`

СПЕЦИАЛЬНІ
ПАРТНЕРИ
ПРОЕКТА

BEST CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Виталий Кобальчинский

Неосознанная несвобода Web3

+77
голосов

В иностранных статьях Web3 неслучайно практически всегда соседствует с hazy concept (размытое, туманное понятие). Пытаясь осознать это неоднозначное явление, важно сразу задать себе два правильных вопроса: что такое Web3 сейчас и как Web3 изменит наше будущее.

Амбассадоры Web3 твёрдо заучили ответ на первый из них – они обещают нам безмятежное цифровое будущее, сочетающее в себе децентрализованность Web1 с интерактивностью и удобством Web2, но лишенное их недостатков: не нужно будет зависеть от провайдеров сервисов, включая банковские сервисы; каждый участник сети будет настолько анонимен, насколько пожелает сам, и сможет свободно и бесконтрольно со стороны правительства и корпораций обмениваться любой информацией и деньгами; творческим стартапам больше не нужно будет ложиться под венчурных инвесторов – финансирование реализации их замечательных идей обеспечит восторженная цифровая общественность, радостно раскупающая начеканеные ими токены в ненуждающемся ни в чьих разрешениях крипто-IPO.

Это звучит очень привлекательно. Настораживает лишь, что одним из главных адвокатов и  апологетов этой идеи является ведущий венчурный капиталист Марк Андриссен, которого это самое светлое будущее, вроде бы, должно гарантированно оставить без работы.

Для полноты картины, после адвоката нужно выслушать и обвинителя. Пожалуй, самым яростным оппонентом Web3 выступает известный техножурналист Стивен Дил (Stephen Diehl). В его представлении технология блокчейн, «единственное применение которой — создание устойчивых к цензуре схем криптоинвестиций», это изобретение, чьи отрицательные внешние манифестации и ненулевая вероятность катастрофических последствий перевешивают всю гипотетическую выгоду от её внедрения.

Но даже если эту абсурдную (риторика Дила) идею удастся протолкнуть, остаются интересные вопросы. Например, если представить себе полностью децентрализованный вариант Facebook, кто в этой обезличенной соцсети будет удалять посты и паблики неонацистов, педофилов, идеологов террора? Чьи адвокаты будут отвечать на жалобы о нарушении авторских прав?

И кто будет платить за потребляемые ресурсы инфраструктуры? Каждый участник, напечатанными цифровыми токенами? Законы экономики не обманешь, чем больше будут печатать денег, тем меньше они будут стоить, а платить придётся ровно столько же. А точнее, каждому придётся выложить намного больше, поскольку децентрализация – это очень и очень дорого.

То, что централизованная схема всегда намного эффективнее децентрализованной в отношении потребления компьютерных ресурсов и полосы пропускания, это непреложный факт. Потому что вся децентрализованная сеть вынуждена «пересчитывать каждую программу в рамках безумно расточительного процесса достижения консенсуса по поводу гигантской глобальной машины состояний». Затраты на хранение генерируемых в процессе этой работы служебных данных будут головокружительными, ведь удаление информации противоречит самой идее блокчейн!

Примирить эти две диаметрально противоположные точки зрения, Андриссена и Дила, в рамках единого мировоззрения невозможно. Но можно, по примеру Скарлетт О'Хара, сказать: «Я подумаю об этом завтра.». А еще, подобно персонажу анекдота, воскликнуть: «Да что тут думать? Трясти надо!».

Пример такого практичного отношения к Web3 демонстрирует автор YouTube-канала Fireship, говоря, что Web3 это, конечно, надувательство, однако на этом можно и нужно заработать. В его примере, разработчик децентрализованного приложения чеканит миллион токенов, продаёт их за один доллар каждый. Первые покупатели перепродают их уже по два доллара. И так далее по классическому алгоритму коммерции: купил дешевле, продал дороже – неважно виртуальные это валюты или халтурные картинки из десятка пикселей, называемые уникальными и незаменимыми предметами цифрового искусства. Обычная финансовая пирамида, которая делает счастливыми всех, но особенно тех, кто находится на самой её вершине.

Получив в руки технологию, которая позволяет создавать такие финансовые пирамиды каждому, не глупо ли упускать такую возможность? Что это будет за мир, где каждый будет сам себе Мавроди? Неужели, мир из одних миллионеров? Бредовая мысль, но мы договорились: о будущем не думаем.

Всерьёз о будущем Web3 задумался Джек Дорси, которого забанили в им же созданном Твиттере. Этот дивный прецедент грядущего освобождения от платформенного диктата не наполнил его оптимизмом. Он уверен, что венчурный капитал не позволит отнять у себя бразды правления, и что Web3 это лишь «новое название для прежней, централизованной сущности».

Мокси Марлинспайк (@moxie) в своем блоге на примере двух, сделанных им, распределённых приложений (dApp), наглядно показал, насколько несвободен рядовой житель Web3, насколько он беззащитен перед провайдерами «несуществующих» платформ. Его токен NFT за нарушение условий сервиса (так и оставшееся неясным) был удалён с биржи OpenSea и, одновременно, пропал из сверхнадёжного (ключи хранятся на клиентском устройстве) криптокошелька MetaMask.

К уже упомянутым проблемам децентрализованной модели Мокси добавляет еще одну ­– инертность сообщества разобщённых разработчиков. В открытых проектах инновации внедряются черепашьими темпами – и это не вопрос финансирования. Если что-то действительно децентрализовано, изменить его становится очень трудно, и часто оно останавливается в развитии, даже если остальная часть экосистемы движется очень быстро и отстать, значит потерпеть неудачу. Централизация – это известный рецепт вывода из ступора протоколов 90-х годов. Сквозное шифрование в e-mail не могут реализовать уже более 30 лет, но в WhatsApp переход к e2ee занял всего год. Сегодня целые параллельные отрасли заняты улучшением методологий, таких как Agile, помогающих организовать эффективную работу огромных групп людей над проектами, где скорость имеет критическое значение.

И в заключение, вернемся к вопросам, заданным в начале.

Что такое Web3 сейчас? Сегодня мы (те из нас, кто не использует его как еще одну из многих схем быстрого обогащения) переживаем счастливый период романтического увлечения Web3. Когда венчурный капитал бескорыстно финансирует проекты dApp, а корпорации предоставляют нам инфраструктуру игровой площадки, где мы в розовом тумане увлечённо играем в анонимность и неподконтрольность от них.

Как Web3 изменит наше будущее? В полном заявленном апологетами объёме Web3 вряд ли укоренится в нашей жизни, а в какой мере это произойдет, пока можно гадать только на внутренностях жертвенного барашка. Мне, например, кажется, что протокол BitTorrent (на который в США уже завели более 200 тысяч исков) просто обречён на блокчейн-трансформацию, иначе его задушат, как задушили пионера одноранговых сервисов, компанию Napster. Тем более, что предпосылка для такой миграции, Межпланетная файловая система (IPFS), уже имеется.

Ясно одно, за надеждами розового периода идеалистов просто обязано прийти отрезвление, и анархо-капитализм практиков (когда каждый сам себе ФРС) продлится ровно до тех пор, пока в глазах регуляторов это не превысит уровень допустимой шалости. Но … повторяю, давайте подумаем об этом завтра.

Вместо эпилога.

Работа над этой статьёй была напряжённой, и как-то, я уснул прямо посреди фразы, уронив голову на мою верную клавиатуру Microsoft Arc. И приснился мне сон, будто я создал уникальный NFT из всего лишь одного пикселя радикально-чёрного цвета. И теперь сужусь с Apple, устройства которой, будучи выключенными, нагло пренебрегают моими неотчуждаемыми и защищенными блокчейн правами собственности – на всей площади своих немаленьких экранов!
Проснувшись с криком я, по примеру героя Станислава Лема, сказал себе, – «Страшен сон, да милостив Бог!» и продолжил ваять статью. А ведь кто-то сочтёт это неплохой идеей для стартапа;-)

Де і як компаніям необхідно укріпити свій захист

+77
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT