`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Роман Биллер, Oracle: "Автономные СУБД и обработка транзакций позволят CIO сосредоточиться на преобразованиях бизнеса"

+44
голоса

На одном из мероприятий Oracle в Киеве нам удалось встретиться с Романом Биллером (Roman Biller), старшим директором по продажам Oracle в регионе Центральной и Восточной Европы. И первый наш вопрос, с которого мы начали интервью, был о текущем состоянии компании и ее стратегии.

Прежде всего отмечу, что в прошедшем финансовом году мы достигли продаж на уровне 40 млрд долл., поэтому с точки зрения доходов это был лучший год в нашей истории. В компании сегодня работают около 137 000 сотрудников, и когда речь идет о стратегии, это во многом связано с нашей ДНК. Мы выросли из систем управления данными и находимся на пути к тому, чтобы стать крупнейшим поставщиком бизнес-приложений в мире.

Сейчас мы единственные, кто предлагает полный набор различных сервисов и продуктов для работы с данными, и очень гордимся тем, что мы к тому же являемся крупнейшим в мире ERP-поставщиком. И это очень важно, потому что ERP - это спинной мозг каждой компании. Планирование ресурсов предприятия состоит из множества различных модулей, и они являются критически важными для работы бизнеса.

Мы лидируем в области использования ИИ и современного машинного обучения, а также в других новых технологиях, таких как IoT, цифровизация физического мира. И это не побочный проект, ИИ пронизывает все наши приложения и наши продукты. И очень важно отметить, что мы изобрели новую отраслевую категорию, которая называется автономное программное обеспечение.

У нас в фокусе три важные задачи. Одна из них - сохранить и приумножить ценность нашего богатого нынешнего портфолио решений для заказчиков. Вторая - поддерживать движение наших клиентов в облака. Но при этом продолжать поставлять клиентам наши продукты для решения их текущих задач - это третье.

Если говорить о вашей облачной стратегии, в чем отличие вашего подхода от того, что исповедуют ваши конкуренты?

Прежде всего, очень важно понять, что мы находимся в сегменте B2B, мы не обслуживаем потребителей напрямую. Если вы возьмете наших конкурентов, вы можете у них купить книги, или игровые приставки, или еще что-то в этом роде. Это не наш бизнес. Мы являемся компанией, которая занимается решением критически важных задач уже более 40 лет. Второе наше отличие от конкурентов, связано с общими подходами к облакам. На конференции Oracle OpenWorld осенью прошлого года была анонсирована платформа Oracle Gen 2 Cloud. Ее главная особенность в том, что данные заказчика хранятся на одном сервере, а система управления — на другом, основанном на другой архитектуре. А значит, у нас нет доступа к данным клиента.

Платформа Oracle Gen 2 Cloud — это уникальный продукт. Не успели мы ее анонсировать, клиенты уже выстроились к нам в длинную очередь, поскольку она действительно отличается от конкурирующих решений. Сетевая топология нашего облака создавалась для корпоративных целей. Если вы храните в облаке личные фотографии и с вашим аккаунтом что-то случилось, то, по большому счету, ничего страшного не произойдет. Но мы работаем с больницами, банками, телекоммуникационными компаниями и госорганами. Любой технологический сбой для них — бедствие. Поэтому мы не можем позволить себе использовать недоработанные продукты в наших центрах обработки данных.

Вы используете в своем облаке собственные же аппаратные платформы, это также одно из ваших преимуществ?

Это очень важный момент. Поэтому я хотел бы начать с еще более сильного утверждения - мы предлагаем клиентам только то, что сами используем. Мы полностью преобразовали наши продажи и теперь работа почти ста сорока тысяч наших сотрудников базируется на использовании нашего облака, которое полностью автоматизировано. Это был огромный трансформационный проект, в котором участвовали все подразделения —по работе с цепочками поставок, управлению персоналом, рекрутингу, продажам, управлению взаимоотношениями с клиентами и т.п. Мы используем наши собственные программные решения и наши собственные программно-аппаратные комплексы в наших центрах обработки данных.
Важный момент, который также отличает нас от конкурентов: клиенты могут выбирать размещение в наших центрах обработки данных или локальные облачные развертывания, если регулирующие нормы требуют этого от клиента. Что это означает? Что заказчику доступны все преимущества облаков. Что он может размещать данные и приложения либо в нашем публичном облаке, либо мы можем развернуть наше публичное облако у клиента по модели Oracle Cloud at Customer (“Облако Oracle у клиента»), за его сетевым брандмауэром. И это очень важное принципиальное отличие

Вы совсем не упомянули гибридные облака, а они весьма популярны сейчас.

Если говорить о размещении нашего публичного облака локально на площадке клиента, то здесь действительно важно, чтобы его облако могло взаимодействовать с другими облаками. Поскольку в этом случае вы можете высвободить ресурсы, выделяемые на поддержку и эксплуатацию ИТ.

Сотрудники ИТ-отдела выполняют очень много дублирующихся функций. Сложность и инновационность ИТ-решений сегодня достигли наивысшей точки в истории. Самому человеку в одиночку уже не справиться с моделированием систем. Вот почему сегодня мы пришли к автономной СУБД и автономному информационному обеспечению. 

Наше видение - дать компаниям возможность высвободить ресурсы, занятые в технической поддержке, и направить их на инновационные проекты.

Почему это важно, когда речь заходит о гибридных облаках? Роль ИТ-директора меняется: он все больше становится менеджером по управлению взаимоотношениями с вендорами, решения которых использует. В этом плане наша сильная сторона, которая была изначально и есть сейчас, - соответствие международным, отраслевым и открытым стандартам.

То есть с вашей точки зрения составляющая связанная собственно с технологиями в активностях CIO сокращается?

Я хотел бы поделиться наблюдениями, которые вынес после нескольких посещений Кремниевой долины. Сейчас ИТ-директор — не единственный человек в компании, у которого есть бюджет на ИТ. Раньше, если вы хотели продать компании программное или аппаратное обеспечение, то плотно общались с ИТ-директором. Сегодня по мере появления новых технологий ситуация быстро меняется. Раньше ИТ-специалисты общались только с другими ИТ-специалистами, а представители бизнес-подразделений — только с другими представителями бизнеса. Теперь, с развитием таких технологий как, например, большие данные, мы видим, что многие бизнес-специалисты стали активнее интересоваться ИТ. Пойдите на любую ИТ-конференцию, и вы увидите, что в ней участвуют те же самые вендоры, нацеленные на тех же самых клиентов. Но состав посетителей уже совершенно другой: вы увидите там не только ИТ-специалистов, но и людей из отделов продаж, маркетинга, управления персоналом и т.д. Что это означает? Что сейчас ИТ работают по-другому. У руководителя бизнес-подразделения, будь то отдел продаж, маркетинга, или какое-то другое бизнес-подразделение, появляется идея, и он хочет понять что нужно, чтобы ее реализовать. И если для воплощения этой идеи требуется подключить ИТ-директора, то руководитель бизнес-подразделения говорит ему: нам нужно вместе сходить на эту конференцию. Это означает, что изменились и наши подходы: мы сейчас намного больше, чем ранее, общаемся с представителями бизнес-подразделений. А затем уже разговариваем с ИТ-директорами. Не поймите меня неправильно: CIO все также важны. Но проблематика поменялась. На уровне ИТ-директора появилось больше управленческих задач. И если кто-то до сих пор представляет себе ИТ-директора как человека с отвертками в нагрудном кармане и пятью карандашами для рисования схем кабельной разводки в центре обработки данных, то он ошибается. Этот образ уже ушел в прошлое.

Роль ИТ-директора меняется на наших глазах.

Особенно в контексте происходящей цифровой трансформации. Тут все зависит от того, как ее оценивает рынок. Есть рынки, на которых клиенты говорят: наше ИТ-подразделение сосредоточено на поддержке существующей ИТ-инфраструктуры, и выделяет только малый процент времени на трансформацию бизнеса. ИТ-отделу просто не хватает времени на изменение бизнеса. Вот почему автономные системы так важны: вы высвобождаете ресурсы, занятые рутинными задачами по поддержке слишком сложных систем, и направляете их на преобразование бизнеса. В этом вся суть автономных программных решений. Когда-то я сам работал системным администратором и могу вам сказать, что от множества рутинных задач по поддержке я мечтал избавиться. Возможно, именно поэтому я в тот момент поменял работу на другую. А с автономной СУБД и автономной обработкой транзакций ИТ-специалист может сосредоточиться на чем-то более инновационном, на том, что действительно важно для бизнеса. И это не какое-то отдаленное будущее, в которое еще надо вкладываться, это реальность.

Перейдем немного к другой теме. В вашем портфолио есть некоторые продукты с открытым кодом, и у вас налажена связь с участниками сообщества открытых исходных кодов. Что изменилось в этой сфере за последнее время и что будет меняться?

Есть самые разные направления, в которых нужно использовать ПО с открытым кодом. Но есть и другие проекты, над которыми мы в последнее время работаем, в том числе и в моем регионе. И в этих проектах использование решений на основе открытого кода оказалось недостаточным для выполнения критически важных задач бизнеса. Кроме того, решения с открытым кодом не имеют для таких проектов ценовых преимуществ, поскольку высока стоимость услуг специалистов, которые будут либо сами работать с такими решениями, либо обучать других сотрудников.

В чем состоит наш подход? Мы привержены открытым стандартам. Это во-первых. А во-вторых, мы должны развивать сообщество разработчиков ПО с исходным кодом, которое насчитывает 5 млн человек. Oracle исповедует важный принцип: избегать изоляции. Интероперабельность - это важнейший принцип, которому мы следуем, и наши обязательства перед сообществом open source очень важны. Но еще раз повторюсь, когда речь заходит о критически важных для бизнеса решениях, выполняющих миллионы транзакций в секунду, когда речь идет о реальной среде и в конце концов — о жизнях людей, важно опираться на опыт, который был накоплен десятилетиями.

Есть еще одно сообщество, важное для отрасли - сообщество Java-разработчиков.  Что происходит в этом направлении? Какое место занимает Java в стратегии вашей компании?

Java — очень распространенный стандарт. Особенно в IoT. Это и есть цифровизация физического мира. Java привлекает множество новых пользователей, ежедневно разрабатываются тысячи Java-приложений. Мы работаем с рынком, чтобы создать новое пространство, поскольку наши решения для управления данными, синтеза данных, автономное программное обеспечение построены вокруг нашей СУБД. Для Java-сообщества наступают отличные времена. Недавно я видел кофейную машину, которая с вами разговаривает - в ней все автоматизировано с помощью Java. Но откровенно говоря, мне не нужна говорящая кофейная машина.

 

Роман Биллер, Oracle

А эта кофейная машина обладает искусственным интеллектом?

Пока нет. Но когда он появится, машина расскажет о том, как вы выглядите сегодня утром…

И будет указывать вам, какой кофе вы должны выпить, так?

Все это шутки, конечно. Но важно то, что начинается эра автономности. Эра автоматизации подходит к концу, и мы входим в эру автономности. Тому есть множество примеров.

Например, автомобиль, который с вами разговаривает.

Уже есть и такой вариант использования. Мне описывали сценарий, когда вы едете в аэропорт, и автомобиль сообщает вам: “Ваш рейс отменили. Следующий через шесть часов, и я уже заказала вам билет. У вас появилось свободное время, а я заметила, что вы не водили жену в ресторан уже 2,5 месяца. Поэтому забронировала столик в вашем любимом заведении. Хотите, я позвоню жене и приглашу ее? Да или нет?”. И это уже реальный сценарий.

И ваш автомобиль позвонит автомобилю вашей жены?

Да, точно (смеется). В 2018 году базовая концепция искусственного интеллекта осталась той же, что и была в 1956-м. В тот год в Дартмунде на конференции собрались 10 человек, которые хотели понять, как воссоздать человеческий интеллект с помощью вычислительной машины. Весь проект занял два месяца. Причем с самого начала эти люди думали над тем, как сделать искусственный интеллект безопасным и не указывать машине, что именно она должна делать. Она должна была сама за себя отвечать. Сегодня Oracle воплотила эти идеи в жизнь, создав новую категорию автономных ИТ.

Давайте вернемся к клиентам. Мы видим, как компании меняются. Но что для ваших клиентов остается неизменным?

Не меняется спрос со стороны заказчиков на высокую надежность. Главное требование в нашем сегменте (я говорю не о потребительском, а именно о бизнес-сегменте) остается неизменным. И это - требование обеспечить высокую надежность. По статистике, 85% взломов и проникновений в системы происходят по той причине, что в них не установлены апдейты. Возникает вопрос: почему заказчики не устанавливают их? Потому что это сложно, и потому что время простоя системы неприемлемо для бизнеса. Подумайте о том, что именно онлайн-сервисы и виртуализация привносят в интернет. Сервисы должны работать постоянно.

Поэтому наш ответ на проблему надежности - автономная база данных. Мы не можем позволить себе простоя СУБД более двух минут, т.е. мы обеспечиваем время непрерывной работы 99.995%. Мы хотим, чтобы машина сама устанавливала апдейты так, чтобы заказчик этого даже не заметил. Установка патчей запланирована, и как только апдейт готов, машина устанавливает ее. Машина самостоятельно себя обслуживает и обеспечивает собственную безопасность.

Это отличная концепция. Для вас как для клиента сервисы доступны в любое время. И мы можем предложить это с минимальными затратами для вас. Это первый момент. А второй заключается в том, что мы занимаемся управлением данными более 40 лет. И сегодня эта сфера становится важной, как никогда ранее. У компаний есть и структурированные и неструктурированные данные, и управление 70% структурированных данных, критически важных для бизнеса, осуществляется с помощью решений Oracle… Мы — бесспорный лидер в области управления данными и останемся им. У нас есть СУБД, и вокруг нее мы построили мощную экосистему приложений. Часть из них мы разработали сами, часть — купили. За последние 10 лет мы приобрели более 120 компаний, а также инвестируем 6,1 млрд долл. в исследования и разработки ежегодно. Это означает, что в неделю мы тратим $100 млн на совершенствование наших продуктов и сервисов. И это одна из причин, по которым я пришел работать в Oracle. У нас мощный бюджет на НИОКР, мы можем нанимать лучших специалистов и приобретать лучшие решения, чтобы в итоге предлагать заказчикам лучшие сервисы. Совершенствуя наши продукты, мы помогаем нашим клиентам. Само по себе это не меняет спрос, но меняет подходы.

Традиционная часть вашего бизнеса — это бизнес-приложения. В этом сегменте несколько лет назад была очень популярна тема BI, сегодня этот термин используют все реже…

Времена, когда стратегия компании строилась на основе ретроспективных данных, уходят. Наступают времена, когда выявлять возможности для бизнеса можно сразу по мере их возникновения. Очень важно меняться, двигаться вперед и менять стратегии в зависимости от целей. Мы уже не можем прогнозировать будущее, основываясь на прошлом. Почему? Потому что скорость инноваций сейчас самая высокая в истории. В эту самую минуту, пока мы разговариваем, разрабатываются тысячи приложений. Вот почему так важна прогнозная аналитика: технологии, лежащие в ее основе, гораздо более интеллектуальны, чем те, что используются сейчас. Искусственный интеллект учится куда быстрее, чем раньше. И нам нужно больше информации о бизнесе.

Как происходит развитие ваших аппаратных платформ?

Мы развиваем наше направление оптимизированных программно-аппаратных комплексов Engineered Systems и в особенности Oracle Exadata. Это передовой и уникальный продукт. Когда я говорю о новых возможностях для клиентов, я имею в виду и этот комплекс. И, кроме того, среди наших заказчиков есть много тех, кто использует серверы и системы хранения данных, и которые много денег вложили в экосистему на этих решениях. Мы продолжаем инвестировать в эту экосистему. Это важно.

Но очень важный момент, нынешний отраслевой тренд - миграция локальных размещений в облако. Многие говорят о сокращении количества центров обработки данных, и о сокращении мощностей в ЦОД. Мы не делаем на это ставку, поскольку видим обратную тенденцию. И я считаю, что мы выбрали правильную стратегию, поскольку говорим о трансформации, о более быстром и безопасном переходе на новые технологии. Для этого нужна высокопроизводительная инфраструктура. Мы не считаем, что заказчикам по карману создавать собственные центры обработки данных для развертывания сервисов нового поколения. Мы не считаем, что они должны покупать ЦОД. Это напоминает ситуацию с сегодняшними смартфонами. Смартфон подключен к нескольким облачным сервисам, и в фоновом режиме на нем работают интеллектуальные функции. Ваши мобильные данные хранятся в центрах обработки данных, и вы даже не догадываетесь, где они находятся физически. Это то, что уже есть на рынке, то, что отрасль уже разработала. Вспомните слова Генри Форда:  “Если бы я спрашивал людей, что они хотят, они попросили бы более быструю лошадь”. И мы считаем, что все преимущества зарождающихся технологий невозможно полностью реализовать в центрах обработки данных, размещаемых у клиента.

Роман Биллер, Oracle

И мы видим, что заказчики в европейском регионе начинают это понимать, и их активность растет. Мы видим в этом большое преимущество. Особенно сейчас, когда рынок в целом растет невысокими темпами. Чтобы в такой ситуации быстро наращивать прибыль, надо сокращать затраты. И в процессе такого сокращения вы подходите к точке, когда сокращать больше нечего. Тогда вам действительно понадобится интеллект автономных продуктов.

И последний вопрос. Вы отвечаете за большой регион со множеством разных стран. Какова ваша стратегия здесь, в Украине?

За последние годы мы значительно нарастили наше присутствие в Восточной Европе. И мы уделяем много внимания Украине, продолжая инвестировать в этот рынок.  И уровень обслуживания, который мы предоставляем в более чем 145 странах, не имеет различий в зависимости от той или иной страны. Везде мы стараемся привнести на рынок все наши технологические преимущества и хотим, чтобы клиенты использовали их для своего бизнеса. Мы наблюдаем рост спроса на облачные технологии, в том числе и в Украине. И видим то, как бизнес начинает не просто оценивать предлагаемые нами технологии, но активно использует их для решения важных текущих задач.


Вы можете подписаться на наш Telegram-канал для получения наиболее интересной информации

+44
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT