`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Translatotron - машинный перевод устной речи на новом уровне

Системы устного машинного перевода, призванные упростить общение между людьми, говорящими на разных языках, разрабатываются уже несколько десятилетий. Обычно их создают из трёх отдельных компонентов, которые последовательно выполняют автоматическое распознавание речи с преобразованием её в текстовый вид; машинный перевод текста в текст на нужном языке; синтезирование речи на основании переведённого теста. Такие каскадные системы, доведённые до совершенства, с успехом используются во многих коммерческих технологиях устного перевода, включая Google Translate.

С 2016 года в сервисе Google Translate вместо прежних статистических систем начали применять нейронный перевод с использованием моделей глубокого обучения. Теперь же группа исследователей, включающая в себя участников проектов Google Brain, Google Translate и Google Speech, пошла дальше и разработала экспериментальную нейросеть, осуществляющую полный устный перевод фраз без промежуточного текстового этапа.

Translatotron - машинный перевод устной речи на новом уровне

Если сравнивать с каскадными системами, новая разработка под названием Translatotron имеет ряд очевидных преимуществ. Отсутствие разделения на этапы увеличивает скорость генерирования «умозаключений» (inference), позволяет избежать накопления промежуточных ошибок распознавания и перевода, улучшает обработку слов, которые не нуждаются в переводе, например, имён собственных.
 
Translatotron основана на нейросети, которая получает на входе исходные спектрограммы и генерирует спектрограммы переведённого содержания на целевом языке. В нем также применяется отдельно обученный нейронный вокодер, преобразующий на выходе спектрограмму в волновой сигнал.
 
Опционально возможно использование дополнительной нейросети кодировщика голоса с целью сохранения при переводе звуковых характеристик говорящего.
 
В ходе обучения модель фразового перевода параллельно с генерированием целевых спектрограмм предсказывает транскрипцию входящей и исходящей речи, однако никакие текстовые представления не используются для построения логических выводов.

Translatotron - машинный перевод устной речи на новом уровне

Авторы проверили качество работы Translatotron с помощью эталонного алгоритма Bilingual Evaluation Understudy (BLEU) Score. По шкале BLEU Translatotron лишь незначительно уступила традиционной каскадной системе, демонстрируя действенность концепции прямого машинного перевода речи в речь.
 
В испытаниях с использованием дополнительного голосового кодировщика Translatotron превзошла по точности перевода базовую каскадную систему. Перевод, озвученный голосом говорящего, воспринимается более естественно и несколько отличается от перевода с каноническим голосом, так как сеть обучалась на меньшем количестве примеров. Ознакомиться с качеством перевода можно здесь (https://google-research.github.io/lingvo-lab/translatotron/#conversation...)
 
Авторы надеются, что их работа послужит отправной точкой для для дальнейших исследований машинных технологий прямого устного перевода.

Дебют Uber на публичном рынке: не провал, но разочарование

Провайдер онлайнового сервиса по заказу такси вышел на публичные торги с достаточно скромной ценой 45 долларов за акцию. Она давала компании начальную капитализацию всего 75,5 млрд долл., что существенно ниже, чем те 120 млрд долл., на которые банки-инвесторы рассчитывали прошлой осенью.

Причин такого непритязательного начала было много, включая неудовлетворительный опыт IPO конкурента Uber Technologies, фирмы Lyft — она вышла на биржу 28 марта.

 не провал, но разочарование

Кроме того, время для дебюта оказалось крайне неудачным, неделя оказалась худшей для фондовых рынков за 2019 год. Индекс Dow перед началом торгов Uber упал на 300 пунктов из-за увеличения президентом Трампом пошлин на китайские товары. Перспективы новой торговой войны обрушили также индексы S&P 500 и Nasdaq, создав на рынке неопределённость. Не способствовали удачному IPO и стачки водителей Uber, недовольных размерами оплаты их труда.

Открытие акций на Нью-йоркской фондовой бирже в пятницу состоялось даже ниже заявленной цены IPO, а финишировали торги на отметке $41,57. Тем не менее, с финансовой точки зрения, назвать это IPO неудачным нельзя. Компания всё же получила 8,6 млрд долл., которые окажутся не лишними, учитывая убыточность её бизнеса.

Основные потери Uber — репутационные, они скажутся позднее и вероятно будут иметь более серьёзные последствия. Институциональные инвесторы, которые приобрели акции Uber в четверг, заплатили компании больше, чем могли бы, если бы купили акции на день позже на общих основаниях.

В такой переплате нет ничего необычного, она может служить знаком уверенности вкладчиков в перспективах компании. Первые дни или даже недели публичных продаж тоже не всегда показательны: примером может быть хотя бы неубедительное IPO Facebook, которая затем стала лидером индустрии.

Однако Uber теряет больше денег, чем любая другая компания, дебютировавшая на бирже до сих пор, и этот факт вряд-ли смогут игнорировать как инвесторы, так и инсайдеры. Многие из сотрудников, пришедших в компанию с надеждами на IPO, могут счесть свои ожидания обманутыми.

Uber часто сравнивает себя с Amazon, которая многие годы работала в убыток, прежде чем стала доходной, но инвесторы предпочитают руководствоваться не обещаниями, а цифры таковы: 1,1 млрд долл. потерь только за I квартал нынешнего года. Для Amazon путём к процветанию стали Amazon Web Services, а что станет спасательным кругом для Uber — летающие такси?

Хотя IPO Uber и уникально по масштабам, его прохладный приём не сулит ничего хорошего технологическим фирмам, готовящим собственные IPO в этом году. Начиная с января, многие, от Lyft до Pinterest, уже прошли это испытание, но ещё больше ждут своей очереди, с надеждой следя за настроениями на рынке.

С чипом Tesla FSD автомобиль сможет зарабатывать самостоятельно

На прошедшем в её штаб-квартире в Пало-Альто мероприятии Autonomy Investor Day, компания Tesla представила миру разработанный самостоятельно специализированный процессор для самоуправляемых автомобилей. Чип, анонсированный в конце 2017 года, появился точно в обещанный срок, и даже с некоторым его опережением.

Глава Tesla сообщил, что этот чип, а точнее одноплатный компьютер Full Self Driving (FSD) на его базе, уже месяц, как устанавливается на моделях S и X. Самая массовая Tesla –  Model 3 – была полностью переведена на FSD с использовавшихся до этого GPU Nvidia примерно за 10 дней до Autonomy Investor Day.

 Это позволило Маску сделать перед инвесторами громкое заявление, что все выпускаемые его предприятием машины в аппаратном отношении полностью готовы к переходу на автономное управление – дело остаётся только за совершенствованием программного обеспечения. По его прогнозам, уже летом 2020 г. водители Tesla получат возможность превратиться в пассажиров, а их машины с 5-м уровнем автономности смогут приносить до 30 тыс долл. чистого дохода в год, если вместо того, чтобы простаивать в гараже станут работать самостоятельно в качестве роботакси.

Краеугольный камень будущего успеха – новый процессор, выпускаемый Samsung по 14-миллиметровой КМОП-технологии FinFET. По заверениям Маска, он справляется с обработкой данных от всего комплекса автомобильных сенсоров намного быстрее самых лучших ИИ-чипов, которые можно купить за деньги. При габаритах микросхемы 37,5 х 37,5 мм она содержит 6 млн транзисторов, обеспечивающих работу двух нейронных сетей глубокого обучения с производительностью 36 трлн операций в секунду (TOPS) каждая, блоков DSP, GPU и центрального процессора (12 ядер ARM А72 2,2 ГГц).

Такое решение обходится Tesla на 20% дешевле, чем она платила раньше. Хотя потребляемся мощность несколько возросла (72 Вт вместо 57 Вт), она не превысила максимального проектного значения, 100 Вт. При этом достигаемое FSD быстродействие оказалось в 21 раз больше, чем у применявшегося в машинах Tesla прежде решения от Nvidia.

По словам Маска, было бы финансовым безумием покупать что-либо кроме нового чипа Tesla, а между тем компания уже находится на полпути к созданию второго поколения этого процессора с быстродействием, улучшенным ещё в три раза.

На плате смонтированы два чипа FSD, причём дублирование всех систем на случай отказа охватывает и вычисления: оба процессора работают независимо, а результаты расчётов сравниваются и проверяются. «Любая часть может отказать, но машина будет управляема, – заверил Маск. – Вероятность поломки этого компьютера намного ниже, как минимум, на порядок величины, вероятности того, что водитель потеряет сознание за рулём».

Nvidia не замедлила с реакцией и в своём блоге обратила внимание на «неточности», допущенные Максом при сравнении FSD и её GPU. В частности, производительность DRIVE AGX Xavier составляет 30, а не 21 TOPS, как указано в презентации Tesla.

Кроме того, утверждает Nvidia: «Бесполезно сравнивать производительность двухчипового компьютера FSD Tesla с одночиповой системой помощи при вождении от Nvidia… Система с одиночным процессором Xavier сконструирована для поддержки ассистирующих функций автопилота, а не полностью автономного управления. Последнее, как правильно говорит Tesla, требует значительно больших объёмов вычислений».

В качестве варианта для сравнения с FSD компания предлагает свой компьютер DRIVE AGX Pegasus с быстродействием 320 TOPS, а также напоминает о разрабатываемом на смену Xavier 7-нанометровом процессоре следующего поколения, Orin.

Многих не только в Nvidia озадачивает, что имеет в виду Tesla, заявляя о превосходстве в 21 раз по частоте кадров. Майк Демлер (Mike Demler) из Linley Group, в частности рассуждает: «Это не имеет смысла, даже если вы разделите на два, чтобы устранить избыточность.  Неясно, какую часть чипа Xavier Tesla использует [для сравнения]».

Wired, в свою очередь, припоминает, что Маск уже один раз заявлял, что его автомобили имеют все необходимое оборудование для самостоятельного вождения – это было в октябре 2016 г.

Среди скептиков и Филип Пекневски (Filip Piekniewski), специалист по восприятию роботами окружающей среды из стартапа Accel Robotics. «Я не думаю, что кто-нибудь сегодня понимает какое оборудование для этого требуется», – заявил он. Особые сомнения экспертов вызывает радикальное решение Маска полностью отказаться от применения лазерных радаров – лидаров.

Гендиректор Ford, Джим Хакетт (Jim Hackett) в этом месяце  посоветовал не питать надежд на скорое появление автономных машин.

Маска традиционно критикуют за отрыв от реальности в его обещаниях, но анонсированный им прорыв в проектировании чипов, по крайней мере, стал индикатором того, что Tesla, следуя по пути Apple и Google, решительно работает над снижением зависимости от сторонних поставщиков полупроводниковых компонентов для своей продукции.

С чипом Tesla FSD автомобиль сможет зарабатывать самостоятельно

Google берет курс на многооблачность

С февраля 2002 года, когда Google выпустила своё первое устройство Search Appliance, компания медленно, но неуклонно укрепляла свои позиции в области информационных технологий уровня предприятия. Её успехи очевидны, но для компании, ставшей лидером рынка поисковых сервисов всего за 5 лет, ключевое слово тут «медленно».

Последняя ежегодная конференция для корпоративных клиентов Google, Cloud Next 2019, привлекла в Сан-Франциско более 30 тыс. профессионалов, на семь тысяч больше, чем год назад. Это впечатляющее достижение, однако, меркнет в сравнении с другими аналогичными мероприятиями. Salesforce Dreamforce собирает аудиторию в 170 тыс. человек, Oracle OpenWorld — 60 тысяч, Amazon re:Invent — 50 тысяч.

Но конкретно эта конференция знаменательна несколькими историческими анонсами, которые, наконец, продемонстрировали твёрдую приверженность Google корпоративному сектору облачного бизнеса.

Google берет курс на многооблачность

На Cloud Next 2019 состоялся большой дебют Томаса Куриана (Thomas Kurian), как CEO Google Cloud. За плечами Куриана, в ноябре прошлого года сменившего на посту «облачного босса» Google Дайану Грин (Diane Greene), два десятка лет карьеры в Oracle — больше чем вся история «любительских» экспериментов Google на корпоративном рынке.

В свой вступительной речи в прошлый вторник Куриан сделал акцент на расширении партнёрских связей и на новой многооблачной стратегии. Он также заявил о намерении значительно увеличить штат отделов корпоративных продаж и поддержки крупного бизнеса.

Список стратегических партнёров Google пополнился семью фирмами из сообщества Open Source, включая MongDB и Confluent. Это позволит лучше интегрировать их открытые технологии в решения Google. Клиенты получат централизованную поддержку через консоль Google, а доходы будут распределяться между самой компанией и всеми её партнёрами.

Облачное подразделение Google важно для будущего компании, которая пытается диверсифицировать свои источники доходов за пределы цифровой рекламы в условиях высокой конкуренции. Главным козырем Куриана в этой борьбе с более сильными конкурентами станет то, что он называет «первым истинно многооблачным подходом», получившим воплощение в платформе Anthos.

Это облачное средство построения приложений CEO Google Сундар Пичай (Sundar Pichai) сравнил с Android в том смысле, что код, написанный один раз, можно будет безопасно запускать где угодно. В данном случае, контейнерные приложения Anthos смогут работать в локальных датацентрах и с ведущими публичными облачными сервисами, включая Amazon Web Services и Microsoft Azure, а не только с Google Cloud Platform.

Такое предложение, адресованное 88 процентам всех предприятий, планирующим переход на многооблачную модель, пока что является уникальным на корпоративном облачном рынке, где Google до сих пор довольствовалось малозначительным третьим местом (6,4%) за спиной лидеров — Amazon и Microsoft с долями 31,5% и 13,5%, соответственно (данные Canalys).

От существующих гибридных решений оно выгодно отличается тем, что не требует от клиента привязки к одному облачному провайдеру и позволяет ему свободно перемещать свои рабочие нагрузки из одного облака в другое и на свои собственные серверы. Кроме того, Google обещает, что с Anthos компаниям можно будет начинать многооблачную работу буквально сходу, без неизбежного до сих пор отвлечения на это ресурсов собственных программистов.

Аналитик из Gartner Дэвид Смит (David Smith), специализирующийся на облачных стратегиях, назвал многооблачный ход Куриана «дерзким». Google не только не претендует на то, чтобы стать для своих клиентов единственным облачным провайдером, но и хочет отнять это право у конкурентов.

«Мы верим в подход, основанный на сотрудничестве, а не на противоборстве», — заявил журналистам глава Google по вопросам инфраструктуры Манвиндер Сингх (Manvinder Singh).

Только время покажет, успеет ли Google облечь своё новое видение в понятные инвесторам цифры доходов и роста, прежде чем в многооблачную игру включатся Amazon и Microsoft, но одно ясно: компания пришла на корпоративный облачный рынок всерьёз и намерена тут остаться надолго.

Лучи добра для Интернета

Что нужно, чтобы очистить Всемирную Сеть от зла и ненависти? Всё просто — зло нужно запретить! Руководствуясь такой логикой, британские чиновники подготовили проект пакета законов, регулирующих все аспекты онлайновой деятельности — социальные сети, чат-сервисы и даже файлообменные платформы. Для крамолы предлагается расплывчатое определение: контент, признанный наносящим «онлайновый вред». Этот зонтичный термин включает в себя материалы, относящиеся к сексуальному насилию, жестокости, разжиганию ненависти и терроризму, самоповреждению и сексуально-ориентированному общению несовершеннолетних.

Новые предложения, названные первыми в мире «законами онлайновой безопасности», изложены в официальном документе Министерства по цифровым технологиям, культуре, СМИ и спорту Великобритании. Они призывают к созданию независимого регулятора для мониторинга вредоносного контента в онлайновых платформах.

Лучи добра для Интернета

Эта организация будет наделена полномочиями налагать штрафы и даже привлекать к ответственности руководителей компаний за несоблюдение новых законов. Министр культуры Великобритании, Марго Джеймс (Margot James), в февральском интервью заявила, что размер штрафа для крупнейших компаний может достигать миллиардов долларов.

Кроме того, согласно этим предложениям:

  • Технологические фирмы будут обязаны предпринимать шаги по обеспечению безопасности пользователей и устранению незаконного или вредоносного контента.

  • Владельцы соцсетей должны будут публиковать отчёты о контенте в их сервисах, который считается вредным, и о меры, предпринимаемых для борьбы с ним.

  • От компаний будут требовать оперативно реагировать на жалобы пользователей (возможно, это будет аналог неоднозначно принятого в Германии закона NetzDG).

  • Обязательным к исполнению для технологических фирм станет свод правил по минимизации распространения дезинформации во время выборов.

  • Будет предложен инструментарий для создания мобильных приложений с изначально интегрированными в них функциями безопасности.

  • Для того, чтобы помочь людям своевременно распознавать дезинформацию и вредоносное поведение, предполагается воплотить в жизнь стратегию медийной грамотности.

«Интернет может великолепно соединенять людей по всему миру — но слишком долго компании не уделяли достаточного внимания защите пользователей и особенно детей и молодёжи от вредоносного контента, — заявила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй.— Онлайновые компании должны научиться нести ответственность за свои платформы и помогать восстановить общественное доверие к этой технологии».

Говоря об «онлайновых компаниях» министр, в частности, имеет в виду Facebook, YouTube, Snapchat и более нишевого игрока, 8chan. Онлайновые гиганты стали объектом суровой критики в прошлом месяце, когда организаторы терактов в г. Крайстчёрч (Новая Зеландия) использовали публичные платформы для трансляции расстрела посетителей двух мечетей.

В феврале, Instagram запретил «экстремальные изображения самоувечения», поводом для этого послужило самоубийство (как полагают произошедшее, частично под влиянием депрессивного контента) британской школьницы Молли Рассел (Molly Russell) в ноябре 2017 г., которое усугубило репутационный кризис как самого бренда, так и его родительской компании Facebook.

На пути пенитенциарного облагораживания онлайновой среды сделан лишь первый шаг. Скорее всего, после дальнейших консультаций с представителями индустрии и общественности, окончательный свод правил будет выглядеть совсем по-другому.

Internet Association, объединяющая Facebook, Google, Snap, Reddit, Twitter и других, полагает, что эти требования следует ужесточить. Её исполнительный директор в Великобритании, Дэниель Дайболл (Daniel Dyball), отметил в заявлении: «Интернет-индустрия стремится сотрудничать с правительством и с гражданским обществом, в деле обеспечения онлайновой безопасности Великобритании. Но для этого нам нужны конкретные предложения, практичные для реализации как на больших, так и на маленьких платформах. Кроме того необходимо защитить свободу речи и сервисы, популярные у пользователей. Спектр рекомендаций необычайно широк, и решения о том, что можно и чего нельзя делать онлайн, должны быть приняты Парламентом».

Группа Coadec, лоббирующая интересы стартапов, уверена, что избыточно жёсткие требования станут особенно тяжёлым грузом для небольших фирм, не имеющих денег и юридических ресурсов Facebook или Google.

Пока ещё онлайновый пессимизм не запрещён законодательно, рискну предположить, что реморализация Интернета требуют чего-то большего, чем принятый «комплекс мер». Эффектом же от последнего станут разросшийся бюрократический аппарат и новые поступления в бюджет от штрафов. И умиротворившаяся «возмущённая общественность» ... до следующего крупного происшествия.

Amazon сделала заявку на рынок спутникового Интернета

Ближний космос уже давно стал довольно оживлённым и замусоренным местом, в ближайшие же годы на низких орбитах станет не продохнуть от десятков тысяч ретрансляторов, принадлежащих конкурирующим проектам спутникового Интернета.

Размещение коммуникационного оборудования на низких орбитах от 150 до 2000 км имеет ряд бесспорных преимуществ. Для начала это обеспечивает меньшую задержку сигнала, чем в случаев традиционных спутников связи, висящих на высоких геостационарных орбитах (~ 35 тыс. км). Доставка спутников на ближнюю орбиту обходится гораздо дешевле, и от их проще избавляться после завершения срока эксплуатации, благодаря трению об остаточную атмосферу.

Amazon сделала заявку на рынок спутникового Интернета

Кроме того, спутниковый Интернет имеет вполне определённую и немалую целевую аудиторию. Устремившиеся на этот рынок десяток известных и не очень компаний ориентируются на почти четыре миллиарда людей, которые, по оценкам ООН, недостаточно обеспечены доступом к Сети.

Вчера стало известно, что к когорте, включающей SpaceX Илона Маска (Starlink), OneWeb группы Softbank, Telesat/Alphabet, Facebook, Boeing, люксембургскую LeoSat, примкнула Amazon. Такой шаг электронного ритэйлера «за облака» вполне можно было предвидеть, учитывая космические амбиции Джеффа Безоса, и демонстрируемую Amazon готовность к выдвижению на новые перспективные рынки. Компания официально подтвердила, что Kuiper, о котором сообщил сайт Geekwire, это действительно её проект, а точнее, её дочерней фирмы Kuiper Systems.

Сведения о проекте стали достоянием общественности благодаря сделанному им первому публичному шагу: в прошлом месяце Федеральная Комиссия по связи (FCC) от лица Kuiper Systems подала три комплекта заявок в Международный союз электросвязи (ITU) — организацию, регулирующую вопросы использования коммуникационных спутников.

Заявки описывают трехэтапный план, который предусматривает размещение на низких околоземных орбитах 3236 спутников: 784 на высоте 590 км над уровнем моря, 1296 — 610 км, 1156 — 630 км. Этот орбитальный флот позволит Amazon охватить своим сервисом полосу от 56 градусов северной до 56 градусов южной широты: в ней проживает примерно 95% всего населения Земли.

Сообщается, что Amazon расширяет штат разработчиков Kuiper в своей штаб-квартире в Сиэттле. О бюджете и дорожной карте этого проекта, названного в честь пояса астероидов за орбитой Нептуна, пока ничего не известно, вероятно потому, что он находится на начальной стадии реализации.

Высшей наградой в сфере ИТ отмечены трое пионеров глубокого обучения

Премия Тьюринга по престижности является аналогом Нобелевской, но присуждается за выдающиеся заслуги в развитии компьютерных технологий. На этот раз она досталась тройке учёных, усилия которых стали причиной бума популярности, переживаемого сегодня приложениями искусственного интеллекта (ИИ).

Йошуа Бенджио (Yoshua Bengio), Джеффри Хинтон (Geoffrey Hinton) и Ян Лекун (Yann LeCun), иногда называемые крестными отцами ИИ, получили премию в 1 млн долл. в знак признания их заслуг в развитии глубокого обучения. Разработанные ими на переломе тысячелетия методы сделали возможными качественный прорыв в таких областях, как компьютерное зрение и распознавание речи. Именно их деятельность создала фундамент, на котором взошёл богатый урожай ИИ-технологий не только для самоуправляемых автомобилей, автоматизированной медицинской диагностики, но и для приложений, проникающих в повседневный быт миллионов людей, вроде разблокировки телефона через распознавание лица или помощи при составлении ответа на электронное письмо.

Но, пожалуй, наибольшая заслуга этих трёх учёных в том, что они не сдались и продолжали работу в те годы, когда искусственный интеллект считался хрестоматийным примером тупикового направления исследований.

Высшей наградой в сфере ИТ отмечены трое пионеров глубокого обучения

(Слева направо) Ян Лекун, Джеффри Хинтон, Йошуа Бенджио

Многими областям науки и технологии присуще неровное развитие, со взлетами и падениями. Если исследования не оправдывают чрезмерно завышенных ожиданий, за ними следует период застоя, когда интерес к предмету падает и финансирование замораживают. Смутное время — «зима ИИ» — продолжалось с середины 90-х до середины 2000-х. «В этот тёмный период было невозможно опубликовать исследование по нейронным сетям, потому что сообщество потеряло к ним интерес, — говорит Лекун. — У данной темы была плохая репутация. Это было немного табу».

Именно тогда Бенджио, Лекун и Хинтон начали обмениваться идеями и совместно работать над проблемами цифровых нейронных сетей — ключевого элемента современного ИИ. Коллегам удалось заручиться поддержкой канадского правительства в финансировании комплекса взаимосвязанных исследований.

«Мы организовывали регулярные встречи, семинары и летние школы для наших студентов, — говорит Лекун. — Благодаря этому образовалось небольшое сообщество, которое [...] примерно в 2012, 2013 годах поистине взорвалось».

Поворотным для ИИ стал 2012 год, когда нейросети, разработанные командой Хинтона, в эталонных тестах распознавания объектов, ImageNet, финишировали с отрывом более 40% от лучших на то время алгоритмов ИИ.

«Разница была слишком велика, и в головах множества людей произошёл почти слышимый «щелчок», — рассказывает Лекун. — Теперь они были убеждены».

Немаловажным для успеха обстоятельством стало и то, что разработанная тройкой учёных методология глубокого обучения появилась в очень удачное время, когда дешёвые вычислительные ресурсы GPU (разработанных для игр) и широкая доступность цифровых данных в Интернете создали питательную среду для всевозможных когнитивных приложений.

Все трое лауреатов в настоящее время продолжают работу по развитию академических и прикладных аспектов искусственного интеллекта. Хинтон делит своё время между Google и Университетом Торонто, Бенджио является профессором Монреальского университета и основателем стартапа Element AI, а Лекун совмещает обязанности профессора Нью-Йоркского университета и главного специалиста по ИИ компании Facebook.

Все они сохранили свой неубиваемый оптимизм в отношении ИИ, однако считают, что потребуется немало труда прежде чем машинный разум начнёт оправдывать ожидания. Сегодня системы ИИ нуждаются в огромных объёмах тренировочных данных, могут быть легко введены в заблуждение и хорошо работают только в рамках узкой специфики задачи.

«У нас просто нет машин, обладающих здравым смыслом», — утверждает Лекун. На пути к созданию компьютеров с человеческим уровнем интеллекта, по его словам, предстоит покорить ещё с полсотни горных вершин, включая те, которые ещё даже нельзя увидеть. «Пока что мы вскарабкались на первую гору. Ну может быть на вторую», — утешает он.

Эпоха суперкомпьютеров экза-уровня начнётся в 2021 году

Названа официальная дата рождения суперкомпьютеров качественно нового уровня, с производительностью, многократно превосходящей возможности лучших вычислительных систем современности.

Корпорация Intel и Министерство энергетики США (DOE) пообещали в 2021 году ввести в строй компьютер с быстродействием один экзафлоп или квинтиллион (1018) операций плавающей арифметики в секунду. Это значит, что система, названная Aurora, будет в пять раз быстрее Summit из Окриджской Национальной Лаборатории — самого мощного из суперкомпьютеров петафлопной эры, начавшейся в 2008 г.

Эпоха суперкомпьютеров экза-уровня начнётся в 2021 году

Следует отметить, что ещё семь лет назад, Хорст Саймон (Horst Simon), заместитель директора вычислительного центра NERSC Берклиевской Национальной Лаборатории, опубликовал реферат, где на шести десятках графиков показывал, что компьютерная индустрия не сможет достичь экзафлопного уровня в 2020 году. Нынешний релиз стал подтверждением обоснованности его прогнозов, считавшихся многими слишком пессимистичными.

Aurora на момент своего запуска станет самым быстрым компьютером в США, а, возможно, и в мире (если за оставшиеся два года не объявится достойный соперник). Строиться он будет в Аргоннской Национальной Лаборатории DOE в Чикаго с использованием технологий Intel следующего поколения, а также компонентов от субподрядчика, компании Cray. Контракт оценивается более, чем в 500 млн долл.

Основой для Aurora послужит суперкомпьютерный комплекс Cray Shasta состоящий из 200 стоек, связанных вместе при помощи технологии межсоединений Slingshot. На этой базе будет развёрнута архитектура Intel Xe, использующая ПО One API, будущие поколения процессоров Xeon Scalable и памяти Optane DC Persistent Memory.

Эпоха суперкомпьютеров экза-уровня начнётся в 2021 году

Таким образом, этот проект стал полной и довольно неожиданной победой технологий Intel над гораздо более популярными в последние несколько лет гибридными HPC-решениями Intel-Nvidia. Видимо, это означает, что Intel смогла продемонстрировать достаточно убедительные цифры прогнозируемой производительности её варианта Aurora.

Доступ к инструментам такого масштаба равносилен порыву во многих технологических областях. Суперкомпьютер Aurora предназначен для обеспечения работы систем искусственного интеллекта и, одновременно, выполнения традиционных высокопроизводительных вычислений (HPC) для решения проблем прогнозирования погоды, космологиях симуляций в экстремальных масштабах, имитации работы всего человеческого мозга в реальном времени (правда, с в миллион раз худшей энергоэффективностью), разработки новых материалов для солнечных батарей и новых методов прогнозирования эффекта от использования медикаментов.

Рик Перри (Rick Perry), министр энергетики США, заявил в пресс-релизе, что достижение экза-уровня необходимо не только научному сообществу, но и обычным американцам, для улучшения качества их жизни. «Aurora и следующее поколение суперкомпьютеров будут применять технологии HPC и ИИ в таких областях как исследования рака, моделирование климата и лечение ветеранов. Инновационные достижения, которые будут достигнуты в экза-вычислениях, окажут невероятно значительное влияние на наше общество», — сказал он.

Возвращение iPad Air стало нокаутом для самого доступного iPad Pro

По свежим следам можем проверить точность прогноза. iPad Pro 10.5 «разжаловали» из профессионалов не осенью, а уже сейчас. Вышедшая модель — точная его копия, хотя почему-то названа Air.

В сравнении с оригиналом она лишилась четырёх динамиков (осталось два). Кроме того снижена частота обновления экрана — со 120 до 60 Гц. Всё это некритично, особенно учитывая, что разъём для клавиатуры, до сих пор остававшийся эксклюзивом моделей Pro, перекочевал в эконом-вариант.

Возвращение iPad Air стало нокаутом для самого доступного iPad Pro

А вот апгрейд процессора оставил iPad Pro 10.5 далеко позади. Страшно подумать, что сейчас делают серые дилеры с нераспроданными запасами этого планшета. Apple не оставила им никакого пространства для манёвра, сообщив о прекращении продаж этой модели только 18 марта, одновременно с началом приема заказов на новый Air.

В одноядерных тестах A12 в полтора раза быстрее A10X, а в многоядерных — на 20%. Такой прирост да ещё в сочетании со снижением цены на 150 долларов в одночасье превратил iPad Pro 10.5 из разумного вложения денег в исторический реликт.

Теперь ждём каким будет новый обычный iPad. По некоторым намёткам, в нем может оказаться экран с диагональю 11,2 дюйма!

Возвращение iPad Air стало нокаутом для самого доступного iPad Pro

Складные экраны — музыка для никого

Первый вал анонсов телефонов со складными экранами, которому все мы стали свидетелями в начальные месяцы нового года, поначалу создал у меня впечатление нереальности происходящего. Ну не может быть, чтобы Huawei, Samsung, LG, Vivo, Xiaomi, Lenovo (Motorola), эти крупнейшие электронные компании, собаку съевшие на планировании, проектировани и успешном сбыте всевозможного мобильного оборудования, дружно ломились в настолько очевидный технологический тупик?

Складные экраны — музыка для никого

ИТ-пресса много и зачастую ехидно говорит о складных телефонах, но не радует обстоятельным рассмотрением вопроса. Довольно адекватный, анализ ещё в ноябре 2018 г. сделал, Оливье Блоншар из консультационной фирмы Futurum. Он, похоже, первым задал напрашивающийся вопрос: «А кому вообще нужен смартфон со складывающимся или сгибающимся экраном?».

Проблема цели

У всех нас есть смартфоны, но кто-нибудь разве ловил себя на мысли «А неплохо было бы, если б этот телефон сгибался пополам!»?. Никто и никогда!

Владельцы смартфона отправляются снова за покупкой в надежде получить больше производительности, меньший вес, увеличение длительности работы, лучший звук, беспроводную подзарядку, лучшую камеру, водонепроницаемость, наконец. Но складной экран...?

Но ведь он сможет раскладываться в планшет!? Да, может, но какой ценой?

Складные экраны — музыка для никого

Флагманские смартфоны известных брендов ещё год назад перешагнули рубеж цены в $1000 долларов. Дисплей удвоенного размера загонит её ещё выше. Блоншар четыре месяца назад прогнозировал $1500, реальность даже превзошла его ожидания: Samsung Galaxy Fold стоит $1980, Huawei Mate X — $2600.

Сегодня средний пользователь меняет смартфон примерно раз в два года, последнее повышение цен подвинуло цикл обновления ближе к 2,5 годам и уже привело к первому кризису сбыта телефонов в истории Apple и к снижению глобальной доли ведущих брендов в пользу вендоров с более разумной ценовой политикой.

Складные экраны — музыка для никого

Смартфон, который втрое и вчетверо дороже полноценного ПК или ноутбука это товар категории люкс, покупатели которого могут руководствоваться только соображениями статуса, но не эффективности. Соответственно, такие телефоны никогда не станут массовыми, как не стали массовыми Vertu.

Вес и толщина

Двойной или даже тройной экран (раскладывающийся внутренний и одинарный внешний) нуждается в более ёмких аккумуляторах, занимающих дополнительное место и добавляющих вес. Так же понятно, что любому складному аппарату придётся конкурировать с вдвое более тонким обычным смартфоном.

Малая толщина это огромное маркетинговое преимущество, а складной телефон проигрывает в этом отношении. На дворе уже не 1986 год и вы можете захотеть носить в кармане «кирпич» только если он сможет работать от батареи неделю. Это поняла фирма Energizer, однако её Power Max P18K Pop может в лучшем случае рассчитывать только на нишевый успех.

Складные экраны — музыка для никого

Надёжность

Мой первый ноутбук, Samsung Sens с умопомрачительным (в 1998 году) 10-дюймовым VGA-дисплеем, оказался и самым надежным — из всех моих лэптопов он единственный всё ещё включается и загружается. Единственная его проблема это гибкий шлейф к экрану, ломавшийся примерно раз в два года.

Складной дисплей, это значительно более сложная система, чем напылённая на пластик медная дорожка, сгибать его приходится чаще и сильнее. Даже если предположить, что эти экраны в конечном итоге не начнут трескаться, ломаться, образовывать матовые потёртости и неровности вблизи линии сгибания, я вслед за Блоншаром очень сомневаюсь, что чувствительность экрана останется неизменной и одинаковой от края до края при каждодневном многократном разгибании на протяжении двух — двух с половиной лет. На этот вопрос производители устройств должны будут очень постараться ответить убедительно.

Запатентованная Apple система подогрева сгибаемого участка экрана (для снижения износа) выглядит слишком сложно и неубедительно. Royole утверждает, что её гибкий телефон успешно выдержал 200 тысяч складываний, что, мягко говоря, вызывает сомнения. Больше верится данным LG, которая гарантирует работу своего телевизора Signature Series OLED TV R после 50 тыс. скручиваний в рулон, а ведь там радиус кривизны значительно больше (а напряжения — меньше), чем в устройстве Royole FlexPai.

Складные экраны — музыка для никого

Гибкий дисплей — ошеломляющий пример успехов высоких технологий. В этом не может быть ни малейших сомнений. Но когда же мы радостно понесём из магазина смартфоны со складным экраном?

Финансовый директор MediaTek Дэвид Ку скептически относится к перспективам складных телефонов в Китае из-за высоких затрат. «Я бы сказал, что пройдет несколько лет», — осторожно заявил он.

Сгибающиеся смартфоны не должны выходить на рынок, поскольку нуждаются в усовершенствовании. Об этом говорит Джон Чен, исполнительный директор компании BlackBerry.

Складные экраны — музыка для никого

И сколько же времени займёт это усовершенствование?

По мнению Блоншара, смартфоны со складывающимися экранами не станут успешным продуктом НИКОГДА, независимо от того, сколько денег производители устройств вбухают в них на протяжении следующих 12-24 месяцев.

У гибких экранов большое будущее, но в этом будущем нет складных телефонов.

В этом я с ним согласен, но с существенной оговоркой.

Не все смартфоны складные

TCL, Lenovo и Nubia уже готовят прототипы умеренно гибких устройств, которые можно превращать в браслеты — они способны заменить сразу и смартфон и умные часы.

Складные экраны — музыка для никого

Но можно представить даже ещё более выигрышный сценарий.

С увеличением размеров экрана смартфона он становится всё более неудобным для ношения. Но не потому, что большой. Потому что жёсткий и хрупкий.

Лет семь назад Wexler вставила гибкий экран E-Ink Möbius в частично эластичный корпус, получив неубиваемый e-ридер Flex One. Он был не слишком удачен, как и каждый первенец, а проект гибкого Android-телефона Portal стартапа Arubixs в 2015 г. немного не добрал финансирования на Indiegogo. Но теперь когда тема в тренде и в неё впряглись гиганты индустрии, что мешает реализовать этот принцип на новом техническом уровне?

Складные экраны — музыка для никого

Представьте смартфон с механическими характеристиками бумажной книги карманного формата. Который можно будет носить в заднем кармане джинсов, на который можно не бояться садиться. Который не больше чем книжка будет страдать от падения на бетонный пол. И который не более, чем книгу (или чем смартфон) будет хотеться согнуть пополам — что за дикая идея, не правда ли?

Складные телефоны это haute couture — высокая мода, которой всё восхищаются, но никто не собирается носить. Засветить свою коллекцию на подиуме считает своим долгом каждый авторитетный дизайнер. Вчера DigiTimes сообщила о «давлении», испытываемом Apple, которая «не может позволить себе игнорировать этот новый тренд и должна приложить все силы к созданию складных моделей».

Конечно, с Тимом «Эплом» компания уже не совсем та, что была при Джобсе, но эргономика и рациональность дизайна всё ещё остаются для неё безусловным приоритетом. Поэтому то, в каком ключе именно Apple отыграет свою гибкую партию, будет важным индикатором будущего этой технологии для всей индустрии и для нас с вами.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT