`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

#FBiOS и терминология “разлочки”

Если вам вдруг могло показаться, что история с ФБР против Apple немного поутихла, то спешу вас порадовать, что это совершенно не так. Я продолжаю внимательно следить за происходящим, и вот самые примечательные вещи за прошедшие дни:

– например, Билл Гейтс успел высказаться на эту тему. Причем сначала в новостях разнесли, что “Билл Гейтс поддержал ФБР”, а потом Reuters публиковала видео, в котором Гейтс довольно таки невнятно пытался пояснить, что его неправильно поняли и на самом деле он ФБР совсем не поддерживает (но поддержку Apple он тоже не озвучил). А его аналогия про “ленточку на диске с данными” была настолько неправильной, что в интернете специалисты по безопасности за голову хватались.

– “внезапно” оказалось (сюрпризом это стало только для любителей теорий заговоров), что речь действительно идет не об ОДНОМ телефоне одного террориста из Сан Бернардино. Министерство юстиции призналось, что они рассчитывают, что Apple поможет им “разлочить” еще 9 телефонов в разных (необязательно связанных с терроризмом) делах. А прокурор штата Нью-Йорк, радостно потирая руки, сказал, что у них там скопилось еще 175 iPhone, которые надо бы “разлочить”, и им обязательно пригодится “принуждение к сотрудничеству” Apple. Так что все эти утверждения “нам лишь вот этот один айфон разлочить и мы отстанем” довольно быстро оказались, мягко говоря, неправдой.

JZdziarski_2016-Feb-24

– ну и совсем свежая новость — это статья в The New York Times, где рассказали, что Apple начала разработку методов, чтобы сделать iPhone еще более безопасными и недоступными для методов взлома государственными органами. Это будет такая “гонка вооружений”, в которой компания будет противостоять FBI, вооруженной старыми законодательными актами, не предусматривающими ситуацию с личными смартфонами и зашифрованными на них данными. В статье говорится, что разрешить этот спор сможет только новый законодательный акт со стороны Конгресса, но надо понимать, что такой закон будет затрагивать все IT-компании, и все их рычаги по лоббированию сопротивления такому акту будут задействованы на полную мощность.

Но есть отдельная тема, которую я хотел прояснить для читателей. Есть довольно много комментариев из серии “так Apple и раньше это делала, что это теперь белой и пушистой заделалась?”, аргументируя это тем, что в новостях периодически упоминается про ситуации, когда “Apple уже взламывала устройства для ФБР”. Здесь, надо сказать, есть фундаментальное непонимание отличия ситуаций раньше и сейчас, и именно это я хочу пояснить. А путаница возникает из-за использования в документации и обращениях ФБР термина “unlocking”, хотя в реальности все намного сложнее.

В частности, до выхода iOS 8 в iOS 7 паролем от входа шифровалась лишь часть данных пользователя, а, в частности, сообщения, история звонков и адресная книга (то, что чаще всего интересует правоохранительные органы), хранились в незашифрованном виде. Соответственно, когда эти самые органы обращались к Apple с соответствующим ордером (и устройством), Apple могла помочь органам (и помогала), но не в разблокировке устройства, а в выемке данных с телефона. Более того, большинство криминалистических инструментов по исследованию мобильных устройств также справлялись с выемкой данных, и необязательно было даже обращаться к Apple за помощью в этом. Начиная с iOS 8, эта информация также стала шифроваться на устройстве.

Тем не менее, прокурор штата Нью Йорк, ссылаясь на предыдущее сотрудничество, говорит о том, что “Apple раньше разблокировала нам устройства”, хотя технически это было, как говорят эксперты по безопасности, не разблокирование, а выемка данных (что технически гораздо проще, не требует написания специального ПО и может выполняться для каждого отдельного устройства без риска несанкционированного доступа к другим устройствам).

Формально то, что просит сделать ФБР с телефоном террориста из Сан Бернардино — это побороть телефон, который заблокирован кодом, то есть сделать “unlock”, поскольку в связи с изменениями в iOS 8 сделать выемку данных с заблокированного устройства больше не представляется возможным. Проблема заключается в том, что технически, учитывая технологии шифрования данных на iPhone, просто “подобрать” код на устройстве нельзя (ну, или это займет слишком много времени). Поэтому то, что на самом деле скрывается за запросом ФБР — это написание универсальной “отмычки”, которая может быть впоследствии применена к другим устройствам, и именно этому сопротивляется Apple. Более того, последние шаги Apple — планы по усилению безопасности iOS и тот набор юристов, которых наняла Apple представлять компанию в борьбе с правоохранительными органами — как раз доказывают, что речь идет не о маркетинговой кампании с целью “спасти угасающие продажи iPhone”, а о принципиальной позиции компании, которая готовится к длительной битве за защиту цифровых прав пользователей.

26 февраля истекает срок, обозначенный судьей для ответа Apple по первому решению суда, и скорей всего, Apple этот раунд юридической битвы проиграет, но юристы, нанятые компанией, скорей всего, готовы апеллировать этот кейс вплоть до Верховного Суда США. В конце концов, ставки высоки, и аргумент юристов в других делах валиден как никогда: создание и применение подобного инструмента к телефону, пусть даже принадлежавшего преступнику, подрывает доверие к безопасности систем вообще, в том числе и для обычных пользователей. Борьба за баланс между приватностью и доступом государства к данным — это, надо сказать, могло бы стать достойным наследием Тима Кука. Посмотрим, что скажет по этому поводу Конгресс, которому, скорей всего, придется найти в себе силы принять какой-нибудь закон, который был бы современным и мог бы быть примененным к IT-компаниям наших дней.

PS Если позволяет английский, я бы еще посоветовал посмотреть интервью Тима Кука по этому поводу. Многое становится гораздо понятней.

#FBiOS и терминология “разлочки”

Что такое “взломать iPhone для ФБР”

С момента выхода предыдущей статьи на эту тему прошло не так много времени, и ситуация с iPhone террориста пока еще далека от решения, но за это время все равно появилось достаточно много информации, которую полезно будет озвучить.

То, что было известно и до этого — факт, что iPhone 5c на самом деле принадлежал не террористу лично, а госучреждению, где он работал. Отсюда вытекает сразу несколько интересных моментов:

– выяснилось, что вскоре после совершения нападения для учетной записи Apple ID был сброшен пароль.

– Сначала ФБР говорила о том, что, “видимо, IT-админ госучреждения сделал сброс пароля”, но затем твиттер-аккаунт графства Сан-Бернардино опубликовал информацию, что это происходило под контролем ФБР.

– Apple не преминула воспользоваться этой информацией, чтобы заявить, что если бы не этот сброс пароля, то компания могла бы помочь ФБР и без написания бэкдора.

– ФБР в свою очередь утверждает, что бекапы из iCloud по 19 октября — это мало, и вообще в бекапы входит не вся информация, и больше может быть на самом телефоне, поэтому настаивает на бэкдоре.

В поддержку ФБР подключилось и Министерство Юстиции, подав ходатайство о том, чтобы заставить Apple сотрудничать с ФБР. Один из аргументов МЮ заключался в том, что поскольку работа Apple заключается в том, чтобы писать программное обеспечение, написать такую версию ОС для iPhone, который нужно взломать, ей не составит труда. Подобный аргумент я также слышал и от читателей, и от других “интернет-экспертов”, что, мол, “да че там, писать, наверно, уже и так все написали, а это все пиар для отмазки“. Для меня очевидно, что такие “эксперты” не имеют малейшего понятия о том, как работает процесс правосудия в США (и вообще, возможно, не представляют себе, что правосудие возможно). В том-то и дело, что “втихаря написать” то, что просит ФБР, чтобы после этого это можно было использовать в суде, не получится (как и не получится, допустим, для минимизации рисков утечки посадить одного разработчика и одного представителя ФБР, написать модифицированную iOS, взломать iPhone, а потом этих двух участников процесса убить, а модифицированную iOS уничтожить). Мне прислали интересную статью о том, что же на самом деле должна будет сделать Apple, если ее все-таки заставят такую ОС для ФБР писать. Судите сами, сколько там возможных моментов для утечки такой “отмычки” не в те руки (перевод с некоторыми сокращениями ниже). Вот, кстати, резюме автора, чтобы вы понимали, что он знает, о чем он пишет.

————-
Что не все осознают, и что существенно отличается в юридическим мире — это разница между предоставлением исследовательских услуг и разработкой того, что суд посчитает инструментом.

Инструмент — это термин, используемый в судах для описания чего-либо, от измерителя уровня алкоголя до судебных инструментов, и чтобы признать в качестве судебного доказательства новый инструмент, нужно, чтобы он был ратифицирован, проверен и принят научным сообществом. Инструмент должен отвечать строгим требованиям воспроизводимости и предсказуемости, и третья сторона (например, эксперты защиты) должны иметь доступ к нему. К инструментам и другое отношение, чем к исследовательским услугам, вроде копирования данных с телефона. Я делал и то, и другое для правоохранительных органов: предоставлял услуги и разрабатывал криминалистические инструменты. Предоставление образа памяти требует дачи свидетельских показаний о примененной методике. Мои криминалистические инструменты, однако, проходили куда более тщательный процесс, требующий серьезных ресурсов, и то же самое ждет Apple.

Инструмент должен быть спроектирован и разработан в строгих рамках, что должно обеспечить воспроизводимые, предсказуемые результаты, с основательной проверкой на ошибки, с документацией, адекватной обработкой ошибок, и тд. Инструмент должен быть криминалистически безупречен и не изменять ничего на устройстве, или же документировать все вносимые изменения. Должна быть написана полная документация, которая будет пояснять методы и методики, применяемые для отключения функций безопасности. Инструмент не может быть просто поделкой, призванной сломать PIN, он должен быть разработан так, чтобы все его функции были объяснены, и методология могла бы быть воспроизведена третьими сторонами. Поскольку ФБР, по-видимому, является стороной, которая будет предоставлять PIN-коды для проверки, Apple должна будет спроектировать и разработать интерфейс для передачи PIN в устройство, что означает дополнительные ресурсы для проверки ввода, проектирование протокола, еще больше сохранения истории, обработки ошибок, и тд. ФБР также запросила возможность делать это по беспроводным каналам связи (возможно, удаленно), что также означает шифрование передаваемых данных, проверку, отзыв сертификата и тд.

Когда инструмент будет разработан, он должен будет быть протестированным внутри Apple на некотором количестве устройств с идентичными версиями аппаратного обеспечения и операционной системой. Также должен быть создан некий набор экспертов внутри компании, которые будут проверять инструмент и затем поручаться за технологию. В моем случае это была целая куча ученых из разных государственных агентств, проводящих коллегиальный обзор. С тестовых устройств должен сниматься образ до и после процедуры, и затем дисковые образы должны сравниваться, чтобы убедиться, что ничего не изменилось; а изменения, которые происходят при разблокировке операционной системы и ведении системных журналов должны документироваться, чтобы затем их можно было объяснить в суде. Нужно будет исправлять ошибки. Пользовательский интерфейс должен быть упрощенным и качественно обрабатывать ошибки, так, чтобы он мог быть использовать третьими сторонами.

Когда инструмент будет готов, он должен будет пройти проверку и подтверждение третьей стороной. В этом случае это может быть NIST/NIJ (тут проходили проверку мои инструменты). У NIST есть процесс тестирования и сертификации мобильных криминалистических инструментов, и Apple должна будет предоставить им копию инструмента (который должен будет работать на всех тестовых устройствах NIST). NIST проверяет, что можно достать все данные на тестовых устройствах. Каждый раз, когда инструмент обновляется, он должен опять проходить процесс сертификации. После того, как NIST проверит и сертифицирует инструмент, ФБР сможет использовать его на устройстве. Вот пример того, как выглядела сертификация одного из моих инструментов:
https://www.ncjrs.gov/pdffiles1/nij/232383.pdf

Во время судебного процесса суд захочет узнать, какие исследовательские проверки проходил инструмент; если он не был сертифицирован в NIST или другой третьей сторону, или же если он не принят научным сообществом, то инструмент и доказательства, им добытые, могут быть отвергнуты судом.

Apple должна быть готова защищать свой инструмент и методологию в суде; нет, правда, защита/cудья/ даже присяжные в Калифорнии будут задавать тупые вопросы из серии “а почему вы это не сделали так”, или “а это джейлбрейк”, или “а что, нельзя было просто сделать телефону джейлбрейк?” (мне действительно пришлось на этот вопрос отвечать присяжному в кривой юридической системе Калифорнии, которая позволяет присяжным задавать вопросы). Apple должна инвестировать ресурсы в инженеров, которые хорошо знакомы не только со своим кодом, но также должны осознавать, почему они выбрали те методики в качестве лучших практик. Если определенные оспаривания приводят не туда, то будущие версии инструмента потребуют внесения изменений по запросам ФБР.

Если улики из устройства попадут в материалы дела, рассматриваемые в зале судебных заседаний, адвокат обязательно запросит (и должен это сделать) копию инструмента для того, чтобы провести независимую экспертизу, и в этом случае ПО должно будет работать еще на одном наборе тестовых устройств. Apple должна будет сотрудничать с экспертами со стороны защиты, чтобы проинструктировать их по использованию инструмента, чтобы они получили предсказуемые и постоянные результаты.

В весьма вероятном случае, если ФБР будет применять инструмент к другим устройствам, Apple будет вынуждена содержать команду из разработчиков и юристов, чтобы поддерживать на должном уровне знания об инструменте, поддерживать разработку инструмента и предоставлять свидетельские показания по мере необходимости.

Другими словами, разработка такого инструмента — это куда более сложный процесс, чем просто копирование данных с телефона, как могла бы запросить ФБР:

  • Разработать его в соответствии с криминалистически устойчивыми стандартами
  • Сертицифировать и коллегиально проверить
  • Протестировать на многочисленных тестовых устройствах
  • Инструмент должен быть принят судом
  • Может быть выдан криминальным экспертам третьей стороны (для тестирования)
  • Может быть выдан экспертам защиты (для защиты)
  • Инструмент должен быть способен выдержать оспаривания в суде
  • Инструмент может потребовать пояснений перед судом
  • Возможно, придется выдать исходный код, если будет соответствующее решение суда
  • Необходимо его поддерживать и исправлять ошибки
  • Понадобится защищаться от исков тех, кто был признан виновным
  • Придется юридическими методами преследовать те организации и компании, или хакеров, которые украдут части кода
  • Содержать юридический и инженерный персонал для поддержки инструмента Maintain
  • На апелляциях проходить все эти процессы снова и снова


Дойдет ли этот случай до зала судебных заседаний? Безусловно, они (ФБР) уже признали, что они разрабатывают разные версии и присматриваются к другим людям. Если родственнику или кому-то другому будет предъявлено обвинение, эти инструменты обязательно всплывут в суде. Даже вне пределов этого дела, можете себе представить создаваемый прецедент и вероятность того, что этот инструмент будет использован не однажды, а многократно, каждый раз сталкиваясь с необходимостью соответствовать требованиям суда в разных юрисдикциях, с разными аргументами защиты, с раздачей ПО другим сторонам для анализа и воспроизведения результатов, и тд.

Вы задаете неправильный вопрос. Задумайтесь вот о чем: даже если подозреваемый никогда не попадет в суд, мы говорим о применении устойчивой криминалистической науки. Все, что я описал в этой статье, соответствует лучшим практикам в этой сфере. Для любого, кто мог бы удовлетвориться простой халтурой вместо криминалистического инструмента, это означало бы отвратительный прецедент ухода от обоснованный науки и методологии в работе с доказательствами. Это, без сомнений, нанесло бы вред репутации криминалистического процесса и понизило бы планку всех подобных стандартов. Другими словами, репутация криминалистической науки куда более важна, чем вопрос о том, дойдет ли это дело или не дойдет до зала судебных заседаний.

Что такое “взломать iPhone для ФБР”

Apple, безопасность и письмо Кука

Apple опубликовала письмо Тима Кука, в котором он обращается к пользователям техники Apple и поясняет ситуацию, сложившуюся вокруг запроса ФБР на помощь в расследовании деятельности террористов, устроивших бойню в Сан-Бернардино, Калифорния, несколько месяцев назад. Полный текст письма на английском почитать можно здесь, а суть его вкратце такова:

  1. В современном мире без защиты данных пользователей — никуда. Мы защищаем данные пользователей, шифруя их в iPhone, и сами не имеем доступа к этим данным.
  2. ФБР расследует теракт в Сан-Бернардино, и мы помогаем организации как можем. Однако, они попросили нас обойти защиту смартфона.
  3. Это опасный прецедент, потому что создав такой инструмент однажды для этого случая, мы рискуем тем, что такой инструмент может стать доступен многим. Государство не может гарантировать, что этого не случится.
  4. Мы не хотим создавать “ключ”, который может быть использован для открывания миллионов других “дверей”.
  5. Вместо законодательной инициативы ФБР прикрывается актом 1879 г., что позволит правительству получить доступ к огромным объемам ваших частных данных на смартфонах без вашего ведома.
  6. Мы считаем, что это огромный риск для всех нас и не согласны с таким запросом ФБР, и призываем всех еще раз подумать над последствиями.

Все это началось с того, что два месяца назад ФБР выловили в озере iPhone 5c, который, предположительно, принадлежал одному из убитых террористов. Телефон защищен паролем от входа (видимо, более сложным, чем 4 символа, и с опцией защиты от перебора паролей), поэтому за два месяца ФБР не смогла разблокировать этот телефон. Теперь ФБР требует от Apple создания какого-то обходного инструмента для того, чтобы “именно этот телефон разблокировать”. Apple, как вы видите из письма, отказывается это сделать, и аргументы, которые приводит Тим Кук в своем письме, вполне корректные.

Казалось бы, на этом можно было бы закончить обсуждение, но в твитере, как известно, просто ничего не бывает, а эксперты по теориям заговоров не заставили себя ждать. Как обычно это происходит, в кучу смешали не только нежелание Apple подчиняться запросу ФБР, но и давление на корпорацию по вопросам возврата капитала, предстоящие американские выборы и еще много чего. Я даже хотел сказать, что это очень типично для нашего сегмента твиттера, но потом вспомнил “теорию заговора” о том, что недавно умершего судью Верховного Суда США Антонина Скалия на самом деле убили, и решил, что такое сравнение было бы не очень корректным. Любителей таких теорий полно везде, поэтому не будем фокусироваться на этом.

Что касается позиции Apple и давления на компанию за возврат капиталов и рабочих мест из Китая. Очевидно, что подобные течения завязаны на происходящую в данный момент в США президентскую кампанию, и обязательные обещания некоторых кандидатов вернуть триллионы долларов и миллионы рабочих мест из-за границы в США. Громче всех, кстати, об этом говорит Дональд Трамп, при этом ни разу четко не сказав, какими методами он собирается достигать этих результатов. Чем ближе к выборам, тем больше об этом будут говорить, но не стоит рассчитывать на то, что корпорациям внезапно “выкрутят руки” и заставят перевести эти деньги обратно в США.

Свободный рынок, баланс законодательной, исполнительной и судебной ветвей властей пока что никто не отменял (и не отменит после выборов), поэтому разговоры разговорами, а действия — действиями. Формально ни одна из компаний, которая, получив выручку за границей, не спешит переводить эти деньги в США, законодательство не нарушает. А платить 35% корпоративного налога на эти деньги — дураков нет (ни в Apple, ни в Intel, ни в IBM, ни в тысячах других компаний, которые аккумулируют часть своих денег на зарубежных счетах).

Лучшее, что может произойти — это будет принят закон (причем законодательной ветвью, то есть Конгрессом/ Сенатом) о налоговых каникулах, когда ставка на возвращенный капитал будет минимизирована, но и на это тоже пока сложно рассчитывать: в Конгрессе тоже понимают, что избиратели будут не очень довольны, если вдруг корпорации получат налоговые привилегии просто так. А с другой стороны — лобби корпораций, которое перестанет финансировать проекты конгрессменов, например. Палка о двух концах, и договориться будет непросто, и все это происходит в совершенно другой плоскости, нежели обсуждение вопросов безопасности и шифрования данных, и доступа государства к этим данным.

Безусловно, глупо было бы утверждать, что у Apple нет своего интереса в публикации этого письма (да-да, “белых и пушистых корпораций не бывает”). Но интерес Apple здесь, как я вижу, совершенно другой. Уже довольно продолжительное время Apple говорит о важности безопасности данных и охране их от доступа государства и злоумышленников, вот перевод статьи из Re/Code по этому поводу почти год назад. И письмо Тима Кука вполне вписывается в эту линию поведения компании: сохранение права на приватность данных пользователей — это, если хотите, “фича” Apple и ее iPhone, это то, о чем Apple много говорила и будет говорить. Apple, как компания, позиционирует себя в роли защитника данных пользователей (да-да, тот самый маркетинг), и это у компании пока что хорошо получается. В этом и есть интерес компании: укрепить свое положение, еще раз доказать, что эти разговоры — не пустой звук для Apple, и она готова сопротивляться государству в подобных запросах.

И, кстати, это становится вполне убедительным аргументом в споре iOS против Android. По крайней мере, в форумах по обсуждению вопросов безопасности, где шла речь о шифровании файлов в iOS и Android, говорят “был бы у террориста Android, ФБР даже не пришлось бы к Google обращаться”.

Насколько я понял из информации в сети по поводу сложившейся ситуации, вопрос даже не в том, что Apple может или не может помочь взломать iPhone преступника (как раз в той части, что “не может”, Тим Кук, похоже, немного привирает) (Джон Келли — руководитель информационной безопасности в Square и раньше работал в Apple). Очевидно, ответ Apple сигнализирует, что компания и дальше будет настаивать на своей позиции в обеспечении безопасности данных пользователей, и темой обсуждения в суде (а суд будет, можно в этом не сомневаться) станет аргумент о том, что компания не должна этого делать. И что-то мне подсказывает, что это будет многолетний процесс, вердикт по которому будет принимать Верховный Суд США. Вопрос приватности данных пользователей — довольно острая тема в США, даже несмотря на то, что по опросам обычные пользователи особо над этим не задумываются, поэтому к вопросу обязательно подключится и EFF, и мы, возможно, даже услышим позиции кандидатов в президенты США по этому поводу. В любом случае, будет интересно.

P.S. Вот еще нашел интересную статью про детали разблокировки iPhone, где в целом приходят к выводу, что технически это возможно.

Apple, безопасность и письмо Кука

Медиамусор и “злобная Apple, блокирующая iPhone”

Читатели моего блога, знают, как я “люблю” современные медиа (в интернете и не только). Экономика, построенная на кликах и просмотрах, очень скатывается в ту желтизну, от которой отмыться потом какому-либо изданию будет очень-очень сложно. Но редакторы продолжают требовать от авторов просмотров, авторы продолжают генерить заголовки, которые иначе чем click-bait и не назовешь, а страдают в итоге читатели.

Последний пример из этой серии — это история про то, как “Apple блокирует iPhone, отремонтированные неофициально”. Я на прошлой неделе набрал воздуха, чтобы об этом что-то написать, потом выдохнул и махнул рукой. Но тут даже BBC отличилась заголовком, поэтому у меня подгорело снова. И проблема не только в заголовках, призванных генерировать заходы пользователей (а по странному стечению обстоятельств практически все, что содержит в себе название Apple, является магнитом для кликов), но и в том, что даже в статьях, которые об этой истории рассказывают, не поясняется суть проблемы, а текст чаще всего в очередной раз обличающий Apple в корпоративной жадности и ненависти к пользователям, которые искренне просто хотели сэкономить несколько долларов.

История довольно-таки простая. Если у вас есть iPhone 6 или более поздняя модель, там есть сканер отпечатка пальца TouchID (TouchID есть и в 5S, но там есть нюанс, о нем ниже). Если вы разбиваете экран и вам меняют всю переднюю панель в сборе (включая кнопку Home, которая и является этим самым сканером отпечатков), то после установки какого-нибудь обновления ПО на телефон iTunes покажет вам ошибку 53, а телефон превратится в “кирпич”, то есть перестанет работать. Большинство материалов, которые я читал в интернете, подают эту историю как пример борьбы Apple с неофициальными сервисами, когда компания такими методами заставляет пользователей идти в Apple Store и платить несусветные деньжищи за ремонт устройств. Это самая простая версия, хорошо вписывается образ “злобного капиталиста” и хорошо генерит просмотры.

Реальность, разумеется, гораздо тривиальней и скучнее. Вот объяснение Apple:

“We protect fingerprint data using a secure enclave, which is uniquely paired to the touch ID sensor. When iPhone is serviced by an authorised Apple service provider or Apple retail store for changes that affect the touch ID sensor, the pairing is re-validated. This check ensures the device and the iOS features related to touch ID remain secure. Without this unique pairing, a malicious touch ID sensor could be substituted, thereby gaining access to the secure enclave. When iOS detects that the pairing fails, touch ID, including Apple Pay, is disabled so the device remains secure.”

Если вкратце, то сенсор TouchID связан с безопасным хранилищем информации об отпечатке пальца в телефоне. При ремонте в авторизованном сервисе (Apple Store или нет), там происходит процесс повторной “связки” сенсора и хранилища. Без такой связки существует вероятность подмены на “вредоносный” сенсор, который может получить доступ к безопасному хранилищу и потенциально утечке данных пользователей.

Теперь о том, почему это происходит при обновлении ОС. В принципе, чтобы сделать объяснение совсем скучным, можно интересующегося отправить
в документ iOS Security Guide, где на странице 6 поясняется, почему эта история происходит при обновлении ПО — потому что ОС проходит дополнительную авторизацию через сервера Apple:

During an iOS upgrade, iTunes (or the device itself, in the case of OTA software updates) connects to the Apple installation authorization server and sends it a list of cryptographic measurements for each part of the installation bundle to be installed (for example, LLB, iBoot, the kernel, and OS image), a random anti-replay value (nonce), and the device’s unique ID (ECID).

The authorization server checks the presented list of measurements against versions for which installation is permitted and, if it finds a match, adds the ECID to the measurement and signs the result. The server passes a complete set of signed data to the device as part of the upgrade process. Adding the ECID “personalizes” the authorization for the requesting device. By authorizing and signing only for known measurements, the server ensures that the update takes place exactly as provided by Apple.

The boot-time chain-of-trust evaluation verifies that the signature comes from Apple and that the measurement of the item loaded from disk, combined with the device’s ECID, matches what was covered by the signature.

These steps ensure that the authorization is for a specific device and that an old iOS version from one device can’t be copied to another. The nonce prevents an attacker from saving the server’s response and using it to tamper with a device or otherwise alter the system software.

Из-за такой проблемы, возникающей именно при обновлении системы, телефон превращается в тот самый “кирпич”, хотя это явно сделано не намеренно “чтобы наказать пользователей”. Допускаю, что в следующем обновлении системы будет встроена какая-то дополнительная проверка, которая будет сообщать о неавторизованных компонентах сразу после их установки (что, безусловно, вызовет отдельную попоболь у яблочных хейтеров). Кстати, iPhone 5S не страдает от этой проблемы, потому что у него нет внутри чипа NFC, поэтому такой жесткой привязки с функциям безопасности, в нем нет и телефон проходит проверку после обновления. Кстати, одна из историй была о том, как у человека, который кнопку не менял, тоже возникла такая ошибка. В Apple Store ему этот телефон поменяли и отправили его куда-то там в “недра компании” для изучения. Скучно? Да, разумеется. Но лучше скучно и правда, чем желтая сенсационность. Хотя, конечно, стоит отметить и некую косноязычность Apple в коммуницировании об этой проблеме вовремя. Хотя это не оправдывает те ресурсы, которые забивают интернет своим мусором, не разбираясь в проблеме.

Медиамусор и “злобная Эпол, блокирующая айфоны”

 

Apple обречена! (или “о результатах квартала”)

Вчера Apple объявила о результатах продаж в последнем квартале 2015 года (в отчетности компании этот квартал проходит как первый квартал финансового 2016 года). Почитать официальный пресс-релиз можно на сайте у Apple, а комментарии “в прямом эфире” я транслировал у себя в твиттере.

Основные показатели квартала, которые были озвучены компанией, такие:
– выручка составила жалкие 75,9 млрд долларов
– прибыль составила микроскопические 18,4 млрд долларов
– продано 74,8 млн iPhone
– продано 16,1 млн iPad
– продано 5,3 млн Mac
– категория “другие продукты”, куда входят Apple TV, Apple Watch, наушники Beats и iPod, принесла компании 4,35 млдр долларов. (по оценкам экспертов, количество проданных Apple Watch за этот квартал составляет примерно 5,5 млн штук).
Теперь поговорим о том, что все это значит и когда Apple уже наконец-то будет по-настоящему обречена.

Основная проблема, как я и предполагал в предыдущем посте, заключается в том, что компания больше не показывает рост по сравнению с кварталом год назад. Если сравнить выручку и прибыль год назад, то они составили 74,6 млрд и 18 млрд долларов соответственно. Да, рост есть, но всего 1,7%. Правда, Тим Кук на звонке для инвесторов после публикации пресс-релиза говорил о том, что такой показатель связан с нестабильностью на мировых рынках и колебаниями курса валют; если бы курсы валют не менялись по сравнению с годом назад, то рост выручки составил бы 8%, а сумма превысила бы 80 млрд долларов.

С продажами устройств тоже не все так гладко. Год назад Apple продала 74,5 млн iPhone, так что можно констатировать, что рост практически прекратился. С одной стороны, это год “S-модели”, где, как известно, меняется начинка, но дизайн остается от прошлогодней модели, так что пользователи могут не спешить обновляться. Да и сказать, что у телефонов 6S/6S Plus есть нечто революционное, ради чего стоит бросаться покупать новую модель, тоже нельзя. Так что в какой-то мере результат даже закономерный и неплохой, как для “промежуточной” модели. Экономические проблемы по всему миру, о которых неоднократно во время звонка говорил Тим Кук, тоже никуда пока что не деваются. Проблема, однако, в том, что эту модель Apple нужно еще полгода как-то продавать, до анонса iPhone 7 в сентябре, к тому же неизвестно, сможет ли Apple удивить чем-то таким потребителя, чтобы он активней “пошел апгрейдиться”. Всего за календарный 2015 год компания продала 231 млн iPhone.

С iPad ситуация еще хуже, количественно продажи планшетов упали на 25% по сравнению с кварталом год назад (правда, в финансовом выражении падение составило 21% — это означает, что более дорогой iPad Pro немного компенсировал падение продаж). В плане планшетов Apple оказалась заложником своего же успеха: планшеты оказались гораздо более “долгоиграющими” устройствами, чем iPhone, поэтому люди не спешат обновлять даже довольно старые планшеты. Плюс выпуск iPhone с большим экраном каннибализировал продажи небольших планшетов iPad mini, поэтому показатели могут показаться удручающими на первый взгляд. Но если бы Apple не выпустила iPhone с большим экраном, эту рыночную нишу отъели бы другие конкуренты, так что лучше, конечно, “каннибализировать самой себя”, как неоднократно говорили Стив Джобс и Тим Кук.

Все эти проблемы сами по себе еще ничего, но вместе они создают предпосылки для “идеального шторма” в этом квартале, который и так традиционно самый слабый в году. В итоге Apple прогнозирует, что выручка во втором квартале финансового 2016 года составит 50-53 млрд долларов, что само по себе неплохо, но в сравнении с кварталом год назад рисует не очень приятную картину. Тогда Apple прогнозировала выручку 53-55 млрд, а в реальности получилось 58 млрд долл. Соответственно, если сейчас выручка попадет в пределы прогнозируемой (а это случается последние несколько кварталов), то это будет означать первый за длительное время квартал для Apple, в котором компания покажет негативный рост выручки. Интересно, что в after hours trading (торги на бирже после ее закрытия) акции компании особо не отреагировали на такие результаты и прогнозы, очевидно, эти риски уже были включены в текущую стоимость акций, которая за последние несколько месяцев потеряла 25% стоимости.

Другие интересные наблюдения и анализ по результатам квартала:

– Китай продемонстрировал весьма существенный рост продаж, с 16,8 млрд долл до 18,4 млрд долл

– Тим Кук говорит, что в Индии компания видит существенный рост и перспективы

– Развивающиеся рынки, в том числе Россия, были упомянуты как фактор с нестабильным курсом валют, который как раз и привел к тому, что показатель выручки не оказался таким высоким, как мог бы быть.

– Apple объявила о том, что количество активных в последние 90 дней устройств — Маки, iPhone, iPad, Apple TV, Apple Watch и iPod touch — составило 1 млрд штук. Не знаю, это был укол инвесторам, которые восторгаются миллиардными показателями DAU у Facebook или просто Тиму Куку хотелось похвастаться (или отвлечь внимание от финансовых показателей в пресс-релизе). Это, кстати, означает, что активных iOS-устройств примерно 800 млн.

– у Apple Music — более 10 млн платных подписчиков. Очень хорошие темпы, будет интересно посмотреть, получился ли у Apple в 2016 году обогнать Spotify.

Во время телефонного звонка, на котором Тим Кук и финансовый директор Apple Лука Маэстри отвечали на вопросы журналистов и аналитиков, у меня сложилось впечатление, что Тима и Лука волнует только текущий квартал, а в отношении к остальным они довольно спокойны (хотя при этом Тим говорил, что компания не особо заморачивается прогнозами на более длительный срок). Возможно, что анонсы новых продуктов в период марта-июня позволят выровнять ситуацию и избавиться от “черной метки” негативного роста. В этом плане интересны два момента из звонка:

– Тим Кук отметил, что среди текущих пользователей iPhone 60% до сих пор пользуются моделью, которая вышла до iPhone 6, то есть в основном моделями iPhone 5/5s. Если предположить, что многие из них не меняют телефон, потому что их устраивает экран размером 4 дюйма по диагонали, то новая модель с экраном такой диагонали, о которой ходят упорные слухи последние несколько недель, может оказаться именно тем, что этим пользователям нужно. 60% — это достаточно большая аудитория потенциальных “апгрейдеров”, чтобы их окучить новой моделью в линейке. При этом не стоит обольщаться, что это может оказаться “дешевый iPhone”, такой вопрос на звонке был и Тим Кук прямо ответил, что дешевых устройств компания делать не планирует.

– На вопрос о том, что Тим Кук думает о виртуальной реальности, Тим Кук неожиданно ответил, что считает ее интересным направлением и не считает это нишевым рынком. В свете того, что Apple недавно наняла одного из самых известных специалистов по технологии VR Дага Боумэна (Doug Bowman), можно ожидать каких-то телодвижений от Apple и в этом направлении. Сейчас этот рынок VR-устройств напоминает зарождающийся рынок MP3-плееров 15 лет назад, и, возможно, ему не хватает “iPod” от компании, которая понимает что и зачем она делает.

– Довольно много времени на звонке Apple посвятила тому, что сервисные подразделения компании тоже зарабатывают много денег. 5,5 млрд долларов выручки в квартал за всевозможные App Store/iTunes и проч — это, в общем-то, не копейки, в год эта сумма сравнима с выручкой многих крупнейших компаний, чьи акции успешно торгуются на бирже. Apple таким образом хочет привлечь внимание инвесторов к тому, что “не айфоном единым”, и я думаю, что этот рефрен будет раздаваться от компании все чаще и чаще.

– Средняя цена продажи iPhone составила 691 доллар. Я думаю, вы сами прекрасно понимаете, что это значит.

– Финансовые “запасы” компании составляют 216 млр долларов. Если вычесть кредиты, взятые компанией (брать кредиты в США дешевле, чем компании возвращать свою выручку из-за границы домой, где в этом случае придется заплатить высокие налоги), то чистый cash составит 160 млрд долларов. За несколько лет программы “возврата капитала” Apple выплатила акционерам компании более 150 млрд долларов.

В общем, получается следующая картина: у Apple только что закончился квартал с самой высокой прибылью в корпоративной истории США, но многие аналитики попытаются подать это как провал. Следующий квартал со снижением продаж до “всего лишь” 50-53 млрд долларов только усиливает этот месседж. Почему-то вот такое отношение к Apple, что прибыль в 18,4 млрд долларов может считаться провалом. Да, выручка компании перестает расти (в текущем продуктовом миксе), но эти сотни миллионов пользователей, о которых я говорил выше, никуда не деваются. Это не повторение истории 90-х, когда у Apple было несколько миллионов пусть очень верных, но немногочисленных сторонников и отсутствие финансовой “подушки”, но разве это когда-то мешало аналитикам, которые забывают принимать выписанные им лекарства и весь свой бред вываливают на голову читателям? Если задуматься, то статьи из серии “Apple обречена и умирает”, они ведь никуда из 90-х и не девались, их было меньше, конечно, а сейчас, когда Apple, возможно, достигла плато роста, их, конечно, будет больше. Так что готовьтесь читать “аналитические материалы” про то, как “Эпол обречена”. А тем временем Apple в своем привычном режиме будет готовить новые продукты, которые позволят ей расти дальше.

PS несмотря на то, что в целом квартал хороший, я призываю отказаться от шапкозакидательства. Следующий (текущий) квартал будет довольно болезненным с точки зрения результатов квартала, так что самые неприятные новости еще впереди.

Apple обречена! (или “о результатах квартала”)

Финансовые пертурбации акций Apple

Во вторник Apple объявит очередные результаты продаж за последний квартал. Традиционно это будет первый квартал финансового 2016 года, календарный — последний квартал 2015 года (тут у меня есть отдельная статья о том, как не у всех получается избежать конфузов в связи с этими отличиями). И, как известно, этот квартал у Apple в плане продаж традиционно самый лучший, так как он совпадает с праздничными покупками, поэтому все аналитики (настоящие и не очень) затаили дыхание в ожидании этих результатов.

В этом квартале их особенно ждут, так как было слишком много слухов о том, что у Apple есть проблемы с продажами iPhone, причем настолько, что компания предполагает существенно снизить производство устройств в следующем квартале. Я лично считаю, что эти слухи, скорей всего, возникли по другой причине, да и в целом прогнозы большинства аналитиков сходятся на том, что этот квартал у Apple окажется рекордным по продажам. “Рекордным” означает, что выручка компании будет, скорей всего, выше, чем год назад, но главный вопрос в том, на сколько процентов выше. Расти бесконечно невозможно (ну, или очень-очень сложно), 2-3 года назад уже казалось, что Apple достигла своего “плато” роста, хотя потом рост возобновился (удивив многих экспертов), а сейчас он опять замедляется.

CSWelOmUwAAkrSy.png-large
(на графике показан процентами рост выручки Apple)

Рост выручки, я думаю, вы понимаете, означает именно это — увеличение в процентном соотношении продаж по сравнению с таким же кварталом год назад (сравнивать с кварталами “подряд” нет особого смысла, так как выручка в двух кварталах подряд зависит от “календарных” факторов. Поэтому не стоит думать, что когда у Apple замедлится рост (или, скажем, он станет нулевым), то бизнесу компании придет конец — компания все так же будет продавать на 200+ млрд долларов в год, но Уолл-стрит отсутствие роста не радует (а отрицательные темпы вообще вызывают истерику). А что делает Уолл-стрит, когда компания не показывает роста продаж? Правильно, агрессивные инвесторы, рассчитывающие на рост стоимости акций, зачисляют их в раздел “mature”, и фонды, которым нужно показывать рост инвестиций, начинают от них избавляться, что приводит к снижению стоимости акций. А после объявления финансовых результатов квартала у Apple снижение акций происходит вообще практически всегда, потому что в отношении Apple у финансовых аналитиков применяется какая-то своя, совершенно другая логика. У рынка ценных бумаг последние пару месяцев были “не слава богу”, а акции Apple за этот период вообще потеряли больше 25% стоимости. Так что мне кажется, что на этой неделе, после того, как Apple объявит о своих результатах, стоимость акций опять снизится, и тогда мы станем свидетелями еще одного интересного феномена. Я имею в виду активное выступление свидетелей секты “Акелла промахнулся”, другими словами, любителей постить ссылочки с заголовком “Google обошла Apple в рейтинге самых дорогих компаний“.

На момент написания этой статьи стоимость Apple составляет 562 млрд долларов, а стоимость компании Alphabet (которая стала правопреемником акций Google, вобрав в себя Google и другие родственные компании) — 499 млрд долларов. Небольшое разнонаправленное колебание стоимости акций этих компаний может привести к тому, что Apple и Alphabet поменяются местами в топ-параде компаний по рыночной стоимости, и в таком случае об этом вы не услышите разве что из утюга или пылесоса. Не то, чтобы такое событие могло вызвать какое-то изменение в бизнес-модели Apple, но из этого получится громкий заголовок, притягивающий клики, так что напишут об этом все. И, в принципе, не особенно важно в этом случае, как там продается iPhone или какие там ближайшие модели MacBook или iPad выпустит Apple, или как изменятся Apple Watch в ближайшем будущем. Останется только вопрос “может ли Apple Car или Apple VR спасти умирающую Apple?”.

Самое главное в этой ситуации — осознавать, что в случае с Apple стоимость акций компании на самом деле мало коррелирует с действительностью (тут в последнем абзаце есть немного про такой важный параметр как P/E). Топ-менеджмент Apple в гораздо меньшей степени озабочен стоимостью акций компаний и в большей — созданием таких продуктов, которые нравятся пользователям, и в этом — основной конфликт между интересами Apple и инвесторов Уолл-стрит. По мере инвестиций времени и ресурсов компании в такие долгоиграющие проекты, как смартчасы или автомобиль (если такой проект на самом деле существует), этот конфликт будет только усиливаться, поэтому я не удивлюсь, если в том году нас будут ждать еще более сильные пертурбации рынка акций Apple, чем в 2015.

Финансовые пертурбации акций Apple

Холодильная аналитика

Меня иногда упрекают в необъективности (не может такого быть!). Стоило мне в твиттере задать вопрос “зачем нужны сворачивающиеся экраны?”, мне тут же написали “ну да, вот если бы Apple представила сворачивающиеся экраны, тогда бы ты по-другому говорил”. Разумеется, ведь так и положено настоящему яблофилу, слепо верить во все, что дает ему Эпол и дух Джобса.

Но проблема вот какая — никто толком не ответил мне на мой вопрос. Были, конечно, версии по поводу экранов для колонн, мол, “и там можно будет показывать рекламу”, но огибающие колонну экраны существуют уже давно. Конечно, чаще это не LCD-экраны с FullHD/4K разрешением, но для такой рекламы он и не нужен, там достаточно весьма низкого разрешения (подойдите поближе к любому бигборду и посмотрите, какой крупной “точкой” он напечатан). Как правило, варианты почему-то крутились вокруг “повесить на стену/ окно”, но для этого гибкости совсем не надо. Особенно мне в маркетинговых материалах понравилось сравнение “свернуть экран как газету”; почему-то мне сразу вспомнилось, что газету часто сворачивали в моем детстве для того, чтобы гонять и бить мух, так что, видимо, экран можно применить для этого.

Вообще проблема данного экрана — это отсутствие четкого понимания/ пояснения, зачем это, собственно, делается. Когда LG на вопрос “Зачем?” сама начинает мямлить “свернуть в карман”, я не могу представить себе ситуацию, в которой обычному человеку нужно будет свернуть 20″-25″ экран в трубочку и засунуть в карман. В этом-то и отличие Apple (это к слову “по-другому говорил”): когда Apple что-то представляет, они на максимально простом языке поясняют, зачем это человеку нужно и как может пригодиться в обычной жизни. Даже если вначале это может показаться странным, но со временем можно вникнуть в это объяснение (как было у меня, например, с Live Photos — где-то на 3-4 месяце пользования iPhone 6S я внезапно понял, как же это здорово).

Так вот, про объективность. Вообще я хотел поговорить про холодильники — если судить по презентациям LG и Samsung на выставке CES, именно в сфере холодильников и стиральных машин сейчас происходят настоящие инновации. Кстати, про стиральные машины правда — кухонные плиты, микроволновки и стиральные машины зачастую оказываются примерами самого убогого пользовательского интерфейса, и простой вопрос запуска стирки превращается в чтение инструкций о том, где какую ручку и на сколько крутить, чтобы включить правильный режим. Так что туда давно нужно заслать Джони Айва, чтобы Apple наконец-то выпустила iWashing Machine!

Но холодильники-то! У них довольно простая функция — охлаждать и замораживать еду. Но нет! Давайте мы сделаем “умные холодильники”! Samsung в этом году совсем не первопроходец в этой сфере. Холодильники, комбинированные с монитором/ операционной системой, появились несколько лет назад (в том числе и от Samsung). Но в этот раз Samsung довел все до нового уровня абсурда. Теперь это уже не просто “умный холодильник”, а некий “хаб для всей семьи”, центральное место, так сказать. Нет, правда, мы в семье иногда встречаемся у холодильника часа в 3 ночи для ночного дожора, но так, чтобы это прям Family Hub был — это, конечно, совсем уже потуги маркетологов. Зато Samsung считает, что туда нужно вкрячить здоровенный планшет диагональю в 21″ с операционной системой Tizen, напичкать холодильник камерами, чтобы всегда можно было удаленно посмотреть с помощью смартфона “что там пожрать?”, и еще интеграция с магазином, чтобы, так сказать, прямо из холодильника делать заказы в магазинах. (Не говоря уже о том, что холодильник внезапно становится центром управления других домашних гаджетов типа включателя света в спальне — очень удобно!).

Вспомните, как регулярно вы покупаете холодильники. Например, в США по этому поводу даже есть соответствующая статистика. Средний срок службы холодильника в американской семье — 13-19 лет. При этом пользователи, как правило, ремонтируют всякую мелочь, и меняют холодильник только когда умирает компрессор. Теперь попробуйте представить себе сейчас, что будет с этим планшетом через пусть даже 13 лет? Samsung сложно поддерживать смартфоны возрастом больше 2 лет, и для них перестают выпускать обновления операционной системы, а кто будет выпускать обновления для планшета возрастом 10-12 лет? А обновления потребуются — вот прекрасная история про то, как у человека на холодильнике перестал работать Google Calendar, потому что у Google Calendar обновился API. Не говоря уже о каких-нибудь программных уязвимостях — вы же не хотите, чтобы ваш холодильник стал частью какого-то ботнета и начал майнить биткойны кому-нибудь (условно говоря), или что у хакеров окажется доступ к вашим платежным инструментам, с помощью которых вы покупаете продукты с этого планшета. Samsung известен “качеством” ПО — достаточно почитать, например, такой отзыв, где оказывается, что после пропадания электричества холодильник считает нужным загрузиться в демо-режим (при котором отключен компрессор!). Ну или этот отзыв тоже хорош. И это не говоря уже про то, что произойдет с железом за эти 12 лет, какие новые стандарты Wi-Fi, Bluetooth или еще чего-нибудь выйдут, и окажется, что ваш новый Wi-Fi роутер несовместим с холодильником, и придется менять холодильник. Кстати, Samsung ведь этого и добивается — производителей не устраивает такой длинный цикл замены бытовой техники, и Samsung только обрадуется, если вдруг вы начнете менять холодильник каждые 5 лет вместо 15.

А еще есть целый пласт защиты от детей, которые любят что-то эдакое понажимать и порисовать на мебели и технике. Разгребайте потом эти все покупки, которые дети накупили, пока вас дома не было. Следующий логичный шаг — родительский контроль на холодильник, сканер отпечатков пальцев, или сетчатки глаза. Можно еще в холодильник встроить весы, которые вылезают из холодильника, когда пользователь пытается открыть дверь. Если, например, после успешной идентификации пользователя “жена” оказалось, что норма веса превышена, холодильник просто не откроется и покажет приветственное сообщение “вам нельзя кушать”. А там и до Железного Канцлера недалеко. Впрочем, я отвлекся. Есть и еще один момент — это вообще удобство использования вертикального планшета в холодильнике. Ну да, написать записку стилусом, наверно, можно, но реально стоять возле него и формировать список покупок? Читать твиттер или просматривать фотографии? Планшет или смартфон в комбинации с диваном или креслом — это куда более удобный способ делать покупки, чем стоять возле планшета и размахивать руками, держа их на весу. Это тот случай, про который можно сказать, что маркетологи Samsung вообще не представляют себе, как их аудитория пользуется таким бытовым прибором, как холодильник.

Ну и не забывайте, что стоить вся эта ерунда будет 5-6 тыс. долл. Так что когда представители Samsung рассказывают о том, что они нервничают, не очень представляя, в каком направлении это все будет развиваться, делают это они совершенно заслуженно. Слепить из двух несовместимых гаджетов нечто без четкого понимания use case и запросов аудитории — это надо постараться.

P.S. Вот что, кстати, будет с холодильником через несколько лет: компания решит, что он слишком старый, чтобы его поддерживать, и отключит все сервисы (как сделала LG со Cloud TV):

Холодильная аналитика

P.P.S. Меня уже начинает подташнивать от злоупотребления гаджетопроизводителями приставки “смарт”. Смарт то, смарт это… Ведь если задуматься, весь этот “смарт-холодильник” — тупейшая идея.

Холодильная аналитика

Lightning наносит еще один удар по mini jack

Я знаю, что на тему отказа от разъема mini jack в следующем iPhone я уже писал, но тут такое дело:

  1. Вчера появилась новая статья на эту тему, где об этом говорят уже чуть ли не со 100% уверенностью;
  2. Я немного переосмыслил аргумент про толщину устройства и мини джек как сдерживающий фактор;
  3. Я вспомнил, что в предыдущей статье я забыл один важный аргумент, говорящий нам о том, что Apple, по большому счету, плевать на мнение пользователей и на “принятые стандарты”, и поэтому компания поступит так, как считает нужным.

Сначала про статью. Fast Company в целом источник неплохой, и часто “угадывают” предстоящие события, хотя я традиционно поверю всем этим слухам только когда кто-то из топ-менеджмента Apple анонсирует это со сцены во время презентации. До тех пор предлагаю относиться к этому как к слухам и реагировать соответственно. То есть примерно так:

Lightning наносит еще один удар по mini jack

Мне как человеку, который особо наушниками не парится (если не считать эксперимента с Parrot Zik, которые все равно умеют в Bluetooth и вообще я с тех пор отдал их ребенку), все эти новости про отказ от mini jack никакой моральной травмы не наносят. Меня в качестве проводных вполне устраивают родные Apple EarPods, а для спорзала я недавно купил какие-то недорогие Bluetooth-уши на Amazon. Хотя я в целом понимаю людей, которые купили какие-нибудь уши за 300-500 долл., и теперь они просыпаются в кошмарах от того, что им некуда будет воткнуть свои “суперуши” в следующей версии iPhone. При этом отдельный источник боли — это то, что, если Apple откажется от разъема mini jack, то ведь придется покупать еще и переходник аж за (ну, скажем) 10-20 долларов. То, что мы при этом говорим о дорогих наушниках и смартфоне за 700-800 долларов, как-то в этом месте у возмущающегося из логики ускользает. Ну да, есть еще вопрос эстетический, пользователи айфонов — натуры тонкие, поэтому их вид переходника, торчащий из iPhone, конечно будет травмировать.

Я еще хотел про толщину iPhone вот что сказать. В первой статье я настаивал на том, что mini jack является основным фактором, который сдерживает Apple от того, чтобы сделать телефон еще тоньше (хотя, конечно, повсеместных стенаний о том, что “айфон — толстый”, и так не слышно). Аргумент “а вот есть iPod touch тонкий с mini jack” принимается, и очевидно, что какой-то миллиметр с iPhone можно срезать еще и без mini jack (скорее начнет мешать аккумулятор, которого там и так не много).

Мне кажется, что Apple может захотеть сделать iPhone полностью водонепроницаемым, и тут как раз mini jack как технология, которую Apple не контролирует, может начать мешать. В принципе, Apple, говорят, уже даже 6S/6S Plus неплохо так заизолировала, что его можно довольно безопасно мочить на непродолжительное время (хотя я вам этого все равно не рекомендую делать), но если можно сделать полностью водонепроницаемый смартфон без всяких идиотских заглушек на разъемах, то ради этого можно и от mini jack отказаться.

Понимаю, меня за это объяснение съедят фанаты наушников с mini jack, но если Apple сможет обеспечить высокое качество звука вместе с водонепроницаемостью смартфона, а в перспективе и всякие умные датчики в наушниках, например — то выиграют от этого все (кроме любителей наушников с mini jack). А цена на переходник будет такая, потому что внутри будет полтора десятка каких-нибудь чипов по конвертации звука, но китайцы быстро наладят выпуск 2-долларовых клонов, которые не будут работать.

Теперь что касается аргументов по поводу стандартов. Меня упрекали, что приведенные мною примеры про floppy disk (самые юные читатели, наверно, пойдут в Википедию читать о том, что это такое) и CD делались (особенно про floppy) делались в пользу универсальных стандартов (USB), а вот mini jack — это универсальный стандарт, а Lightning — нет. Я на это отвечу, что Apple на это все равно плевать.

Есть еще другой пример — отказ от формата Mini-SIM в пользу Micro-SIM (да-да, то, чем вы все пользовались до 2010 г. — это Mini-SIM, а полноразмерная SIM — это лопата размером 8,5 на 5,4 см). Постарайтесь вспомнить, сколько было шума по поводу этого перехода тогда (это ведь не так давно было!). Я помню рассказы всяких аналитиков и не очень о том, что никто, кроме Apple, этим стандартом не пользуется и пользоваться не будет, потому что этого не может быть никогда! И ничего, постепенно и на Micro-SIM перешли, и на Nano-SIM, а сейчас уже разговоры про отказ от SIM-карт вообще не воспринимаются в качестве кошмара. Кто знает, может, Apple с отказом от mini jack решит, что настало время Lightning как стандарта отрасли, и пусть остальные производители на него тоже переходят? В конце концов, с выходом iPhone 7 переходить на него никто же не заставляет. Если там не будет mini jack, а вам дороги ваши дорогие наушники, то можно какое-то время и посидеть на устаревшем 6 или 6S (хотя о чем это я, всем же известно, что у Apple реально продаются только восстановленные 4S на 8 GB).

Короче, чем больше я об этом думаю, тем больше склоняюсь к мысли, что если кто и сможет сдвинуться с места и отказаться от mini jack (как уменьшенной версии разъема TRS, которому уже полторы сотни лет), то это будет именно Apple. Я даже расстроюсь, если вдруг окажется, что это был очередной нереализовавшийся слух.

P.S. Для компании, выпустившей две версии разъема MagSafe, запустить очередной геморрой с переходниками — вообще не проблема

Lightning наносит еще один удар по mini jack

Почему Apple не создает продуктов-концептов

Перевод статьи о том, почему же Apple, одна из самых инновационных компаний, не выпускает концепт-продуктов, которыми так любят забрасывать мир многие другие производители не только автомобилей, но и различной электроники.

***

У всех есть любимый «концепт-автомобиль». Это может быть Firebird 54 г., Stiletto 64-го, Epcot 80-го или Sunraycer 88-го, но у всех этих «полетов воображения» есть одна общая деталь: они были понарошку.

Почему Apple не создает продуктов-концептов

У General Motors не было намерения продавать эти машины, или даже те, которые были близки к ним по виду или возможностям. Они были в основном «концептами», оторванными от реальности или экономики. Спорно даже то, продвинули ли они искусство и науку производства автомобилей так, чтобы это можно было измерить последующими продажами. За последние годы, пока GM была весьма занята созданием концепт-автомобилей, ее азиатские конкуренты работали в три смены производя автомобили, которые покупатели тут и там действительно хотели купить. После потери более 50 млрд долл за последние три года, и превращения акций практически в мусор, аналитики теперь думают, а сможет ли когда-то могущественная GM избежать банкротства?

«Концептуализаторы»

Определенно, GM не одиноки в этом. Другие гиганты технологий, вроде Microsoft и Nokia тоже склонны стряпать концепт-продукты, которые до рынка не доходят. Билл Гейтс и Ко, к примеру, годами хвастались концептуальными цифровыми продуктами для всего дома, от кухни и медиакомнаты до спальни:

Почему Apple не создает продуктов-концептов

Один из последних концепт-продуктов Microsoft — Surface. Microsoft впервые анонсировала этот «продукт» размером с ванную в 2007 г. и обещала начать продавать ее в конце того же года за 10 тыс долл. Отели и казино значились среди первых покупателей. Продукт так и не вышел в 2007 г. Пока что только несколько публично заметных применений Surface были 1 штука в iBar и в 12 магазинах AT&T. Чтобы еще больше запутать, Microsoft намекнула, что Surface может стать интерфейсом к ее дорогой, ориентированной на корпорации платформе для моделирования BizTalk Mapper и недавно продемонстрировала тот же касательный интерфейс по трехмерной поверхности в Sphere.

Почему Apple не создает продуктов-концептов

Еще один яркий концепт-продукт — это Nokia Morph, самоочищающееся, самосохраняющееся, самозаряжающееся, полупрозрачное и полугибкое мобильное устройство, которое, по ожиданиям компании, можно будет интегрировать в портативные устройства через 7 лет. (Это от компании, которая не может придумать ответ мульти-тач iPhone вот уже два года).

Почему Apple не создает продуктов-концептов

Зачем заморачиваться?

Довольно легко и просто попинать «концепт-продукты», у которых нет ни малейшего шанса превратиться в настоящие продающиеся продукты. Так зачем коммерческие предприятия возятся с их созданием, зачастую тратя на это кучу денег?

И хотя Nokia и Microsoft за эти годы дали нам огромное количество концепт-продуктов, они так и не сделали ничего вроде TiVo, iPod, iPhone, OS X, iTunes App Store или не создали новых парадигм для работы пользователей, не трансформировали застоявшиеся рынки, не захватили воображение людей, и т.д. У них не хватает организационной и интеллектуальной дисциплины пройти от концепта до продукта.

Сложно вспомнить хотя бы один революционный или даже слегка вдохновляющий продукт, который действительно пошел в продажу за время длительного правления Натана Мирвольда (Nathan Myrvold) в качестве руководителя по исследованиям в Microsoft. Это не уменьшило количество поклонений ему в качестве гения-миллиардера, парящего среди сегодняшней мировой элиты. Но действительно присутствует довольно слабая связь между возможностью компании выдать концепт-продукт и ее возможностью разработать, произвести и продать с прибылью продукт, основанный на этом концепте. Так зачем тогда заморачиваться?

Поддержка корпоративного имиджа? Дизайн-эксперименты? Подъем духа сотрудников? Манипуляции с направлением рынка? Простые попытки и ошибки? Рекламные шалости? Довольно часто называют все эти причины. Но достаточны и соизмеримы ли они с настоящими или воображаемыми преимуществами?

В качестве контраста давайте взглянем на компанию, которую много раз называли «наиболее инновационной» издания BusinessWeek и Fortune — Apple. Разве не Apple выпустила в конце 80х, пожалуй, наиболее каноническое концепт-видение в технологии, Knowledge Navigator?

Почему Apple не создает продуктов-концептов

Да. И это был последний такой концепт, который выпустили в Купертино, по крайней мере с тех пор, как Стив Джобс вернулся в компанию в 1997 г. Почему же Apple, наиболее инновационная компания с видением в компьютерах, не выпустила ни единого концепт-продукта за более чем 10 лет? Потому что, если цитировать Джобса, настоящий художник выпускает продукт.

Дизайн продукта, прежде всего — это ставка. Apple понимает это лучше, чем любая другая компания. В iPhone: ставка, от которой не смог отказаться Джобс, я объяснял, какой огромной ставкой был проект iPhone в 2005 г. Это была ставка, на кону которой стояла вся компания. Такая, которую Nokia, продающая сотни миллионов компьютеров на протяжении многих лет, никогда не решилась сделать. И Microsoft не решилась. Они скорее просто выпустят ежегодный концепт-продукт на публику, чем примут болезненное решение сделать ставку.

Apple поставила компанию на кон против самостоятельного изменения промышленного дизайна мобильных устройств, того, как мы с ними работаем, баланса между операторами и производителями, поставками мобильных приложений, и т.д. В итоге Apple изменила само понятие мобильного устройства. Apple сделала это без концепт-продукта, но поставив свои собственные миллиарды на продаваемый продукт. Компании, которая дала нам Apple II, Macintosh, iMac и iPod — не привыкать… и все это — без концепт-продуктов.

Как Apple этого не понимает? Разве концепт-продукты не являются признаком понимания и формирования будущего?

Настоящие художники выпускают продукт, дилетанты создают концептуальные продукты

Претенденты не до конца понимают, что дизайн рождается из ограничений. Настоящих ограничений, которые либо осязаемы, либо когнитивны: время работы от батареи влияет на все остальные аспекты дизайна iPhone — и программные, и аппаратные. Разрешение экрана влияет на шрифт, пиктограммы и дизайн интерфейса. Толщина пальца ограничивает прямые манипуляции жестами на объектах на экране. Отсутствие физической клавиатуры и WIMP (прим. пер. – windows, icons, menu, pointer; окна, иконки, меню, курсор — основная парадигма компьютерного интерфейса) создает неизвестную ментальную карту устройства. Дизайн iPhone — это ставка, что решение подобных ограничений может легко трансформироваться в унифицированный продукт, который будет продаваться. Не концепт. Не видение. Продукт, который продается.

Оказывается, когда способным дизайнерам даются настоящие ограничения для реальных продуктов, они могут выдать отличные результаты. В случае с Apple — революционные продукты, такие как iMac, iPod и iPhone. У ограничений есть отличная особенность фокусировать мозг на основном, в то время, как у концептуальных продуктов зачастую обратный эффект.

Концепт-продукты — как сочинения, трехмерные медитации. Это — неполные обещания. Продаваемые продукты, с другой стороны — это максимально честная поставка. Вы получаете то, что доставили. Эти продукты живут и умирают соответственно своим собственным ограничениям дизайна. Если они успешны — они продвигают искусство и науку дизайна и производства, демонстрируя балан между фантазией и возможностями.

Но ведь концепт-продукты никому не вредят

Возможно. Но они точно отвлекают дизайнеров. Концепт-продукты предоставляют дизайнерам отрыв от ограничений, экономики и, в конечном итоге, реальности. Интернет забит концепт-телефонами, которые гнутся и трансформируются, изменяют функциональность и внешний вид, ничего не весят, но и не ломаются, транслируют неземные 3Д изображения, позволяют общаться со скоростью света и насмехаются над ограничениями науки в «обычных» телефонах:

Почему Apple не создает продуктов-концептов

А как же еще развивать дизайн продукта, спросите вы. Не притворяясь, что дизайнерам полагается бесплатный обед. Дизайнеры не должны исходить из того, что ограничения каким-то магическим способом исчезнут: мобильные устройства, к примеру, будут работать от геркулесовых источников энергии, благодаря которым заработают и все остальные полеты фантазии, которые можно обнаружить в типичном концепт-телефоне.

В конечном итоге, мы приходим к вопросу, почему компании вроде Nokia могут продавать сотни миллионов телефонов и выпускать кучу концепт-продуктов, но только Apple — компания, которая не делает концептов — может встряхнуть рынок с помощью одного-единственного продукта.

У коммерческих предприятий нет преимуществ в выпуске концепт-продуктов, подобных тем, которые они рассчитывают продавать в будущем. Если концепт-продукт действительно демонстрирует «лучшее», он может только сказать конкурентам, насколько продвинута ваша компания и в каких местах есть недоработки. Если же продукт маскирует свои настоящие возможности, пытаясь запутать конкурентов, то в чем его ценность для других? В итоге, намерение запутать конкурентов — это единственная эффективная причина для коммерческого предприятия публично выпускать концепт-продукты.

Apple ничего не получила бы от демонстрации своих намерений и возможностей, выпуская концептуальные продукты для широкой публики. Компания очень благоразумно избегает демонстрации своих фантазий без ограничений конкурентам, СМИ, инвесторам и клиентам.

Хоть это и выглядит парадоксально, но все неумолимо ведет к закону Контра: Возможность коммерческой компании быть инновационной обратно пропорциональная ее склонности публично выпускать концептуальные продукты.

Почему Apple не создает продуктов-концептов

Apple Watch и замеры пульса

В предыдущей статье про Apple Watch я много говорил про использование часов во время занятий в спортзале, и некоторые читатели пожаловались мне, что проблема с замерами пульса, о которой я упоминал в статье, их тоже весьма достала. Нет, когда часы пульс таки меряют, они делают это правильно, но что делать, когда сердце из груди выскакивает, а часы показывают 60 ударов в секунду?

В качестве матчасти можно изучить документацию Apple по этому поводу. Там, кстати, упоминается вот что:

Даже в идеальных условиях часы Apple Watch могут время от времени измерять пульс неточно.

Ну спасибо, Тим Кук, а по сути что-нибудь есть?

Оказалось, что есть:

Постоянные или временные изменения кожного покрова (например, татуировки) также могут влиять на работу датчика сердцебиения. Чернила, контуры и насыщенность некоторых татуировок могут блокировать прохождение света к датчику, что снижает вероятность получения правильных результатов.

Татуировок у меня на запястье нет, поэтому проблема была явно не в них. Однако, я начал думать в этом направлении и советы некоторых читателей тоже подтолкнули меня туда же.

Собственно, когда только Apple Watch начали поступать в продажу, интернет заполнился фотографиями волосатых запястий, в густых зарослях которых иногда проглядывали часы от Apple. Поэтому, как мне кажется, проблема может быть именно в излишней волосистости запястья (так как часы у меня и так уже весьма плотно на руке затянуты). Брить волосы на запястье в мои планы не входило, поэтому я придумал гениальный (я уверен, что никто в интернете до меня до этого не додумался) метод, который, как мне кажется, существенно улучшает замеры пульса во время занятий: достаточно повернуть часы с наружной стороны запястья на внутреннюю! У меня, правда, недостаточно наблюдений, чтобы подтвердить эту информацию (я попробовал сделать это в понедельник и мне показалось, что стало гораздо лучше, еще пойду сегодня и дополнительно проверю), но читатели так требовали срочно поделиться решением, что приходится выкатывать “альфа-версию”, без дополнительной проверки. Конечно, не очень удобно вертеть туда-сюда часами, но в целом это не так страшно.

Ремешок в этом случае застегивать не очень удобно (причем, как мне показалось, на левой удобней, чем на правой — я обычно ношу часы на правой, как-то так исторически сложилось), но это не основная проблема в таком положении часов. Более серьезная проблема заключается в том, что часы перестают реагировать на подъем руки, экран не загорается в этом случае. В принципе, полтора-два часа в спортзале можно и потерпеть, нажимая на кнопку (о боги, это ужасно!), но в целом, конечно, это все выглядит примерно вот так:

Apple Watch и замеры пульса

Хочется, чтобы было нормально. И чтобы еще мысли читало.

Apple Watch и замеры пульса

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT