`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Начало конца схемы ФОП

Мало найдется тех, кто бы с момента введения упрощенной системы налогообложения, не предрекал бы ей скорую отмену. Не секрет, что многие ИТ-компании используют подобную возможность при построении собственного бизнеса. Поэтому ИТ-рынок пристально следил за принятием Налогового кодекса, политическими заявлениями и законопроектами относительно упрощенки. Однако опасность подошла с иной стороны.

10.10.2012 г. были внесены изменения в постановление Кабинета Министров Украины №1059 «Об утверждении критериев, по которым оценивается степень риска от осуществления хозяйственной деятельности субъектами хозяйствования в части соблюдения требований законодательства о труде и определяется периодичность осуществления плановых мер государственного контроля».

Для начала два слова о самом постановлении. Было принято оно в 2010 г. в исполнение Закона Украины «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности». А это означает, что вводятся новые правовые основания для проверок бизнеса. Стоит рассмотреть эти основания внимательнее.

В числе критериев:

  • наличие задолженности по выплате заработной платы;
  • выплата работникам зарплаты на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной заработной платы;
  • несоответствие количества работников предприятия объемам производства (выполненных работ, оказанных услуг);
  • нарушение требований законодательства о труде;
  • наличие разногласий между фактическими показателями численности работающих и зарплатой и показателями отчетности, представленной в органы государственной власти.

В зависимости от показателей по критериям все субъекты хозяйствования разделены на три группы риска.

К субъектам хозяйствования с высокой степенью риска относятся субъекты:

  1. Имеющие задолженность по выплате заработной платы более 60 календарных дней;
  2. С численностью до 50 человек включительно, у которых 60 и более процентов работников получают зарплату на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной заработной платы;
  3. С численностью от 51 до 250 человек включительно, у которых 45 и более процентов работников получают заработную плату на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной заработной платы;
  4. С численностью 251 и более человек, у которых 30 и более процентов работников получают зарплату на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной зарплаты;
  5. Количество наемных работников которых недостаточно для существующего объема производства (выполнения работ, оказания услуг);
  6. У которых по результатам последней плановой или внеплановой проверки выявлены грубые нарушения требований законодательства о труде, имеющие признаки преступлений, предусмотренных статьями 172, 173 и 175 Уголовного кодекса Украины;
  7. У которых расхождения между фактическими показателями численности работающих и зарплаты и показателями отчетности, представленной в органы государственной власти, составляют 10 и более процентов.

К субъектам хозяйствования со средней степенью риска относятся субъекты:

  1. Выплачивающие зарплату с нарушением сроков выплаты зарплаты от 30 до 60 дней включительно;
  2. С численностью до 50 человек включительно, у которых зарплату на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной зарплаты получают 45 и более, но менее 60% работников;
  3. С численностью от 51 до 250 человек включительно, в которых зарплату на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной заработной платы получают более 30, но менее 45% работников;
  4. С численностью 251 и более человек, в которых зарплату на уровне или ниже законодательно установленного размера минимальной зарплаты получают более 15, но менее 30% работников;
  5. В которых по результатам последней плановой или внеплановой проверки выявлены нарушения требований законодательства о труде, по которым должностные лица субъекта хозяйственной деятельности привлекались к административной ответственности;
  6. В которых расхождения между фактическими показателями численности работающих и заработной платы и показателями отчетности, представленной в органы государственной власти, составляют более 4, но менее 10%.

К субъектам хозяйствования с незначительной степенью риска относятся субъекты хозяйствования, которые не подходят под две другие категории.

В зависимости от категории для предприятий устанавливаются различные сроки проведения проверок, связанных с соблюдением законодательства о труде.

Незначительная степень риска – не чаще одного раза в пять лет.

Средняя степень риска – не чаще одного раза в два года.

Высокая степень риска – не чаще одного раза в год.

Стоит отметить, что речь идет исключительно о плановых проверках, и только в сфере трудового законодательства. Все внеплановые, налоговые и прочие проверки остаются в силе.

Проверка законодательства о труде удобна тем, что позволяет проверить, как рабочее место, т.е. материальную базу предприятия, так и финансовую отчетность под соусом проверки правильности начислений на заработную плату. Невозможно не заметить, что данное постановление имеет отдаленное отношение к защите трудовых прав граждан. Вместо этого закреплены критерии определения теневой составляющей бизнеса.

Основная проблема для ИТ-бизнеса кроется в таком критерии, как соотношение количества наемных работников с объемом производства (выполнения работ, оказания услуг) и расхождение между фактическими показателями количества работников и официальной отчетностью.

Что это может означать? Большая часть ИТ-бизнеса имеет проработанные контракты с разработчиками. Да и сама модель разработки ПО логически применима к индивидуальной хозяйственной деятельности (ФОП). Но, как и любой косвенный метод определения нарушений действующего законодательства, вопросы соотношения создают широкое поле для трактовки полученных данных. И основная опасность кроется в фактических трудовых отношениях, мостком к которым служат данные критерии. Стоит вспомнить данные с официальных сайтов компании о количестве сотрудников, декларируемые объему произведенного ПО.

Справедливости ради стоит отметить, что никаких норм выработки человекочасов в индустрии программной продукции не существует. Да и пояснения относительно структуры отношений вполне можно себе представить. И, конечно, пока рано говорить о необходимости смены модели работы. Но важно помнить, что теперь все эти факты смогут получить оценку со стороны контролирующих органов. А с точки зрения государства, ФОП – это все же индивидуальная деятельность, а не системный бизнес с громким брендом, поэтому бизнесу, как и всегда, важно быть настороже, и внимательно относится к изменениям законодательства.

Защита ИТ-компаний

Механизм защиты компаний при участии в экономическом эксперименте
 
22.09.2011 года прошел круглый стол на тему "Создание в Украине благоприятных условий для развития IT-индустрии". Разговор получился достаточно открытый, практически откровенный, чего мало ожидаешь от официального мероприятия. Проблемы отрасли озвучивались без официозных ширм вроде «отдельные проблемы нормативного регулирования» или «недостаточно четкое следование нормам права со стороны фискальных органов». Вещи назывались своими именами, так как их называют сами представители рынка.
 Среди прочих вопросов была поднята и проблема риска коррупционных механизмов и злоупотреблений при отборе компаний для участия в эксперименте. Сразу следует сказать, что эти риски обсуждались с самого начала работы над проектом. Эта тема является одной из наиболее часто поднимаемых при рассмотрении законопроекта. Не исключением стал и этот блог. Поэтому, на мой взгляд,  тема достойна отдельного поста.
 
Эксперимент без налоговых ям
 
Защита эксперимента от схем оптимизации является жизненной необходимостью для его внедрения. Множество позитивных во всех смыслах начинаний в сфере налоговых режимов было загублено только из-за масштабных злоупотреблений зачастую небольшого количества лиц. В этой части было принято очевидное, однако непростое, решение. Налоговые ямы возможны при непрямых налогах. Поэтому отмена НДС для услуг в сфере ИТ решает данную проблему в корне. Система эксперимента просто утрачивает свои минимизационные возможности для т.н. конвертационных центров. На этом основании эксперимент сопровождается отменой НДС для услуг в ИТ-отрасли. Показатели расходов и доходов компании по видам деятельности должны стать объективным барьером для компаний, которые не имеют отношения к ИТ-рынку. Безусловно, остается риск отдельных злоупотреблений, как то выведение ИТ-подразделений в отдельные компании, но такие методы находятся в рамках закона, не искажают реальной картины рынка и считаются допустимым способом оптимизации структуры бизнеса.  
 
Эксперимент без ручного управления
 
Второй по значимости фобией, которая сопровождает эксперимент, является то, что появится некая структура / лицо, которая сможет самостоятельно выбирать претендентов на специальный налоговый режим. Учитывая долгие и богатые коррупционные традиции Украины, страх вполне обоснованный. В этом вопросе законопроект прошел несколько итераций. Наличие саморегулирующей организации было предусмотрено в самом первом варианте законопроекта. И этот механизм был внесен с целью обеспечения эксперимента, аналогичен прочим рынкам, в т.ч. рынку ценных бумаг. СРО должна была действовать в строго отведенных рамках и руководствоваться нормативно определенными критериями, при соответствии которым компании не могло быть отказано во вступлении. Концепция была основана на том, что самым эффективным инструментов регулирования рынка является сам рынок. Однако сам рынок воспринял данную модель неоднозначно, и по рекомендации Комитента по вопросам науки и образования этот механизм был убран как уязвимый к злоупотреблениям.
На сегодняшний день законопроект предусматривает ведение специального реестра, который объективно необходим налоговым органам для определения налогового статуса компании. Компания может быть включена в реестр по объективным критериям, которые прописаны в законе и касаются: структуры доходов и расходов компании. За Кабинетом Министров закреплена функция не определения участников эксперимента, а определения порядка ведения реестра, что также соответствует нормативному регулированию прочих подобных реестров.
 
Эксперимент без злоупотребления компаниями своим положением
 
Маленькие боятся больших, потому что большие едят маленьких: эта нехитрая биологическая формула во много применима к бизнесу. Рынок опасаться усиления крупных игроков, которые могут пользоваться своим положением и возможностями для уменьшения конкуренции. Недопущение подобных злоупотреблений было одной из задач, поставленных при разработке проекта. После изменений законопроекта функции ИТ-компаний были сведены к участию в организации, которой могут быть делегированы функции по сбору информации о рынке. Такая организация имеет право исключительно инициировать расследование относительно компаний – участников эксперимента. Сделано это с целью выявления рынком фиктивных ИТ-компаний. Основывается положение на том, что никто лучше представителей рынка не сможет понять, действительно ли данная компания является ИТшной. Однако у субъектов рынка нет рычагов влияния на решение о включении компании в число участников эксперимента либо исключение из него. Злоупотреблять попросту нечем. Можно долго обсуждать, хорошо это или плохо, но именно такую модель на сегодняшний день лучше всего воспринимают органы государственной власти и представители ИТ-компаний, которые подключились к обсуждению законопроекта.
 
В целом, механизм сдерживания рисков в эксперименте можно охарактеризовать словами Черчилля о демократии: в ней можно найти недостатки, но лучшего пока нет. Хотя не могу удержаться от комментария о том, что по моему личному убеждению институт саморегулирования является наиболее перспективным методом управления любым рынком. Ведь кому можно доверять в нашем государстве больше, чем самим себе? Опыт саморегулирования во Франции и Италии на рынке по производству отдельных продуктов питания позволяет производителям защищать свои интересы не только в своих странах, но и за их пределами. В любом случае, механизм продолжает оставаться предметом доработки. Каждый участник ИТ-рынка может присоединиться к процессу, начав общаться с Ассоциацией «Информационные технологии Украины». Контакты для связи: www.itukraine.org.ua
 
P.S. На Круглом столе 22.09.2011 г. была озвучена интересная мысль: слово льготы у нас в стране граждане воспринимают крайне негативно, когда это касается других, и терпимо, когда это касается их самих. Экономический эксперимент, предусмотренный Законопроектом № 8267, применяет иной подход к отрасли. Слово «эксперимент» в законопроекте присутствует в силу правил нормотворчества, поскольку в нем установлено время применения измененного подхода, и введен мониторинг финансовых результатов.
 
P.P.S. Отдельно хочется поблагодарить Владимира Лазуренко за столь обоснованно раскрытую свою точку зрения в комментариях к предыдущим постам. Можно не соглашаться в отдельных аргументах, однако невозможно не отдать должное эрудиции и познанию вопроса. Надеюсь, что этот пост дал ответы, хотя бы на часть поставленных Вами вопросов. Уважаемый Владимир, для меня лично будет большим удовольствием свести с Вами личное знакомство. Мой почтовый адрес: artem[email protected]

Почему ІТ?

В комментариях к посту от 17.09.2011 красной нитью недоверия сквозил вопрос о том, почему налоговые преференции устанавливают именно для ІТ? В чем подвох?

Реакция вполне объяснимая, учитывая то, как долго государство отучало украинцев ждать от него чего-либо хорошего. Исторически сложилось, что лучшее, что могла сделать власть для простого человека, – это оставить его в покое. А тут вдруг такое внимание, обещания поддержки. Естественно, это настораживает. И почему вдруг ІТ? Долгое время никто во власти даже определения такой отрасли дать не мог, а тут внезапно понижение ставок налога.

Будучи причастным к данному процессу, являясь юристом, а не айтишником, я могу предложить только свою субъективную точку зрения на данный вопрос. Но субъективность как раз и прерогатива блогов. Итак, почему ІТ?

Во-первых, потому что государство слишком долго не обращало внимания на эту отрасль. Вся индустрия была частично и искаженно представлена в статистических отчетах. Она никогда не считалась столпом отечественной экономики, поэтому фискальным органам легче согласиться применить принцип "меньше налоговые ставки – больше поступления в бюджет" в ІТ-отрасли, чем, скажем, в металлургии. Конечно, хотелось бы, чтобы государство осознало, что кривая Лаффера работает во всех сферах жизни, а ее формула выведена давно, и понижать налоговое давление Украине нужно везде. Но с чего-то стоит и начинать.

Во-вторых, потому что ІТ – молодая отрасль. Большую ее часть представляют люди, которым еще лет 30 до пенсии. И специалисты ІТ в нынешних реалиях не слишком рассчитывают на государство в вопросах пенсионного обеспечения. Эксперименты с социальными взносами здесь не рискуют отразиться митингами под собесами или возле памятников Ленину. У ІТ-отрасли есть время, чтобы наращивать потенциал социального обеспечения своих сотрудников.

В-третьих, потому что ІТ – это отрасль, полностью базирующаяся на инновациях. Как сказал один мой знакомый руководитель ІТ-компании, пока общество еще только мечтает, айтишники уже это программируют. Инновации здесь поставлены на поток, и незамедлительно внедряются в жизнь. Зачастую уже потом идет окончательный отлов багов, патчи и т.п. Никакая иная отрасль настолько не расположена к инновациям. Недаром канцлер Германии Ангела Меркель в своем выступлении весной 2011 года сказала, что ІТ – это лучшая площадка применения новых методов государственного управления.

Напоследок хочется сказать несколько слов о кажущейся многим внезапной любви в данной отрасли со стороны государства. Хорошо это или плохо, но никакой особой любви нет. Есть только расчет и понимание того, что у Украины осталось не так много сфер, в которых она может конкурировать с остальным миром. Есть понимание удручающего состояния торгового баланса Украины, который нужно выравнивать. Есть круг проблем, которые нужно решать. Отрасль – лишь инструмент.

Да и внезапным это внимание считать ошибочно. Процесс выстраивания диалога с государством длится уже почти два года, когда более 50 компаний, объединившись, участвуют в круглых столах, подают в министерства выкладки по другим странам, расчеты, обоснования.

Также существует понимание, что принятие Законопроекта не принесет немедленного благоденствия всем причастным к ІТ. Создав возможности по выводу бизнеса из тени, рынок столкнется с другими проблемами. В частности, повышением конкуренции, особенно со стороны иностранных компаний. Государство этим законом не поможет делать более качественный продукт или продавать его по более высокой цене. Оно только создаст такие условия работы, при которых отпадет необходимость изворачиваться в обходах законов, и можно будет сосредоточиться на своей непосредственной работе. Государство уйдет от перманентной войны с предпринимателем и оставит его в покое. А разве не это нужно простому украинцу от нашего государства?

В Україні стартує економічний експеримент для підримки IT-індустрії

Україна, на жаль, не дуже часто опиняється на передових  позиціях у сфері нормативно-правових змін. І вже зовсім нечасто такі зміни ведуть до позитивних результатів. Останні законодавчі ініціативи української влади являють собою яскраве і визначне виключення. За певних умов це виключення може істотно змінити обличчя країни. 

Протягом  всіх років незалежності України, галузь інформаційних технологій розвивалася  практично без жодного втручання з боку держави. Державне регулювання цієї галузі зводилося до збору статистичних показників. Незважаючи на це, в Україні сформувався дуже потужний інтелектуальний потенціал і високі темпи зростання галузі інформаційних технологій. Українські компанії успішно співпрацюють зі світовими лідерами, і гідно репрезентують Україну на світовому ринку. 

Однак світ увесь цей час також не стояв на місці. Індія на сьогоднішній день вже здійснила прорив у сфері інформаційних технологій, і частка цієї галузі в економіці країни та її експортному балансі динамічно зростає. Бразилія проводить активну зовнішню політику, позиціонуючи себе як ІТ-країну. Галузь інформаційних технологій стає рушійною силою розвитку молодих потужних економік світу. Прагнучи повною мірою скористатись можливостями, які надає для економіки, країни створюють для даної галузі спеціальні економічні режими. Білорусь та Російська Федерація, наслідуючи приклад Індії, впровадили спеціальні податкові пільги для ІТ-компаній. 

Спільним  у зарубіжному досвіді стимулювання ІТ-галузі є акцентування на заробітній платі, яка у витратах даного сектору економіки сягає 80%. Високі процентні відрахування у цільові соціальні фонди при високій частці витрат на працівників у собівартості послуг не дозволяють компаніям в цій сфері працювати з виконавцями робіт на основі трудових відносин і при цьому бути конкурентоспроможними у світі. Так, наприклад, Білорусь, впровадивши Парки Високих технологій, звільнила відповідні компанії  від податку на прибуток підприємств, податку на додану вартість від реалізації товарів та послуг на території країни; податок з доходів фізичних осіб для працівників компаній Парку дорівнює 9%, обов’язкові соціальні страхові внески дорівнюють 35% та нараховуються лише на середню заробітну плату у країні.

Україна тільки готується проявити себе у цьому процесі глобальної інформатизації. На сьогоднішній день у Верховній Раді обговорюється проект Закону України «Про економічний експеримент щодо створення сприятливих умов для розвитку в Україні індустрії інформаційних технологій», який передбачає зниження податкового навантаження на оплату праці ІТ-спеціалістів. Законодавча ініціатива не даремно втілена у формі експерименту, адже за розрахунками Міністерства Фінансів України подібні економічні умови призведуть до зниження тіньової частки заробітних плат, поліпшення інвестиційних умов та, як наслідок, збільшення доходів до бюджету. На третину планується знизити податок з доходів фізичних осіб, а єдиний соціальний внесок справлятиметься тільки з суми двох мінімальних заробітних плат. Зниження податків призведе до збільшення надходжень – у цьому можна було б сумніватися, якби не приклади зарубіжних країн.

Слід звернути увагу, що стимулюється саме сфера виплат працівникам ІТ-компаній. В ІТ-сфері залучена величезна кількість осіб, і галузь досі спрагла до спеціалістів. Фахівець у галузі інформаційних технологій зазнає набагато менше складнощів у працевлаштуванні, дуже вирізняючись в цьому з загальної картини ринку праці. Таким чином стимулювання даної галузі призводить не лише до фінансових результатів у торговому балансі та ВВП, а й позитивно впливає на структуру зайнятості населення. 

Наразі економічний експеримент розрахований на п’ять років, по завершенні яких Верховною Радою будуть проаналізовані його наслідки та прийнято рішення щодо ефективності обраних методів стимулювання галузі. 

Проектом  Закону України «Про економічний  експеримент щодо створення сприятливих умов для розвитку в Україні індустрії інформаційних технологій» українська влада демонструє виключну далекоглядність. Розвиток індустрії інформаційних технологій не пов'язаний із навантаженням на природні ресурси країни. Експорт інтелектуального продукту не позбавляє народ України будь-яких благ. І, врешті, Україна вже має на цьому тлі неабиякі здобутки. Впровадження даного економічного експерименту створить умови, за яких Україна зможе скласти конкуренцію таким країнам як Індія, Бразилія, Китай. Лишається сподіватись, що це починання буде доведене до кінця, плідний діалог ІТ-галузі та української влади призведе до реальних наслідків, і вже у близькому майбутньому до звичних асоціацій з Україною додасться ще одна: «передова країна у галузі інформаційних технологій».

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT