`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Про уязвимость, которой “вскрывали” iPhone террориста

Если вы вдруг соскучились по новостям на тему Apple против ФБР, то вот вам небольшое обновление на эту тему. Как известно, ФБР купила информацию о том, как получить доступ к данным на телефоне, и известно, что заплатили они за это более 1,3 млн долларов, и даже известно, что они там нашли за эти деньги.

Вчера представитель ФБР — заместитель директора по науке и технологиям — заявила, что ФБР не обладает достаточной информацией о том, как работает приобретенный организацией инструмент для того, чтобы рассматривать его дальнейшую судьбу в рамках Vulnerability Equities Process. Это, напомню, такой процесс, при котором разные правоохранительные органы и администрация президента решают, стоит ли раскрывать информацию об уязвимости перед разработчиком устройства или программного обеспечения для исправления ошибки.

“The FBI assesses that it cannot submit the method to the VEP,” Hess said. “The FBI purchased the method from an outside party so that we could unlock the San Bernardino device. We did not, however, purchase the rights to technical details about how the method functions, or the nature and extent of any vulnerability upon which the method may rely in order to operate.”

Перевод: “ФБР пришла к выводу, что организация не может подать информацию о методе в VEP. ФБР приобрела метод у третьей стороны для того, чтобы разблокировать устройство из Сан Бернардино. Однако, мы не приобрели права на технические детали о функционировании метода, его природе и масштабах уязвимости, на которой основывается функционирование этого метода”.

Естественно, несмотря на заявления ФБР о том, что этот метод работает только на небольшой комбинации устройств и версий ОС, им сейчас никто не верит, и Apple наверняка страстно желает получить эту информацию для исправления уязвимости. Моральная сторона этой истории тоже достаточно “серая”: скрывая информацию об уязвимости и методах вскрытия устройства, ФБР, по сути, становится на сторону злоумышленников, взламывающих системы, что не улучшает их имидж.

Впрочем, после этой истории про чувака в тюрьме, детское порно и зашифрованные диски уже о каком там имидже можно говорить.

PS Кстати, дело в Нью-Йорке, где ФБР требовало помощи Apple по вскрытию iPhone наркоторговца, тоже в какой-то мере развалилось: ФБР заявили, что “некто сообщил пароль к устройству”, поэтому организация перестает требовать от Apple участия в процессе. Выглядит так, как будто вся эта криптовойна ФБР против Apple подходит к концу: несмотря на существование других устройств, требующих разблокировки, правительство США пока что перестало пытаться применять All Writs Act для принуждения Apple к помощи, да и позиции ФБР и других правительственных правоохранительных органов выглядят гораздо слабее, чем несколько месяцев назад. Если ФБР и намеревалась изначально создать прецедент, то уж точно не тот, который в итоге получился. Нужной поддержки судов и политических сил тоже не удалось заполучить, так что, в какой-то мере, это можно записать в победу Apple.

Про уязвимость, которой “вскрывали” iPhone террориста

Квартальные результаты Apple

Завтра (точнее, уже сегодня) Apple расскажет о результатах второго финансового квартала 2016 г., который закончился в марте. Все мы знаем, что обычно следует за такими анонсами. Рассуждения всевозможных псевдоаналитиков и экспертов в блогах о том, как “эпол уже не тот” и т.д., и т.п. Этот квартал не должен стать исключением. Но есть одно важное отличие. В этом квартале продажи компании действительно снизились в годовом сравнеии, чего у Apple не бывало уже много лет. Вот, например, график, где линией показан уровень роста выручки Apple:

atlas_E1LpBcyFl@2x

На графике можно увидеть и пик роста iPod в 2005 году, когда выручка компании росла на 70%, и пик роста iPhone в 2011 году, где рост наблюдался уже на существенно других показателях выручки, и снижение этого показателя почти до нуля в 2016 году.

Сейчас прогноз на квартал выглядит у некоторых аналитиков вот таким образом:
1461593080491

Тут вам и снижение выручки в целом на 9%, и продаж iPhone на 14%, и продаж iPad на целых 27%. Конечно, как тут не поддаться панике и не начать срочно переходить на Android и Windows, потому что очевидно же, что Apple обречена (насколько может быть обречена компания с выручкой в 50 млрд долларов в квартал). Примерно в таком же разрезе и Apple Watch — провал, хотя, по оценкам аналитиков, предполагается, что Apple продала 12-13 млн Apple Watch в первый год. А это — 6 млрд долларов выручки совершенно очевидно провального продукта в его первый год выпуска (и неважно, что у многих компаний выручка всего бизнеса меньше, чем у “провального” Apple Watch).

Вообще об эффекте “закона больших чисел” для Apple говорили уже давно (нельзя расти бесконечно, особенно если у тебя и так выручка уже в сотни миллиардов долларов), и когда в 13-14 году было снижение роста выручки до “single digits”, аналитики говорили о достижении потолка роста. Но затем в 15 году откуда-то все равно взялся рост выручки в почти 30%, чем Apple удивила очень многих. Очевидно, что ресурсы, изысканные в 2015 году, закончились, а рынок смартфонов (в частности, премиальных) тоже не бесконечный, отсюда и растут корни этого снижения продаж в квартале.

Рухнут ли акции завтра? Как ни странно, но, скорей всего, резкого падения не произойдет. Дело в том, что Apple сама предупреждала 3 месяца назад о предполагаемом снижении выручки в следующем квартале, и уже тогда рынок “провел коррекцию курса”:

Screen Shot 2016-04-25 at 22.18.26

Другое дело, что клики не пахнут, а на статьи про “обреченность Apple” читатели кликают гораздо охотней, чем на разумную аналитику, поэтому я ожидаю завтра запредельное количество рассказов о том, как все плохо у Apple. Видимо, подсознательно многим хочется, чтобы эта “зарвавшаяся выскочка, впаривающая свои устаревшие и переоценные продукты с помощью бесконечного маркетинга” наконец-то загнулась, поэтому в “аналитике” завтра Apple будут мочить.

Разумеется, ничего хорошего в самом факте снижения выручки нет, даже если она “рухнула” до всего лишь 52 млрд долл. Гораздо интересней будет посмотреть на прогноз Apple на третий квартал, из которого можно будет начинать делать выводы о том, окажется ли это снижение затяжным или у Apple еще есть ресурсы хотя бы стабилизировать выручку в нулевых показателях. Если же Apple опять будет предсказывать снижение выручки, тогда акции могут просесть и глубже, чем это было в январе.

Квартальное мочилово Apple

Более 1,3 млн долл.

Именно столько, по словам директора ФБР, организация заплатила за информацию о том, как получить доступ к данным на iPhone террориста Фарука. Директор ФБР не назвал конкретную сумму, но сказал, что это больше, чем он заработает за оставшиеся 7 лет и 4 месяца, которые он планирует проработать на посту руководителя организации. На январь 2015 года его годовая зарплата составляла 183 тыс долларов, что дает нам всего 1,34 млн долларов, не включая бонусы и повышения зарплаты.

“Странным образом, вся эта полемика и внимание к судебному процессу, я думаю, стимулировала какой-то рынок в мире — который не существовал до этого — для людей, пытающихся понять, как можно получить доступ в iPhone 5C, работающий под управлением iOS 9”, — сказал Коми.

Покупка информации о zero-day vulnerability не то, чтобы новый рынок, но сумма, которую заплатила ФБР, однозначно, рекордная. До этого компания Zerodium, занимающаяся информационной безопасностью, предлагала до 1 млн долларов за информацию по различным уязвимостям для получения доступа к телефонам.

Хорошую аналогию этому высказыванию провел эксперт по безопасности Джонатан Здзярски: “Коми фактически сказал, что он рад, что они смогли купить почку, и надеется, что это создаст новый рынок для разного рода “серой” торговли органами”. С учетом того, что с самого начала были серьезные сомнения в том, что на телефоне могли быть обнаружены какие-то данные, имеющие отношение к расследованию, полезность потраченных денег налогоплательщиков еще долго будет икаться ФБР.

Более 1,3 млн долл.

Пристрастие Apple к безопасности потребителей

Давненько я не публиковал переводы. Раз уж так получилось, что я в последнее время сфокусировался на вопросах информационной безопасности (даже канал в Телеграмме завел для этого (сейчас ведь у всех есть каналы в Телеграмме!), куда пару раз в день выкладываю интересные статьи и комментарии на ту тему), то опубликую тут перевод интересной статьи, которая мне понравилась. Оригинал статьи можно найти тут.
———–

На “погружении” в тему безопасности, которое провела Apple в прошлую пятницу, руководство компании много рассказывало о философии безопасности Apple и о технологическом подходе к этому вопросу. Я бывал на многих технических брифингах различных технологических компаний, но никогда раньше на брифинге Apple, который при этом так глубоко погружался бы в тему кремниевых решений. Я упомяну в статье некоторые технические детали, о которых я узнал, но там была одна общая тема, которая меня зацепила. Довольно много раз выступавшие использовали фразу “балансируя безопасность с удобством“.

Это, похоже, ключевая фраза и философия, которой руководствуется Apple. Чем больше я думаю об этом, тем больше она имеет смысл в свете такого большого количества проблем с безопасностью, которые присутствуют в корпоративном мире, в правительственных организациях, или в других потенциально “опасных” средах, где используются компьютеры. Можно встроить безопасность уровня Форт Нокс в персональный компьютер, но жертвой этого станет пользовательский опыт — и часто именно так и происходит. Apple пытается сделать нечто, что выглядит беспрецедентным на уровне отрасли. Она пытается быть лидером в вопросе безопасности, но при этом реально улучшать пользовательский опыт. До появления Touch ID, например, многие организации требовали пароли из 8 символов, а часто и больше. Представьте себе ввод этого пароля каждый раз, когда вы берете в руки телефон. Чтобы усилить этот эффект, Apple поделилась статистикой: их среднестатистический пользователь разблокирует телефон 80 раз в день. В других отчетах говорится про 130 раз в день, но там речь идет о более активных пользователях. В любом случае, простой процесс входа в телефон через безопасную форму пароля или сканера отпечатка пальца сегодня воспринимается как данное в экосистеме Apple, хотя еще несколько лет назад любой, кто мог украсть мой телефон, мог получить доступ к моим личным данным. Опять же, Apple поделилась информацией, что 89% пользователей с устройством, у которого есть Touch ID, настраивают и используют эту технологию. В нашем собственном исследовании владельцев iPhone, мы выяснили, что 85% респондентов используют либо Touch ID, либо пароль для того, чтобы разблокировать свое iOS-устройство. Опять же, это беспрецедентно, учитывая, где мы были в вопросах безопасности потребителей всего несколько лет назад. Touch ID — это четкий пример улучшенной безопасности и улучшенного пользовательского опыта. Сложно спорить, что разблокировка наших устройств с Touch ID не только быстрее, естественней и эффективней, чем старый “свайп” для входа, но еще и существенно безопасней.

После прослушивания технического объяснения о том, как Apple разрабатывала взаимодействие своих собственных процессоров серии А, iOS и со-процессора Secure Enclave, я осознал что, хоть я и знал, что iPhone — это безопасное устройство, я на самом деле не имел понятия, насколько безопасное. Сложно переоценить, насколько важно наличие собственных процессоров для Apple в безопасности продуктов на iOS. К примеру, хоть в Маке и используется ПО, разработанное Apple, но при этом процессоры и графические карты разработаны Intel/AMD/Nvidia, и Apple приходится использовать дополнительные меры безопасности, включая полное шифрование диска. Однако, со своими собственными процессорами серии А и собственным со-процессором, и собственной iOS, Apple может шифровать каждый файл на вашем iOS устройстве, а не весь диск целиком.

Secure Enclave: со-процессор, разработанный для безопасности
После обсуждения я особенно оценил Secure Enclave. Некоторые детали этого продукта описаны в технической документации по безопасности iOS, но Apple поделилась с нами дополнительной информацией. Все же мне хотелось бы получить еще больше технических деталей в будущем. Вот некоторые детали по Secure Enclave из документации:

Secure Enclave — это сопроцессор, встроенный в Apple A7 или более позднюю версию процессора серии А. У него свой собственный загрузчик и свои программные обновления, отдельные от основного процессора. Он обеспечивает все криптографические операции по управлению ключами Защиты Данных и обеспечивает целостность Защиты Данных, даже если ядро было скомпрометировано.

Secure Enclave использует зашифрованную память и содержит в себе аппаратный генератор случайных чисел. Его микроядро основано на семействе L4, с модификациями Apple. Коммуникации между Secure Enclave и основным процессором изолированы в рамках ящика с методом взаимодействия на основе прерываний и общих буферов памяти.

Каждый Secure Enclave во время производства получает свой собственный UID (уникальный ID), который недоступен другим частям системы, и неизвестен Apple. Когда устройство загружается, создается кратковременный ключ, завязанный на этот UID, и он используется для шифрования участка памяти устройства, необходимого для Secure Enclave.

Внутри Secure Enclave происходит большое количество “магии безопасности”, но этот со-процессор — это сердце подходов шифрования Apple. Все, от безопасной загрузки устройства до уровня индивидуального шифрования файлов, проходит через этот безопасный анклав. Это означает, что кто-то не может вломиться в часть моего телефона и получить часть моих данных. Они все защищены и зашифрованы. Хакеру потребуется мой пароль, или же он ничего не получит. Нет никакой половинчатой позиции. Разработанная Apple экосистема безопасности работает в связке целой серии проверенных звеньев, где безопасный анклав — в самом центре её. Эта глубокая система доверия начинается на процессорном уровне.

Битва за безопасность
Что я нахожу интересным в истории Apple вокруг безопасности, так это то, насколько это больше, чем просто функция. Хотя безопасность в этом случае может восприниматься как функция, мое ощущение говорит мне о том, что Apple делает дополнительный шаг, и превращает безопасность из функции в приоритет. Это основная философия, которой Apple непоколебимо привержена. В век, когда миллиарды потребителей используют компьютеры гораздо чаще, чем когда либо в истории, очевидно, что мы живем в эру потребительского компьютинга, возглавляемого смартфонами. Оглядываясь назад на попытки хакеров в эру ПК, можно только представить себе потенциальные масштабы бедствия сегодня, с этим количеством людей в онлайне. Кто-то может сказать, что Apple делает ударение на этой битве и ввязывается в нее тогда, когда потребителям на самом деле в основном наплевать на безопасность и конфиденциальность. И спор о том, насколько потребителей волнует вопрос безопасности, вполне обоснован. Но то, что я оценил — это усилия Apple, которые компания предпринимает для того, чтобы потребителям не надо было волноваться. Apple просто это всё делает для того, чтобы у потребителей был лучший уровень безопасности, возможный в данный момент, создавая безопасную среду по умолчанию, и при этом улучшая пользовательский опыт. И это не только то, как оно должно быть, но еще и верное решение.

Пристрастие Apple к безопасности потребителей

Apple vs ФБР: 146-я серия

Вы же не думали на самом деле, что вся эта история закончилась? Я ведь вас предупреждал, что даже если Apple и выиграла тот бой против ФБР в вопросе разблокировки iPhone 5c Фарука, то битва еще далеко не окончена. У меня, правда, уже заканчиваются идеи для заголовков про очередной статус-апдейт ситуации, поэтому придется придумать что-то очень универсальное.

apple_fbi_cartoon.jpg.CROP.promovar-mediumlarge

За время с последнего обновления на эту тему произошло следующее:
– Как вы помните, ФБР заявила, что смогла разблокировать iPhone без помощи Apple (хотя до этого представители организации утверждали, что они испробовали все возможные методы и только Apple может им помочь, написав для этого отдельную версию iOS). Детальной информации о том, что там именно произошло, нет до сих пор. Вначале много говорили, что это якобы помогла сделать израильская компания Cellebrite, но вчера довольно странная статья в The Washington Post рассказывала нам о неких “хакерах”, которые якобы продали zero-day уязвимость в ФБР для того, чтобы те смогли вскрыть iPhone (я уже прям слышу, как заскрипели шестеренки у любителей теорий заговоров, где наверняка выстраивается стройная теория о том, как Apple сделала это всё для пиара, втихаря сдав ФБР информацию про уязвимость). Говорят о том, что, возможно, эта уязвимость “работает” только на iPhone 5 c той версией iOS, которая там установлена (кажется, 9.1), но на месте ФБР я бы тоже так говорил, поэтому верить им необязательно. Информации о том, что за уязвимость была использована, нет, и ФБР пока не спешит ею делиться (хотя, возможно, им и придется это сделать в рамках vulnerabilities equities process). Также ФБР может сама решить, стоит ли им делиться информацией об уязвимости с Apple

Гораздо интересней другая информация, тоже появившаяся вчера — о том, что на вскрытом iPhone (сюрприз!) не обнаружено ничего, что представляло бы существенный интерес для следствия. По этому поводу были подозрения еще до того, как ФБР получила доступ к устройству, а сейчас и подавно — по мнению экспертов, для того, чтобы проанализировать содержимое iPhone, достаточно пары дней. Если бы ФБР обнаружили на устройстве что-то важное, они бы давно уже громко об этом заявляли, доказывая правоту своей позиции с походами в суд и Конгресс США. ФБР, конечно, говорит о том, что “они продолжают изучать материалы”, но шансов, что они там что-то еще обнаружат “скрытое”, не очень много.

Еще один важный информационный элемент борьбы с “шифрованием” — это новый законопроект сенаторов Бурр и Фейнштейн под названием “Compliance with Court Orders Act of 2016”, полный текст которого можно прочитать здесь. Если резюмировать содержимое этого законопроекта двумя словами: “Всё плохо”. В новостях про него пишут “законопроект, который заставит Apple засунуть backdoor в iPhone”, но вообще-то этот законопроект относится ко всем производителям ПО и устройств. По сути, этот законопроект делает все шифрование вне закона, и хотя он не говорит о backdoors напрямую, но подразумевается, что любой производитель устройств или ПО, должен иметь возможность по указанию суда “сделать данные понятными”, то есть расшифровать их, если они до этого были зашифрованы. Или что, например, владельцы платформ вроде App Store или Google Play каким-то образом должны также контролировать, что все приложения, доступные через эти магазины, тоже обеспечивают возможность расшифровки данных, хранимых внутри этих приложений. Критика экспертов по безопасности этого законопроекта была довольно жесткой (“худшее с технологической точки зрения предложение”), и даже администрация Президента устранилась от поддержки законопроекта, так что высока вероятность, что он так и останется проектом, но в целом он хорошо демонстрирует уровень непонимания проблем и методов их решения законодательной властью.

Ну и по мелочам всякие события:
– в Нью-Йорке МинЮст продолжает настаивать на том, что им во что бы то ни стало нужна поддержка Apple для того, чтобы разблокировать iPhone торговца наркотиками, хотя там судья уже один раз “отфутболил” их требования. Интересно, что в этом случае речь идет об iPhone 5c с iOS 7, для которого у правоохранительных органов есть инструменты по “вскрытию” и доступу к данным. Apple тоже не нужно писать новую версию iOS, чтобы помочь МинЮсту в этом случае, но Apple все равно сопротивляется (ранее Apple была вынуждена помогать правоохранительным органам в получении данных с устройств, так как для этого были доступные технические возможности и компания выполняла решения судов. С изменениями, начиная с iPhone 5s и iOS 8, это стало гораздо сложнее).
– В Бостоне судья вроде как встал на сторону ФБР и тоже приказывает Apple помочь ФБР с получением данных с телефона, но там получилось смешно. В указании судьи речь идет о том, что Apple должна просто передать данные с телефона в ФБР, при этом не расшифровывая их, а это, по сути, делает весь процесс бессмысленным. Настолько бессмысленным, что ФБР в этом деле, похоже, махнула на него рукой.
– А вообще, говорят, подобных кейсов по стране почти две сотни, так что мы о них периодически еще будем узнавать из новостей.

PS Отдельная вишенка на всем этом торте — это выступление директора ФБР перед студентами, где он рассказывает о том, что для обеспечения своей безопасности заклеивает веб-камеру в компьютере (“а то, мол, видел, как умные люди так делают”). Ладно, такой метод борьбы за сохранность частных данных принять можно, хотя и выглядит смешно, но интересно другое. Директор ФБР, доказывающий всем вокруг, что шифрование в современных устройствах — это зло, так как ограничивает доступ правоохранительных органов, блокирует свою веб-камеру методом, против которого способы наблюдения, возможно, применяемые этими органами, оказываются бессильными. Интересно, не видит ли директор ФБР тут некоего противоречия?

Apple vs ФБР: 146-я серия

Про 40 лет Apple и ДНК компании

Джейсон Снелл (Jason Snell), бывший редактор журнала Macworld, написал к 40-летию Apple хорошую статью для The Verge. Мне в ней понравилась больше всего следующая мысль.

Forty years ago, Apple was a company building computers for hobbyists. Thirty years ago, it was the maker of an innovative computer that was going to have a tough time against cheaper competition. Twenty years ago, it was a cult phenomenon on its last legs, loved by a core group but abandoned by everyone else. Ten years ago it was the resurgent creator of the iPod.

And now? Now we’ve all got supercomputers in our pockets, whether we use a Mac, a PC, or no computer at all. The web is everywhere. This is the world Apple helped build. Apple’s building an on-campus auditorium three times the size of the old Town Hall. Can you imagine what the next decade will bring, let alone the next 40 years?

«Сорок лет назад Apple была компанией, создающей компьютеры для людей, для которых это было хобби. Тридцать лет назад она была создателем инновационного компьютера, которому предстояли турбулентные времена в борьбе с дешевыми конкурентами. Двадцать лет назад, компания была культовым феноменом на последнем издыхании, обожаемая небольшой группой фанатов, но забытая всеми остальными. Десять лет назад она была возрождающимся создателем iPod.

А сегодня? Сегодня у нас у всех суперкомпьютеры в кармане, даже если мы используем Мак, PC или вообще не используем компьютер. Сеть вокруг нас. Это тот мир, который Apple помогла построить. Зал в новом кампусе Apple в три раза больше, чем зал в старом Town Hall. Можете себе представить, что принесут нам следующие 10 лет, не говоря уже о следующих 40 годах?»

В воскресенье на радио-эфире кто-то из ведущих спросил о том, как так получилось, что Apple стала такой культовой компанией. А потом Андрей Антонов, владелец «Музея техники Apple» в Москве, отметил, что наши ответы на этот вопрос как-то крутились вокруг «вторых 20 лет» Apple, хотя компания существовала и до этого. Более того, фанатские группы любителей Apple тоже были до того, как Apple «вернула себе» Джобса. Да и в целом культ был гораздо более теплый и ламповый, когда пользователей Apple было мало, и тогда яблочко из комплекта, встреченное где-то, вызывало гораздо более теплые чувства по отношению к человеку, его наклеившему. Более того, Apple умудрялась оставаться культом 12 лет без Джобса, хотя продукты, тогда выпускавшиеся, уж точно никаких восторгов, как сегодня iPhone с iPad, не вызывали. Сложно сказать, почему у них так получилось, но вся надежда на то, что это «что-то» до сих пор находится в ДНК компании и действительно можно будет через 40 лет обсудить то, что произошло за этот период времени.

Про 40 лет Apple и ДНК компании

Почему 2016 не станет 1997

Я себя в последнее время все больше чувствую мамой-бельчихой, которой приходится успокаивать белок-истеричек. Вот и сейчас, после анонсов iPhone SE и iPad Pro 9.7″, много откуда раздаются крики о том, что Apple усложняет продуктовую линейку, “при Джобсе такого не было” и рассказы о том, как в 1997 г. Джобс упрощал набор продуктов в Apple.

Смешнее всего это слышать, однако, от “знатоков”, открывших для себя Apple где-то в период четвертого-пятого iPhone, и почему-то решивших, что, прочитав биографию Джобса, они хорошо знают историю компании и могут рассказывать “как тогда было”. Я, кстати, тоже биографию Джобса прочитал, поэтому давайте лучше я вам расскажу, как оно было на самом деле, тем более, что с Маками я впервые столкнулся где-то в районе 1993 г.

Для начала давайте вспомним, что такое тот самый “магический квадрат Джобса” и откуда он взялся.
Почему 2016 не станет 1997

Вот так выглядела его первоначальная версия: два потребительских компьютерах, два профессиональных, из них два — настольные, два — портативные. Красиво, просто, понятно, да? Теперь заглянем в 1997 г. на Apple и посмотрим, в каком состоянии находилась компания:
– Количество моделей Macintosh — более тридцати штук. Только самые упоротые гики могли назвать вам отличия Power Macintosh 6500 от Power Macintosh 7600, и еще не все пришли в себя от множества моделей Macintosh Performa, которые только прекратили производить в этом году. Мало кто мог толком ответить на вопрос “так какой компьютер мне купить?”. Я тоже не понимал, зачем пользователю может понадобиться PowerMac 9600, если есть, например, PowerMac 8500.

Почему 2016 не станет 1997

Вот лишь часть компьютерной номенклатуры. Эти цифровые индексы зачастую представляли собой довольно разные модели, в отличие, скажем, от двух моделей MacBook Air

– Причиной этому разнообразию были, как рассказывает Джобс в автобиографии, внутренняя бюрократия компании и давление розницы (а Apple Store тогда не было), требовавшей от Apple разных модельных индексов для разных сетей магазинов.
– Кроме самих компьютеров (настольных и портативных), Apple продавала еще мониторы, принтеры, фотокамеры, Newton (наверно, лучшим термином для него будет в современном понятии слово “планшет”). Точнее, пыталась продавать, то есть тратила деньги на разработку и маркетинг, но их мало кто покупал. За год компания продала около 2,9 млн Маков.
– В итоге финансовое состояние компании было довольно плачевным. Выручка в 1997 г. составила 7 млрд долл. (а за два года до этого — 11 млрд долл), а убыток — около 1 млрд долл. По-моему, Джобс потом рассказывал, что компании до банкротства на момент его возвращения оставалось 90 дней, и ситуация требовала радикальных шагов.

В ситуации падающих продаж и миниатюрного на тот момент рынка упрощение линейки было вполне логичным шагом, призванным не только упростить пользователям выбор при покупке, но и снизить расходы компании, избавившись от непрофильных архивов. В топку эволюции ушло все, что не продавалось, но требовало расходов (и заодно Newton, который был не только убыточным проектом, но и детищем Скалли, в свое время выдавившего из Apple Джобса). Это позволило компании перевести дух, и выпустить на рынок iMac, который стал хитом продаж и изменил ситуацию к лучшему. Дальше был iBook, потом iPod, а дальше вы, уже, наверно, и сами знаете.

Чем же отличается ситуация в 2016 г.? Масштабами компании. Нужно ли вам в очередной раз рассказывать про сотни миллиардов долларов выручки Apple и десятки миллиардов долларов прибыли? Только за один 2015 г. компания продала более 20 млн Маков, 55 млн iPad, 230 млн iPhone, и это не считая миллионов других устройств, которые успешно находят своих покупателей (в отличие от мониторов и принтеров Apple, которые пылились на полках). Если внимательно присмотреться к линейках современных продуктов Apple, то деление на потребительские-профессиональные устройства все равно прослеживается, а усложняет восприятие наличие старых моделей, которые временно доступны на рынке. Но надо понимать, что это продиктовано не желанием Тима Кука повторить “успехи” Apple 20-летней давности, а законами рынка. Диверсификация модельного ряда шагает в ногу с взрослением компании (и в первую очередь — с ростом ее масштабов), поскольку покупателей у компании большое количество, и интересы у них разные. Это в начале можно продавать одну модель iPhone, потому что его купят 2-3 млн. человек, а по мере насыщения рынка требуется все большее количество разных моделей для того, чтобы лучше таргетировать этих пользователей.

Причитающим “при Джобсе такого не было” я бы советовал вспомнить историю iPod, который как раз эволюционировал как раз при Джобсе. Из одной модели iPod в самом начале под конец мы получили и Nano, и Shuffle, и iPod Classic, и iPod touch, причем многие из них были доступны в разных цветах и с разными объемами памяти. Это — демонстрация все тех же попыток компании достучаться до каждого сегмента рынка, подстраиваясь под него, предлагая новым покупателям то, что интересно именно им. Зрелость компании и ее масштабы требуют более точечной сегментации, и именно это мы видим сегодня. Я не считаю текущую продуктовую линейку Apple идеальной (как мне кажется, убрав пару модификаций из нее, ее можно было бы немного упростить), но это точно не повторение ситуации 1997 г.: изменилось практически всё, и проводить параллели с тем временем просто несправедливо по отношению к Apple.

P.S. Бонус — самая первая версия квадрата, еще до анонса iMac и iBook
Почему 2016 не станет 1997

P.P.S. Еще бонус — цветные iMac в матрице. Кстати, были еще и цветные iBook.
Почему 2016 не станет 1997

Почему 2016 не станет 1997

Apple против ФБР — 1:0

Как вы уже наверняка слышали (об этом трубят практически с каждого столба), вчера ФБР подала в суд отчет о том, что организация смогла получить доступ к данным на телефоне террориста Фарука из Сан Бернардино, и, соответственно, ФБР больше не нуждается в помощи со стороны Apple. Таким образом, постановление суда к Apple (обратите внимание, не “иск ФБР/Минюста к Apple” от 16 февраля 2016 года о том, что Apple должна помочь ФБР разблокировать iPhone, таким образом, утратило актуальность.

Вопросов ко всей этой ситуации много, а отдельного упоминания заслуживают “конспирологи”, с новым упорством бросившиеся доказывать, что все это был сговор Apple и ФБР (о глубинных мотивах сговора таких двух организаций я даже не буду рассуждать). Самое удивительное, разумеется, то, как хитрая ФБР смогла, не допустив утечек, втянуть в сговор со своей стороны не только полицию, но и целый американский МинЮст, а хитрая Apple смогла задурить голову всей Кремниевой Долине, выступившей в поддержку компании. Хотя, конечно, если допустить, что Google, Microsoft и Intel тоже заинтересованы в распространении какой-нибудь теории заговора с целью обмана потребителей, то тогда, разумеется, все сходится. Пояснять таким упоротым что-либо дальше совершенно бессмысленно.

b57e23ad25d5e407daa5f6a6ae76593b0ef04abea329a9bb5b2754d7bf39514e

Теперь по делу. Внимания заслуживает даже сама формулировка из письма ФБР к суду (тут можно посмотреть на цифровой “оригинал” документа):

The government has now successfully accessed the data stored on Farook’s iPhone and therefore no longer requires the assistance from Apple Inc. mandated by Court’s Order Compelling Apple Inc. to Assist Agents in Search dated February 16, 2016.

Обратите внимание, речь идет об “успешном доступе к данным” на iPhone Фарука, а не об успешном подборе пароля или другом методе разблокировки экрана телефона. Одна из проблем “разблокировки экрана” iPhone заключается в том, что после этого у iPhone, который загрузили из выключенного состояния (а, судя по информации от ФБР, они допустили выключение телефона), начинаются различные фоновые процессы по зачистке кэшей, что могло привести к утрате важных данных, которые могли бы пригодиться в расследовании. Так что вопрос того, как именно ФБР получила доступ к данным, оказывается самым важным на данный момент. Если речь идет о методе дуплицирования чипа с памятью устройства, что позволило “обнулять” количество попыток ввода пароля, это имеет одни последствия (такой метод будет работать на всех телефонах, где отсутствует аппаратный Secure Enclave). Если был использован программный метод (то есть информация о какой-нибудь уязвимости в iOS), этот метод может быть применен и к другим устройствам (в ситуации, если эта уязвимость присутствует и в более поздних версиях iOS — на телефоне Фарука была установлена iOS 9.1). В любом случае, тот факт, что Фарук использовал простой 4-значный цифровой пароль, причем на iPhone 5c, однозначно упростило жизнь правоохранительным органам в вопросе поиска вариантов по доступу к данным.

Конечно, также ожидаемо, что ФБР (и та компания, что ей помогала — необязательно Cellebrite, об участии этой израильской компании нет 100% подтверждения) не будет мчаться навстречу Apple с распростертыми объятиями. ФБР и МинЮст утверждают, что метод, которым они воспользовались для доступа к этому iPhone 5c, “работает только в этом случае и только для этого конкретного телефона”, и поэтому сообщать информацию о методе не имеет особого смысла. Глупо, однако, верить этим организациям в ситуации, когда они уже неоднократно “альтернативно интерпретировали” имеющуюся у них информацию. Если метод такой уникальный, то нет никакого риска в том, чтобы его раскрыть, не так ли? А если он не уникален и может быть использован неоднократно, то и в этом случае все не так просто. Существует подписанное в 2010 году администрацией Президента Обамы описание некоего процесса под названием “vulnerabilities equities process“, согласно которому правительственные организации и их контракторы должны делиться информацией об обнаруженных компьютерных уязвимостях с производителями программного обеспечения и устройств (тут, конечно, на слове “должны” может быть смешно). Логика процесса достаточно проста: если правительство обнаружило серьезную уязвимость, которая может быть использована для взлома, например, iPhone, эта же уязвимость может быть обнаружена и злоумышленниками, которые могут использовать ее для незаконной деятельности. Так что раскрытие подобной информации правительственными организациями — это важная часть по обеспечению безопасности страны и ее граждан. Для того, чтобы правительственная организация, обнаружившая уязвимость, могла сообщить ее частной компании (как Apple), следует провести специальное заседание Национального Совета Безопасности, где NSA, ФБР, МинЮст и прочие заинтересованные стороны должны обсудить, стоит или не стоит делиться этой информацией. Однако, “так получилось”, что очень часто этот совет принимает решение сохранить информацию об уязвимости в тайне, поэтому информации о том, о каких уязвимостях там идет речь и что с этими данными происходит, нет. EFF судилась с правительством по этому поводу, но тоже ничего не добилась, кроме “урезанной” копии документа, описывающего этот процесс.

Еще один, не менее важный вопрос: найдет ли ФБР на этом телефоне что-то, что оправдает весь этот сыр-бор. Эксперты склоняются к тому, что, скорей всего, нет, хотя нельзя исключать возможность того, что завтра ФБР не потребует у WhatsApp или Telegram доступа к зашифрованному содержимому приложений с этого iPhone. В любом случае, битва между Apple и ФБР шла вовсе не за этот конкретный телефон и его данные. Те дебилы недалекие пользователи, утверждающие, что “да пусть бы Apple уже открыла им айфон и всё”, совершенно не представляют себе возможных последствий такого шага, как и того факта, что у правительства есть далеко не один iPhone, который нуждается во “вскрытии”:

JZdziarski_2016-Feb-24

Проблема была также и в широкой интерпретации ФБР и судом старого (почти 250 лет) закона, который, по сути, давал неограниченную власть суду в этой и других подобных ситуациях. Проблема была и в том, что ФБР врало суду и Конгрессу, утверждая, что организация изучила “все возможные методы, все они оказались безнадежными, и теперь только Apple может помочь решить эту проблему” — как видите, оказалось, что всё-таки не все методы были достаточно изучены. Проблема была и в том, к чему принуждали ФБР и суд Apple — не просто “разблокировка телефона”, а написание инструмента, который мог бы быть использован потом для многих других ситуаций (я читал анекдотические, условно говоря, истории о том, как сотрудники правоохранительных органов, получив подобные инструменты для “цифровых расследований”, начинали применять их для того, чтобы подглядывать за своими подружками или женами). Так что вся эта история только подчеркивает необходимость разных ветвей власти демонстрировать “воздержание” в применении тех инструментов, которые им доступны. Поэтому, несмотря на победу Apple в этой битве, я думаю, что война за доступ правоохранительных органов к пользовательским данным далеко не окончена.

Заявление Apple:

From the beginning, we objected to the FBI’s demand that Apple build a backdoor into the iPhone because we believed it was wrong and would set a dangerous precedent. As a result of the government’s dismissal, neither of these occurred. This case should never have been brought.

We will continue to help law enforcement with their investigations, as we have done all along, and we will continue to increase the security of our products as the threats and attacks on our data become more frequent and more sophisticated.

Apple believes deeply that people in the United States and around the world deserve data protection, security and privacy. Sacrificing one for the other only puts people and countries at greater risk.

This case raised issues which deserve a national conversation about our civil liberties, and our collective security and privacy. Apple remains committed to participating in that discussion.

Я думаю, тут все понятно и без перевода. “мы изначально были против, и хотя мы и дружим с правоохранительными органами, но будем улучшать улучшения и укреплять укрепления, чтобы защищать права и частную информацию наших пользователей”.

Заявление ФБР:

The FBI cannot comment on the technical steps that were taken to obtain the contents of the county-issued iPhone, nor the identity of the third party that came forward as a result of the publicity generated by the court order. During the past week, to include the weekend, extensive testing of the iPhone was done by highly skilled personnel to ensure that the contents of the phone would remain intact once technical methods were applied. The full exploitation of the phone and follow-up investigative steps are continuing.

My law enforcement partners and I made a commitment to the victims of the 12/2 attack in San Bernardino and to the American people that no stone would be left unturned in this case. We promised to explore every investigative avenue in order to learn whether the San Bernardino suspects were working with others, were targeting others, or whether or not they were supported by others.

While we continue to explore the contents of the iPhone and other evidence, these questions may not be fully resolved, but I am satisfied that we have access to more answers than we did before and that the investigative process is moving forward

Краткое содержание: “Мы работали-работали, и что-то у нас получилось, но что — не скажем. Мы белые и пушистые, стоим грудью за наших граждан и будем защищать их и дальше”.

PS Кстати, а вот тут еще есть любопытный документ, в котором все та же Cellebrite рассказывает о том, какими характеристиками должны обладать криминалистические инструменты по добыче “цифровых доказательств”, чтобы эти доказательства были приняты в суде. Этот документ вполне подтверждает информацию из этой статьи ранее.

Apple против ФБР — 1:0

Apple vs ФБР, конец первой серии

Главная новость последних дней — вовсе не анонсы новых iPhone, iPad и даже новых ремешков для Apple Watch. Самая главная новость — это ходатайство, которое подала в суд ФБР в рамках процесса по “принуждению к помощи” Apple для вскрытия iPhone 5c. Накануне судебного заседания ФБР предложила его отменить. Ходатайство было поддержано судом.

Сам текст ходатайства ФБР можно прочитать здесь, решение судьи о том, чтобы его поддержать, доступно здесь. Ключевая фраза из ходатайства ФБР звучит так:

On Sunday, March 20, 2016, an outside party demonstrated to the FBI a possible method for unlocking Farook’s iPhone. Testing is required to determine whether it is a viable method that will not compromise data on Farook’s iPhone. If the method is viable, it should eliminate the need for the assistance from Apple Inc. (“Apple”) set forth in the All Writs Act Order in this case.

 

Перевод: “В воскресенье 20 марта, 2016 г., третья сторона продемонстрировала ФБР возможный метод по разблокировке iPhone, принадлежавшего Фаруку. Необходима дополнительная проверка, чтобы убедиться, что это жизнеспособный метод, который не нарушит данные на iPhone Фарука. Если метод окажется жизнеспособным, это исключит необходимость в помощи от Apple, за которой обращались в рамках ордера суда по All Writs Act”.

Я даже не знаю, с какого места тут начать. Для начала давайте обломаем всех любителей теорий заговоров, которые тут же бросились опять рассказывать, что “да понятно, что они изначально обо всем договорились, а это театр для нас тут устроили”. Во-первых, в такие сложные теории заговоров верят только идиоты, а во-вторых, если напрячь мозг и почитать ходатайство ФБР, то окажется, что ничего пока не закончилось, и правительство не отозвало ордер суда, принуждающий Apple к сотрудничеству. ФБР просто ПОПРОСИЛО ОТСРОЧКУ на две недели, пока они будут исследовать доступный им метод, и организация должна будет подать соответствующий отчет до 5 апреля. Суд согласился именно на это и ожидает к 5 апреля такой отчет.

Во-вторых, надо учитывать вариант, при котором ФБР, ранее утверждавшая, что они “перепробовали все возможные методы”, оказалась перед весьма убедительными фактами, предоставленными исследовательским сообществом, доказывающими, что методы испробованы еще далеко не все. В этом случае позиция ФБР становится довольно таки шаткой в суде, и прецедент, которого, возможно, добивалась ФБР с этим iPhone, мог повернуться и в другую сторону. Учитывая ту поддержку, которую получила Apple, вполне может быть, что ФБР здраво оценила свои шансы в суде и решила пока что сохранить лицо. Хотя лицо будет сохранить трудно в любом случае, так как на том же слушании в Конгрессе директор ФБР неоднократно заявлял, что ФБР испробовала уже все возможные методы по вскрытию этого телефона, и только Apple теперь может им помочь. В итоге это выглядит либо как а) что ФБР не понимает технологии на достаточном уровне, либо б) не говорит нам всю правду о своих мотивах, и то, и другое — повод для беспокойства.

И самое главное: мы не знаем деталей того, о каком именно методе говорит ФБР (кстати, вангую, что найдутся и СМИ, которые завтра обязательно ради кликов напишут муть из серии “ваши айфоны может вскрыть ФБР!”). Это может быть как метод, которым с ФБР наконец-то поделилась NSA, у которой, как говорят, есть свои инструменты для таких случаев (что-то, использующее существующую уязвимость), так и метод какого-нибудь Джона МакАффи, который, не приходя в сознание, будет рассказывать о том, как за полчаса вскроет iPhone. На iPhone Фарука, насколько известно, до сих пор установлена iOS 9.1, в которой есть несколько известных уязвимостей, которые можно использовать для того, чтобы обойти пароль на входе, на что на протяжении последних несколько недель неоднократно указывали эксперты по информационной безопасности. В добавок к этому на телефоне нет аппаратной защиты Secure Enclave, что расширяет возможности для маневра в плане вариантов взлома. Например, вчера вышла iOS 9.3, и к ней прилагается вот такой документ по улучшениям безопасности в обновлении. Это означает, что кто не обновился — сам виноват, теперь информация об уязвимостях в iOS до 9.3 известна гораздо большему числу людей, и они могут попытаться использовать их. То же самое может сделать и ФБР, воспользовавшись информацией про iOS 9.2 и 9.3. Кроме того, вполне вероятен и метод клонирования чипа с данными с нужного телефона, что должно увеличить количество попыток ввода пароля (каждый раз, когда количество попыток приводит к удалению данных, чип перезаписывается предварительно сбекапленными данными), так что будет очень интересно узнать из отчета, каким же из этих методов воспользовалась ФБР.

Возвращаясь к теме теорий заговоров. Почему-то у тех людей, которые тесно связаны с информационной безопасностью, я не встречаю таких идиотских версий, как “они уже обо всем договорились”. Наоборот, они радуются всему этому процессу, потому что в итоге это привело не только к дополнительному образованию широкой публики об информационной безопасности и приватности данных, но и к тому, что Apple приняла решение усилить безопасность своих устройств и сервисов. Это, пожалуй, даже можно записать в заслугу ФБР. Но самое главное — это далеко не конец всей этой истории. Даже если ФБР скажет “ок, из этого телефона данные мы достали”, обязательно будет другой телефон, и мы еще обязательно услышим эту дуэль между шифрованием данных и доступом к ним.

Apple vs ФБР, конец первой серии

Апдейт по Apple vs FBI и решение суда в Нью-Йорке

Если вы вдруг подумали, что мне эта тема надоела и я забросил обновления по ней (еще бы, с пятницы — никаких обновлений), то совершенно зря вы так подумали. Просто на выходных, понятное дело, ничего особенного не происходило, зато вот понедельник оказался весьма богат важными событиями (вторник, кстати, тоже будет, потому что во вторник будут слушания в Конгрессе, как я уже писал).

В рамках подготовки к этому слушанию главный юрисконсульт Apple предоставил СМИ текст своей вступительной речи, которую он озвучит завтра на мероприятии в Конгрессе. Будет интересно посмотреть на реакцию конгрессменов, особенно с учетом того, что на сегодня большинство в Конгрессе принадлежит республиканской партии, которая традиционно консервативна и в целом любит поддерживать правоохранительные органы в их запросах. Те же республиканские кандидаты в президенты США на последних дебатах все хором твердили, что Apple “должна обязательно разблокировать этот iPhone”, демонстрируя свое непонимание проблемы.

Полностью текст этого вступительного заявления можно прочитать, например, здесь, написан он простым и понятным языком, так, чтобы даже членам Конгресса было понятно. Суть документа же на самом деле заключается в тех вопросах, которые задаются в этом заявлении:

Do we want to put a limit on the technology that protects our data, and therefore our privacy and our safety, in the face of increasingly sophisticated cyber attacks?

Should the FBI be allowed to stop Apple, or any company, from offering the American people the safest and most secure product it can make?

Should the FBI have the right to compel a company to produce a product it doesn’t already make, to the FBI’s exact specifications and for the FBI’s use?

Перевод:
Хотим ли мы ограничивать технологии, которые защищают наши данные, а, значит, нашу личную информацию и нашу безопасность, перед лицом все более утонченных кибер-атак?

Может ли ФБР ограничить Apple или любую другую компанию от того, чтобы предложить американцам наиболее защищенный и наиболее безопасный продукт, который эта компания может произвести?

 

Может ли ФБР иметь право принуждать компанию произвести продукт, который та на данный момент не производит, в соответствии с точными требованиями ФБР и для использования ФБР?

Параллельно журналисты из Fortune раскопали, что у ФБР есть еще один интересный мотив так активно пиарить этот случай и сопротивление Apple. На кону — 38 миллионов долларов бюджета “на борьбу с шифрованием” (что привело бы к бюджету этого проекта в 69 млн долларов). Сколько бы ФБР и Министерство Юстиции не передергивали, что сопротивление Apple вызвано исключительно боязнью за свою бизнес-модель и маркетинговую стратегию, у ФБР есть своя бизнес-модель — финансирование из бюджета, и они готовы за нее бороться. Правда, ФБР и ее заявлениям о том, что “нам только этот один айфон и только этот один раз” не помогает репутация организации. Им уже припомнили историю из 2015 года, когда оказалось, что в 95% процентах случаев, когда эксперты ФБР давали искаженные показания по результатам анализа ДНК волос с мест преступления. Подозревается, что это привело к осуждению сотен невинных людей, расследование продолжается.

Но самая важная новость вчерашнего дня — это решение суда города Нью-Йорка в очень похожем деле, где правоохранительные органы требовали от Apple разблокировать iPhone 5S с iOS 7 (а вообще по стране есть еще как минимум 10-12 подобных дел в стадии судебного разбирательства). В этом случае речь идет о наркодилере (продажа метамфетаминов, как в Breaking Bad), который, к тому же, признал свою вину, но юридическая машина была запущена, органы настаивали на том, что расследование не завершено, им нужны данные с телефона преступника, и какое-то решение суда все равно требовалось. Решение оказалось в пользу Apple — судья постановил, что правительство не может заставить Apple предоставлять ему зашифрованные данные.
Примечательно несколько фактов:
– технически Apple могла бф помочь правоохранительным органам с этим iPhone, поскольку на нем установлена iOS 7, где не все данные зашифрованы (полное шифрование появилось в iOS 8)
– при этом ФБР могли бы сами достать эти данные с помощью доступных средств, но они решили заставить Apple это сделать
– запрос правоохранительных органов также аргументировался все тем же All Writs Act, на который ссылается ФБР и в случае с iPhone 5c террориста из Сан Бернардино. Полностью решение судьи Джеймса Оренштейна (James Orenstein) можно прочитать здесь (англ, пдф, 50 страниц).

Главный момент, который нужно понимать: формально это решение не имеет правовых последствий для суда в Калифорнии, так как это разные федеральные юрисдикции, поэтому “прецедент” как таковой из Нью-Йорка к Калифорнии не может быть применен. К тому же это решение суда может быть опротестовано в апелляционной инстанции. Но в целом представители Apple надеются, что какое-то опосредованное влияние на решение калифорнийского суда решение по этому делу может иметь. В первую очередь потому, что судья Оренштейн весьма однозначно высказался по поводу излишней “широты” All Writs Act и его трактовки правительством, озвучив сомнения в соответствии Конституции США такой трактовки (я не силен в переводах юридических текстов, поэтому здесь и дальше — только цитаты):

The extraordinary relief [the government] seeks cannot be considered “agreeable to the usages and principles of law.” In arguing to the contrary, the government posits a reading of the latter phrase so expansive – and in particular, in such tension with the doctrine of separation of powers – as to cast doubt on the AWA’s constitutionality if adopted.

As explained below, I conclude that Apple’s position is more consistent than the government’s with the rule of statutory construction that requires giving meaning to all statutory words and clauses as well as the rules prohibiting interpretations that produce absurd results or are of suspect constitutionality.

Судья даже предположил, что такое обширное трактование All Writs Act может быть использовано даже для оправдания убийства:

If the government cannot explain why the authority it seeks here cannot be used, based on the same arguments before this court, to force private citizens to commit what they believe to be the moral equivalent of murder at the government’s behest, that in itself suggests a reason to conclude that the government cannot establish a lack of unreasonable burden.

Судья считает такие запросы не соответствующими “нормальному ведению бизнеса Apple” и “оскорбительными” для последней:

Third, unlike the pen register at issue in N.Y. Tel. Co., the assistance the government seeks here – bypassing a security measure that Apple affirmatively markets to its customers – is not something that Apple would normally do in the conduct of its own business and is, at least now, plainly “offensive to it.”

Ну и вот заключение судьи, где он говорит, что суть даже не в том, может ли правительство заставить Apple разблокировать определенное устройство, а в том, можно ли использовать All Writs Act для такого и подобных вопросов:

Ultimately, the question to be answered in this matter, and in others like it across the country, is not whether the government should be able to force Apple to help it unlock a specific device; it is instead whether the All Writs Act resolves that issue and many others like it yet to come. For the reasons set forth above, I conclude that it does not. The government’s motion is denied.

Теперь, если суд в Калифорнии примет решение, противоположное этому, этот спор судебных юрисдикций смогут решить либо Конгресс, приняв соответствующий законодательный акт, либо Верховный Суд США, приняв решение по этому спору.

Апдейт по Apple vs FBI и решение суда в Нью-Йорке

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT