`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

BEST CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Тендер здорового человека, или RfQ vs RfP

Незнание сути и сфер применения «Request for Quotation» и «Request for Proposal» очень часто приводит к некорректному использованию такого механизма, как тендеры. Иногда — в крайне извращенной форме…

В английском языке, ставшим международным языком торговли, многие понятия выверены невероятно точно. Даже став некоторым уровнем культурного слоя.
Отдельно выделяются определения, относящиеся к закупкам — как к инструменту «особого внимания». В закупках кроется, с одной стороны, возможность быстрого снижения затрат. А с другой — именно сфера закупок считается наиболее подверженной коррупции: откатам (backhander) и сговорам (collusion).

С этими последними во многих странах с карго-культом Тендерных закупок, скажем так, все налажено и понятно без перевода.
А вот смысл понятий, вынесенных в заголовок материала — на личный взгляд автора нуждается в некотором «растуманивании», пусть и в сильно упрощенном виде.

Purchase-funnel-diagram

Request for Quotation (RFQ) – это Запрос коммерческого предложения.
Он применяется в ситуациях, когда:
 - все технические и не технические требования к продукту/услуге четко определены и документированы;
 - предоставление продукта с более высокими качествами может быть приятным, но для решения конкретной бизнес или технической задачи не имеет значения.
В таких условиях принято проводить ЦЕНОВОЙ тендер, где поставщики соревнуются предлагая продукт, обеспечивающие необходимый уровень качества/условий поставки.
В процессе торгов может быть запрошена такая информация, как условия оплаты, уровень качества товара или продолжительность контракта.
Но ключевое  — именно «Соответствие спецификации» и цена.

Request for Proposal (RFP) — это Запрос на предложение.
Далее наиболее корректно будет процитировать Wikipedia:

«RFP используется, когда запрос:
 - требует технических знаний,
- специализированных возможностей,
- когда запрашиваемый продукт или услуга еще не существует,
- предложение может потребовать исследований и разработок для создания того, что запрашивается.

Запрос предложений представляет:
- предварительные требования к товару или услуге,
- может в различной степени определять точную структуру и формат ответа поставщика.

Эффективные запросы предложений обычно:
- отражают стратегию и краткосрочные / долгосрочные бизнес-цели,
- обеспечивая подробное понимание того, какие поставщики смогут предложить подходящую точку зрения.»

Таким образом, сферы применения можно кратко определить:
-  RFQ оптимален, когда СПЕЦИФИКАЦИЯ продукта, решающего задачу - ТОЧНО ИЗВЕСТНА;
-  RFP используется, когда есть необходимость в применении ЭКСПЕРТИЗЫ для поиска оптимального решения.

Рынок серверов, систем хранения и коммутации — является одним из наиболее ярких представителей среди отраслей, где «ловушка незнания» срабатывает с завидной постоянством.

Некоторые локальные высокотехнологичные компании прекрасно понимают эту разницу. И это позволяет им:
 - вначале находить оптимальное решение, проведя цикл НИОКР;
 - затем по отработанным спецификациям проводить ценовой тендер среди поставщиков.
Что дает действительно качественный результат и экономию на закупках.
И только так поступают зрелые мировые компании любой сферы деятельности.

Хорошим положительным примером может служить подбор серверного оборудования для Дата-центров.
Это задача — по сути перманентная, т.к. каждые 2-3 года существенно меняются программные и аппаратные технологии.
После выхода новой программной или аппаратной платформы  отдел закупок, совместно с техническими отделом, обращается в компании с соответствующей технической экспертизой с Запросом на предложение (RFP).
На данном этапе ценовой фактор не играет решающей роли, т.к. необходимо на экосистеме оборудование развернуть экосистему ПО всех уровней — начиная от системного и драйверов и заканчивая уровнями визуализации вычислительных ресурсов, коммутации, хранилищ и приложений. Здесь много подводных камней, рифов и плавают айсберги.
Задача заказчика в этой ситуации — получить технически верное решение, и бритвой Оккамы отсечь из Спецификации все, не имеющее решающего значения.
И это работа не столько Отдела закупок, как Технического отдела компании.

И вот после этого, уже по готовой, проверенной Спецификации — приходит время разослать потенциальным поставщикам Запрос коммерческого предложения (RFQ).
Именно с этой точки настает звездный час специалистов по закупке, финансовых специалистов и юристов. Потому как по готовым спецификациям можно «отжимать» Поставщиков почти по беспределу, диктуя свои условия (конечно, при наличии соответствующих объемов закупки).

Так что для крупных компаний «цена вопроса» понимания разницы между  RFP и  RFQ понятна — если не на уровне Отдела закупок, то на уровне Финансового отдела так точно.

А вот «цена вопроса» использования  RFQ вместо RFP для малых и средних компаний, где есть риск попасть в эту «ловушку незнания» — не всегда им понятна.
Не имея достаточной внутренней экспертизы, они склонны верить словам представителей «известных марок» вместо проведения нагрузочных тестов и оценки реальных потребностей приложений в различных аппаратных ресурсах сервера или хранилища.
Как результат — очень часто на тендер выставляются Спецификации, которые или не оптимальны для решения задач, или содержат «якоря», привязывающие к оборудованию конкретного вендора. Винить поставщика в таких тонкостях работы не всегда корректно — таким образом он пытается компенсировать свои затраты на «бесплатную» экспертизу и защитить проект.
Так что даже без коррупционной составляющей Покупатель, не понимающий сферы применения  RFP и  RFQ, скорее за «бесплатную» экспертизу заплатит сполна. Потому как специалист по закупкам, юрист или финансист честно выполнят свои обязанности и купят именно то оборудование, которой прописано в Спецификации.
И это — при условии, что повезло и спецификацию подобрали именно по потребностям.
А ведь можно для перевозки людей купить самосвал — с мощным двигателем, комфортной кабиной водителя… но пассажирам в нем ездить будет слегка неудобно. Или вместо самосвала для перевозки песка купить 2-х этажный трехосный автобус, тоже с мощным двигателем и большими колесами… Задачи — они разные.

Вывод будет банальным — хотите повышать эффективность бизнеса, инвестируйте в Business English. Или в тех, кто в него уже инвестировал. Это — самый прямой путь перейти от карго-культов в культурную среду мирового бизнеса.

Одного хватит

64-ядерные процессоры делают покупку двухпроцессорного сервера сродни выбору автомобиля ВАЗ-2101 в 2020-м году.

Одного хватит

Мощность современных серверных CPU в разы превышает потребности не просто малого, а даже среднего предприятия. Зачем заказывать то, что не будет съедено?

Один AMD EPYC 7742 ($8000) содержит 64 физических ядра и обрабатывает 128 потоков, что позволяет ему обслуживать порядка 3000 пользователей MS SQL Server одновременно.

Одного AMD Ryzen 7 3700X (8 ядер, 16 потоков, тактовая частота 3,6 GHz, $350) достаточно для работы 100+ пользователей в большинстве ERP-систем, таких как 1С или Odoo.

Более мощный AMD Ryzen 9 3950X c 16 физическими ядрами и 32 потоками способен нести на себе всю инфраструктуру предприятия на несколько сотен пользователей в визуализированной гиперконвергентной среде: обслуживание приложений, системных сервисов, многоуровневого хранения, маршрутизации и безопасности. Все это – за каких-то $1000, дешевле топовых смартфонов.

Вы не любите AMD? Возьмите Intel Xeon E2288G, с теми же 8 ядрами и 16-ю потоками, частотой 3,7 GHz и ценой до $700.

В нише малых и средних предприятий для подавляющего большинства типовых задач поддержки IT-инфраструктуры и бизнес-приложений более чем достаточно одного, в крайнем случае 2-3 односокетных серверов на многоядерных CPU.
Они, по чисто техническим причинам, еще и дешевле по накладным расходом (не нужна синхронизация, ниже энергопотребление и т.д.).
Потребность в количестве ядер легко рассчитывается, исходя из эксплуатируемых приложений и сервисов.
Быстродействие регулируется, отчасти частотой процессора, но в большей степени объемом оперативной памяти и грамотным конструированием дисковой подсистемы.

Есть ли перспективы у двухпроцессорных серверов уже в ближайшем будущем на локальном украинском рынке?
Безусловно, есть!
Где-то такие же, как сейчас рыночная доля у 4- и 8-процессорных систем.

Мир снова изменился :-)

Про недолугих і неспроможних, та про розумних і спроможних

Пройшло всього близько місяця від заяв «великих державних діячів», що IT-шники отримують багато, а сплачують податків замало. Ну і що заради справедливості, їх треба «розкуркулити».

У свою чергу IT-шники не зрозуміли, з якого переляку за послуги однакової якості від держави вони повинні платити у рази більше. (Адже у магазині краюха хліба коштує однаково для всіх, не залежно від сфери діяльності купуючого).

Український FinTech у особі Дмитра Дубілєта ВЖЕ запропонував відповідь «поборникам соціалізму та розкуркулення»:

«Для отправки перевода на карту monobank житель Европы (или украинец — иногда даже без наличия счета в европейском банке) может обратиться в любой европейский банк, дать IBAN карты mono и отправить перевод.

Более того, если вы получаете зарплату в Европе, вы можете так получать зарплату на карту моно. На случай, например, если хотите зарабатывать по-европейски, но получать кешбеки по-украински».

https://www.facebook.com/dubilet/posts/10157238646128552

Залишилось переназвати офіси IT-компаній «Коворкингами», звільнити ставших зайвим бухгалтерів, і підписати контракти з IT-шниками в інших юрисдикціях.

Ну і результат:

а) IT-компанії будуть платити податки в інших країнах;

б) Українські співробітники теж будуть платити податки в інших юрисдикціях;

в) Релокація українських IT-спеціалістів у інші країни ще спроститься (як платників податків і вже маючих роботу);

г) Частина не-IT персоналу втратить роботу;

д) Держава втратить податки і від компаній, і від IT-ників, та ще буде утримувати нових безробітних.

IT-спільнота — вже підготувалась.

А недолугі?

«На многие лета…», или зачем покупать сервер-«бабушкофон»

В мире, где чуть ли не каждые 2-3 года меняется технологический стек, идея купить «сервер на 5 лет» является неэффективной растратой средств и индикатором низкой технической грамотности.

За примером далеко ходить не надо – попробуйте купить в розничной сети (а не на вторичном рынке) мобильный телефон модели 2-х летней давности…
Что, сложновато?
Ок, допустим, он у вас уже есть 2-х летний мобильный телефон.
Но слегка сломался.
Так его можно отремонтировать!
Ура, идем в фирменный сервис-центр…
И узнаем, что стоимость замена экрана сравнима с покупкой нового телефона. Более современного, с более высокими характеристиками, да еще с гарантией на год!
Это если экраны вообще еще доступны…
Но ведь есть еще и не фирменные сервисы!
Ура, идем в недорогой сервис-центр.

Где нам предлагают недорогой «аналог», что обходится в 2 раза дешевле.
Но по-прежнему сравнимо со стоимостью нового телефона, может чуть более бюджетной модели, но со сходными характеристиками. И с гарантией на год…
Этот принцип не совсем работает для TOP-моделей телефонов, там нужно не 2 года, а 3-4 года для достижения того же эффекта. Но и TOP-модели далеко не все покупают, и результат в итоге тот же.

По статистике IDC, больше трети двухпроцессорных серверов отгружается с одним установленным процессором.
Так сказать, «на вырост».
Т.е. покупатель планирует через некоторое время докупить еще один процессор, еще что-то…

А ведь на рынке серверного оборудования, на самом деле, ситуация аналогичная рынку бытовых смартфонов.
Достаточно сравнить, сколько ядер в CPU можно было купить 3 года назад и сейчас за одну и ту же сумму.
Или какого объема SSD можно купить сейчас и можно было купить 3 года назад за те же деньги.
Это уже не говоря о том, что 3 года назад преимущественно в серверах устанавливали механические выражающиеся HDD, а сейчас даже у недорогого Hetzner подавляющее большинство предложений на SSD.
Более того, даже интерфейс для средств хранения данных постепенно становиться не SAS/SATA, а NVMe да еще и в варианте с «горячей заменой».
А всего 3 года назад таких предложений даже небыло на рынке!

Не будет ли более грамотно исходить из бизнес-тенденций «оперативного планирования» максимум  1-2 года?
Ведь через 2-3 года за деньги, потраченные на 2-х процессорную систему с 1-м процессором можно будет просто купить новый сервер!
Более мощный, более экономичный, с поддержкой новых технологий…

Тогда в чем смысл покупки «сервера на 5 лет»?

P.S.: Фин. директору, требующему у IT-специалиста «купить сервер на 5 лет», наверное, будет корректно предложить показать составленный им бюджет предприятия на следующие 5 лет.

Процессоры младших серверов

Высокая производительность и большое количество ядер в современных процессорах часто является избыточными для бизнес-задач.

А знаете ли вы, что одно ядро современного процессора способно обслуживать:
 - 20-30 пользователей базы данных
или
 - 8-12 пользователей Удаленного рабочего стола (Remote Desktop) в 1С
или
 - 50-100 пользователей файлового хранилища?

Технология Intel Hyper-Threading (HTT) в большинстве задач еще добавляет производительности, представляя для операционной системы одно физическое ядро процессора как два логических (потоки).

Если в компании 10-15 сотрудников, под 1С:Бухгалтерию хватило бы одного физического или двух логических ядер (с включенным HTT). Но серверных CPU c таким числом ядер сегодня просто нет! Получается, пользователь серверов начального уровня на 4-ядерных Intel Xeon покупает избыточный процессорный ресурс – которым и воспользоваться не может.

Как быть?

Шорт-лист ключевых отличий серверов от ПК открывает поддержка памяти с коррекцией ошибок ECC. Технология ECC позволяет исправлять однобитные (98% всех ошибок RAM) и выявлять двухбитные ошибки.

Мало кто обращает внимание, что у Intel есть целый список «не серверных» процессоров – Core i3, Pentium, Celeron – которые поддерживают память ECC и становятся на все серверные платы Socket 1151 на чипсете C232-C236. А вот у Core i5 и Core i7 поддержки ECC RAM нет (так Intel избегает каннибализма одних СPU другими).

Исходные процессорные пластины («вафли») одинаковы для всех. Назначение процессоров задают прошивки и блокировки модулей (как подавление ECC): для Core i5/i7 в приоритете мультимедийные достоинства, для Xeon – надежность операций в памяти и ввод/вывод на диски и в сеть. Core i3, Pentium и Celeron с точки зрения Intel закрывают нижние ниши серверных приложений.

Процессоры младших серверов

Зная нагрузки приложений, можно сэкономить сотню-другую долларов. Речь не только о микробизнесе. К примеру, кластерной инфраструктуре нужен внешний сервер под задачи, важные, но нетребовательные к ресурсам: Secondary AD, центр мониторинга, хаб для USB-ключей защиты. Им достаточно Pentium или Celeron. Под Web-хостинг сгодится высокочастотный Core i3.

Заметим, все перечисленное реализуемо на нормальной серверной плате/платформе с привычным сервисным комфортом – например, функциями удаленного управления IPMI.
Делать серверы на дешевых процессорах не зазорно – если это отвечает задаче. Стыдно выдавать ПК за серверы и переплачивать за ненужные ядра/гигагерцы.

«Домашний телеком» от Датагруп как "коммунальная услуга", или как получить крайне нелояльного клиента

В Украине принято ругать Правительство/Президента/ВР, и молча глотать наплевательское отношение бизнеса к клиентам. К примеру, когда дорожает молоко – виновато «Правительство» или «Президент», а не конкретные поставщики. А кто виноват, когда дорожают услуги доступа Internet?   

Прекрасный пример того, как ведет бизнес монополист, в очередной раз преподнесла компания Датагруп как поставщик услуг доступа к сети Интернет "Домашний телеком":
 - Выставив в феврале 2018 года счет на предоплату услуг за март, получив оплату согласно счета, она подняла стоимость услуги с 1-го марта, «согласно договора предупредив за 7 дней на сайте».
А тому, кто оплатил уже полученный от Датагруп счет, не поинтересовался изменениями тарифов и не доплатил самостоятельно разницу в стоимости (счет на доплату не был предоставлен) – просто отключила услугу!

Особый восторг вызвало просто феерическое объяснение оператора колл-центра причин второго за 2 месяца повышения стоимости услуг, суммарно где-то на 40%:
« - Вы же знаете, что растут коммунальные платежи!»
Тут много интересного сразу.
К примеру, Правительству, наверное, было бы несколько неожиданно узнать, что услуги "Домашний телеком" по доступу к Интернет от Датагруп теперь считаются коммунальными услугами. Может, тогда и субсидии можно на них оформить?
Наверняка руководство Датагруп знает, что тарифы на коммунальные услуги либо регулируются органами власти (центральными или местными), либо являются предметом договорных отношений, и не могут меняться без согласия обоих сторон...

Попытки выяснить у оператора, что же в Украине подорожало на 40% за 2 месяца, что могло столь кардинально отразиться на стоимости услуг по доступу к Интернет от Датагруп "Домашний телеком" (может, вывоз мусора, или цена угля по Роттердам+ ?) результата не принесла.

Отдельно принято было просмотреть историю платежей, и узнать, что за 13 месяцев Датагруп подняла стоимость пакета услуг почти на 57%.

Вот такой «бизнес на коммунальных услугах» от Датагруп.
Можно заносить в список "Best practics".

Intel Optane SSD и коммуналка

При работе с базами данных, кроме самих данных, есть ряд объектов, которым желательно обеспечить минимально возможный уровень латентности – например, индексные файлы и файлы временных таблиц. Также ряду задач необходим максимально быстрый доступ к tempDB при коротких очередях: накопление мелких транзакций и пакетная запись в базу данных съедают самый критичный ресурс - время. Пример практического кейса – регистрация данных приборов измерения с последующим отражением в коммунальных платежах.

Обращения в таких задачах массовые и одновременные. Как таковую, очередь запросов (Queue) к современной дисковой подсистеме на SSD сформировать они не успевают. В итоге, нагрузка попадает в диапазон очередей (Queue depth, QD) 1 … 8, где латентность отклика у SSD (как и у HDD) – наивысшая. Наращивание количества дисков не слишком помогает ускорению отклика. Традиционно, задача решается переносом активности в оперативную память - либо модификацией кода приложения под RAM, либо размещением tempDB в различных вариациях RAMDrive.

Появление устройств класса Intel Optane SSD вносит приятное разнообразие в погоню за низкой латентностью при малых очередях запросов. К примеру, на очереди QD = 2 Intel Optane обрабатывает за одно и то же время в 10 (десять!) раз больше запросов, чем NVMe SSD от все той же Intel. А если сравнивать с SATA SSD, разница будет еще больше.

Intel Optane SSD и коммуналка

Соответственно, латентность также отличается в разы.

Intel Optane SSD и коммуналка

Помним, что это tempDB – временные файлы, легко восстанавливаемые при потере. Ни высокая защищенность самих носителей, ни объединение их в RAID просто не нужны. Как, например, и для индексных файлов баз данных. Получается, мы нашли «промышленное» применение дискам Intel Optane 900P, ориентированным на «энтузиастов ПК». Имеющейся емкости Intel Optane 900P 280-480GB более чем достаточно, цена приемлемая. «Корпоративные энтузиасты» получат ощутимый прирост производительности на операциях с короткой очередью – чем плохая идея?

Полнотекстовый поиск – новый «пожиратель ресурсов» в бизнес-приложениях

С переходом бизнес-приложений на Web-доступ меняются требования к «железу»: для ряда задач многоядерность становится предпочтительнее высокой частоты.

При обращении к приложениям и данным через браузер скорость выполнения операций на сервере перестает быть критичным местом: SQL-запрос на сервере отработается в сотни и тысячи раз быстрее, чем происходит передача данных и отрисовка пользовательского интерфейса на конечном устройстве. Бессмысленно наращивать производительность самого сервера, когда задержки на SQL-сервере составляют всего 1-2% от задержек доставки данных пользователю через Internet. Бороться за следующие 1-2%? Когда пользователей много, а задержки по сети для каждого различны и слабо предсказуемы (типичная ситуация для мобильных сотрудников), узким местом становятся каналы доступа.
Зато переход на Web-доступ актуализировал две новые задачи, малозначимые в закрытой корпоративной среде с отстроенными под бизнес-задачи параметрами.

Первая – необходимость в относительно больших объемах шифрования. Пользователи подключаются по защищенному протоколу https, каждый пользователь – это отдельный канал связи с шифрацией/дешифрацией. При большом количестве пользователей возникает специфическая нагрузка для процессора. В современных процессорах есть специализированные наборы команд для ускорения шифрования. Больше процессорных ядер – больше сессий шифрования можно поддерживать.

Вторую задачу породили растущие требования бизнес-приложений. Необходимость работать с огромными товарными справочниками -  в десятки-сотни тысяч и даже миллионы наименований - делает чрезвычайно трудоемкой работу с полями классификации товаров. Любой продавец автомобильных шин (со складом 10 комплектов колес) предложит вам номенклатуру почти всех мировых брендов всех типоразмеров «под заказ». Да, на складе нет, но в справочнике товаров есть! (Складские остатки поставщиков должны быть видны в своей программе). Что уж говорить про поставщиков автозапчастей? А про условную "Розетку"?

Мы приходим к классической задаче в Internet – полнотекстовому поиску с логическими операторами, весьма ресурсоёмкой. Кроме быстрого доступа на чтение к данным (по сути, кеширования части данных в RAM сервера), необходимо отрабатывать большое количество одновременных запросов пользователей. Не правда ли, напоминает отголоски давней битвы поисковых систем – между Altavista, использующей самые быстродействующие CPU своего времени 64-битные DEC Alpha, и Google, сделавшей ставку на типовые и недорогие 32-битные Intel Pentium?

Полнотекстовый поиск – новый «пожиратель ресурсов» в бизнес-приложениях

Производители процессоров тенденции отслеживают. Intel предлагает до 28 ядер в одном Xeon,  AMD – целых 32 ядра в процессоре EPYC. Даже физика на их стороне: с ростом частоты тепловыделение растет квадратично, а с увеличением ядер – линейно.
Чем больше будет корпоративных бизнес-приложений с Web доступом, тем больше будет спрос на ядра в одном процессоре.

Web-интерфейс – стандарт доступа к корпоративным данным

Современные бизнес-приложения для предприятий любого масштаба либо уже имеют Web-интерфейс, либо в ближайшее время обзаведутся как опцией. Либо вымрут.

Web-сервисы с «быстрым стартом» и продуманным пользовательским интерфейсом отбирают  аудиторию у классических приложений, требующих инсталляции на устройство. Поначалу это были всевозможные CRM и системы поддержки продаж (SalesForce - яркий пример), управление проектами (Asana), потом подтянулись остальные. Есть даже полноценные системы управления производством (Frepple), доступные через Web.

Web-интерфейс – стандарт доступа к корпоративным данным

(Картинки кликабельны)

Естественно, гранды бизнес-ПО не могли игнорировать такой тренд. Microsoft Dynamics CRM 2011 уже имела Web-доступ. Browser Access function появился в SAP Business One 9.2. По состоянию на сегодня в 1С:Предприятие 8 наиболее популярные конфигурации - «Бухгалтерский Учет», «Управление Небольшой Фирмой», «Управление торговлей», «Документооборот»,  «CRM» - могут работать и локально как приложение в «толстом» клиенте, и в режиме Web Access либо через браузер, либо посредством «Тонкого клиента». CRM-ERP система Odoo изначально является Web-приложением, запускаемым как локально, так и в формате Web-сервис. Причем Odoo в некоторых моментах даже перешла на следующую стадию: модуль «Точка продаж» (по сути, рабочее место кассира или продавца в рознице) запускается в браузере, может работать автономно на устройстве, и затем синхронизироваться с основной системой.

Web-интерфейс – стандарт доступа к корпоративным данным

Web-приложение чрезвычайно удобно и выгодно как конечному пользователю, так и компании. Доступ обеспечивается с практически любого устройства, имеющего Web-браузер и комфортный для работы экран. Нет необходимости что-либо покупать или устанавливать – достаточно собственного телефона, планшета или ноутбука, и подписки на сервис с ежемесячной оплатой. Не нужно покупать  дорогостоящее ПО и оборудование, обеспечивать их поддержку. Обучение – предельно просто, есть документация и видео-инструкции. Протокол https обеспечивает и безопасность, и беспрепятственное прохождение практически всех брандмауэров.

Web-интерфейс – стандарт доступа к корпоративным данным

Как следствие, сумма начальных инвестиций для старта любого проекта, использующего Web-доступ к бизнес-приложениям, резко снизилась. Стоимость поддержки, за счет отказа от обслуживания клиентских устройств – также снизилась. А скорость запуска и удобство использования – возросли.

Там, где есть задачи подключения множества сотрудников, с различных мест, с разнотипных по формату устройств  – разумной альтернативы Web-доступу и адаптивному дизайну уже просто нет.

Не ставьте бытовые SSD в серверы!

Тема пагубности использования не-серверных серий SSD в серверах отнюдь не нова. Об этом многократно говорилось на семинарах Intel и других производителей дисков SSD. Часто это происходит как результат веры в маркетинговые лозунги. На последнем графике наглядно видно, что производительность бытовых SSD в режиме записи под серверной нагрузкой вполне сопоставима с бытовыми же HDD. А потом возникают легенды о том, что «SSD ничего не дает».

Данный материал - это краткий пересказ публикации Dan Lovinger на Microsoft Technet:  Don’t do it: consumer-grade solid-state drives (SSD) in Storage Spaces Direct

Логика SSD
SSDустройство, состоящее из набора микросхем флэш-памяти NAND, подключенных к внутреннему контроллеру FTL (flash translation layer). Производительность и долгий срок службы SSD зависят от реализации контроллера и его набора процедур в буферной памяти (DRAM) с использованием резерва ячеек NAND (overprovisioning, spare):  cбора мусора, освобождения страниц памяти под новую запись, выравнивания износа ячеек, фоновых проверок целостности данных.

Не ставьте бытовые SSD в серверы! 

Для защиты данных есть два механизма FTL: коррекция ошибок (ECC) и замещение ячеек, выработавших свой ресурс, ячейками из резерва. Когда их запас заканчивается, SSD приходит конец.

Буферная память работает во всех операциях SSD, связанных с размещением данных. Она энергозависима. В потребительских SSD защиты DRAM по питанию нет. В серверных SSD корректное завершение транзакций записи при обесточивании обеспечивают суперконденсаторы.

По сути, два определяющих отличия серверных SSD от бытовых:

    Наличие энергонезависимого кэша записи (Power loss protection)

    Большой ресурс перезаписи ячеек (3-10 DWPD против 0.1-0.2  DWPD)

 

Эксперимент с потребительскими SSD

Спецификация типичного SATA SSD потребительского класса емкостью 1 TB выглядит многообещающе:

    QD32 4K Read: 95,000 IOPS

    QD32 4K Write: 90,000 IOPS

    Endurance: 185TB при пятилетней эксплуатации.

QD (“queue depth”) – количество отдельных запросов ввода-вывода к устройству во время теста. Расхожее значение 32 объясняется ограничением на число команд, обрабатываемых SATA-устройством. У SAS, а тем более NVMe, предел намного выше.

Переводя показатели endurance в более привычную метрику device-writes-per-day (DWPD), получим ресурс перезаписи

185 TB / (365 days x 5 years = 1825 days) = ~ 100 GB в день, что составляет:

100 GB / 1 TB total capacity = 0.10 DWPD

Для начала тестовый файл размером 100 GB был последовательно записан на SSD несколько раз. Использовалась утилита DISKSPD 2.0.18 с установками QD8 70:30 4 KB, смешанной нагрузкой чтения/записи в 8 потоков. Буфер записи активирован:

diskspd.exe -t8 -b4k -r4k -o1 -w30 -Su -D -L -d1800 -Rxml Z:\load.bin

Не ставьте бытовые SSD в серверы! 

Тест длился 30 минут. Падение производительности на ~ 10K IOPS примерно через две минуты - это нормально: у FTL закончился запас чистых страниц NAND под новые записи. По исчерпанию резерва SSD работает медленнее, в паузах контроллер предпринимает действия для восстановления производительности: убирает мусор, освобождает страницы. В типичных пользовательских сценариях - как загрузка веб-страниц - разницы никто и не заметит.

 

Тот же тест, но со сквозной записью, write-through (-Suw):

diskspd.exe -t8 -b4k -r4k -o1 -w30 -Suw -D -L -d1800 -Rxml Z:\load.bin

Режим write-through показывает истинные задержки NAND, обычно маскируемые FTL/буфером.

Не ставьте бытовые SSD в серверы!


Ой!

Это больше  не “SSD”: через пять минут работы производительность записи упала до уровня HDD, около 220 IOPS. FTL, лишенный буфера, записывает данные в ячейки, разруливает потоки чтения и записи, выполняет фоновую активность – но крайне медленно. Про “кэширование” на таких SSD можно забыть. Жить его ячейки будут недолго.

О важности энергонезависимого буфера.
Все серверные SSD имеют энергонезависимый буфер – это один из признаков этих устройств. С ним SSD гарантирует ОС и приложениям корректное завершение операций записи после попадании данных в буфер даже в случае исчезновения энергоснабжения. Как правило, он реализуется за счет установки на SSD блока суперконденсаторов (на картинке ниже маленькие желтенькие).

Не ставьте бытовые SSD в серверы!

Наличие энергонезависимого буфера обеспечивает предсказуемо высокую и стабильную производительность (как на первом графике), и ресурс ячеек вырабатывается равномерно. Все это обеспечивается серверным

SSD под смешанной интенсивной нагрузкой. 

В финале…
Покупатели должны иметь возможность выбрать SSD, соответствующее задачам сервера. Да, они будут дороже, чем устройства потребительского класса. Но, надеюсь, мы убедили вас, почему серверные SSD того стоят.
Будьте в безопасности!

 

 
 

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT