rochster), расположенном в том же штате. Она начала карьеру в Xerox как летний интерн почти 36 лет назад (1980) и затем прошла в корпорации все ступеньки служебной лестницы.

Она также стала первой женщиной-афроамериканкой, которая возглавила компанию из списка Fortune 500. Она неоднократно входила в перечень 100 самых влиятельных женщин Америки (29 место по версии Forbs в 2015 г).

Под ее руководством Xerox сделала свое самое большое приобретение (тогда крупнейшее в мире). Вскоре после того, как Барнс стала СЕО, в 2010 г., за $6,4 млрд. была куплена сервисная сеть Affiliated Computer Services (ASC). Это существенно расширило область интересов Xerox, которая теперь, впервые в своей истории, предоставляла в том числе различные бизнес-сервисы.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Последние пять лет правления Барнс. Покупка и ассимиляция ASC далась компании довольно мучительно. Только спустя три года, в 2013 г., дела пошли на поправку, и за два года цена акций Xerox удвоилась. А вот последующий спад уже связан с необратимыми изменениями в технологиях работы с документами

Сегодня доходы Xerox от его сервисных фирм составляют приблизительно 57% общего объема. Вместе с тем будущее Барнс в Xerox после разделения выглядит несколько сомнительным.

Впрочем, Роберт Даффи, CEO Greater Rochester Chamber of Commerce, говорит, что он знал Барнс еще тогда, когда она сама ничего не знала о своем будущем в Xerox. «Урсула Барнс – талант класса «superb». Не сомневаюсь, что если она и не сможет продолжить карьеру в Xerox после распада, то всегда будет востребована где бы то ни было», – сказал он в интервью местной газете.

Как любой руководитель такого масштаба, Барнс не избежала критики и была порой вынуждена принимать непопулярные решения. В Рочестере технические специалисты часто жаловались, что места для них сокращаются, в то время, как Барнс руководит программой STEM Белого дома (помощь одаренным детям). Она также не смогла остановить уменьшение доходов в технологическом сегменте Xerox.

Последнее довольно легко объяснить. Технологии ксерокопирования и обработки бумажных документов уже лет десять не получают никакого инновационного импульса. Они практически достигли своей вершины и инвестирование в R&D в этой области представляется весьма рискованным.

Приобретение ACS было своего рода отказом продолжать развитие аппаратного направления, и в итоге создало вполне успешный сектор услуг. Так что обвинение Барнс в неспособности развивать технологии вряд ли можно принять. Скорее это было ее разумное нежелание.

Карл Айкан

Два Ксерокса и один Карл Икан

Финансовый мир хорошо знает, что разбиение компаний – конек «акулы бизнеса» Карла Айкана. В последние годы он проделал это с eBay (аукцион и PayPal), Manitowoc (food service and construction industries) и Gannett (media holding company)

Как сообщается, Карл Айкан получит три места в совете директоров будущей сервисной компании. В ноябре 2015 г. он впервые раскрыл данные о своей доле в Xerox и сказал, что будет настаивать на переговорах с компанией о ее будущем. С долей в 8,1% хедж-фонд Карла Айкана – теперь второй по величине акционер Xerox. При этом нужно иметь в виду, что сегодня рыночная стоимость Xerox почти вдвое меньше, чем годовой объем ее продаж. Ее акции утратили четверть своей стоимости в прошлом году.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Можно сказать, что Xerox готовилась к будущему разделению еще с 2008 г., когда начала активно работать в сервисной области. С тех пор доходы от технологий работы с документами стабильно уменьшались

Поэтому в октябре 2015 г. компания провела стратегический обзор своих действий. А месяц спустя Карл Айкан начал играть в открытую. Айкан и Барнс последние месяцы активно вели переговоры о плане распада, и сегодня обе стороны, в основном, согласовали свои позиции.

(Более подробный рассказ о Карле Айкане выходит за рамки тематики данной статьи, – см. здесь).

Ничего особенно необычного не происходит. Xerox фактически продолжает тенденцию в корпоративном мире Америки, согласно которой разносторонние, хорошо развитые компании со временем тяготеют к разделению на некоторое количество узкоспециализированных частей, ведущих свой бизнес самостоятельно.

Точно так же HP в октябре 2015 г., после 76 лет своего существования в виде единой структуры, разделилась на Hewlett Packard Enterprise, которая займется серверами, профессиональными сервисами и ПО, и HP Inc., которая будет выпускать и продавать персональные компьютеры и принтеры.

Для Xerox приобретение ACS было способом сместить центр внимания компании с обработки документов на сервисы для бизнеса и правительственных структур.

Это существенно изменило весь фирменный стиль Xerox, добавив 74 тыс. новых сотрудников ACS к уже имеющемуся 54-тысячному персоналу, но зато превратило Xerox в компанию с $22 млрд. дохода.

Для покупки Xerox была вынуждена залезть в долги, но Барнс яростно защищала эту сделку. Она была уверена, что ASC позволит сделать потоки дохода более ровными, возмещая прибыль при сокращении бизнеса аппаратных средств. Время показало, что тогда ее позиция была верной.

Даже сейчас, когда разделение Xerox дело уже решенное, в своем стратегическом обзоре в октябре Барнс поддержала сохранение структуры разделенных компаний под одной крышей.

Это довольно принципиально. В то время как сфера услуг Xerox выросла за прошлые годы, она все же не зарабатывала достаточно, чтобы противостоять ухудшению дел в традиционной для себя области аппаратных средств. В 2015 г. падение доходов здесь достигло довольно тревожных 7%.

Аналитики говорят, что интерес Карла Айкана именно к сервисной части компании (как прибыльной части Xerox) вполне оправдан, и, скорее всего, если эта новая компания будет каким-то образом способствовать существованию аппаратной компании, то вряд ли будет делать это слишком охотно.

Теперь многое зависит лично от Айкана. Очевидно, что традиционный бизнес Xerox за почти 70 лет, прошедшие с выпуска первой модели копировального аппарата, исчерпал свои возможности. Техасская ACS была пионером в передаче части сервисов в страны с дешевой рабочей силой, – такие как Мексика и Гана, – и это обеспечивало ее прибыльность. Кроме этого, приблизительно 40% бизнеса ASC с связано со стабильными правительственными организациями, такими как государственные агентства Medicare и Medicaid.

Однако и у нее в последние годы наблюдаются трудности, причем в тех же секторах, которые в свое время спасли Xerox. Поэтому Карл Айкан посчитал, что сейчас самое время для нападения и разрушения компании.

Xerox как славная история и гордость Америки

Пользуясь случаем, приведем краткую историческую справку, – вряд ли это уже придется делать в дальнейшем.

Xerox получила и реализовала свой шанс в 1938 г., когда нью-йоркский физик и изобретатель Честер Карлсон (Chester Carlson), работая самостоятельно, изобрел процесс печати изображений с помощью электрически заряженного барабана и сухого порошка-тонера, получив первое «электрофотографическое» изображение.

Два Ксерокса и один Карл Икан

По стечению обстоятельств Честер Карлсон родился в год основания Xerox – в 1906 г. Спустя 32 года он положил начало последующему полувековому бизнесу компании

Однако слово «электрофотография» показалось «слишком научным», что могло отпугнуть потенциального покупателя. Помощь в поиске более удачного названия оказал местный профессор-филолог. Он придумал термин «ксерография» от древнегреч. «ксерокс» – «сухой» и «графо» – «пишу», а потом уже сам Карлсон сократил слово до простого «ксерокс».

В итоге в 1948 г. первые ксероксы появились на рынке, а первая модель называлась просто – Model A. После выпуска в 1959 г. первой полностью автоматической модели Xerox 914 компания Haloid Photographic сменила название на Xerox Corporation.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Model A – первое в истории коммерческое копировальное устройство. Xerox продавала их добрые два десятка лет

В течение многих десятилетий Xerox строила свой бизнес, изобретая новые машины, – такие, как фотокопировальное устройство и лазерный принтер, – и заставляя компании покупать все больше офисных машин, к которым она поставляла весьма недешевые чернила и тонеры.

Успехи в бизнесе обеспечивали финансирование ее знаменитого Palo Alto Research Center. Сегодня кажется удивительным, что Xerox не стала разработчиком персональных компьютеров. Однако тогда дела с копировальной техникой и так шли слишком хорошо.

В то же время будущее персональной вычислительной техники не представлялось слишком ясным и радужным. Поэтому Xerox легко отдала свои разработки, и даже разработчиков, – которые скоро выстрелили целым рядом новинок в Apple.

Мы также не можем подробно рассказать эту историю в данном материале и отсылаем читателей непосредственно к истории Xerox PARC и Xerox Alto.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Предшественник Apple Lisa и Apple Macintosh, персональный компьютер Alto (1973) был оснащен первым в мире текстовым редактором класса WYSIWYG (What You See Is What You Get – «что видишь на экране, то и получишь на принтере»), мышью, растровым графическим дисплеем (bit-mapped display) и GUI с меню и иконками. Он мог работать в также разработанной в Xerox локальной сети Ethernet и имел собственное устройство хранения информации, однако практически не продавался и использовался почти исключительно в собственных подразделениях Xerox

Однако хорошие времена не вечны. Xerox в итоге не вынесла конкуренции с американскими и заграничными конкурентами. Это вызвало увольнения (иногда временные) и первую в истории компании кардинальную реструктуризацию.

В 2000 г. Xerox была вынуждена сократить дивиденты акционеров перед лицом огромных потерь и тяжелого долга. 2015 г. стал годом нового избиения компании, которая сегодня имеет 140,8 тыс. человек персонала во всем мире. В октябре Xerox предсказала, что доход сократится за весь 2015 г. на 3%, – после 10%-ого снижения в третьем квартале.

Два Ксерокса и один Карл Икан

Инфографика USA Today наглядно показывает, как будет выглядеть Xerox к концу 2016 г. и структуру бизнеса каждой компании. Если брать выработку на одного человека, «родное» подразделение аппаратного обеспечения компании выглядит куда лучше сервисного. Беда в том, что первое движется вниз, а второе – вверх

Барнс в октябре прокомментировала текущие итоги следующим образом: «Мы знаем, что нас ожидает большая работа, которую мы должны выполнить». А вскоре после этого на корпоративной сцене появился Карл Айкан, который до этого предпочитал держаться в тени.

Вместо заключения: голос народа

Xerox – не просто компания. Это – часть истории технологий. Это – часть истории США. Глагол «отксерить» прочно вошел чуть ли не во все языки мира. Хотя Xerox всячески противилась, в итоге «ксерить» появилось даже в словаре Merriam-Webster, причем с примером «I'll be xeroxing in the library».

Комментариев к объявленному разделению множество. Американцам жалко расставаться с компанией и с технологиями, которые сопровождали множество людей всю их жизнь. Но если постараться упаковать все сказанное в два абзаца, получится примерно следующее.

«То что происходит сейчас с Xerox – непристойный конец изобретения Честера Карлсона. Это – конец еще одной большой американской бизнес-саги! Ксерокс навсегда стал синонимом копировальных устройств. Теперь копировальные устройства будут синонимичны только с тараканами внутри них».

«Наступивший раскол – признак летаргии, которая охватила Xerox более двух десятилетий назад. Они разочаровались в попытках развить свой бизнес аппаратных средств, и уже давно бросались то в страхование, то в финансовые услуги, – еще до того, как приобрели ACS».

Со всем этим трудно не согласиться. Но, все  же, 20-миллиардные компании не умирают так просто. В данном случае речь идет скорее о реинкарнации. Выражаем надежду, что все пойдет по классическому сценарию, – «Xerox умер. Да здравствует Xerox!»

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT