`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Что для вас является метрикой простоя серверной инфраструктуры?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Михаил Закусило

Xiaomi — в предчувствии больших денег

+22
голоса

Что ожидает компанию Xiaomi при первичном публичном размещении акций на Гонконгской фондовой бирже, которое вероятнее всего состоится этим летом.

Все предпринимательские начинания безуспешны по-разному и удачливы одинаково – стартаперы в юности читают книги о Стиве Джобсе и дают себе слово следовать «заветам Ильича». Не исключение и Лэй Цзюнь (Lei Jun), основатель Xiaomi.

В 1987 году, будучи студентом в Ухане, провинция Хубей, что самом центре Китая на берегу реки Янцзы, он принял решение построить на родине что-то наподобие Apple. Похоже,  Лэй Цзюнь  в шаге от воплощения своей мечты – летом Xiaomi планирует выйти на IPO с оценкой от 50 до 75 млрд. долларов. Это будет крупнейшее в мире первичное публичное размещение с момента выхода на биржу Alibaba в 2014 году.

Хотя Xiaomi – один из самых успешных брендов потребительской электроники в Китае, но с момента старта продаж смартфонов в 2010 г., трудно сказать, оказались ли эти устройства монокультурой в экологической нише компании. До сих пор неясно, является ли Xiaomi китайским Apple либо позиционирование компании ближе к бизнес-модели Samsung или Sony? А может это просто ритейл с ограниченными возможностями?

Xiaomi - в предчувствии больших денег

Не секрет, что бренд Xiaomi ни на кого не похож. На протяжении многих лет складывался стереотип особой «американской мечты»: сфокусированной, внимательно реагирующей на мнение акционеров, одним словом – предсказуемой компании. В реальности же Xiaomi больше смахивает на перекачанного культуриста, что вполне соответствует китайским представлениям о правилах ведения бизнеса.  Это жестко контролируемый, гиперактивный, в некотором смысле авторитарный механизм с четко продуманной структурой распределения активов. Некоторые эксперты называют такой бизнес «разрушителем Китая». Выход на IPO бренда Xiaomi станет проверкой реальной ценности для инвесторов такой модели ведения бизнеса.

В Китае для Xiaomi важнее всего среда обитания, в которой, как и тысячу лет назад (с поправкой на реалии сего дня), важны знакомства с эстрадными знаменитостями, двусмысленные правила, агрессивная конкуренция, близость к мировому производству электроники и быстро меняющиеся вкусы пользователей. С точки зрения теории эволюции, все это позволяет идеально адаптировать бизнес к рыночным условиям. Ускорение, за которое так ратовал Михаил Горбачев, не на словах, а на деле стало лозунгом компании. Xiaomi сделала за последние семь лет больше, чем многие американские фирмы за период в семь раз больший, – почти три четверти из 18 млрд доллл. объемов продаж в прошлом году приходилось на смартфоны, где им принадлежит 7% мирового рынка.

Помимо смартфонов в портфеле Xiaomi есть и сотни других продуктов – от пылесосов до электрических велосипедов и даже 30% небольшого банка.

Еще одна особенность – вливание средств в успешные торговые предприятия, путем покупки в уставном капитале этих компаний небольших долей. Это привело к 20% падению cash flow в период с 2016 по 2017 гг. и имеет нарастающую тенденцию. Между тем жестокая конкуренция в самой Поднебесной не заставила себя ждать: в 2015 году Xiaomi понесла убытки, а в 2016 году резко снизился объем продаж после потери значительной доли рынка смартфонов в Китае.

Небольшое, но растущее число американских фирм, включая Alphabet и Facebook, исповедуют принцип двухклассовго акционирования. «Такой хоккей нам не нужен!» – говорят в Xiaomi и выводят жесткий управленческий контроль на новый уровень: у владельца компании всегда есть  большинство голосов. Как и фирмы «Большой тройки» – Baidu, Alibaba и Tencent – Xiaomi имеют «гибридную» структуру, чтобы обходить правила о наличии иностранных акционеров.

Понятие «иностранного акционера» здесь неразрывно связано с оффшорным бизнесом. Холдинговая компания на Каймановых островах, принадлежащая Xiaomi, имеет контракты с операционными подразделениями в Поднебесной. Так, впрочем, поступают многие представители китайских деловых кругов, например, – Yulong, владелец бренда Coolpad. Эти контракты дают прибыль и возможность управлять бизнесом, но не права собственности, которая остается в руках Лэй Цзюня. Понятно теперь, почему именно он олицетворяет бренд, привлекающий молодежь.

Достоинства Xiaomi являются продолжением его ошибок. «Ручное управление» означает быстрые решения, а близость к поставщикам дает возможность «торговать воздухом» – и компания демонстрирует потрясающие темпы роста. Пока транснациональные корпорации ищут на карте штат Уттар-Прадеш, Xiaomi с 2014 года стремительно развивает там с нуля самое большое производство смартфонов в Индии. До 2017 г. продажи их потребительской электроники утраиваются(!), а в самом 2017 году растут на 68%. Базовая операционная прибыль в текущем году должна, по предварительным оценкам, составить более 1,5 млрд. долл.

Все это оправдывает высокую оценку IPO? В Xiaomi говорят, что они находятся на полпути к иному измерению бизнеса, от с̶о̶х̶и̶ ̶производства к интернету. И понятно почему: за исключением Apple и Samsung, рентабельность производственной отрасли ужасна. Операционная маржа у Xiaomi составляет около 1% (милый треп на тему 5%, адресованный пользователям, не стоит принимать во внимание).

Бизнес, поставивший все на разработку и выпуск аппаратного обеспечения (вспомним, например, трудности Nokia в 2007 г.), годами пожинал мрачные плоды. Услуги – вот новый спасательный круг! У Apple, которая продает приложения, контент и внедряется в платежную среду, доход на базе аппаратной платформы iPhone, iPad и Mac уже 1,3 млрд долл. В прошлом году продажи услуг составили $26 за устройство или в валовом исчислении 33 млрд долл.

У Xiaomi пользовательская база состоит из 190 млн. смартфонов. Они тратят в среднем по 54 минуты в день на свои услуги (приблизительно 20% трафика), что приносит $9 с одного пользователя в год на рекламе и комиссионных от продажи игр, приложений и пр. Если компания сможет сохранить динамику продаж на рынке смартфонов, удвоив доход от услуг с одного пользователя, ее бизнес может стоить 35 млрд долл., надежно подпитывая оценку на IPO.

Кратко о рисках: они есть. Главный из них – падение доли Xiaomi на рынке смартфонов и, как следствие, сокращение числа потребителей услуг. Еще одна проблема – взаимоотношения с зарубежными пользователями. Украина не в счет, а вот продажи услуг на одного пользователя в Индии по-прежнему мизерные. Чего не скажешь о Baidu, Alibaba и Tencent – они как раз-то и расширяют свои экосистемы услуг и могут основательно потеснить Xiaomi с этого рынка. Чтобы остаться на плаву, компании, вероятно, придется реинвестировать в расширение клиентской базы большую часть средств вырученных из IPO, ориентировочно речь идет о 10 млрд долл.

Из сказанного выше следует, что ставка на Xiaomi не может дать ясную перспективу в силу постоянных рысканий стратегического курса. Это, правда, самый минорный сценарий. А еще в спину дышит плеяда новых бизнесов, ожидающих IPO. Здесь и перспективная Didi-Chuxing, которая предлагает интересные транспортные решения, диверсифицированные платежными проектами, и Meituan-Dianping с необычным подходом к поставкам продуктов питания. Вспомним, что у каждого из китайской «Большой тройки» были свои харизматичные идеи, определившие успешное IPO: Alibaba просетапила электронную торговлю, Tencent делает игры, а Baidu действительно что-то ищет.

Сегодня можно констатировать, что Xiaomi, созданная Лэй Цзюнем, – это не китайская копия Apple. Если ему удастся провести свой корабль через биржевые рифы, вместо подражания Джобсу, он сам станет объектом для подражания.

+22
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT