Социальное слабоумие и большие данные

8 февраль, 2019 - 15:25Андрей Тищенко

Форрест Гамп в фильме повторяет мамину фразу «stupid is as stupid does». Что-то вроде «тупость проявляется в поступках».

Слабоумию как социальному (а не медицинскому) диагнозу посвящено известное исследование американских психологов Дэвида Даннинга и Джастина Крюгера. Они изучали метакогнитивные искажения – разницу между настоящими способностями человека и его восприятием этих способностей. Было две гипотезы: что некомпетентный человек принимает неверные решения в силу низкого уровня квалификации, и что он не способен осознать неверность принятого решения.

Достоверность гипотез проверялась на ряде экспериментов. Участники тестировали свои способности в определенной области (логическое мышление, грамматика, чувство юмора, стрельба), а потом должны были предположить собственный уровень знаний и умений в данной области.

Обнаружились две тенденции: самые способные (компетентные) свои способности недооценивали, тогда как наименее способные люди (некомпетентные) их значительно переоценивали.

Во второй части эксперимента испытуемым показали результаты теста остальных участников и провели повторное самооценивание.

Компетентные по сравнению с остальными поняли, что они лучше, чем ожидали и начали оценивать себя более объективно. Некомпетентные после контакта с реальностью самооценку не изменили. Высокий уровень умений других и глубину нехватки своих они осознать не смогли. Не поняв и не признав этого, они и впредь будут приходить к ошибочным заключениям – без тени сомнения.

Вывод исследования известен как «эффект Даннинга-Крюгера»: люди, которые не знают, не знают (не осознают), что они не знают.

Социальное слабоумие и большие данные

Хотя идиоты считаются самой мощной организацией в мире – у них везде свои люди – им есть противовесы. В частном секторе товаров и услуг сам рынок вычищает неэффективных и нерезультативных участников. Деятельность с неочевидными метриками помогают оценить институты, поддерживающие открытую конкуренцию подходов и компетенций. Хорошо, если есть зрелые социальные изгороди, пресекающие пиковую активность деятельных идиотов. А если нет?

У компетентных есть тяжелое вооружение – информация. Терпеливо ее накапливая, толкуя и предавая огласке, можно кое-чего добиться, не дожидаясь зрелости институтов. Не преувеличивая значимости ProZorro для оздоровления экономики, соглашусь с Владимиром Поздняковым: аналитикам уже есть в чем покопаться. Администраторам и отладчикам баз данных известна важность журнала транзакций. Так и ProZorro – интересен не сделками, а детальным протоколированием происходящего. В морге разберутся.

Предвижу спрос на услуги агрегаторов данных. Кропотливый мониторинг волонтерами-расследователями бюджетных движений – только часть работы. Хочется видеть сводную информацию из разных источников по экономической эффективности предприятий и учреждений. В отраслевом срезе себе подобных.

Коммерческого сектора это тоже касается. “Цифровая” экономика – это не только электронный документооборот, самообслуживание экономических агентов и перенос капитальных ИТ-затрат в сервисные. Есть запрос на переработку информационного мусора хотя бы в цифровые «окатыши». Нужные для выявления закономерностей и связей большие данные уже есть.

Страна будет в неоплатном долгу, у цифровых майнеров.