`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Колосс на кремниевых ногах, или Закон Мура против законов Мэрфи

+11
голос

Сообщения о том, что альтернативные поставщики процессоров к началу 1998 г. отвоевали у Intel 21% рынка чипов, вновь подняли вопрос о том, как долго сможет эта компания удержать доминирующее лидерство в производстве новейших чипов для ПК.

Во времена 386- и 486-х процессоров компания Intel охотно раздавала патенты и поощряла выпуск так называемых клонов. Ее руководитель Энди Гроув, вопреки желаниям совета директоров, дальновидно использовал финансовые ресурсы компании в первую очередь для строительства высокотехнологичных фабрик по производству процессоров. Как только они были построены, Intel стала таскать своих лицензиатов AMD и Cyrix по судам, давая понять, что легкого хлеба со следующими поколениями процессоров не будет и что пора подумать о собственных разработках. Вышедший вскоре процессор Pentium 60, на разработку и продвижение которого Intel затратила около 5 млрд, долл., был на порядок быстрее 486-го. Однако AMD, например, удалось создать свой 486-й процессор — AMD-5×86 133, по производительности догоняющий Pentium 75, и тогда Intel предприняла «ход конем»: продолжая выпускать 486-е процессоры и имея достаточный их запас на складах, она громогласно объявляет, что уходит с рынка устройств этого класса. Обрадованные AMD и Cyrix начинают вкладывать средства в раскрутку и производство своих 486-х, действительно неплохо справлявшихся с Windows 3.11, и к 1995 г. на эти клоны уже приходилось около 40% мирового рынка. И тут Intel решает убрать конкурентов — она выбрасывает на рынок значительные остатки 486-х процессоров по минимальным ценам, одновременно усиливая продвижение Pentium совместно с вышедшей Microsoft Windows 95. «Клонисты» захлебываются в запасах собственных процессоров и терпят убытки. Больше года понадобилось AMD и Cyrix, чтобы оправиться от финансовых потерь. Причем они так и не смогли вовремя выпустить аналоги пятого поколения и, потеряв ряд ключевых клиентов, стали разрабатывать процессоры следующих поколений. Десять месяцев единственной альтернативой Pentium был Nx586 никому не известной фирмы NexGen. В пресс-релизах Intel цифры захвата мирового рынка ЦПУ менялись чуть ли не каждую неделю — 70%, 80%, 90%. Вскоре доминирование Intel стало настолько очевидным, что Федеральная Торговая Комиссия (FTC) США принялась расследовать бизнес-практику этой компании. Что же захотела выяснить эта уважаемая комиссия? В первую очередь, использует ли Intel свое положение для того, чтобы заставить пользователей не покупать продукцию у ее конкурентов? Пытается ли она продвигать те стандарты и технологии, которые невольно вынуждают клиента использовать только ее продукцию? Не заставляет ли компания своих партнеров подписывать закрытые соглашения, которые исключают саму возможность применения альтернативных технологий и устройств?

Некоторые факты, которые будут изложены далее, могут дать определенную пищу для размышлений над этими вопросами. Но заметим, что именно с 1995 г. Intel начинает вести себя как монополист, взвинчивая цены (средняя маржа за это время у нее составляла 60–70%, тогда как у конкурентов не поднималась выше 30% даже в лучшие времена) и удерживая их более двух лет, и проводит маркетинговые акции без оглядки на своих крупнейших партнеров. Так, после ее преждевременного осеннего анонсирования процессора Pentium ММХ из-за снижения объемов продаж компьютеров в самом прибыльном четвертом квартале 1996 г. пострадали Compaq и IBM, надеявшиеся распродать запасы «классических» Pentium. Решение многих клиентов отложить покупки до выхода ММХ в начале 1997 г. сказалось на финансовых показателях почти всех компьютерных фирм. Этот феномен называется эффектом Адама Озборна — пионера компьютерного бизнеса, чье преждевременное анонсирование продуктов стало причиной резкого снижения объема продаж настолько, что его компания обанкротилась. В общем, вскоре многие на собственной шкуре ощутили уроки Адама Смита, предупреждавшего, что монополизм — это плохо, а конкуренция — хорошо. Радует, что окончательно добить конкурентов в 1997 г. Intel помешал ряд обстоятельств:

  • усиление роли Internet и дефицит не высокопроизводительных процессоров, а высокопроизводительных сетей, имеющих приемлемую пропускную способность;

  • все еще существующая необходимость в специальных процессорах для трехмерной графики, распознавания изображений и речи или воспроизведения объемного стереозвука;

  • увеличение компаниями-произво-дителями ПК гарантийного и полезного срока службы типового корпоративного ПК с трех до пяти лет, в результате чего переход на новейшие типы микропроцессоров несколько замедлился, что также помогло повысить жизнеспособность альтернативных поставщиков;

  • Азия стала крупнейшим мировым рынком ПК, а на нем традиционно доминируют совместимые с Intel кристаллы;

  • конкуренты, оправившись от потерь, покинули андерграунд и вышли на свет с уже собственными разработками, ставшими реальной альтернативой, — AMD К6, Cyrix 6×86.

В течение 1997 г. Intel предприняла ряд действий, на первый взгляд, парадоксального характера. Например, она объявила, что хочет найти применение процессорам Pentium в сетевых компьютерах!). А ведь еще недавно Intel вместе с Microsoft «в хвост и в гриву» громила приверженцев тонких клиентов. Затем последовала покупка производственных площадей Digital и ее патентов на процессоры Alpha и StrongARM (используемых именно в NC). После чего было объявлено о совместной разработке с Sun Microsystems 64-разрядной операционной системы. Во всех этих начинаниях явно и неявно просматривается готовящийся к выпуску в 1999 г. процессор Merced. Нацеливая его на рынок высокопроизводительных серверов, Intel готовит некую платформу, состоящую из тонкого клиента собственного приготовления, проверенных на высоких частотах Alpha-технологий и 64-разрядной сетевой OS, после выхода которой можно будет доказать, что Intel Merced (Pentium IV) — это лучший Sun, чем сам Sun. Ведь кроме Sun Microsystems в области рабочих станций и RISC-серверов у Intel почти не осталось конкурентов. Судите сами: с HP она разрабатывает Merced, отодвигая в тень PA-RISC; у Silicon Graphics/MIPS и так полно проблем, кроме того, Silicon уже заявила о выпуске станций на процессорах Intel; Alpha куплена по остаточной стоимости.

Принимая во внимание, какую активность Intel развивает в области сетевых устройств, телекоммуникаций и систем управления (совместное предприятие Intel и SAP — Pandesic), можно сказать, что рынок процессоров для ПК вскоре может стать вовсе не ключевым в стратегии этой компании. Вспомним, что когда размер профита на микросхемы памяти снизился, Intel потеряла интерес даже к тому, с чего, собственно, начинала. Из-за конкуренции и азиатского кризиса компания недосчиталась в этом году пары миллиардов, а недополучив ожидаемой прибыли, акционеры опустили стоимость акций со $100 до $77. Если размер профита из-за противостояния чипов будет продолжать уменьшаться, Intel, даже оставшись лидером по объемам выпуска процессоров для ПК, вряд ли сохранит монопольную долю этого хлопотного рынка.

Война чипов грозит перейти в битву платформ. Intel объявила, что отказывается от Socket 7 (помните трюк с 486-м?), который она разработала вместе с другими производителями процессоров для ЦПУ класса Pentium. Этот 321-штырьковый (из них 296 рабочих) разъем сейчас используется в процессорах Pentium, Pentium ММХ, AMD К5, AMD К6 ММХ, Cyrix 6×86, Cyrix 6×86МХ и WinChip С6. Однако Intel, объявив всем, что технологические возможности Socket 7 исчерпаны, забыла о том, что четыре месяца до этого выпустила Pentium с ММХ-командами именно для Socket 7. Неужели, разрабатывая свой первый ММХ-процес-сор, компания не знала об «ограниченности» Socket 7? Причина, по которой Intel решилась выпустить Pentium II в картридже SEC, в том, что Socket 7 — это открытый стандарт, а Slot 1 лицензирован Intel. У нее уже есть один лицензированный разъем, это 387-штырьковый Socket 8, посадочное гнездо для Pentium Pro — первого процессора шестого поколения.

Если за Socket 7 есть кому вступиться, то никто не может помешать Intel «тихо удавить» Socket 8, а ведь по производительности Pentium Pro мог бы вполне обставить Pentium II, кроме того, электрически Socket 8 совместим со Slot 1. Единственное нововведение, которое Intel использует в Pentium II, — это его упаковка. И двойная независимая шина, и ММХ были опробованы в предыдущих процессорах, более того, Intel пришлось несколько отступить назад, используя выносную кэш-память второго уровня, работающую на половинной частоте шины. По идее, Pentium II должен был быть продолжателем Pentium Pro, устраняя его ошибки и медлительность при работе с 16-разрядным кодом. Однако во всех тестированиях, которые проводит Intel, когда сравнивает Pentium II, используются Windows NT или Win32s, для которых он оптимизирован. ПО, с которыми работают на практике, состоит из «коктейля Молотова» — 32-, 16- и даже 8-разрядных приложений. Если бы Intel продолжала повышать частоту Pentium Pro, она никогда не смогла бы уговорить производителей серверов и рабочих станций перейти на Pentium II. В мире сетевых приложений такими изысками, как ММХ, никого не удивишь. Более того, Intel объявила, что ей тесно в рамках Slot 1, и следующее поколение процессоров, которое она собирается выпустить в 1998 г., выйдет в разъеме Slot 2. Опять возникает вопрос, неужели Intel полгода назад не знала, что Slot 1 — не самое лучшее решение, и что для частот свыше 350 MHz 242 контактов будет маловато, а для нормализации токов в диапазоне 0,75–1,0 А на контакт потребуется как минимум на 100 ножек больше?

Монополистов мало волнуют такие мелочи, как вертикальная совместимость. Ошибка Intel, как мне кажется, заключается в том, что, долго не имея альтернатив своим массовым процессорам, она уверовала, что сможет вертеть индустрией ПК как захочет. Трудно избежать такого самомнения, если ты — ведущий производитель процессоров, ведущий производитель чипсетов для процессоров и ведущий производитель материнских плат. Кроме того, в активе Intel — борьба с альянсом VESA, которая закончилась тем, что Intel PCI почти снесла с системных плат не только VESA, но теперь уже и ISA, и EISA. Правда, есть и противоположный пример, когда, захотев внедрить стандарт Micro Channel и тем самым восстановить статус-кво на рынке ПК, IBM потерпела сокрушительное поражение от объединившихся против нее производителей и пользователей (опять же во главе с Intel). Именно после этого стандарт ПК стал не IBM-совместимым, а lntel-совместимым. Как отмечают специалисты, задача у IBM была сложнее: ей нужно было убедить (заставить) поставщиков периферии использовать MCA, в то время как задача Intel куда проще: не дать другим использовать ее стандарт Slot 1 и 2. Конечно, это святое право Intel, однако посмотрим, к чему это может привести. Пользователи, которым нужны AGP, SDRAM, ЕСС, должны были бы автоматически перейти на более дорогой Slot 1. Приезжавшие в Украину сотрудники компании ASUS на семинаре упомянули, что могли бы выпустить плату с AGP и Socket 7, однако так как они являются стратегическими партнерами Intel, то вряд ли получат разрешение на выпуск. Это оказалось правдой — первыми подобные платы предложили FIC и SOYO. Производители материнских плат не смогут выпускать платы под Slot 1, не уплатив лицензионного сбора Intel, что делает эти системные платы заведомо дороже плат для Socket 7. Источником процессоров для этих плат может быть только Intel, ведь AMD и другие производители не могут изготавливать процессоры в картридже SEC, а значит, ценовая политика останется в руках Intel (вспомните Pentium Pro). Можно будет использовать чипсеты только от одного поставщика, и вряд ли Intel позволит VIA, SiS или Ali массово выпускать чипсеты для Slot 1. Тут надо заметить, что даже стратегические партнеры Intel понимают, что может произойти, если, например, она решит прекратить выпуск чипсетов для Socket 7. Предвидя подобное, даже ASUS стала использовать в некоторых своих платах чипсеты от SiS. А Compaq давно перешла на чипсет 640 — совместную разработку FIC и AMD. Intel сможет выбирать поставщиков кэш-памяти для картриджа SEC, и никто не поручится, что она в конце концов не захочет сама выпускать память для своего процессора, мотивируя это неспособностью других удовлетворить ее требования. Такое уже было, когда Intel решила «попробовать» производство системных плат и через несколько лет стала ведущей в этом секторе, отвоевав его в первую очередь у таких американских компаний, как Micron и Super-Micro.

Контролируя ключевые компоненты архитектуры ПК, а именно процессор, системную логику и материнские платы, Intel стремится к контролю и над другими составляющими. С сетевыми адаптерами и контроллерами она «справилась» загодя, остались лишь графические подсистемы и память. Только вмешательство Федеральной Торговой Комиссии не позволило Intel быстро купить производителя графических контроллеров компанию Chips and Technologies. Кроме того, Intel разрабатывает графический контроллер совместно с Hughes Electronics. Что же касается памяти, то в поисках технологии для более высокопроизводительных процессоров она наткнулась на Rambus Technologies. Intel приобрела «маленькую» часть акций этой компании, получив в обмен доступ к разработкам и спецификациям будущих чипов RDRAM. Есть надежда, что Intel не удастся монополизировать разработки новых типов памяти хотя бы потому, что часть высокопоставленных чиновников Rambus — это бывшие сотрудники AMD. Вице-президент по маркетингу Rambus (бывший инженер AMD) Субод Топрани (Subodh Toprani) заявил, что никаких секретных сделок с Intel заключено не будет, и AMD может в любой момент присоединиться к разработкам новых типов памяти, позволяющей достичь скорости в 600 MHz и пропускной способности в 1,6 GBps (ведутся разработки памяти с частотой шины в 1 GHz). Intel считает, что эта технология более продвинутая, чем SDRAM, и подходит для Pentium II и Merced. В связи с тем, что за дело взялась Intel, компаниям, которые хотят «присоединиться к разработкам», нужно уплатить от 3 до 6 млн. долл.

Осталась одна вещь, которая пока вне контроля Intel, — операционная система. Когда Microsoft поняла это, у другого монополиста, тоже не страдающего комплексами, возникли подозрения, которые вылились во внезапную любовь к AMD и Apple. Разработки, осуществляемые Intel совместно с Cisco, Oracle и Netscape в области сетевых компьютеров, не могут не настораживать Microsoft — как только Intel выпустит какой-нибудь Java-npo-цессор, безоблачная жизнь Windows закончится. В общем, до производства собственных цельнолитых компьютеров марки Pentium Intel осталось совсем немного, серверы она уже производит. В прошлом году произошел инцидент, заставивший задуматься многих аналитиков. Известная любовью к альтернативным процессорам Compaq захотела приобрести компанию Gateway 2000, которая никогда не использовала никаких других процессоров, кроме Intel. По оценкам фондовых специалистов, Gateway стоила около 3–4 млрд, долл., Compaq предложила 5 млрд -Gateway отказалась. Тогда Compaq предложила 7 млрд — почти вдвое больше ее рыночной стоимости. И Gateway опять отказалась. Озадаченная Compaq отступила, решив потратить свыше 1 млрд. долл, на расширение отдела прямых поставок и продажу через Internet. Угадайте, кто стоял за спиной Gateway?

+11
голос

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT