`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Неликвиды

+55
голосов

Когда-то астрология и астрономия были, по сути, одним целым. Некоторые общие термины до сих пор сохранились в обеих дисциплинах, но образованный человек сегодня едва ли станет принимать решения, руководствуясь гороскопом. В «цифровой вселенной» отделить зерна от плевел пока не получается

В основе постиндустриальной экономики лежат идеи. Именно идеи обеспечивают наибольшую норму прибыли, потому что не осталось настолько ценных «материальных» ресурсов, чтобы кто то мог себе позволить спокойно сидеть на них и получать до бесконечности ренту. У любой успешной идеи — той, что можно превратить в работоспособную концепцию — есть автор. Не народ, не министерство и даже не команда энтузиастов. А конкретный человек. Потому что «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!» — не идея, а манифест. «Увеличим за год производительность вдвое» — не идея, а лозунг. «Давайте внедрим Agile, потому что все успешные игроки делают именно так» — не идея, а бред.

Казалось бы, что может быть более банальным, чем в очередной раз поведать urbi et orbi, что «кадры решают все». Кто только не повторял на разные лады, что профессионалы, способные генерировать новые идеи, стали главным активом современных компаний и локомотивом цифровой трансформации (DX).

Почему же действительно незаурядный специалист зачастую остается невостребованным в современных компаниях? Причин может быть несколько. Про то, как работают HR департаменты, мы уже писали. Снова говорить об этом нет необходимости: в конце концов, HR — это всего лишь функция от довольно невнятных «хотелок» собственников бизнеса, и потому отнюдь не они являются корнем проблемы. Скажем больше, именно сотрудники HR департаментов в ближайшие годы возглавят список претендентов на увольнение. Их уже сейчас в большинстве случаев можно отчасти заменить платформами AI. Скорее имеет смысл присмотреться к самим современным предприятиям. Точнее, тем из них, где квалифицированный профессионал, например, CDO (Chief Digital Officer) не захочет работать, даже если его вдруг туда пригласят. По такому критерию, как восприятие инноваций, эти компании можно разделить на три большие группы.

I. Консерваторы

В первую очередь, среди компаний, которые попадают в эту группу, следует упомянуть «Латифундии». Как правило, это компании с огромной, по меркам современного конкурентного рынка, нормой прибыли. Они могут пользоваться монопольным положением в какой-то стране или отрасли, экспортировать сырье, себестоимость которого в разы меньше, чем выручка от реализации на глобальном рынке, или просто воплощать в себе все принципы государственного капитализма, позволяющего «своим» обогащаться вне зависимости от эффективности работы. Для многих из них инновации становятся не только бессмысленной тратой денег, но и потенциальной угрозой для коррупционных схем и подковерных договоренностей.

Также можно выделить категорию «Луддитов». Среди таковых обычно встречаются компании и организации, имевшие, по тем или иным причинам, крайне негативный опыт внедрения современных решений. В результате у них формируется идиосинкразия к любым новым подходам. Кроме того, хватает предприятий, чьи собственники просто не доверяют ничему, что не дает гарантированную прибыль и фиксированный ROI. На практике такие собственники просто отказываются разбираться с чем бы то ни было, если оно им кажется непонятным. А непонятным им кажется почти все, кроме схемы «купил подешевле — продал с наценкой».

Неликвиды

II. Экспериментаторы

Здесь доминируют «жертвы моды». Быть может, новый CxO показал красивую презентацию о digital практиках или удачливые конкуренты, за которыми владельцы бизнеса ревниво наблюдают несколько лет, внедрили какую-то красивую опцию на своем сайте... Предпосылки могут быть разными. Просто в какой-то момент руководство вдруг осознает, что «оно нам тоже надо!», не слишком фокусируясь на вопросах что именно надо и для чего. Всю содержательную часть их «цифровой» концепции можно свести к облаку тегов, состоящему из популярных англицизмов и аббревиатур, с которым, зачастую не без выгоды для себя, как с детским конструктором играется ограниченный круг лиц, ответственных за соответствующую трансформацию. Положительного эффекта на бизнес такие проекты обычно не оказывают, однако оставляют в наследство компании красочные рекламные материалы, повествующие о ее передовых подходах, не синхронизированную ни с одним бизнес-процессом frontend платформу и оплаченный на год вперед хостинг в иностранном ЦОД.

Особняком стоят «оппортунисты». В таких компаниях зачастую попадаются вполне толковые менеджеры, не без оснований полагающие, что, если бы товар был действительно хорош, маркетинг был бы не нужен. Они могут вполне эффективно задействовать от случая к случаю некоторые цифровые инструменты для продвижения своих продуктов и услуг, сохраняя при этом абсолютно традиционный подход ко всем остальным процессам.

III. Передовики

Среди лидеров DX нередко встречаются «нувориши». Бывает так, что вполне преуспевающая компания, частный фонд или даже прогрессивное ведомство решают «диверсифицировать» свое портфолио или модернизировать бренд, вложившись во что-то непрофильное либо существенно отличное от их традиционной деятельности. В таком случае, внутри крупного предприятия может появиться отдельный департамент или с нуля создается новая торговая марка, которые с самого начала проектируются как «цифровой бизнес». В таких структурах все самое передовое. Чуть слышный аромат вейпов и вереницы гиробордов у лофтового офиса сразу снимают малейшие сомнения в инновационности подразделения. При этом стоимость костюмов сотрудников исключает любые подозрения, что вы имеете дело со стартапом.

Какое-то время инвестиции в такие проекты могут литься рекой практически без привязки к ощутимым результатам. Однако в итоге именно от этой игрушки собственники и инвесторы отказываются в первую очередь, стоит появиться хоть намеку на кризис. А иногда достаточно того, чтобы из совета директоров просто ушел «визионер», ратовавший за «инновации».

Однако большинство передовиков «цифровой трансформации» это, конечно, стартапы. Вчерашние или нынешние. Первые могли уже давно стать «юникорнами» или даже «декакорнами», но продолжают всячески поддерживать свою репутацию новаторов и бунтарей. В свою очередь стратегии у стартапов изначально разные. Есть те, кто планирует своевременно избавиться от бизнеса, но встречаются и энтузиасты, не готовые отказаться от развития своей идеи даже за большие деньги. Тем не менее, какой бы то ни было простор для самореализации в стартапе обычно есть только у тех, кто стоял у его истоков. Политика традиционных венчурных фондов не слишком способствует отклонению от заранее согласованного маршрута. Про такой популярный ныне метод монетизации красиво упакованного еще несуществующего продукта, как ICO, нужно говорить отдельно.

При ближайшем рассмотрении даже в развитых странах подавляющее большинство потенциальных работодателей так или иначе относится к одной из трех перечисленных выше групп. Так нужны ли там, в самом деле, те, кто способен генерировать и воплощать в жизнь передовые концепции, которые, якобы, лежат в основе цифровой экономики? Любые навыки сегодня очень быстро девальвируются. Для того, чтобы просто оставаться в теме, приходится постоянно изучать множество публикаций и продуктов. Более того, все чаще целый пласт знаний и опыта может в одночасье оказаться невостребованным на рынке. Достаточно взглянуть на области внедрения платформ Machine Learning, чтобы убедиться в том, что спокойно ждать выхода на заслуженную пенсию не приходится уже практически никому. По странной иронии это относится, в том числе, к программистам, которых уже кое-где заменяют нейросети, способные автоматизировать написание кода для типовых задач. А потому специалисты все чаще вынуждены переключать свое внимание даже не на смежные, но абсолютно новые для них области в стремлении найти ниши, где еще не слишком тесно.

С другой стороны, пока что для выполнения большинства рабочих задач не требуются экстраординарные способности или знания. При желании можно даже ввести такое понятие, как непрофильная деятельность мозга. Человеческое общество в целом весьма нетребовательно к интеллекту. Для нормальной жизнедеятельности подавляющему большинству достаточно знаний и навыков анализа, которым практически любого можно научить за пару месяцев, вместо того, чтобы с детства мучить школой и бакалавриатом долгие 15 лет. Даже эволюционно развитие мыслительного процесса не заточено под комплексные проблемы мироздания. Не говоря уже о воздействии архаики и пещерных паттернов, прививаемых большинству людей с младых ногтей их окружением. Масса свободного времени, появившегося у обывателя за последние сто лет, и развитие социальных сетей породили абсолютно новый дискурс. Каждый считает своим долгом высказаться по широкому кругу проблем, о которых имеет очень смутное представление. При этом механизмов верификации, позволяющих оперативно отделить зерна от плевел, очень мало. Кроме того, даже на уровне терминологии возникает хаос, поскольку одни и те же понятия применяются для описания абсолютно разных вещей, что вполне естественно для сообществ, в которых репутация определяется активным использованием модного жаргона. Там, где отсутствует методология для проверки справедливости высказываний и гипотез, неизбежно расцветают культы.

Неликвиды

Наглядной иллюстрацией этому служит, например, повальное увлечение Agile. Не станем останавливаться на истории этой методологии. Не будем оценивать ее эффективность при разработке тех или иных типов ПО. Сегодня можно встретить более десятка различных определений этого понятия. Иногда они прямо противоречат друг другу, а значение термина окончательно размыто бесчисленными коучами. Более того, большинство работоспособных внедрений Agile для управления проектами вне индустрии разработки ПО становятся частным случаем того самого каскадного, или, если угодно, водопадного метода, эффективной альтернативой которому якобы является «гибкая методология». Если говорить о нетиповых задачах — по большому счету типовые задачи можно считать уже решенными и задействовать для них различные best practice — Agile, по сути, предлагает следующее. Мы не можем преодолеть пропасть в два прыжка, поэтому будем пересекать ее маленькими шагами. Для того, чтобы убедиться в этом, можно вспомнить определение NP-полных задач и экстраполировать его на управление проектами. Все это, однако, не мешает различным гуру проводить семинары, воркшопы и тренинги, в ходе которых страждущих приобщиться к прогрессу учат собирать конструктор Lego, сопровождая это захватывающее занятие пояснениями, в которых преобладают выдранные с мясом термины из компьютерной индустрии. Теоретическая часть доктрины сводится к набору лозунгов и афоризмов уровня «хороший продукт сегодня лучше, чем отличный завтра».

Еще недавно бодрый наскок на стохастику, присущий большинству курсов MBA, казался откровенной профанацией. И сегодня MBA остается довольно бесполезным с точки зрения обретения фундаментальных знаний клубом, формирующим касту дипломированных носителей специфического лексикона. Однако в сравнении с тем, что рассказывают будущим «Scrum мастерам», он выглядит серьезной, тщательно проработанной научной доктриной.

Неликвиды

Ранее мы обсуждали, чем на самом деле в большинстве случае занимается, например, типичный Data Scientist. Несоответствие грандиозного «скиллсета» и задач, которыми приходится заниматься таким специалистам в большинстве компаний, впечатляет. Но то же самое сегодня можно сказать практически про любую область деятельности, в которой к экспертизе сотрудников вроде бы предъявляют серьезные требования.

В описании требований к кандидатам на позицию, связанную с нестандартными задачами, непременно указывают стаж работы в той или иной роли и с теми или иными инструментами. Можно было бы, конечно, предположить, что работодатель задействовал методы теории игр и big data, чтобы точно установить значения этих показателей. Однако на практике подходы к ведению бизнеса, состояние инструментов для решения задач и корпоративная культура в большинстве компаний таковы, что big data у них ассоциируется только с огромной стопкой дискет. Так что все эти «три года опыта работы с — Модный Англицизм — обязательны» звучат в данном контексте как «В ЖЭК требуется помощник ассенизатора. Глубокое понимание Hadoop/MapReduce обязательно. Опыт работы с неструктурированными потоками — не менее пяти лет». При этом вне зависимости от профиля деятельности компании, попытки усовершенствовать в ней какие-либо процедуры весьма чреваты. Потому что «Умные нам не надобны. Надобны верные». И уж если руководство уверовало в DevOps, творчески совмещая эти практики с архаикой в системе управления, отступники — каковыми окажутся все, кто предложат адекватный системный анализ — наверняка будут наказаны.

Неликвиды

Сложность и многообразие современных процессов, спровоцированных высокими технологиями, зачастую не позволяют строго описать все эффекты и взаимосвязи. Однако это вовсе не означает, что вместо строгой теории следует «ad hoc» вызывать дождь плясками с бубном.

Каждый день появляются новые термины и доктрины, описывающие нечто, кажущееся интуитивно важным их адептам. Еще вчера нам рассказывали про «эмоциональный интеллект», сегодня уже рисуют трехмерную декартову систему координат, где по осям отложен «обычный» интеллект (измеряемый в — сюрприз! — IQ), эмоциональный интеллект и некий «цифровой» интеллект. Предполагается, что успешный специалист должен демонстрировать высокие показатели по всем трем параметрам. О том, что тесты на IQ, мягко говоря, не лишены недостатков, хорошо известно. Но что же такое «эмоциональный» и «цифровой» интеллект? О чудо! Первый, как выясняется, это способность учитывать психологические аспекты взаимодействия с людьми, а второй, всего-навсего, характеризует навыки работы с цифровыми системами (Sic!). Просто поразительно, как мы до сих пор обходились без таких важных понятий! Не станем лишний раз вспоминать бритву Оккама. Ограничимся лишь тем, что запасемся попкорном в ожидании появления такого понятия, как «терминологический интеллект». Это будет чрезвычайно ценный когнитивный навык, позволяющий людям ситуативно интерпретировать понятия и находить смысл в бесчисленных новых концепциях, за которыми нет решительно ничего.

Многие еще не понимают, что в постиндустриальной экономике нужны не те, кто бойко рассказывает о разнице между итеративной и спиральной моделью, а те, кто знает, что необходимо получить в итоге, и готовы построить робастную модель достижения цели. Вы не обязаны блестяще разбираться в гибридных двигателях, чтобы, сев за руль, добраться куда-либо. Важно понимать, куда именно вы хотите попасть. Облачные сервисные платформы обеспечили высокий уровень абстракции от железа, лишив работы многих интеграторов и «технарей». Благодаря глобальным провайдерам и развитию API сегодня бизнесу уже доступен высокий уровень абстракции от среды разработки. Когда решение вы можете получить «из розетки», бизнесу все больше требуются те, кто понимает, какую проблему вы решаете, а не поборники передовых фреймворков, на которые предлагается натянуть любой процесс. В противном случае, вы оказываетесь в ситуации из «Автостопом по галактике», когда получаете на ответ на «главный вопрос жизни, вселенной и всего такого», но не знаете, что это, собственно, за вопрос.

Уже не вызывает сомнений то, что в скором времени все задачи, поддающиеся алгоритмизации, так или иначе будут автоматизированы. А соответствующие сегменты рынка труда просто исчезнут. Равно как исчезнут компании, для которых цифровая трансформация и постиндустриальная экономика сводятся к набору модных терминов и копированию полумифических best practice. Даже не потому, что их сметут «digital disruptors». А потому, что профаны, внедряющие инновации, опасней ретроградов, отстаивающих проверенные методы. Большинство экспертов, обладающих знаниями без которых уже совсем скоро не сможет развиваться ни одно предприятие или государство, оказались сейчас в своеобразном безвременье. С одной стороны они неотличимы от бесчисленных «гуру» и «коучей» для тех, кто принимает сегодня решения по наитию, в надежде на некие чудеса, которые сулят инновации. С другой стороны, архаичные подходы к управлению и планированию просто не оставляют им места для эффективной практической деятельности. Первые сотовые телефоны были очень дорогими и практически бесполезными, не вписываясь в существующую инфраструктуру. Однако с развитием телекоммуникационной экосистемы они за несколько лет перевернули рынок связи.

Напрашивается очевидный, хотя и не слишком радостный вывод. У тех, кто действительно способен генерировать передовые идеи и свободно владеет инструментами цифровой экономики, пока есть два варианта. Создавать с нуля собственные предприятия или гипнотизировать владельцев уже существующих «цифровыми мантрами». Опыт всех иллюзионистов и гуру показывает, что во втором случае главное договориться о предоплате.

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Так что - все мы тут "лишние люди"? Может все не так печально?
Кстати, для Agile в системах управления - как раз очен даже место. Проверено на не одном десятке компаний, но это всегда больно. И дело не только в "ретроградах" и "коучах", но и в элементарной лени и неспособности рисковать для большинства предпринимателей и владельцев компаний.

Речь не о том, что «все плохо». Напротив, с определенной точки зрения сейчас у профессионалов больше возможностей, чем когда бы то ни было прежде. Однако в большинстве случаев, в уже сложившемся бизнесе и системе управления, знания и опыт (а не их имитация), которые, казалось бы, являются чрезвычайно ценными в «цифровой» экономике, пока остаются невостребованными.

Я, конечно, извиняюсь, статья очень хорошая, но нельзя в такой хорошей статье писать вот такие неграмотные фразы.

если бы товар был действительно хорош, маркетинг был бы не нужен.

Потому что если в компании есть маркетинг, то и товар будет действительно хорош. Потому что маркетинг - это то, что направлет стратегию компании, направляет компанию на рынок, определяет то, чем компания будет заниматься, за счет чего конкурировать, каким образом формировать модель работы в конкретном регионе, по какой цене продавать, и уже где-то в конце этой цепочки, определять, какими методами будет продвигать и рекламировать (если будет такая необходимость).

Тем же рукоовдителям, кто мыслит так - мы идем на рынок Х с продуктом Y, продавать клиентам Z, по цене А, со структурой сбыта В, а по маркетингу - напечатаем листовок, таким руководителям взять перерыв в работе - и на ликбез, пока не развалили бизнес.

Позвольте с Вами не согласиться. Разумеется, любое «сильное» утверждение (а фигурирующий в статье тезис про маркетинг, безусловно, довольно безапелляционен), можно и нужно ставить под сомнение, в том числе, приводя примеры ситуаций, когда это утверждение несправедливо. Однако проблематика, затронутая в статье, относится именно к тем компаниям, где маркетинг – если в современном значении этого понятия он вообще в них просматривается – служит лишь инструментом «пропихивания» услуг и товаров на рынок. В таких случаях обратная связь, в частности анализ UX, кастомизация с учётом требований рынка и совершенствование продуктов, фактически отсутствуют. Собственники и менеджеры C-уровня просто ставят перед маркетологами (или теми, кто выполняет их функции), задачу «сплавить» то, что есть, вне зависимости от качества продукта.

+ и зря вы напали на МВА. Хороший, правильный МВА как раз системен и учит структурно мыслить и анализировать. Практически все вышенаписанное вами, можно разложить в давно стандартизированные и опробованные модели, которые изучаются в рамках "правильных" МВА. Разложить с пользой для дела. Другое дело, много подделок и "клюбофф", где под вывеской МВА действительно льют ересь. Специфически и моно звучащую, но бестолковую.

Вполне возможно, проблема в том, что превалирует «неправильный» MBA. :) В любом случае, данная статья посвящена отнюдь не MBA, фигурирующей здесь лишь как контрапункт. Подробный анализ плюсов и минусов этой дисциплины требует отдельной публикации. Собственно, главный недостаток методологии MBA упомянут в тексте – не фальсифицируемые, предельно упрощенные гипотезы в отношении стохастических процессов.

Ну вы даете. Сначала как бы согласились с существованием "правильного" и "неправильного" МВА, и сразу же снова, безапелляционно, о методологии. Но и тут вы правы, вопрос в ином.

В канве статьи мое видение такое. Системы управления, накопления опыта в виде данных, методы их хранения, анализа и формирования решений развились настолько, что надобность в опытных, грамотных кадрах падает очень стремительно. Опыт можно накапливать, последствия решений моделировать, данные собирать. Каналы обмена все шире. Все больше процессов алгоритмизируются, параметризируются и могут быть исполнены роботами. Как следствие - ускорение падения спроса на опытных специалистов всех уровней, исчезновение огромного количества специальностей, высвобождение огромной массы людей -- скачок безработицы, рост спроса на "архитекторов процессов", но их нужно не очень много. Все это похоже на кризис и очень серьезный, который затронет все. Возможно, высвобождение рабочих рук даст толчок развитию мелких и супермелких бизнесов, связанных с развлечениями, отдыхом, творчеством. Хотя и творчество сейчас становится подвластным машинам, если говорить о массмаркете.

Год будет годом очеь серьезных перемен, как мне кажется Возможно, не обойдется без большой войны в обозримом будущем. Но верить в это не очень хочется.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT