`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Яблочная зависимость

Несколько недель назад, в рамках статьи про то, как Apple заловила Uber на использовании приватных API для трекинга iPhone даже после удаления и переустановки приложения Uber для водителей, я писал:

Основная сенсация крутится вокруг истории о том, что Убер делал нечто нехорошее со своим приложением, Apple это обнаружила, Тим Кук пригласил на встречу к себе Тревиса Каланика и сказал ему, что если Убер не прекратит это делать, то Apple уберет его приложение из App Store. Понятно, что тут налицо преференции для крупного игрока: будь это какое-то приложение разработчика-одиночки, Apple сначала снесла бы приложение, а потом разбиралась, но Убер достаточно крупный игрок, чтобы с ним надо было договариваться подобным образом. Интересно, что в статье рассказывается, что Каланис в этот момент здорово “очканул”, так как без App Store и пользователей iPhone Uber пришлось бы нелегко, поэтому они прекратили практику нарушения правил App Store. В статье вообще практически намекается на то, что если бы Кук привел в действие свою угрозу, то еще неизвестно, выжил ли бы после этого Uber. (Что, кстати, тоже интересная, но отдельная тема для разговора — возможности Apple, по сути, одним росчерком пера убить сторонний бизнес).

 

Собственно, вот эта тема про “возможность убить сторонний бизнес” вызвала отдельное бурное обсуждение в Комментарии 26 , с призывами к государству вмешаться и вообще навести порядок с такой-сякой монополистической Apple. Свое видение ситуации я изложил там же, в комментариях:

Apple с её 45% рынка в Штатах и 15% по миру как-то не производит впечатления монополии. да и вообще, какая там монополия и вмешивание государства? вот ты пришел на рынок А, продаешь помидоры. Потом оказывается, что ты обвешиваешь покупателей, и администрация рынка выгоняет тебя с рынка А. Берешь свои помидоры и топаешь на рынок G. в чем проблема? при чем тут государство?

Это примерно как обвинять тот же GM, что в дилерских центрах GM продаются только новые автомобили производства GM, а других производителей в эти дилерские центры GM почему-то не пускает. Мне больше не нравится ситуация, когда вроде как все разработчики равны, но одни разработчики “ровнее”; одних Apple за нарушение правил сразу “изгоняет” из App Store, а других зовет на поговорить. Но, опять же, с точки зрения бизнеса я этот подход понимаю, но как человек, скажем так, по другую сторону баррикад (который сталкивался с блокировками приложения в App Store и другими сложностями общения с Apple), этот подход все равно не одобряю.

Но есть и другой уровень “зависимости” от Apple, и он еще хуже, чем разработка приложений и их публикация в App Store. Речь идет о поставщиках компонентов для устройств, производимых Apple. Несколько недель назад появилась информация о том, что Apple планирует перейти на разработку своих графических чипов для мобильных устройств и отказаться от чипов, разрабатываемых для Apple компанией Imagination Technologies. Посмотрите на график акций Imagination Technology — я думаю, не составит труда заметить, в какой момент появились новости о том, что Apple собирается отказаться от их услуг:

Яблочная зависимость

Причем в этом случае даже отказ Apple не сиюминутный, а запланирован в период от 15 до 24 месяцев, но реакция на рынке наступила мгновенно. Неудивительно, ведь выручка компании почти на 50% состояла из заказов Apple.

Быть поставщиком Apple с одной стороны интересно (в 2016 году компания потратила более 50 млрд долларов только на поставщиков в США), но в то же время достаточно непросто. Из того, что я читал про отношения Apple с подрядчиками, компания зачастую требует выделения большой доли производственных мощностей “под себя”, что неудивительно, учитывая масштабы, в которых оперирует Apple с их десятками миллионов iPhone каждый квартал (плюс планшеты-маки-часы и тд). И это не говоря про множество других требований к качеству производимой продукции, секретности на производстве, отношению с персоналом, и многое другое (не говоря уже о том, что по цене Apple умеет “отжимать” подрядчиков так, как никто не отжимает). В итоге для многих подрядчиков компании это действительно становится единственным или основным бизнесом — обслуживание такого VIP-клиента, а в перспективе может наступить неприятный “разрыв”, как это узнали на себе уже Portal Player и SigmaTel (производившие SoC и чипы для iPod). А кроме Imagination Technology, на сегодня у Apple из крупных подрядчиков в списках можно найти Japan Display, Cirrus Logic и даже тот же Foxconn/Hon Hai, который занимается сборкой готовой продукции. Вот где зависимость так зависимость: это разработчик приложения, обидевшись, может уйти в Google Play и хотя бы на рекламе отбить деньги, а пойди найди такого заказчика, который будет у тебя заказывать 150-200 миллионов экранов или чипов в год. Но, опять же, это рынок в чистом виде, вряд ли тут можно “натравить” государство вмешаться и “навести порядок”.

Яблочная зависимость

Apple, результаты второго квартала 2017 финансового года

Самая регулярная рубрика блога, стабильно выходящая раз в квартал — комментарий по поводу очередного объявления финансовых показателей Apple за квартал. В частности, в этот раз речь пойдет о втором квартале 2017 финансового года, который завершился 1 апреля 2017 г. Сначала основные показатели:

– Доход компании за квартал составил 52,9 млрд долларов США (для сравнения, за тот же квартал предыдущего года этот показатель составил 50,6 млрд долларов).
– Чистая прибыль компании составила 11,03 млрд долларов США (год назад – 10,51 млрд долларов США).
– Продано iPhone 50,76 млн штук (год назад 51,19 млн)
– Продано iPad 8,92 млн штук (год назад 13,08 млн)
– Продано Маков 4,2 млн штук (год назад 4,03 млн).

На третий квартал 2017 финансового года компания прогнозирует выручку в объеме от 43,5 млрд до 45,5 млрд долларов (год назад в третьем квартале выручка составила 42,4 млрд долларов). Как видите, появились первые признаки того, что компания начала понемножку вылезать из глубочайшей финансовой пропасти и уже немножко меньше обречена, чем обычно.

Удивительно, но про этот квартал сложно сказать что-то особо выдающееся. Его нельзя назвать рекордным, но и плохим его тоже нельзя назвать (хотя, конечно, “умеючи” можно все, особенно если у вас в спонсорах конкурент Apple, а живете вы с кликов по ссылкам – тогда у вас совсем другие цели, нежели объективность). Поскольку, как выразился @DumbAnalytics, у меня это хобби и я не чета “профессионалам”, просто расскажу об интересных показателях из этого квартала и что они могут значить.

Например, интересное про iPhone. Продажи в штуках немного снизились (около 1%), но зато выручка примерно на столько же выросла. Это означает, что микс моделей сместился немного в сторону более дорогих моделей (то есть 7 Plus), о чем косвенно свидетельствует и выросшая средняя продажная цена (ASP) — с 642 долларов год назад до 655 долларов в этом квартале. Во время звонка Тим Кук, кстати, отмечал, что с ожиданиями спроса они промахнулись, и спрос на Plus модель оказался выше, чем прогнозировали в Apple. Кстати, у Apple также постепенно снижается доля iPhone в выручке компании:
если во втором квартале 2015 года она составляла 69%, во втором квартале 2016 года — 65%, то в этом квартале она составила 63%.

Продажи Маков выросли на 4% в штуках и на 14% — по выручке. Можно сколько угодно говорить о том, что Apple забыла про “профессиональных пользователей”, но новые MacBook Pro явно продаются (а столько было разговоров о том, как теперь все бросятся вместо Макбуков покупать Surface, хотя за последний квартал продажи Surface как раз таки упали на 26%).

Apple, результаты второго квартала 2017 финансового года
ASP Маков

Категория “Другие продукты”, куда входят Apple Watch, Apple TV, iPod, и наушники Beats и AirPods), выросла в выручке на 31% до 2,87 млрд долл (год назад — 2,19 млрд долл). Apple традиционно не раскрывает продажи в штуках продукции в этой категории, но во время звонка Тим Кук отметил, что продажи Apple Watch выросли в два раза, по сравнению с кварталом год назад (что, впрочем, наверно, сложно считать большим достижением, поскольку на тот момент год назад многие уже ждали новую модель и не спешили с покупкой). По оценкам некоторых аналитиков, это может означать около 3-3,2 млн штук Apple Watch в квартал. Кроме того, Тим Кук говорит, что большой популярностью пользуются наушники AirPods, которые Apple не успевает производить; видимо, этим объясняется тот факт, что их все еще надо ждать 6 недель после покупки.

В категории “Сервисы”, куда входят всевозможные подписки (iTunes, iCloud), App Store и проч., выручка составила 7,04 млрд долл (год назад — 5,99 млрд), то есть рост на 18%. Например, выручка только в App Store выросла на 40%, а ведь нам различные эксперты пытаются рассказать о смерти аппсторов и о том, как никто больше не качает приложений и ничего не покупает. Транзакции по Apple Pay, которым, как известно, тоже никто не пользуется, выросли на 450%. Всего у компании насчитывается 165 миллионов пользователей с тем или иным видом подписки (за последний квартал добавилось 15 миллионов пользователей, которых, как кто-то умудрился заявить в твиттере, Apple каким-то образом “вынуждает” платить).

Единственное темное пятно в результатах этого квартала — это продажи iPad, которые в штуках снизились на 13% (8,92 млн против 10,25 млн год назад) и на 12% в выручке (3,89 млрд долл против 5,53 млрд долл год назад). Новые модели iPad компания показала только в конце марта, так что они не могли повлиять на результаты этого квартала, будет интересно посмотреть через 3 месяца, что получилось у Кука и Ко в связи с упрощением и удешевлением линейки.

Разное
– Интересный комментарий финансового директора был про судебное разбирательство с Qualcomm. Поскольку предметом диспута являются как раз суммы выплат по патентам, компания решила приостановить патентные выплаты, и “откладывает” деньги, которые могли бы предназначаться для Qualcomm. Однако, эти деньги не влияют от показатели отчетности, так как идут в специальный счет и там просто будут ожидать решения суда.
– Посещаемость магазинов никому не интересной Apple выросла на 16%, по сравнению с годом назад.

В итоге запас наличности Apple после результатов этого квартала составил 256,8 млрд долларов. Поэтому совет директоров Apple решил направить еще 50 млрд долларов на выплату дивидендов акционерам компании в течение ближайших 4 кварталов. И это — в дополнение к ранее выделенным 250 млрд долларов, которые в рамках возврата капитала должны быть выплачены до конца марта 2019 года. Поэтому сама сумма запасов в 256 млрд не отражает полную картину финансовых “отложений” Apple за последние годы. У Гораса Дедью есть хороший график по этому поводу:
Apple, результаты второго квартала 2017 финансового года

На этом графике видно, что общая сумма, с учетом уже выплаченного капитала, составляла на конец прошлого года почти 450 млрд долларов. При этом у компании есть и долги — примерно около 70 млрд долларов, это всякие кредиты, которые выгодней брать, чем возвращать свой капитал из-за границы в США, где он попадет под высокий корпоративный налог. Короче, Тим Кук и его команда создали отличную машину по печатанию денег, которая, возможно, и не вызывает щенячьего восторга у хипстеров, ждущих революционных айфонов каждую неделю, но явно обладает ресурсами для продолжения попыток придумать что-то новое масштабов iPhone.

Apple, результаты второго квартала 2017 финансового года

В каждую спальню – по камере!

Все вы знаете компанию Amazon — самый большой онлайн-магазин. Для удобства покупателей Amazon выпустил пару лет назад устройство Echo, такой спикер со встроенным помощником Alexa. Формально как бы оно предназначено быть универсальным помощником, хотя, конечно, основная цель — еще один интерфейс к магазину: там действительно удобно голосом заказывать всякие штуки с сайта, не заморачиваясь на телефон или компьютер (это приводит к отдельным казусам, когда фраза, сказанная по телевизору, делает заказ в Echo, но это временные технические сложности).

В каждую спальню – по камере!

Так вот, вчера Amazon представил новое устройство — Amazon Look, это камера со встроенным микрофоном и все тем же виртуальным помощником Alexa. Цель камеры — оценивать изображение владельца, анализировать одежду и внешний вид, давать необходимые рекомендации по улучшению внешнего вида, и, конечно же, давать возможность тут же покупать на Амазоне рекомендованные продукты. Камера, микрофон, спальня или шкаф с одеждой… Казалось, что может пойти не так?

Лично меня напрягают постоянно слушающие устройства дома, будь то Alexa, Siri или Google Now (одни больше, другие меньше — все же когда речь идет о компании типа Google, для которых пользовательские данные и возможность последующего таргетирования рекламой — это их основной хлеб, то понятно, что им мои данные нужнее, чем той же Siri). Называйте меня параноиком, но уже была история с убийством, в расследовании которого полиция запрашивала у Amazon записи с устройства Echo (справедливости ради, Amazon активно сопротивлялся этому запросу), так что хочется, чтобы постоянно слушающих устройств дома было поменьше. Не говоря уже про всякие корейские и no-name устройства, разработчики которых и к безопасности пользовательских данных относятся более расслабленно. Или, например, по решению полиции выдаётся решение суда, согласно которому полиция может получить доступ к этой камере, и подсматривать-подслушивать через нее — очень удобно.

Amazon подтвердил, что изображения и видео, снятые камерой Look, будут храниться на серверах Amazon, пока пользователи вручную не удалят их. На вопрос, будут ли эти данные передаваться третьим сторонам, Amazon как-то уклонилась от ответа. А дальше можно фантазировать, что там еще Look наанализирует из вашего изображения:
– например, беременность (и тут же Амазон предложит вам соответствующие товары)
– или депрессию (рекомендации веселых книжек, врачей или таблеток)
– физическую форму (рекомендации ближайших спортзалов или диету)
– ответ на вопрос “Я толстая?”
– сексуальную ориентацию
– да и вообще состояние здоровья, например.

А самое ужасное, что есть миллионы людей, которые не задумываются о своей приватной информации, и не очень представляют себе, что они отдают корпорациям типа Amazon, Google или Facebook в обмен на “удобство”. Достаточно посмотреть, как люди выкладывают свою жизнь на Facebook на всеобщее обозрение, чтобы понять, что никакая видеокамера не остановит этих потребителей.

В каждую спальню – по камере!

Uber и Apple

В воскресенье у The New York Times вышел интересный материал, который рассказывает, скажем так, о спорных подходах Тревиса Каланика, CEO компании Uber, к ведению бизнеса, и о том, как в одной ситуации такой подход привел к конфликту с Тимом Куком.

Я не хочу осуждать или оправдывать Каланика за то, о чем рассказывает NYTimes, просто расскажу вкратце, о чем идет речь. Ситуация касается в том числе и того, как вольготно Uber обращается с пользовательскими данными и какие методы использует компания для того, чтобы больше знать о своих пользователях, но если не разобраться детально в вопросе, то из этого можно сделать не очень корректные выводы. Собственно, я уже вчера видел в некоторых СМИ заголовки “Убер следит за пользователями даже после удаления приложения”, и, боюсь, что в погоне за сенсацией, некоторые СМИ будут и дальше распространять эту информацию, что, возможно, не совсем отвечает действительности.

Uber и Apple

Основная сенсация крутится вокруг истории о том, что Убер делал нечто нехорошее со своим приложением, Apple это обнаружила, Тим Кук пригласил на встречу к себе Тревиса Каланика и сказал ему, что если Убер не прекратит это делать, то Apple уберет его приложение из App Store. Понятно, что тут налицо преференции для крупного игрока: будь это какое-то приложение разработчика-одиночки, Apple сначала снесла бы приложение, а потом разбиралась, но Убер достаточно крупный игрок, чтобы с ним надо было договариваться подобным образом. Интересно, что в статье рассказывается, что Каланик в этот момент здорово испугался, так как без App Store и пользователей iPhone Uber пришлось бы нелегко, поэтому они прекратили практику нарушения правил App Store. В статье вообще практически намекается на то, что если бы Кук привел в действие свою угрозу, то еще неизвестно, выжил ли бы после этого Uber. (Что, кстати, тоже интересная, но отдельная тема для разговора — возможности Apple, по сути, одним росчерком пера убить сторонний бизнес).

Но что же такого делало приложение Uber? Как я уже писал выше, сенсационные заголовки говорят о том, что “Убер следит за пользователями даже после того, как они удалили приложение”. Из статьи в NYTimes конкретных технических деталей, к сожалению, не получить, но речь идет о следующем:
1. Когда Uber пытался набрать пользовательскую базу в Китае, он столкнулся с тем, что китайские водители, работающие на Uber, накупили себе кучу iPhone и регистрировали на них новые учетные записи
2. Потом с этих iPhone они заказывали сами себе поездки, которые тут же принимали как заказы и выполняли их
3. Поскольку Uber в момент активного маркетинга предлагал водителям большие бонусы за большое количество поездок, это, очевидно, с финансовой точки зрения для водителей оправдывало такую махинацию.

Чтобы бороться с такими водителями, Uber разработали некую схему так называемого “отпечатка” iPhone, которая позволяла каким-то образом идентифицировать iPhone после переустановки приложения Uber или даже после того, как смартфону делали сброс до фабричных настроек. Это, как я понимаю, позволяло бороться с мошенничеством со стороны таких водителей (очевидно, не позволяло регистрировать разные учетные записи с одного и того же телефона). Повторюсь, похоже, что никакой “слежки за пользователем” после удаления приложения не было. Это не то, чтобы давало возможность “следить за пользователями после удаления приложения”, но определенный trace конкретного устройства в базе Uber оставался, и даже, наверно, позволяло персонифицировать пользователей. Конкретно уже одно это нарушало правила Apple касательно охраны пользовательских данных iPhone. (Я, кстати, думаю, что на самом деле там не было никакой особой магии, а это было, скорей всего, какое-то приватное API по получению UDID/IMEI устройства, что Apple запретила делать несколько лет назад)

Но была и вторая часть. Для того, чтобы сотрудники Apple, которые проверяют приложения в App Store, не обнаружили этот механизм “отпечатка”, Uber добавил еще функцию в приложение, которая специальным (опять же, в статье не говорится как именно) образом маскировала механизм слежения за “отпечатком” телефона, если приложение запускалось в пределах офиса Apple в Купертино. Хитро, конечно, но поскольку офисы Apple есть не только в Купертино, это все же каким-то образом было обнаружено, после чего Кук пригласил Каланика на встречу и устроил ему там порку. Uber сделали все, как требовала Apple, и наступил мир-дружба-жвачка. (Надолго ли, с учетом того, что в Китае, где у Uber ничего не получилось, Apple инвестировала 1 млрд долл в конкурента Uber, компанию Didi Chuxing).

Uber и Apple

Новый старый Mac Pro

Вчера произошло достаточно неординарное для вселенной Apple событие — компания мало того, что извинилась за свое поведение, так еще и приоткрыла занавесу над своими планами (хотя и не поделилась конкретными сроками). Речь идет о том самом “полуанонсе” обновления Mac Pro и работе над новой версией компьютера, которая, однако, выйдет только в 2018 году. Тот самый Mac Pro, который до этого Apple не обновляла целых 1202 дня, что в компьютерной отрасли вообще-то считается вечностью. Apple и до этого нечасто жаловала Mac Pro обновлениями — в среднем раз в 500-600 дней, но более 1200 дней — это уже ни в какие ворота не лезет.

Новый старый Mac Pro

“Полуанонс” тоже происходил достаточно странно и не очень типично для Apple: Фил Шиллер, Крейг Федериги и Джон Терну (который как раз отвечает за разработку Мак-железа в Apple) позвали на встречу несколько журналистов (реально несколько — 5 человек) и полтора часа рассказывали им о том, почему Mac Pro оказался настолько “заброшенным” и что компания планирует делать по этому поводу.

Рассказы журналистов об этой встрече вы можете почитать здесь, например, или здесь. В целом, если резюмировать эти полтора часа разговора, то он сводится к следующему:
– “мы пролюбили все полимеры с Mac Pro”
– дизайн у Mac Pro получился отличный, но разовый
– для будущих апгрейдов и расширений этот Mac Pro оказался совершенно не готов
– поэтому компания готовит новый Mac Pro, который учтет ошибки предыдущего, и будет модульным и расширяемым, и хорошо будет поддаваться апгрейдам
– но выйдет этот новый Mac Pro только в 2018 году
– тем временем на этой неделе Apple выпускает Mac Pro в текущем дизайне с существенно сниженной ценой и обновленными процессорами
– а еще в этом году выйдет некий iMac, у которого будет конфигурация, подходящая для профессиональным пользователям.

Надо отдать все-таки должное Apple: они, заделав тот самый “can’t innovate anymore, my ass” Mac Pro, наконец-то нашли в себе силы признаться себе в ошибке с терморегулированием мощного компьютера в таком ограниченном корпусе, пусть это и заняло у них 3 года. (Там есть еще, похоже, и другая лажа — они сделали ставку на параллельные GPU, а мир двинулся в сторону одного, но мощного GPU, но и это компания вроде как собирается исправить). Грубер правильно пишет, что у Apple было два варианта выхода из этой ситуации: молчать в тряпочку и анонсировать новый Mac Pro, когда он будет готов, в то время как критики компании будут продолжать использовать эту стагнацию как аргумент о застое в компании, или же рассказать миру о планах, даже если до реализации планов еще далеко, зато все же подтвердить свою преданность миру рынка профессиональных станций. Apple выбрала второй вариант.

В разговоре с журналистами Шиллер подтвердил, что соотношение продаж ноутбуков и десктопов у Apple — 80/20 в пользу ноутбуков, а среди этих 20% продажи Mac Pro вообще составляют единичные показатели процентов. Если взять в среднем продажи Маков в квартал в размере 4,5-5 млн штук, то, получается, что Mac Pro в квартал продается от 45 до 500 тыс (хотя, конечно, показатель, скорей всего, гораздо ближе к 45 тыс штук). С одной стороны, очевидно, что на Mac Pro вряд ли Apple зарабатывает много денег, и, возможно, чисто с экономической точки зрения им бы выгодней было отказаться от него вообще, но уж слишком “вокальный” рынок этих профессионалов, которые взвоют так, что мало не покажется даже Куку. Поэтому Apple вынуждена продолжать разработку Mac Pro, даже если с финансовой точки зрения это убыточный проект.

Но мне более интересно другое. Журналисты отмечают, что, как они не пытались, они не смогли выяснить у Apple, когда же наступил этот момент осознания того, что текущая версия Mac Pro не подходит для современных реалий и что ей нужен очередной радикальный редизайн. Потому что если уже прошло три года с момента релиза предыдущей версии Mac Pro, и Apple нужно, судя по всему, еще как минимум почти год (а то, может, и больше — например, релиз на WWDC 2018), для того, чтобы разработать новую модель Mac Pro, то получается одно из двух: либо осознание пришло совсем недавно, либо же процесс разработки даже десктопного компьютера, без излишней миниатюризации, как у ноутбуков, у Apple занимает слишком много времени. А ведь далеко ходить не надо, есть прекрасные примеры Power Mac G3/G4 — “самый открытый компьютер”, как его тогда называли в маркетинговых материалах:

Можно, в конце концов, взять за базу и Power Mac G5, он же Mac Pro предыдущего поколения с priborchique™ и на его базе сделать что-то более современное:
Новый старый Mac Pro

Короче, я не Джони Айв, но мне кажется, что для того, чтобы сделать pro-тусовку вокруг Маков счастливыми, не надо в очередной раз изобретать велосипед и потом доказывать на сцене “can’t innovate anymore, my ass”. Идеальные корпуса у Apple уже были, теперь им нужна просто современная начинка, и это не должно занимать годы.

PS а еще Шиллер вскользь упомянул, что Mac mini, видимо, тоже получит немного апгрейдной любви от Apple, но поскольку с предыдущего апдейта прошло всего 900 дней, то надо еще дней 300 потерпеть.

PPS Больше всего мне история с Mac Pro напомнила историю с Power Mac G4 Cube, который казался невероятным достижением дизайна на тот момент, но оказался посредственным компьютером, с кучей недостатков и завышенной ценой. И на Джобса бывала проруха.

Новый старый Mac Pro

Околояблочные заметки

Меня упрекают в том, что со своими рассказами про ногу я совсем забросил блог. Не, ну а что делать? В мире Apple ничего интересного не происходит, компания как умирала, так и продолжает умирать, и у нее все плохо (это если почитать некоторых персонажей, которые в каждом speed-bump апдейте и оптимизации продуктовой линейки желают видеть революцию), а нога, знаете, гораздо ближе к телу, чем какая-то там далекая Apple в Калифорнии. Не объяснять же каждый раз, что чуть более упрощенный и удешевленный “новый” iPad предназначен для образования и более успешной конкуренции с дешевыми Chromebooks на этом рынке, а красный iPhone выпускают не только для того, чтобы поддержать продажи, но и для того, чтобы помочь фонду борьбы со СПИДом. Я, возможно, безнадежный оптимист и избирательно вижу только хорошее, но, по крайней мере, я не гоняюсь за кликами, рассказывая про то, как “все плохо”.

Но вообще я хотел рассказать о парочке интересных наблюдений касательно техники Apple и её использования, в том числе и за период, пока я лежал в больнице со сломанной ногой. Первый пункт касается Apple Watch, которых вокруг меня как-то в последнее время стало очень много. Я начинаю замечать их не только у гиков, но и у “обычных” людей: то у пограничника на границе США, то у ресепшенистки в центре рентгенологии, и тд. При оценках проданных Apple Watch за эти почти два года в 25-30 млн штук уже точно не приходится говорить о “провале” и “разочаровании”: гаджет определенно находит свою нишу и своих пользователей, особенно после пивота с версией Series 2, и, я думаю, дальше будет только лучше, по мере добавления новых возможностей в устройство.

Я же смог оценить одну из прелестей Apple Watch, когда я лежал в приемном покое больницы. Я лежал на каталке, утомленный болью в ноге, ко мне периодически приходили-уходили то врачи, то медсестры, и в какой-то момент я обнаружил, что рюкзак, который до этого стоял рядом со мной в каталке, кто-то переставил в угол палаты. Проблема заключалась в том, что в рюкзаке лежал телефон, а мне нужно было держать в курсе событий семейство, которое осталось на горе и собиралось выезжать ко мне в тот момент. Конечно, при наличии телефона в руке набирать тексты сообщений получается как-то легче и быстрее, но тут выбора особо не было и я начал активно использовать голосовой набор в Apple Watch. Я бы удивлен, насколько хорошо и быстро этот голосовой набор работает на Series 2 (в отличие от первых часов). У меня хоть и безлимитный международный роуминг на телефоне, но он ограничен по скорости (официально это называется “на скорости 2G”), но распознавание текста происходило практически мгновенно и почти без ошибок. Если наловчиться не забывать говорить знаки препинания, то так текст вообще можно набирать быстрее, чем пальцами на телефоне, правда, не уверен, насколько этот голосовой набор уместно выглядит в местах, где есть посторонние люди (я на тот момент был в индивидуальной палате). Распознанный текст все еще неудобно редактировать — если что-то пошло не так, то проще удалить все и надиктовать текст сначала, но вообще я проникся тем, что такая, казалось бы, незаметная фича часов существенно облегчила мне жизнь в сложный момент.

Второй фрагмент даже, наверно, более глобальный. Пока я был в больнице, мне приходилось решать довольно много других вопросов, кроме того, что жалеть себя и свою сломанную ногу: я занимался вопросами со страховой компанией (звонки, работа в портале страховой для клиентов), я общался с авиакомпаниями и занимался сменой авиабилетов (приложения для поиска и покупки билетов, общение в поддержке для организации перелета с поломанной ногой), плюс параллельно организовывал процессы, связанные с различными инспекциями дома, который мы планируем купить (изучение документов, их обсуждение, подписи). Все это я делал на телефоне, где у меня был, пусть хоть и медленный, но какой-то интернет (WiFi в больнице для пациентов номинально присутствовал, но по факту, после регистрации в системе, он не работал). У меня хоть и был с собой iPad, и можно было раздать интернет с телефона на планшет, но в условиях медленного интернета это могло бы быть еще медленнее и еще более мучительно, чем делать все прямо с телефона.

Я, конечно, испытал нечто, близкое к экстазу, когда, получив PDF по почте, я смог прямо на телефоне отметить в этом ПДФ-е нужные пункты, поставить в необходимых полях дату и подписи, и отправить ПФД обратно, но все же не могу сказать, что я получал удовольствие от того, что все это приходилось делать на небольшом экране смартфона. И я хорошо запомнил, какое облегчение я испытал, когда я доехал домой и наконец-то взял в руки ноутбук: тут тебе и большой экран, и удобная клавиатура для набора текста двумя руками, и куча приложений в многооконном интерфейсе, и все такое теплое и ламповое… И мне стало интересно: это у меня такое облегчение связано с тем, что я вырос на компьютере и привык все делать там? Телефон, конечно, может выступать альтернативой, когда “ну очень надо”, но все-таки лучше компьютер. А что с современным поколением, для которого телефон зачастую — это первый интерфейс в мир технологий, и они изначально привыкают все делать на телефоне (а в бедных странах это часто не только “первый” интерфейс, но и просто единственный, поскольку смартфон с Android сегодня гораздо более доступен, чем даже простой компьютер). Как это вообще изменит человеческие отношения с технологией через несколько лет, когда во взрослый мир придут те, у кого нет такой привязанности к компьютеру и его интерфейсам?

Околояблочные заметки

Об iPad как оружии террористов

На прошлой неделе вначале органы США, а вслед за ними и органы Великобритании запретили на рейсах из определенных аэропортов в направлении США и Великобритании пассажирам проносить в салоны “крупную электронику” — ноутбуки, планшеты, фотоаппараты, DVD-плейеры (неужели ими кто-то еще пользуется?), и тд. Технику было рекомендовано сдавать в багаж, что, конечно, вызвало немедленные стоны от многих путешественников, которые хорошо себе представляют, что может случиться с дорогой электроникой, которая проходит через багажные отделения аэропортов. Страны, которые затронуты в этих запретах, разные: в случае с Великобританией это Египет, Иордания, Ливан, Саудовская Аравия, Тунис и Турция; в случае с рейсами в США это Иордания, Египет, Турция, Саудовская Аравия, Марокко, Катар, Кувейт и ОАЭ (и разный набор стран в данном случае — не самое удивительное в этом запрете).

Было понятно, что такие запреты не возникают с бухты-барахты, и, возможно, спецслужбы что-то знают, о чем пока что не делятся. Пару дней спустя появилось некое пояснение того, что якобы спецслужбы получили информацию о планирующемся теракте, в рамках которого террористы планировали пронести на борт взрывчатку в муляже iPad. О каких именно террористах (группировка, страна и тд) информации пока нет. И вот у меня что-то в этой истории немного не сходится.

Во-первых, какой смысл использовать для проноса взрывчатки на борт одно из самых тонких устройств в мире портативной электроники? С учетом усилий, которые тратит команда Джони Айва на “утончение” iPad, использовать именно его как содержимое для бомбы выглядит особенно глупым. Хотя если цель — как раз снизить “подозрительность” такого устройства-муляжа, то тогда злой план вполне оправдан. Но что я не понимаю еще больше, так это требование сдавать электронику в багаж. Типа если “бомба” детонирует в багаже, а не в салоне, это нанесет меньше вреда самолету? Или же необходимость добавить еще механизм удаленной детонации усложнит процесс и потенциальные террористы в таком случае откажутся от своего плана? Или же методы досмотра-просвечивания сданного багажа более качественные, чем методы досмотра ручной клади в аэропортах? Короче, непонятно это все. В комбинации со странным набором аэропортов, отличающимся между запретами США и Великобритании, и тем фактом, что многие другие страны такой запрет у себя не ввели (помните, когда-то, когда ввели запрет на жидкости на борту, это сделали сразу все и везде), весь этот запрет вызывает больше вопросов, чем ответов. Я, конечно, за безопасность, но всё же за такую, которая стыкуется со здравым смыслом.

Об iPad как оружии террористов

Про утечку Wikileaks

Публикация Wikileaks об инструментах ЦРУ для взлома компьютерных систем наверное может претендовать на новость месяца. ВЛ где-то добыли почти 9 тыс. документов из Центра Кибер разведки ЦРУ, в которых содержится информация об инструментах для взлома, вирусах, троянах, уязвимостях и прочих инструментах, используемых для добывания информации ЦРУ. По сути, все, что ЦРУ использовало для цифрового взлома, есть у Викиликс и будет опубликовано у них. Там есть и информация об уязвимостях в iPhone, и в Android, и в Windows, и в смартТВ Samsung. Например, вот информация по взлому iPhone и других iOS-устройств, а вот – по Android.

Важно понимать вот что: пока что детального анализа опубликованной информации именно эксперты по информационной безопасности не проводили, поэтому говорить о том, что именно там опубликовано (тем более, что выложено пока не всё) и какую именно опасность это собой представляет, пока что еще рано. Журналисты The New York Times, например, успели облажаться, написав, что «инструменты ЦРУ позволяют обойти шифрование Signal, WhatsApp, Telegram» (в статье это звучит так – «the WikiLeaks release said that the C.I.A. and allied intelligence services had managed to bypass encryption on popular phone and messaging services such as Signal, WhatsApp and Telegram.»). Хотя на самом деле речь идет не о том, что взломан протокол этих мессенджеров, а о том, что с помощью инструментов ЦРУ можно получить доступ к данным на телефоне и, например, с помощью кейлоггера перехватывать сообщения даже в секретных чатах. Но к протоколу это не имеет отношения. Специалисты по безопасности немедленно подняли вой в Твиттере по этому поводу, и NYT вынуждена была изменить формулировку и извиниться за ошибку. Про тот же взлом Samsung Smart TV, о котором трубили в СМИ, в материалах Wikileaks пока что информации не так много как, наверно, могло бы быть, да и речь идет не об удаленных взломах, а локальных, с помощью USB-диска.

Что же касается «взлома iOS», про который у меня спрашивал читатель. Те, кто читает давно мой блог или же канал в Телеграме, знают и так, что и у iOS бывают проблемы в вопросах безопасности. Да, она считается гораздо более защищенной мобильной ОС, по сравнению с Android, но программные уязвимости есть и у нее в коде, и даже попытки писать вредоносное ПО иногда получаются успешными. Apple оперативно исправляет появляющуюся информацию об уязвимостях, но на то и ЦРУ/ ФБР/ NSA и проч., чтобы сохранять информацию об уязвимостях и не делиться ею. Я уже как-то писал:

Существует подписанное в 2010 г. администрацией Президента Обамы описание некоего процесса под названием «vulnerabilities equities process», согласно которому правительственные организации и их контракторы должны делиться информацией об обнаруженных компьютерных уязвимостях с производителями программного обеспечения и устройств (тут, конечно, на слове «должны» может быть смешно). Логика процесса достаточно проста: если правительство обнаружило серьезную уязвимость, которая может быть использована для взлома, например, iPhone, эта же уязвимость может быть обнаружена и злоумышленниками, которые могут использовать ее для незаконной деятельности. Так что раскрытие подобной информации правительственными организациями – это важная часть по обеспечению безопасности страны и ее граждан. Для того, чтобы правительственная организация, обнаружившая уязвимость, могла сообщить ее частной компании (как Apple), следует провести специальное заседание Национального Совета Безопасности, где NSA, ФБР, МинЮст и прочие заинтересованные стороны должны обсудить, стоит или не стоит делиться этой информацией. Однако, «так получилось», что очень часто этот совет принимает решение сохранить информацию об уязвимости в тайне, поэтому информации о том, о каких уязвимостях там идет речь и что с этими данными происходит, нет. EFF судилась с правительством по этому поводу, но тоже ничего не добилась, кроме «урезанной» копии документа, описывающего этот процесс.

Беглый анализ списка уязвимостей iOS, который доступен в рамках опубликованной утечки на Wikileaks, показывает, что информация касается устаревших версий операционной системы, начиная с iOS 4 и заканчивая iOS 9.2, которая вышла в 2015 г. Файл, перечисляющий «интересные» файлы в памяти устройства, упоминает только iOS 7 и iOS 8. Какой-то список устройств (возможно, имеющийся для экспериментов) – с iOS 7.1.1 до iOS 8.1. Это все не означает, что ЦРУ не умеет взламывать новые iPhone и последние версии iOS, но, по крайней мере, пока что информации об этом не видно. Возможно, что архив, который достался Wikileaks, старый (хотя некоторые файлы датированы 2016 г.), возможно, дополнительная информация появится позже, а, возможно, у них действительно на данный момент такой возможности нет. Когда (если) Wikileaks решат опубликовать ту информацию, которую они пока что придерживают (включая инструменты для взлома и код уязвимостей), может стать интересней. В любом случае, если вы регулярно устанавливаете обновления iOS, которые выпускает Apple, и не увлекаетесь ерундой вроде джейлбрейка, в 99.9% случаев вам вообще опасаться нечего. Более того, есть ощущение, что большинство инструментов все равно существуют больше для точечных атак по конкретным целям, а не методом коврового бомбометания, поэтому если вы не успели заинтересовать собой ЦРУ, то можно пока продолжать не нервничать. А если вы пользователь Android, то релиз этих данных вряд ли сильно ухудшит и так грустную ситуацию с информационной безопасностью на этой платформе.

P.S. Согласно комментарию представителя Apple, большинство уязвимостей, информация по которым появилась на Wikileak, уже исправлена в последней версии iOS, и Apple продолжит исправлять проблемы по мере появления информации о них:

«Apple is deeply committed to safeguarding our customers’ privacy and security. The technology built into today’s iPhone represents the best data security available to consumers and we’re constantly working to keep it that way. Our products and software are designed to quickly get security updates into the hands of our customers, with nearly 80 percent of users running the latest version of our operating system.

While our initial analysis indicates that many of the issues leaked today were already patched in the latest iOS, we will continue to work rapidly address any identified vulnerabilities. We always urge customers to download the latest iOS to make sure they have the most recent security updates.»

P.P.S. Гораздо большую проблему в этой утечке представляет собой информация о том, что у ЦРУ есть программа, в рамках которой взломы, проводимые организацией, должны были оставлять следы «как от русских хакеров». В перспективе это может создать еще больше напряжения между текущей президентской администрацией и разведывательными органами. Но это уже совсем другая история.

Про утечку Wikileaks

План на ближайшие полгода

Поскольку до анонса нового iPhone осталось примерно полгода, в интернете появится очень много статей о том, каким этот самый iPhone будет. А потом появятся опровержения. А потом опровержения опровержений. А потом дополнительная информация, проливающая свет на первоначальную информацию, а затем и на опровержения. Это примерно как на прошлой неделе было про USB-C в новых iPhone, где сначала WSJ пообещала, что в iPhone 8 или как он там будет называться, Apple откажется от Lightning в пользу USB-C, а затем аналитики от KGI начали доказывать, что от Lightning никто отказываться не собирается.

Если конкретно по этой теме, то вот сегмент комментария, который я давал для одного СМИ:

Некоторая информация в их заметке написана достаточно обтекаемо, поэтому понять о конкретных планах Apple из них сложно. В частности, про тот же отказ от Lightning там не очень понятно: возможно, речь больше идёт о том, чтобы дать возможность подключать iPhone к новым Макам, а для этого необязательно отказываться от Lightning, достаточно в комплекте с телефоном начать давать кабель Lightning->USB-C вместо Lightning->USB-A, который идёт в комплекте сейчас. Не думаю, что после стольких жалоб на необходимость покупки переходников после выхода iPhone 7 Apple откажется от Lightning (и вынудит покупать новые наборы адаптеров).

 

Но вообще я не об этом. Подобных утверждений, основанных на утечках и придуманной информации, в ближайшие полгода будет очень много — читатели на ссылки про Apple и тем более будущий iPhone кликают очень хорошо (лучше, наверно, кликают только по ссылкам о проблемах у Apple). Поэтому в ближайшее время вы увидите темы из серии:

– будет у iPhone USB-C или Lightning? Или вообще какой-то новый разъем? (даже если информацию об этом новом чудо-разъеме успели опровергнуть)

– каким будет размер экрана у нового iPhone? Тут на что у кого фантазии хватит, уверен, будут фигурировать и уже имеющиеся 4,7/5,5 дюймов, так и любой другой показатель в диапазоне от 4 до 6 дюймов.

– какой будет технология экрана? Тут развернется нешуточная борьба между LCD и OLED, хотя самые осторожные прогнозисты будут говорить о том, что Apple станет применять и ту, и другую технологию одновременно.

– про прогнозы о “гнутых” экранах нового iPhone вы тоже, наверняка, слышали. Тут все будет ограничиваться исключительно фантазией авторов — что и в каком направлении загнуто, и на сколько градусов. Некоторые, подозреваю, могут в своих влажных мечтах дойти и до идеального айфона сферической формы.

– прогнозы о материале корпуса. Тут, конечно, сложно удержаться, чтобы не постебаться про предполагаемый керамический корпус нового iPhone, но учитывая существование керамических Apple Watch, лучше стебаться осторожно. Но, подозреваю, во многих статьях вы прочитаете и о кандидатах в виде стекла, алюминия, нержавеющей стали или даже унобтания, добывая который, Apple и Тим Кук лично уничтожили не одну внеземную цивилизацию.

– о камерах iPhone, учитывая, что их две, вы прочитаете в два раза больше материалов, чем о других компонентах будущих iPhone. Тут вам будет и съемка в 3D, 4D, 5D и даже 7D, сканирование отпечатков ног, не снимая ботинок, а также встроенные инфракрасная и тепловизионная съемка (а еще просвечивание одежды, мегафича для вуайеристов).

Ну и там всякие мелочи, типа датчика Touch ID, который будет встроен куда-нибудь в неожиданное место вместо кнопки Home, беспроводной зарядки, способной зарядить телефон на расстоянии в 100500 километров и поджарить мозг пользователя, если он окажется в этот момент между телефоном и зарядкой, очередной процессор А11, который будет в 11 раз быстрее предыдущей модели, новый вибромоторчик, позволяющий использовать телефон также для получения различных видов удовольствия, и, разумеется, еще более тонкая и уменьшенная батарея, потому что никто никогда этого у Apple не просил. Короче, достаточно материала для того, чтобы забить этим всем интернет на ближайшие полгода.

Так вот, мой план примерно такой же, как и содержимое этой статьи об iPhone 7 – я постараюсь ничего такого не писать. Потому что it never ends, this shit.

План на ближайшие полгода

Про MacBook-и с сенсорным экраном

Я достаточно долгое время сопротивлялся мысли о MacBook с сенсорным экраном, но пару недель назад произошло событие, которое заставило меня изменить свой подход к этому вопросу. Про Маки с сенсорным экраном говорят много, в основном как раз в ключе “плохая Apple, почему она не слушает своих клиентов и не хочет дать им то, что они просят?”. Последняя такая “вспышка” интереса к подобной конфигурации была как раз в конце прошлого года, когда Apple выпустила обновление MacBook Pro с Touch Bar, и основная жалоба была на то, что “нам не нужен этот бесполезный TouchBar, дайте нам полноценный сенсорный экран”. Что там будет с Touch Bar — покажет история, хотя я подозреваю, что реинкарнацию Touch Bar (которая, в свою очередь, является реинкарнацией Apple Watch) мы еще вполне можем увидеть и в других продуктах Apple, но про сенсорный экран я хочу вот что сказать.

Про MacBook-и с сенсорным экраном

Пару недель назад я довольно продолжительное время наблюдал, как человек работает на iPad (это был iPad mini с какой-то внешней клавиатурой). Он набирал много текстов на клавиатуре, но для различных подтверждений и других действий он отрывал руки от клавиатуры и тыкал пальцем в экран (отправлял письма, переключался между другими приложениями, копировал текст, запускал другие приложения и тд). Пользователя явно вполне устраивал такой метод, он не демонстрировал усталости в руках, и вообще довольно убедительно демонстрировал, что планшет может быть не только “прикроватной рамкой”.

Наблюдая за его работой, я подумал, что аргумент о том, что “руки навесу устают тыкать в экран” не совсем валидный. То есть как раз постоянно держать руки возле дисплея и нажимать на объекты на экране — это действительно можно устать, а вот такой “гибридный” метод, когда нужно нажать в 1-2 кнопки и продолжить работать с клавиатурой вполне работает. Я даже вспомнил, что мне это нравилось в гибридном планшете-ноутбуке Samsung, когда не нужно переносить палец в трекпад, пытаться обнаружить курсор на экране, а затем целиться этим курсором в кнопку на экране; вместо этого отрываешь палец от клавиатуры и “методом прямого воздействия” тыкаешь в кнопку на экране (в том Samsung весь этот опыт убивала ситуация, в которой верхняя часть ноутбука — она же планшет — была существенно тяжелее клавиатуры, и поэтому после тычка пальцем в экран вся конструкция просто переворачивалась на столе, поэтому я не смог тогда в полной мере оценить этот опыт). Так что с точки зрения физических интеракций между пользователем и устройством для сенсорного устройства не должно быть проблемы, и фокус Apple на модели “iPad Pro + внешняя клавиатура” только доказывает, что этот аргумент больше не работает.

Второй аргумент, который ранее озвучивала Apple, заключается в том, что сама десктопная операционная система — macOS — не очень подходит для сенсорного управления: большое количество маленьких элементов управления на экране делает неудобным управление большими и толстыми пальцами. По этому поводу мне хочется сказать, что пользователю, скорей всего, и не надо будет касаться всех элементов на экране; такой сенсорный метод взаимодействия, о наблюдении за которым я писал выше, вполне может служить для периодического “тыкания” во что-то на экране, когда это позволяет ускорить процесс, но совсем необязательно в каждый маленький чекбокс тыкать пальцем. Более того, если взглянуть на ту же iOS, у нее уже есть возможность увеличения элементов на экране, через него проходит каждый при настройке iPhone с экраном 4,7 или больше дюймов. Ничего не мешает Apple для Маков с сенсорным экраном добавить режим “увеличения”, что позволило бы даже небольшие элементы на экране сделать доступными для сенсорного управления.

Правда, в конце прошлого года Фил Шиллер уже использовал другую “отмазку” по этому вопросу: мол, “если на Макбуке еще сенсорный экран куда ни шло, то на 27-дюймовом iMac это уже вообще ни в какие ворота не лезет”. Тут я даже соглашусь, что на iMac и руки быстро устанут, и вообще это будет выглядеть странно, поэтому мне даже интересно посмотреть, как у Microsoft пойдут дела с Surface Studio, где они пытаются реализовать именно это в форм-факторе огромного настольного компьютера. Но я все равно не могу понять, почему в этой ситуации нужно выбирать подход наименьшего общего знаменателя, тем более, что MacBook-ов Apple продает в несколько раз больше, чем iMac. Более того, ведь никто не говорит о том, что сенсорный экран должен стать обязательной частью MacBook, когда даже тех, кому сенсорный экран не нужен, будут вынуждать платить за него. Это вполне может быть просто опция при заказе ноутбука, а при наличии такого экрана в системе просто включался бы “увеличенный” режим (как было в свое время у Microsoft в Office 2013 — там активировался некий touch-mode, в котором все элементы на экране и пространство между ними увеличивались), и это вполне могло бы утихомирить критиков, а Apple продемонстрировала бы внимание к запросам пользователей. Впрочем, о чем мы говорим, если компания уже почти 1200 дней не обновляла Mac Pro.

PS кстати, Фил Шиллер также рассказывал, что это осознанное решение компании, потому что, по его словам, компания экспериментировала с сенсорными Маками и отказалась от этой идеи. Я практически уверен, что на этом решении настоял так любимый всеми Джони Айв, большой борец за эстетическую чистоту. Он, наверно, не может пережить, что в его идеальное творение без портов пользователи будут тыкать своими грязными и жирными пальцами, оставляя повсюду разводы и отпечатки пальцев, поэтому он отказывается от дизайна сенсорных Маков. Точно вам говорю. Странно вообще, как он смирился с выпуском сенсорных iPhone/iPad.

Про MacBook-и с сенсорным экраном

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT