`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Почему биткоин может и не стать валютой будущего

Весьма обоснованный, хотя местами и слабоватый, ответ Марку Андриссену на его статью о пользе Bitcoin в New York Times.

Аргументы, которые будут сильнее других:

  • BTC как платежный инструмент интересен продавцу из-за невозможности отменить транзакцию, но не особо выгоден среднестатистическому покупателю.
    • Если у такого покупателя есть кредитка, то банк-эмитент защитит его от неавторизованных транзакций (закон цитирует максимальный риск в $50, но большинство банков откатят транзакцию полностью, просто потому, что удовлетворенный пользователь кредитки принесет им больше lifetime revenue чем $50).
    • Если транзакция была авторизованной, а жуликом оказался продавец, банк-эмитент проведет расследование с презумпцией невиновности клиента.
    • Репутационные системы могут частично обеспечить подобную чистоту транзакций и в мире BTC, но все мы помним стандартные каналы атак на такие системы на примере eBay – взламывались аккаунты продавцов с хорошей репутацией, либо же репутация нагонялась мелкими транзакциями для того, чтобы потом сорвать крупный куш.
  • Большинство интернет-пользователей не умеют обновлять Windows и вводят пароль куда попало, а тут требование защищенного кошелька, который если украдут, то вместе со всеми биткоинами.
    • Воруют уже сегодня у технологически подкованных людей, чего уж ожидать от простых смертных.
    • Система децентрализированных кошельков не особо интересна среднестатистическим пользователям, все скорей всего подпишутся на онлайн-кошельки типа Coinbase со своими векторами атаки типа фишинга на пользовательской стороне либо взлома на стороне вендора.
  • Дешевизна транзакций, которая является чуть ли не центральным аргументом для внедрения BTC для международных платежей, не является нулевой из-за обменных пунктов.
    • Да, легко переслать биткоины от кого-то из США кому-то в Украину, но на обмене из/на доллары с последующим обменом в валюту получателя всегда кто-то нагревается.
    • Эти затраты являются минимальными в странах с высокоразвитой финансовой системой и весьма высокими в странах с рудиментарными финансовыми системами (в Штатах в биткоины можно зайти и выйти с минимальными комиссионными, но и деньги переслать бесплатно либо очень дешево можно чеком, банковским переводом, Paypal, Square Cash и т.д. и т.п., а вот попробуйте выйти из биткоинов в Иране или КНДР).
    • Мировые правительства могут и будут лицензировать обменный бизнес для предотвращения отмывания денег, в итоге любой легальный обменный оператор понесет расходы на лицензию и соответствие правилам.

Почему биткоин может и не стать валютой будущего

Как Калифорния становится лидером на рынке солнечной энергетики

Bloomberg Business Week сообщает, что в плане роста установок солнечных панелей США впервые за долгое время обогнали нынешнего мирового лидера – Германию. И если в Германии набор правительственных субсидий только идет на спад, то в Калифорнии он получил серьезный толчок на фоне как федеральных, так и собственно штатовских программ – Калифорния импортирует электричество из других штатов, и не так давно штат был на грани энергетического кризиса.

Первой позитивной новостью для солнечной энергетики стало банкротство Solyndra. Компания, руководство которой было замечено в финансовом интересе к Демократической партии США, получила федеральные финансовые инъекции после победы Обамы в 2008 г., после чего благополучно обанкротилась, став предметом критики энергетической политики Обамы со стороны республиканцев. После того, как другой получатель федеральных энергетических ссуд – компания Tesla Motors – укрепила свои позиции на рынке, а потом и вовсе вернула кредит в $465 млн за 9 лет до официального срока погашения, критика слегка подутихла, и версия о банкротстве Солиндры получила рыночную окраску – производство солнечных панелей стало настолько дешевым, что рынок захватили китайские компании.

Для борьбы с энергетическим кризисом Калифорния прибегла к целому арсеналу мер. В 2008 г. губернатор Шварценеггер обязал естественные энергомонополии штата к 2020 году генерировать 33% энергии из источников, альтернативных сегодняшним тепло- и гидро-электростанциям. Параллельно штат запустил набор субсидий для владельцев солнечных систем, привязав объем субсидии к производительности. Помимо этого естественные энергомонополии в результате легкого лоббирования теперь обязаны выкупать остатки солнечной энергии по розничным, а не оптовым, ценам. И если первоначально энергомонополии сумели добиться законодательного ограничения объема киловатт-часов, которые они были обязаны покупать, то два месяца назад калифорнийский Сенат убрал эти ограничения, к радости представителей солнечной энергетики и к недовольству представителей энергокомпаний и их акционеров.

На фоне ситуации, где 30% стоимости солнечных панелей субсидируют федералы, определенные киловатт-часы субсидирует Калифорния, а остаток можно перепродать энергокомпаниям по их же ценам, установка панелей и генерация электричества могут принести весьма неплохой доход.

Я после небольшого раунда исследований остановился на SolarCity (партнерская ссылка, налетай-торопись), председателем правления которой является Элон Маск (экс-PayPal, Tesla Motors, SpaceX), не понаслышке знакомый с федеральными и штатовскими программами альтернативной энергетики.

Компания требует контракта (в моем случае это 48 месяцев, что вроде как является стандартной практикой), согласно которому я обязуюсь выкупать определенный объем электроэнергии, сгенерированной солнечными панелями компании. Владельцем панелей является и продолжает являться Solar City, т.е. со своей стороны я предоставляю место на своей крыше.

Со своей стороны SolarCity обязуется производить минимальный набор киловатт-часов, оговоренных в контракте. Размер установленной системы зависит от потребностей клиента, но для пущей уверенности сайт (либо торговый представитель) смотрит на счета от энергокомпании за последние несколько месяцев, после чего предлагает некий минимум киловатт-часов, который и заносится в контракт. Клиент обязуется ежемесячно покупать именно это количество киловатт-часов – не меньше и не больше. На практике система гарантированно сгенерирует больше электроэнергии, чем это необходимо -  излишки перепроизводства SolarCity продает энергокомпании, не отходя от крыши клиента.

Цена за киловатт-час в Калифорнии формируется как рыночным механизмом, так и вмешательством со стороны законодателей, которые не особо заинтересованы в историях с бабушками, которых выкинули на улицу за неспособность оплатить счет за электроэнергию. Четырехуровневая система тарифов предполагает законодательное закрепление первого и второго уровня, киловатт-часов в которых должно хватить на обогрев и электрообеспечение небольшой квартиры или домика. Третий и четвертый уровни сформированы рынком и от первых двух могут отличаться в разы. SolarCity по ценам старается быть конкурентноспособной с третьим уровнем. После установки панелей первые киловатт-часы будут покупаться у SolarCity, по достижению же оговоренного контрактом лимита тарификация уже будет происходить на стороне энергокомпании, с тем лишь исключением, что там отсчет киловатт-часов начнется с нуля, т.е. первого и второго уровня тарифов.

Задача не в том, чтобы перевести свой дом на стопроцентное потребление солнечной энергетики, а в том, чтобы какой-то гарантированный минимум генерировать с помощью панелей, докупая нужное электричество у своего нынешнего провайдера. Из-за ценовой разницы между солнечными киловатт-часами и киловатт-часами третьего у четвертого уровней от энергомонополий объем расходов практически всегда будет ниже. Единственное исключение – если куда-то уехать на длительный срок, отключив в доме все электроприборы, то в случае энергообеспечения “по старинке” деньги получилось бы сэкономить, в случае же SolarCity объем выкупаемых киловатт-часов и, соответственно, размер счета не изменится. При этом стоимость системы, стоимость ее установки, стоимость визита со стороны городских инспекторов (установка солнечных панелей – это “модификация” недвижимости), страховку, стоимость обслуживания и демонтажа системы (4-летний контракт подойдет к концу) для клиента составляет $0 – весь риск SolarCity берет на себя, планируя покрыть расходы за счет как субсидий, так и киловатт-часов, перепроданных вначале клиенту, а затем энергокомпании.

Поскольку капитал для закупки солнечных панелей и найма соответствующих сотрудников при такой конфигурации все-таки нужен, Solar City вышла на IPO в декабре прошлого года, за год проделав путь с $12 до $50 (акции достигли уровня за $65, но затем спустились на землю) и показав первую прибыль в третьем квартале этого года.

Как Калифорния становится лидером на рынке солнечной энергетики

Как Твиттер одну-шестую компании от венчурных капиталистов спрятал

Одна из самых занимательных подробностей первичной эмиссии Twitter – это список финансистов в одном из самых крупных IPO этого года. Мысль о том, что венчурный капитал в Долине деградирует, и что пора заменить его чем-то более интересным, путешествует по технологическим блогам уже давно, но до этого никто не поднимал значительные раунды не от венчурных фондов, а от какого-то мужика, который был другом другого мужика. А вот Твиттер поднял.

Не то чтобы венчурный капитал там не присутствовал вообще (за Spark Capital записано 6% компании, Benchmark Capital – 5,8%, Union Square Ventures – 5,1%, DST Global – 4,4%) но крупнейшим акционером Twitter является альянс Rizvi Traverse и JP Morgan Chase. Если имя второго еще на слуху на Уолл-стрит, то первый в технологической прессе не фигурировал вообще. В 2006 г. на частном острове Ричарда Бренсона повстречались как-то Сухаил Ризви и Крис Закка. Первый  работал в Голливуде, инвестируя капитал, который по классификации более походил на private equity чем венчурный. Второй работал юристом в Google, где занимался юридическим обеспечением переговоров, а также спецпроектами по закупкам земель под дата-центры.

Первый намекнул, что если будет какая интересная сделка, то он готов к переговорам. Второй ушел из Google в 2007 г. и посвятил свое время инвестициям в долиновские компании. В числе экс-гугловцев, с которыми Закка поддерживал отношения, был и Эван Уильямс, который к тому моменту как раз потерял должность гендиректора в Twitter. После нескольких бесед Уильямса удалось заинтересовать в продаже акций , после чего аналогичные предложение получили другие экс-сотрудники компании. Когда обьемы закупок акций исчислялись уже сотнями миллионов долларов, Закка привлек под свое управление активы JP Morgan Chase, который к тому моменту как раз запустил миллиардный фонд для инвестиций в технологические стартапы, и в итоге заполучил 15,6% компании, что по сегодняшним меркам превышает $3,5 млрд.

Покупка земель в сельской местности заслуживает отдельного упоминания. Проект требовал секретности, так как любое упоминание Google автоматически взвинчивало цены в несколько раз. Закка пользовался трюком, который он описывает в видео-интервью (ссылка ниже) и которому его  научил Ларри Пейдж. Понимая, что Google будет первым инструментом, к которому обратятся журналисты, исследующие его деятельность, Закка регистрировал компании-пустышки, которые не поддавались проверке в поисковике, так как содержали слишком общие слова. В итоге фермеры продавали свою землю компаниям с названиями Design, LLC и т.д.

Журналист Fortune Дэн Примак в своем блоге задается вопросом – как это Закке и его фонду Lowercase Capital удалось выкупить пай размером в несколько миллиардов без внимания со стороны технологической прессы? В 2010 г. Закка поднимал капитал для очередного фонда, заточенного под закупку акций Twitter, и новый фонд получил название Lowercase 140,  что пронырливый Примак сразу же связал с максимальным числом символов в твите. Информация о новых фондах публикуется SEC, в итоге скрыть информацию о названии фонда не представляется возможным. Но это было последним провалом Закки в плане секретности – с того момента акции Twitter покупались такими невидимыми для поисковиков компаниями как Industry LLC, Institutional Associates Fund LLC и Compliance Matter Services LLC.

Как Твиттер одну-шестую компании от венчурных капиталистов спрятал

Trust Me: I’m Lying

Trust Me: I’m Lying объединяет в себе две книги. Первая – экскурс в историю журналистики и обзор экономических систем, которые дают возможность газетам и журналам прибыльно существовать, с проекцией истории на сегодняшний статус кво, где особое внимание уделяется блогам и интернету как способу манипуляции потребляемого информационного контента. Вторая – это набор практических рецептов для манипуляции новостей с помощью этих самых инструментов.

Раян Холидэй является “информационным консультантом”, в набор услуг которого входит кризис-менеджмент, PR-менеджмент, управление социальными медиа и другие услуги, о которых он предпочитает распространяться только в общих чертах.

Очень краткая история информационного бизнеса

Автор рассматривает историю газетного бизнеса в трех стадиях. Изначально информационные листовки и бюллетени публиковались политическими партиями для донесения своей точки зрения. Похожие подходы к газетному бизнесу сохранились и сегодня в виде “официальных органов” партий. Такая газета редко преследует прибыль как таковую, хотя подписка на нее нередко является обязательной, а чаще просто входит в пакет преимуществ, который нужно купить при присоединении к партии. Основное содержание таких бюллетеней – это мысли партийных боссов о текущих событиях. Если какие-то дебаты и находят место на страницах таких газет, то они обычно касаются внутрипартийных междоусобчиков и носят относительно доброжелательный характер.

В девятнадцатом веке изобретение печатного пресса позволяет предпринимателям запустить информационный стартап нового типа – газеты, которые продаются через распространителей. Здесь редакторы новостей уже не вторят политике конкретной партии, а озабочены информированием своих читателей о событиях в мире. Канал распространения (мальчики, которые стоят на углах) меняет и подход к информационному бизнесу – издатель получит прибыль только когда свежий номер будет обменен на звонкую монету. Поскольку для продажи своего продукта мальчики выкрикивают заголовки с первой полосы, в итоге незадолго после рождения собственно СМИ мы практически сразу получаем рождение желтых СМИ. Выигрывают заголовки, которые максимально заинтригуют читателя очередным скандалом, даже если в процессе заголовок преувеличивает информационный повод. Когда читатель ознакомиться с несколькими абзацами статьи “ВОЙНА НАЧНЕТСЯ УЖЕ ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ?”, и обнаружит, что речь идет о какой-то словесной перепалке каких-то политиков в какой-то безынтересной стране, то он уже принес прибыль издателю.

Третья волна информационного бизнеса совпадает с внедрением газетных подписок. В 1896 г. газетный издатель Адольф Окс из Тенесси выкупил контрольный пакет газеты The New York Times. Окс занялся сразу несколькими радикальными экспериментами – цена номера была снижена с трех центов до одного, журналистам было предложено освещать информацию объективно (NYT в то время конкурировала в основном с желтой прессой, которая чаще всего преподносила одну точку зрения и поделом), а читателям, желающим поддержать такой эксперимент и выразить свое “фе” желтой прессе, была предложена модель подписки. Издатель получит свои деньги заранее, продажи номеров теперь не будут зависеть от скандальности заголовков, а газетный бизнес в целом начнет делать упор на объективное донесение информации и аналитику, предусматривающую дебаты нескольких сторон, задействованных в конфликте.

Информационный бизнес сегодня

По мнению Холидэя, сегодня мы стали свидетелями не четвертой волны журнализма, а отката ко второй при смене формата подачи. Главные страницы популярных блогов – Jezebel, Politico, Business Insider, Deadspin, Gawker, io9, Huffington Post – на удивление малопригодны для чтения, если их сравнивать с главными страницами тех же New York Times или Wall Street Journal. И если несколько лет назад подача новостей была оптимизирована под RSS-читалку, то сегодня, с отмиранием стандарта, крупные блоги получают трафик  в основном от трех ресурсов – Google (включая Google News), Facebook и Twitter. Даже в случае географической завязки блога редкий житель Нью-Йорка начинает свой рабочий день с Gothamist.

Поэтому упор и преференции (в том числе зарплатные) сделаны на публикацию максимального количества новостей за день плюс работу по созданию скандалов с броскими заголовками. Сто лет назад заголовки оптимизировали под мальчиков-продажников, сегодня их оптимизируют под максимальные клики с Google News либо Твиттера.

Базовая зарплата автора обычно предусматривает написанием им какого-то минимального количестве новостей в день. Помимо зарплаты есть бонусы, которые практически всегда зависят от трафика, который статьи (а точнее – заголовки) принесли на ресурс и иногда количества комментариев, которые получила новость. Рост комментариев приводит к дополнительному трафику (больше шансов на то, что пользователь поделится ссылкой на социальном ресурсе; больше шансов, что вернется, дабы ответить на новые комментарии), итого издания нередко используют схему, где для того, чтобы оставить комментарий, читателя просят зарегистрироваться (попутно записав его на рассылку “свежих” заголовков), что толкает издателя оптимизировать под комментарии, а автора под статьи, которые хочется комментировать.

В плане конкуренции между блогами действует принцип “Кто первым встал – тот и штаны взял”. Есть скандальная новость, но источник из компании еще не подтвердил ее? Не беда – новость идет в эфир со скандальным заголовком и последним предложением “Мы связались с представителями компании и будем держать вас в курсе дальнейших событий”, хотя понятно, что никакой читатель не будет нервно перегружать страницу в надежде получить уравновешенную картину – он ушел обратно на фейсбук две секунды после клика по заголовку и быстрого пробега по абзацам. Есть новость, время публикации которой ограничено из-за эмбарго? Не беда, ставим в эфир, потом извинимся перед компанией за нарушение эмбарго и покажем, сколько трафика мы им принесли ссылкой на их сайт. Есть эксклюзив от источника, который не заслуживает доверия? Публикуй быстрее, пиши что “связались с официальными представителями”, а там разберемся, самое дорогое сейчас – это время, пока будем перепроверять источник, новость и все клики получит наш злостный конкурент.

Эксплуатация

Для компании самым простым способом заполучить пиар вроде как является рассылка пресс-релиза. Блоггеры поленивее просто скопируют текст из пресс-релиза, изменив пару предложений и добавив свой ценный комментарий типа “Мне кажется, что такая стратегия не очень удачная, но время покажет”, дабы Google не забанил их ресурс за текст, идентичный с PRWeb или PRNewsWire. Для более крупных блогов такое вряд ли прокатит – пресс-релизы там всегда остаются на потом, да и есть шанс, что какой-то из блоггеров над ним сыронизирует либо разобьет в пух и прах, а спрашивать, вестимо, будут с PR-специалиста.

Какие принципы эксплуатации такой системы рекомендут Холидэй?

  1. Всегда имейте под рукой хороший запас фейковых аккаунтов. В случае онлайн-дискуссий можно создать впечатление о “всеобщей и безоговорочной” поддержке линии компании. В идеале это будут полноценные виртуальные персонажи, с почтовым ящиком, аккаунтами в социальных сетях, несколькими фотографиями, историей комментариев (желательно нейтральных) на других ресурсах.
  2. При работе на корпоративного клиента создайте запас фейковых аккаунтов на корпоративном домене. Что сработает лучше – письмо PR-менеджера от [email protected] с темой “Анонс нашей новой коллекция зима-весна”, либо же сообщение от некого [email protected] с предупреждением “Привет, я работаю на такого-то производителя одежды, и вот куча картинок с секретной папки на нашем сервере, компания планирует это анонсировать послезавтра”? Редко какой блоггер удержится от соблазна опубликовать “эксклюзив” первым.
  3. Ведите учет практически всех блогов, на которые заходит народ. В работе Холидэя никогда не знаешь, когда придется переквалифицироваться с финансовых новостей на моду либо высокие технологии. Пиар двадцать первого века работает следующим образом – небольшие блоги (нередко авторский коллектив таких начинается и заканчивается одним автором) выбирают свой сектор, которым может быть конкретная компания, отрасль, город (или даже конкретный район города), географический регион и т.д. Для поддержания свежести контента автор публикует любую новость, которая так или иначе связана с его узкой темой. Блоги покрупнее держат мелкие блоги в своей RSS-читалке, чтобы в случае интересной новости и фотографии перетащить ее к себе. Блогами, связанными с конкретными географическими регионами, не брезгуют местные газеты. Подкинув новость парочке-другой мелких блогов, свои заголовки можно скоро увидеть на более крупных блогах, а если тема получит раскрутку на популярных блогах с их каналами распространения, то и в национальных СМИ – телеканалы и крупные газеты используют более крупные блоги в качестве генераторов идей для своих материалов. Бонус такого подхода состоит в том, что подкинув мелкому блоггеру материал, который затем с ссылкой на него публикуют другими, вы делаете его вашим должником навеки.
  4. Ведите учет блогов популярных оффлайновых изданий. В погоне за трафиком многие СМИ не смогли удержаться от искушения открыть на своем сайте раздел блогов. Система оплаты авторов в таких случаях упирается в те же показы страниц, что в итоге приводит ко все той же погоне за новыми материалами, отсутствию таких вещей как перепроверка фактов и желание все опубликовать как можно быстрее в попытке сорвать куш с Google News и т.д. Такие сайты чаще всего работают под логотипом своих серьезных и солидных прародителей, что молодой компании дает возможность заработать нужные логотипы в плане освещения в прессе. Попал в Wired Blogs? Смело цепляй цитату с логотипом журнала Wired на свой сайт. WSJ Blogs? Технология компании описана в Wall Street Journal. Блоги New York Times? “Авторитетное американское издание New York Times считает продукт нашей компании весьма уникальным и интересным”. Попал в блоги CNET? Это вообще классно, так как CNet принадлежит американской телевизионной корпорации CBS, в итоге на сайт можно зацепить логотип CBS,  дописать что-то типа “as featured on CBS”, и все будут думать, что продукты компании показывают по телевизору.
  5. При наличии бюджета подкиньте блоггеру немного трафика. Холидэй рекомендует Outbrain и StumbleUpon, которые нагонят посетителей очень небольшие суммы. Тут важно не переборщить – не стоит покупать 10,000 посетителей на сайт с ежедневным трафиком в 5,000 уникальных – работодатели блоггера наверняка заподозрят что-то неладное, и вы подставите человека. Но купить тысячу-другую посетителей на URL конкретной статьи на сайте, ежедневный трафик которого составляет 50-100 тыс. пользователей – милое дело. Во-первых, блоггеру, как было неоднократно подмечено раньше, платят за трафик, и как результат, и блоггеры, и их работодатели всегда следят за самыми популярными и комментируемыми статьями. Во-вторых (это полезно если вы обслуживаете PR-контракт какой-то компании), каждый блоггер держит в уме пару-другую “популярных” тем, которые дают на сайт дополнительный трафик, и если ваша компания либо отрасль приводят к здоровому всплеску активности, в следующий раз ваш материал наверняка станет приоритетным. Покупку трафика можно поддержать небольшой волной комментариев со своих фейковых аккаунтов (см. выше) – издатели смотрят как на популярные, так и на комментируемые темы. Остерегайтесь левых поставщиков трафика, которые просто запускают программных ботов – Google Analytics и другие системы учета трафика много чего отсекают. Перед покупкой трафика у нового поставщика загоните тысячу-другую посетителей на ресурс, контролируемый вами, и пронаблюдайте трафик на предмет подозрительности в популярных системах Web-статистики.
  6. Новость будет хорошо распространяться, если она вызывает у человека гнев. Нейтральные и позитивные эмоции редко когда заставят читателя поделиться новостью с друзьями. Наиболее привлекательным контентом с точки зрения его распространения в социальных сетях являются статьи, заставляющие человека рассердиться. Запись с комментарием “Посмотрите, что они делают”, “Это ужасно” и т.п. всегда смотрится органичнее, чем нейтральная новость либо же позитивная статья. Издание, оптимизирующее под просмотры страниц, будет стараться публиковать и позитивные материалы, но для дальнейшего продвижения читателю нужно подкинуть адреналин в итоге вместо заголовка “В мэрии состоялся прием по поводу праздника Хэллоуин” лучше поставить “Скандальные фотографии вице-мэра в окружении вампиров и сексуальных медсестр – ФОТО”.
  7. Подчистите статью клиента на Википедии. Информация оттуда появляется в крупнейших изданиях и на телеканалах без ссылок, в итоге стоит позаботиться как о наличии позитивных фактов касательно клиента, так и о фоне подачи информации. Предложение “получил премию за такую-то книгу и стал лауреатом другой премии за такую-то статью” нужно переписать как “неоднократный лауреат многочисленных премий в области публицистики и журналистики”. “выпустил свой третий альбом в таком-то году” следует заменить на “выпустил третий альбом, который тоже стал платиновым,  в таком-то году” – информация не является неточной, и модераторы википедии наверняка ее пропустят, но качественно изменился фон ее подачи.

Trust Me: I’m Lying

$2,1 млн на колесо с моторчиком

Бостонский стартап Superpedestrian решил потратить инвесторские деньги на изобретение очередного колеса. Сегодня использовать велосипед для практических, а не спортивно-показушных целей, легче всего в Копенгагене, и поскольку все велосипедисты переехать в Копенгаген не могут, продукт The Copenhagen Wheel постарается внести дух Копенгагена в другие муниципальные единицы, сделав велосипед более удобным для путешествий на дальние дистанции.

Заднее колесо (которое и является собственно продуктом) содержит батарею, моторчик и ряд датчиков, которые измеряют энергию, затраченную велосипедистом на поворот педали. Так же, как и гибридный автомобиль, велосипед с Copenhagen Wheel будет подзаряжать батарею при спуске с горы и торможении и подключать мотор, когда велосипедисту для движения вверх горы потребуется дополнительная помощь. Колесо не содержит никаких элементов ручного управления, т.е. решения о заряде и запуске моторчика колесо принимает самостоятельно. Полной батареи хватит на более чем 20 км, но понятно, что это показатель усредненный и будет зависеть как от типа местности, так и от веса всадника.

Стартап коммерциализирует технологию, разработанную в рамках MIT, где, благодаря университетским связям, в числе партнеров проектов уже числятся Ducati и ряд правительственных и муниципальных организаций (первая версия создавалась для датской же Kobenhavns Kommune). Superpedestrian привлек $2,1 млн от Spark Capital и основателя Tumblr Дэвида Карпа.

,1 млн на колесо с моторчиком

,1 млн на колесо с моторчиком

,1 млн на колесо с моторчиком

$2,1 млн на колесо с моторчиком

Как программируют биржевых маклеров

Весьма интересная обзорная статья об особенностях создания агентов, торгующих на фондовых биржах, которые зачастую решают те же технологические проблемы, что и биржи – обеспечение максимальной ликвидности и удовлетворение заказов в процессе обработки огромного количества данных в режиме реального времени (конкретнее – за 740 наносекунд). Поскольку свет внутри оптического волокна преодолевает расстояние в 10 км за 49 микросекунд, организатору конторы, специализирующейся на высокоскоростном трейдинге, первоначально приходится тратить немало времени на вопросы хостинга, в основном подписывая дорогие контракты с площадками, в которых размещены серверы биржи. Но даже здесь есть возможности для оптимизации:

In many markets, the length of the cable within the same building is a competitive advantage. Some facilities such as the Mahwah, New Jersey, NYSE (New York Stock Exchange) data center have rolls of fiber so that every cage has exactly the same length of fiber running to the exchange cages.

И это только начало трат в плане железа – скромная стойка серверов вполне может съесть электричества на $14,000 в месяц.

Система изначально программируется под высокие нагрузки, так как предсказать появление (или исчезновение) миллиона-другого заказов не представляется возможным – даже при отсутствия активности на рынке, для которого программируется система, паника либо рост на соседних рынках могут вызвать неожиданные потоки новых заказов:

A change in U.K. employment will most certainly affect the USD/ GBP rate (currency rates are like relative credit strength). That in turn affects the electronic U.S. Treasury market, which itself affects the options market (the risk-free rate in our calculations has changed). A change in options leads to a change in large-scale ETFs (exchange-traded funds). The value of an ETF cannot be greater than the sum of its components (e.g., the SPDR S&P 500), so the underlying stocks must change. Therefore, the state of employment in London will affect the price of DLTR (the Dollar Tree), which doesn’t have a single store outside North America.

Для собственно программистов немаловажно и психологическое давление – торговый алгоритм редко когда станет куском кода, который нужно написать один раз, после чего он будет приносить дивиденты своим создателям долгие годы. Большинство стратегий становятся известны злобным конкурентам либо нивелируются из-за внешних факторов в течение трех-шести месяцев:

"Imagine every day you have to figure out a small part of the world. You develop fantastic machines, which can measure everything, and you deploy them to track an object falling. You analyze a million occurrences of this falling event, and along with some of the greatest minds you know, you discover gravity. It’s perfect: you can model it, define it, measure it, and predict it. You test it with your colleagues and say, ‘I will drop this apple from my hand, and it will hit the ground in 3.2 seconds,’ and it does. Then two weeks later, you go to a large conference. You drop the apple in front of the crowd…and it floats up and flies out the window. Gravity is no longer true; it was, but it isn’t now. That’s HFT. As soon as you discover it, you have only a few weeks to capitalize on it; then you have to start all over."

Как программируют биржевых маклеров

Andreessen Horowitz больше не будет вкладываться в раунды А

Венчурная контора Andreessen Horowitz, по совместительству управляющая, помимо прочих активов, крупнейшим фондом в истории венчурного капитала, решила отказаться от участия в ранних раундах из-за большого количества стартапов-дрозофил, экспериментирующих с продуктами и моделями заработка на ранней стадии.

Too many consumer startups have yet to develop a viable product or identify a real market, he said, leading to so-called pivots in which startups flit from one idea to another.

Many consumer companies are “like fruit fly experiments,” Mr. Weiss said.

Реплика о постоянных экспериментах напоминает о мини-скандале прошлогодней давности, когда Andreessen Horowitz оказалась акционером сразу двух компаний, работающих на рынке мобильных фото. В одну из них – PicPlz – венчурная контора инвестировала как в игрока на рынке мобильных фото, другая же – Burbn – привлекла капитал как игрок на рынке гео-локации. Когда позже в Burbn решили, что будущее все-таки не за чек-инами, а за мобильными фотками, и даже компанию переименовали в Instagram, то Andreessen Horowitz внезапно обнаружила себ в довольно неприятной ситуации, которой, впрочем, имелось отличное объяснение.

Чек на $78,000,000, полученный в обмен на акции Instagram (фонд первоначально вложил $250,000), немного разрядил обстановку, но венчурная организация, похоже, решила воздержаться от подобных казусов в дальнейшем.

Andreessen Horowitz больше не будет вкладываться в раунды А

Потуги внедрения онлайн-образования в оффлайн

В ноябре прошлого года калифорнийцы, в полной мере используя возможности прямой демократии, проголосовали за поправку номер 30, которая предусматривала рост ставок на налог с продаж и подоходный налог физических лиц с целью увеличения (либо там сохранения, кому как перепадет) бюджета на образование. Калифорнийцы, привыкшие к тому, что бюджетные деньги тратятся в никуда, за поправку с упоминанием бюджетов на образование проголосовали, хотя механизм был сформулирован странно – вместо создания спецфонда, откуда деньги могли уходить только вузам и школьным округам, деньги предполагалось отсылать в общий фонд в Сакраменто, откуда потом политики обязательно передадут полученные деньги прямо в руки представителям народного образования.

После того, как поправка была проголосована, калифорнийские пенсионные фонды по сусекам поскребли и обнаружили недостачу в $4,5 млрд. Совпадение оказалось невероятным, так как до референдума пенсионные фонды многозначительно отмалчивались, дабы никто не подумал, что деньги пойдут на погашение их инвестиционных ошибок, а после референдума оказалось, что поток финансов удачно покроет недостачу средств, а представители образования пускай подождут – чай, не впервой.

Как это относится к онлайн-образованию? На фоне того, что никаких денег вузовская система Калифорнии не получила (у штата две крупные системы – California State University и University of California, плюс ряд бюджетных университетов), студентам начали урезать набор предлагаемых курсов, что является проблемой, если конкретные курсы нужно добрать для получения диплома – типа сиди жди возможности записаться на курс в следующем семестре (не забывая отстегивать университету деньги за гордый статус студента), а если не повезет, то жди лишний год.

Робкое лоббирование со стороны образовательных стартапов и учебных консорциумов привело к тому, что штат потребовал решить проблему перезаполнения курсов путем внедрения их онлайн-эквивалента. Университет Сан-Хосе решил лицензировать курс по микро-электронике от Массачуссетского технологического института, совмещая просмотр онлайн-видео и дискуссий в классе. Как результат – повышение успеваемости по предмету, на котором многие спотыкались:

San Jose State has already achieved remarkable results with online materials from edX, a nonprofit online provider, in its circuits course, a longstanding hurdle for would-be engineers. Usually, two of every five students earn a grade below C and must retake the course or change career plans. So last spring, Ellen Junn, the provost, visited Anant Agarwal, an M.I.T. professor who taught a free online version of the circuits class, to ask whether San Jose State could become a living lab for his course, the first offering from edX, an online collaboration of Harvard and the Massachusetts Institute of Technology.

Dr. Junn hoped that blending M.I.T.’s online materials with live classroom sessions might help more students succeed. Dr. Agarwal, the president of edX, agreed enthusiastically, and without any formal agreement or exchange of money, he arranged for San Jose State to offer the blended class last fall.

The results were striking: 91 percent of those in the blended section passed, compared with 59 percent in the traditional class.

Если потянули микроэлектронику, то потянут и менее напрягающие мозг предметы, правда? Но не тут-то было. Профессура факультета философии, где предполагалось подвергнуть конверсии предмет “Социальная справедливость” восстала против такой конверсии, предоставив следующие аргументы:

  • Че это за Гарвард? Че за коллективчик? Котируется ли он на мировой арене так же, как штатовский университет города Сан-Хосе? Ой, котируется, надо вычеркнуть.
  • Че за Майкл Сандел такой? Небось какой-то проходимец. Ой, нет, это известный американский профессор и академик, а курс его типа свою страничку в Википедии имеет.
  • Дорогой Майкл Сандел, вот ваш курс устареет через пару лет, и че будем делать? А вот если мы и дальше будем работать в таком количестве на полную зарплату, то периодически будем вносить изменения в свой курс. Сами Вы вряд ли настолько продвинуты, чтобы записывать новые отрывки видео и выкладывать их в электронную сеть интернет.
  • Вот типа на видео Вы говорите, а студенты задают вам вопросы, и Вы отвечаете. Мы считаем, что у наших студентов будет куча других вопросов, и как люди темные они вряд ли будут в состоянии сходить в библиотеку, заглянуть в интернет, либо спросить ассистента по курсу. Университету все же лучше сохранить все рабочие места на случай, если такие вопросы возникнут.
  • Вы сидите там у себя в Гарварде, и не знаете, как живут обычные люди. Только мы в университете Сан-Хосе (при условии сохранения зарплат и рабочих мест) можем дать студентам правду-матку касательно реальной жизни. Даже слово такое было. Diversity, во. Где у Вас diversity, а, Майкл Сандел? То-то же.
  • Все бабло в таком случае уходит в Гарвард, а нам че? Может, убрать это? Да не, оставь, типа курс по справедливости, то мы спрашиваем, где же эта “справедливость”. Он же там хрен знает какой философ с мировым именем, пускай отдувается.

Потуги внедрения онлайн-образования в оффлайн

Программирование как искусство и мысли о вечном

В 2009 г. _why, известный в среде начинающих программистов на Ruby книгой _why’s Poignant Guide to Ruby, а в среде опытных рядом фреймворков и библиотек, внезапно пропал, закрыв свой сайт, свои аккаунты в социальных сетях и свои репозитарии на GitHub. Те, кто следил за творческой активностью программиста из Юты, обеспокоились его состоянием, однако вскоре, через знакомого знакомого, стало известно, что _why жив, но просит оставить его в покое.

Лишь недавно его личный сайт сменил белую страницу на набор команд для принтера, которые удалось собрать вот в такой документ. _why посвящал каждый месяц какому-то конкретному автору и просто читал все его произведения, которые мог найти.

В августе 2009 г. _why взялся за Кафку. Это был его последний автор: “It went quick. I finished early. I was done.” Программирование после ознакомления с трудами Кафки потеряло всякий смысл – ни один продукт, каким бы творением искусства его не считал автор, не прожил бы столько, сколько “Процесс”. Не прожила бы компьютерная среда, под которую он был написан, не прожила бы процессорная архитектура, которую использовал автор. Все написанное в итоге сменили бы на что-то другое. Ничто не вечно, но если произведения Кафки читают и сто лет спустя, то сегодня запустить программу, написанную даже десять лет назад, будет весьма проблематично.

Ни одна программа не может воплотить метафорическую суть из “Америки” Кафки, где Карл попадает в Оклахому, хотя точных деталей его путешествия туда мы не знаем. Программист не может просто закончить свой шедевр комментариями “ну, в-общем, примерный смысл программы вы поняли, дальше додумайте сами”.

_why удалил весь свой код и стал отшельником. Эту главу своих записок (которые не носят никакого систематического характера) он завершил предупреждением “Никогда не читайте все три романа Кафки за один месяц”.

Программирование как искусство и мысли о вечном

Стоимость запуска новой мобильной игры перевалила за $1 млн, и это если разработчик известный

WSJ на примере российской компании ZeptoLab показывает, насколько это ресурсоемкое дело – запустить новую мобильную игру. Если первый хит компании (Cut the Rope) публиковался через издателя, то сейчас в альянсе с Burger King компания планирует начать параллельные продажи атрибутики, предварительно вложив в продвижение $1 млн (не считая продвижения в других своих играх):

Other developers are outspending ZeptoLab on launches, vying for a slice of mobile-games sales, which last year topped $2 billion in the U.S. alone, according to the NPD Group. Mobile-advertising firm PLC estimates a top games-app publisher typically spends $5 million on mobile marketing for a new title, up from $500,000 in 2009.

Цены в сетках, которые берут деньги за установки, тоже поднялись до уровня $1-2 за установку, что не шибко экономично для игры, которая будет продаваться за 99 центов на телефонах и $3 на планшетах:

Unlike some other game developers, ZeptoLab doesn’t advertise inside games it doesn’t own, because that strategy is getting pricey, costing around $1 to $2 per each new user who downloads the game, according to several mobile marketing firms. Instead, the company has pursued other channels. It paid to have some earlier "Cut the Rope" animation episodes shown in movie theaters in the U.S. late last year.

И продолжая рубрику “перспективы мобильных игр для независимых разработчиков”, агентство Interpret опубликовало средние ARPU по игровым платформам:

Gaming monetization

Стоимость запуска новой мобильной игры перевалила за $1 млн, и это если разработчик известный

 

Slack подает жалобу на Microsoft и требует антимонопольного расследования от ЕС

 
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT