`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Офшорный программный бизнес

0 
 

При одном лишь упоминании слова «оффшор» сразу же представляется кипрский или еще какой-то экзотический пейзаж, юрист в шортах, сидящий в кондиционируемом помещении и обслуживающий десятки фирм со всего мира, либо менеджер какой-нибудь отечественной торговой компании, который, борясь с нашими чудными (ударение каждый может поставить по-своему) законами, легально, полулегально или иными способами день-деньской по модему, факсу или... перекидывает деньги со счета на счет - с Гибралтара в Прибалтику, а то и просто с острова на остров в океане. Однако все это лишь косвенно связано с тем бизнесом, о котором пойдет речь. Финансовая оффшорная зона — это страна, в которой низкие налоги. В программном же бизнесе оффшорной зоной называют страну или регион с низкой стоимостью разработки ПО, иначе говоря, низкой стоимостью труда программиста.

Офшорный программный бизнес

Для начала обратимся к истории развития этой сферы деятельности в бывшем СССР. После его развала и распада системы НИИ, вычислительных центров и ряда других организаций в стране сложилась ситуация, когда множество квалифицированных программистов оказалось не у дел. Тогда западные специалисты, проанализировав наш рынок труда, были уверены, что советские программисты произведут фурор в компьютерной индустрии. В стране стали образовываться сотни компаний, которые собирались сделать свои операционные системы, игры, офисные пакеты и т. д. Однако чуда не произошло. То ли западные маркетологи ошиблись в прогнозах, то ли они нас просто успокаивали, преследуя стратегические цели, но мы, как всегда и во всем, нашли свой, особенный путь. Подавляющая часть компаний прекратила существование в период реформ, хотя многие из тех программных проектов до сих пор поражают своей силой, инновационностью и объемом разработки. Сейчас трудно объяснить, почему движение компаний, подобных «Диалогу», переориентировалось, но очевидно, что во времена «большого перераспределения ценностей» гораздо выгоднее было продавать компьютерную технику, нежели писать программы. Создание ПО требует значительных инвестиций, а срок отдачи капитала непомерно большой, хотя в то же время рентабельность программного бизнеса является одной из самых высоких во всем мире. Многие программисты ушли в торговлю компьютерной техникой, возглавили те фирмы, которые впоследствии занялись сборкой ПК, сетями, интеграцией и т. д. Конечно, есть множество причин такого поворота событий, но, на мой взгляд, самая важная из них — отсутствие мене- джеров-предпринимателей, - именно это и сдерживает развитие отрасли, К сожалению, условия для подготовки таких специалистов крайне неблагоприятны - вузы потеряли своих педагогов, цепочка технологического обучения прервалась, а управленческое образование, предложенное Западом, зачастую не адаптировано под наши реалии.

Большая часть программистского корпуса, не согласная заниматься чем угодно, лишь бы платили, покинула страну и, надо заметить, оказала существенное влияние на развитие информационной индустрии в США. Многие специалисты уезжают и сейчас - благо США переживают очередной бум информационных технологий.

Испытывая дефицит специалистов у себя на родине, западные компании ищут их за рубежом. Причем это уже не единичные частные объявления типа «Нужен программист. Работа в США». Сейчас в Питере и Москве появились новые компании-рекрутеры программистов для США и Европы. Они готовы открыть офисы в СНГ, направить туда свой персонал, нанять опытных интервьюеров и даже потратиться на билеты и курсы подготовки для наших специалистов в США, диплом об окончании которых желает видеть потенциальный работодатель. Эти компании делают рабочую визу, а потом помогают с получением гражданства. Однако программисты - народ вольнолюбивый и норовят то и дело сменить работу. Как правило, первая работа, которую инженер- программист получает при переезде, низкооплачиваемая, а условия контракта скорее напоминают крепостную грамоту. Далее, программисты в принципе любят менять область своей деятельности, а внутри одной компании это зачастую невозможно. Вот и выходит, что компания тратилась, получала визы, искала жилье, помогала адаптироваться в новых условиях, а потом в конце концов осталась при своих интересах. Конечно, заработная плата на протяжении двух-трех лет (это обычный срок первого контракта) мизерная по сравнению с рыночной ценой специалиста, но потеря программиста, который завязан в проекте, может обернуться для компании миллионными убытками. Поэтому западные заказчики все больше внимания обращают на софтверные оффшоры за рубежом.

Вначале оффшорный бизнес, т. е. разработка ПО под заказ в другой стране, стал развиваться в Индии и Ирландии. Это обусловлено как языковыми факторами (заказчик, как правило, из США), так и стоимостью рабочей силы. Немаловажной причиной развития бизнеса в этих странах является и политическая стабильность. Конечно, только хорошей оплаты труда программиста и политической лояльности США недостаточно для развития софтверного бизнеса - главное специалисты. И таких, например,в Индии много (несколько сотен тысяч), поскольку индусы уезжают в США только затем, чтобы получить образование инженера-программиста, а потом вернуться на родину и там применить свои знания. Жаль, что в Украине такого рода патриотизм еще не проявился.

Первые программные оффшоры в нашей стране возникли во время распада СССР. Деятельность этих компаний никогда не афишировалась. Зачем делать рекламу здесь, если потенциальный покупатель услуг находится в другой стране? К тому же, привлекать к себе внимание не стоит также из-за сложности правовой и финансовой стороны деятельности этих компаний. Строго говоря, никаких незаконных операций с юридической точки зрения в хорошо поставленном софтверном бизнесе не бывает, но возможность двоякого толкования некоторых наших законов и произвол чиновников заставляют быть всегда начеку. Зачастую контракты с западным заказчиком оформляются вовсе не той фирмой, которая выполняет работу, а ее представительством в стране заказчика или оффшорной фирмой. В большинстве случаев это не уход от налогов, а требование заказчиков. Надо заметить, что обычно софтверные фирмы уважают закон и честно платят все налоги в стране физического нахождения и в юридических лицах за рубежом. Во всем мире все уже поняли, что программный оффшор оказывает благоприятное влияние на развитие экономики, и поэтому не только не пытаются каким-то образом препятствовать производству интеллектуальной собственности на заказ, но и стараются этому способствовать. Налоги же, например в Индии, взимают, в основном, не с предприятий, которые, работая с таким товаром, как программный код, могут при желании вполне законно уйти от их уплаты, а с работников, т. е. с физических лиц. Наверное, если мы последуем этому примеру, наши оффшорные программные и другие компании перейдут от таких «экзотических» финансовых операций, как зарплата по кредитным карточкам иностранного банка, к привычным финансовым схемам, при которых прибыль имеют и предприятие, и работник, и государство.

И все-таки для фирмы-подрядчика наличие представительства в стране заказчика просто необходимо. Это во многом облегчает финансовую сторону деятельности, обеспечивает уверенность в партнере, позволяет вести поиск заказов, получать визы, участвовать в выставках и т. д. Обычно в таких представительствах работают наши бывшие соотечественники. Зачастую представительства и вовсе виртуальные - номер абонентского ящика почты и номер факса где-нибудь в Силиконовой Долине, WWW-сервер, который заканчивается на .сот, — все это можно сделать за неделю и при этом абсолютно не нужно никого нанимать в США. На коммуникациях следует остановиться отдельно. Их высокое качество является необходимым условием. Оффшорная программная компания сегодня обычно и получает спецификацию задания, и передает готовый заказ через Internet.  Появление Сети раскрыло большие возможности перед софтверным бизнесом и оффшорным в том числе. Теперь расстояния между заказчиком и оффшорной фирмой уже не минус, а плюс - если вы находитесь на разных сторонах земного шара, то можете в полтора- два раза эффективнее использовать труд программистов. Например, из Украины или России в США поздно вечером отослана бета-версия программного продукта. Всю ночь (в США это день) ее тестируют, заполняют buglist, пишут замечания и отсылают вечером компании-разработчику (а там уже утро) по Internet. Таким образом процесс разработки не прекращается. И уж совсем заманчивой представляется работа с оффшорными компаниями в Азии, СНГ и Западной Европе, которые одна за другой подхватывают разработку. В условиях обостряющейся конкуренции на рынке ПО сокращение сроков выпуска продукта даже на месяц может позволить компании полностью занять рыночную нишу, что уж говорить о сокращении сроков вдвое.

Появление глобальной Сети позволило небольшим отечественным коллективам разработчиков конкурировать с огромными западными компаниями. Ведь в Сети даже два программиста могут сделать WWW-сервер более привлекательным, чем гигант-разработчик, и получить заказ, так как их расценки не включают почти никаких затрат, кроме зарплаты. Однако такое случается довольно редко. И хотя сегодня еще существуют децентрализованные коллективы программистов, которые ведут один программный проект «распределенно по E-mail», однако усложнение технологий все более требует централизованного управления и планирования, чем сами программисты обычно себя отягощать не любят. Сеть нужна разработчикам и для получения самых последних средств разработки, а также технической документации. Очень важен Internet и для руководства программных коллективов. От того, насколько руководитель владеет новостями с «полей технологических боев» между ведущими компьютерными компаниями и информацией о последних веяниях в технологических вкусах потенциальных заказчиков, зависит, правильно ли он выберет технологическую стратегию, средства разработки и т. д.

О деньгах. В среднем оффшорный софтверный бизнес в СНГ оценивается сегодня в 300 млн. долл, в год. Я, пожалуй, согласился бы с этой оценкой, поскольку речь идет о суммах контрактов, полученных от западных компаний, а не о деньгах, которые получили именно отечественные компании-разработчики. Дело в том, что софтверный разработчик полностью зависит от клиента и постоянно ищет новые заказы, без этого он не может существовать. Постоянная работа на выставках, в Internet, рекламные кампании, работа с агентами — все это составляет до трети расходов фирм.

Каждый контракт — это дорогостоящие консультации у юристов (до 10% суммы контракта), так как очень важно правильно обозначить все правовые аспекты соглашения. Обычно софтверная фирма разрабатывает собственные технологии, используя их для разных заказчиков. Если неправильно составлен контракт, можно в лучшем случае потерять деньги, а в худшем — все права на использование своих технологий для других заказчиков. Я уж не говорю о всевозможных перипетиях с форс-мажорами и коммерческими тайнами, которые наверняка окажутся в Non-disclosure Agreement, без подписания которого заказчик вообще ни о чем не станет говорить с разработчиком. Самое дорогое, что есть у фирмы- разработчика на рынке, это его репутация. Если компания успешно завершила проект, то заказчик с большой вероятностью даст ей следующий и, возможно, на более выгодных условиях, а еще об этом наверняка узнает дюжина других потенциальных заказчиков. Обычно стоимость разработки в отечественной софтверной компании не превышает 30% реальной рыночной стоимости. Лишь компании, имеющие прочную репутацию и сильные связи с заказчиком, могут рассчитывать на более высокую плату. При этом подрядчик должен иметь полноценное представительство в стране заказчика, которое обслуживает клиента на месте. Средний доход на одного программиста в отечественной софтверной фирме не превышает 15-20 тыс. долл. Конечно, при разработке банковского ПО зарплата может быть и выше — до 50 тыс. долл. То, что стоимость проектов занижена, связано, в основном, не с качеством или сроками разработки, а с риском, который берет на себя заказчик. Бывали случаи, когда один и тот же заказ давался для подстраховки двум коллективам разработчиков, один из которых оффшорный. К сожалению, риски напрямую связаны с политической ситуацией, и иногда после выступлений наших политических деятелей заказчики, обеспокоенные положением дел, срочно связывались с оффшором для объяснений. Стоимость обычной разработки ПО для американского заказчика не превышает 150 тыс. долл., а срок выполнения не более одного года. Зачастую в стоимость заказа входят и новое ПО для разработки, и обучение разработчиков новым технологиям, а иногда даже расходы на коммуникации и возможные командировки. Большая часть заказов исходит от startup-компаний и венчурных предприятий, готовых рисковать, но за малые деньги. Реже на оффшорную разработку соглашаются крупные издательства и почти никогда — крупные софтверные компании. Очень часто заказы поступают от компаний, в руководстве которых есть наши соотечественники. Предметная область заказов и технологий, которые «любят и ценят» на Западе, является темой отдельного разговора и здесь не обсуждается.

Несмотря на то, что уже давно появилась ниша оффшорных производителей ПО в странах СНГ, конкуренция здесь все-таки слабая, и порой отечественные фирмы, специализирующиеся на разных областях разработки ПО под заказ, сотрудничают, обмениваются опытом, совместно участвуют в выставках и т. д. Контингент программистов в оффшорных фирмах неоднородный. Это и опытные программисты ЕС ЭВМ, и студенты. Сотрудники таких коллективов имеют хорошую зарплату, тем не менее, они предпочитают числиться и даже работать в НИИ и вузах, в которых работали ранее. Поиск программистов оффшорными компаниями не прекращается, однако постоянного штата сотрудников как такового они не имеют. При появлении заказа команда быстро набирается, в «плохие времена» остаются лишь руководство и главные программисты. Очень часто подобные компании создаются при вузах и НИИ. Это позволяет постоянно вести поиск молодых талантов и быстро разворачиваться.

Сильную зависимость от заказчиков компании пытаются компенсировать, создавая свои программные продукты и решения и продвигая их на Запад или на отечественный рынок. Инвестирование в собственные разработки средств, полученных за заказное ПО, стало почти закономерным для отечественного софтвера. Если на отечественном рынке ситуация довольно сложная ввиду распространения пиратства, то продвижение локализированных продуктов для Европы, США и Азии очень часто удается и является одновременно рекламой для поиска новых заказов. Ситуация, ког, компания работает по дорогим зап ным заказам и имеет отчисления продаж своих продуктов (royalty), - оптимальная для софтверной фирмы дает простор для маневра на рынке.

Есть ли будущее у этого бизнеса Украине? Да, и большое! В связи ростом стоимости содержания фирм и средних зарплат программистов Москве, где сейчас базируется, по м им оценкам, 80% оффшорных п граммных компаний СНГ, большо шанс получают периферия России страны бывшего СССР, в первую редь Украина и Беларусь. При раз ре зарплаты программиста 1000 до ларов в месяц оффшорный софт ный бизнес вполне устойчив, одн при увеличении ее до 2000 долларов и выше этот бизнес становится нерентабельным. Украина находится в более выгодном положении, поскольку украинские программисты не избалованы высокими зарплатами, а стоимость аренды помещений умеренная. В ближайшее время уровень коммуникаций и сервиса в Украине достигнет уровня московского, что обеспечит надежную связь между заказчиком и производителем. Немаловажным фактором является также политическая ориентация Украины на Запад, что значительно понижает риски в глазах инвесторов. Но, пожалуй, главными причинами успешного развития этого бизнеса в Украине являются, как ни странно, до сих пор самая высокая степень образованности в мире (по данным прошлого года) и множество невостребованных программистских ресурсов. Очень важный элемент программного бизнеса - грамотное управление командой разработчиков, и если найдутся предприимчивые менеджеры, осознавшие появление такой рыночной ниши, развитие этой индустрии обеспечено. Те руководители софтверных компаний, которые предпочли остаться на родине и зарабатывать для себя и своих программистов здесь, дома, в более сложных экономических и социальных условиях, как показывает опыт, реинвестируют средства в собственный рынок. Конечно, отток программистов из Украины по-прежнему будет высоким, но оффшорная разработка может стать одним из стержней, на котором начнет кристаллизоваться отечественный программный рынок.

0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT