`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

BEST CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

У истоков облака Azure

+11
голос

Технологическая индустрия еще молода, но ее история уже богата мифами и легендами. Самый большой миф — о том, как на самом деле происходит изобретение, — это знаменитое «эврика», волшебный момент, ведущий к неизбежному успеху. В действительности изобретение является обременительным и долгим процессом, когда одна идея опирается на другую.

В технологической отрасли этот цикл изобретений охватывает эпоху, от мэйнфреймов и мини-ЭВМ до ПК, Интернета, мобильных устройств и облачных вычислений. Большинство компаний отрасли переходят от волны к волне, надеясь поймать каждую последующую в нужное время. Однако есть и создатели этих волн. Гиганты, на плечах которых стоит индустрия. Дейв Катлер (Dave Kutler) — один из них.

У истоков облака Azure

Дэйв Катлер

Однако как же все начиналось?

В 2006 году Амитабх Шривастава (Amitabh Srivastava) был корпоративным вице-президентом в подразделении Microsoft по Windows и занимался переосмыслением инженерных процессов организации. Рэй Оззи (Ray Ozzie) недавно был назначен главным архитектором программного обеспечения компании, и они впервые встретились в здании 34 в кампусе Microsoft. После четырехчасовой беседы Шривастава пришел к убеждению, что программное обеспечение не будет доставляться так, как было.

В то время офис Шриваставы находился напротив офиса Катлера, и оба часто приходили в офис пораньше. Вскоре после встречи с Оззи Шривастава вспоминает, как сказал Катлеру: «Я не знаю, что нужно сделать, но я знаю, что что-то радикально меняется, и мы должны пересмотреть наш подход».

После нескольких недель обсуждений Шривастава пришел к заключению, что Microsoft необходимо создать операционную систему для облака, и он определил свою первую задачу: привлечь Катлера. Тот в ответ на предложение не сказал «да» Шриваставе, но он также не сказал «нет». По своему опыту работы с Катлером Шривастава знал, что когда тот не сказал «нет», это хороший знак.

Рэй Оззи впервые встретился с Катлером в конце 70-х, когда тот работал инженером-программистом в Data General, конкуренте Digital Equipment Corporation (DEC). Он считал Катлера одним из самых выдающихся и плодовитых инженеров отрасли. «Степень, в которой Дейв продвинул компьютерную индустрию и бизнес, невозможно переоценить, — говорил Оззи. — Революционная работа Дэйва над VMS позволила DEC VAX стать убийцей категорий в эпоху 32-битных супермини. Когда сам ПК затем перешел с 16 на 32 бита, работа Дэйва над NT была непосредственно ответственна за то, чтобы позволить Windows снова стать убийцей категории. А по мере того, как компьютерный мир переключался с серверов на сервисы, работа Дэйва над Azure стала ключом к превращению Microsoft в одного из ведущих мировых поставщиков инфраструктуры облачных вычислений».

Натан Мирволд (Nathan Myhrvold), бывший главный стратег и технический директор Microsoft, считал Катлера одним из величайших системных программистов всех времен: «Написание программного обеспечения для систем с аппаратными ядрами — очень специфическая вещь. На каждого системного программиста приходится тысяча программистов приложений, которые программируют поверх ядра. Дейв как раз один из великих системных программистов».

В 1976 году DEC была любимицей технологической отрасли. Она и другие конкуренты, такие как Data General и Prime Computer, управляли вычислительной средой. Но Гордон Белл (Gordon Bell), главный инженер компании, был обеспокоен. Продажи флагманского продукта компании, ее 16-битной PDP-11, находились в состоянии стагнации, и конкурент, IBM, был на старте выпуска своего первого мини-компьютера. Ответом Белла было изменение игрового поля посредством представления новой линейки 32-битных суперкомпьютерных систем под названием VAX с новой ОС, которая будет обратно совместима с программами PDP-11. Поэтому Белл попросил Дэйва Катлера, тогда 33-летнего инженера, который присоединился к компании четырьмя годами ранее и сделал себе имя, разрабатывая операционные системы реального времени для PDP-11, руководить разработкой операционной системы VMS. Так Катлер стал старшим программистом. Белл сказал, что выбрал Катлера для руководства разработкой VMS, потому что «у нас обоих были одни и те же цели и конкурентные побуждения... Дейв — врожденный боец. Он действительно хочет победить».

Два года спустя на заводах DEC появились первые супермини VAX, которые быстро завоевали лидирующие позиции на рынке. Белл назвал Катлера «лучшим автором операционных систем в мире». Влияние VAX на мир во многом было связано с тем, что он был пуленепробиваемым. Компьютер был надежным. И это была заслуга Дэйва.

В 1982 году Катлер встретился с Беллом и объявил, что намеревается покинуть DEC, чтобы создать компанию с ученым из Ливерморской национальной лаборатории им. Лоуренса. После встречи с Катлером и его соучредителем Белл сделал встречное предложение, зная, как разочаровался Катлер из-за растущей бюрократии в штаб-квартире компании. Белл сказал ему: «Иди куда хочешь, возьми с собой кого угодно и делай все, что хочешь». Так родилась компания DECWest. Катлер решил разместить свой новый бизнес более чем в 3000 милях от штаб-квартиры DEC — в Белвью, штат Вашингтон, недалеко от Сиэтла и недалеко от Microsoft. Лен Кауэлл (Len Kawell) был одним из молодых инженеров, которые последовали за Катлером, чтобы организовать там операции. Кауэлл вспоминал: «Однажды Дейв позвал меня в свой офис и сказал, эй, я открываю новый офис в Сиэтле. Вы хотите поехать с нами?» Поэтому я приехал в Сиэтл в начале 80-х. Первоначально мы только собирались создать новую операционную систему реального времени для VAX, но в итоге мы создали MicroVAX и ОС под названием VAXeln, которая была операционной системой реального времени. В этот момент Дейв занялся аппаратным обеспечением, на самом деле проектируя кремний, поэтому мы с Роджером Хайненом (Roger Heinen) принялись за программное обеспечение«.

По словам Кауэлла, одна из вещей, которая отличала Катлера от других инженеров, это его понимание аппаратного обеспечения: «Дейв понимает аппаратное обеспечение, как никто другой, с кем я когда-либо работал. Многие люди думают на языке высокого уровня. Дейв думает на уровне регистров и инструкций машины. Когда мы делали MicroVAX I, Дейв написал микрокод (инструкции на аппаратном уровне) для машины».

В 1988 году Катлер покинул DEC, когда проект Prism его команды с новой операционной системой Mica был убит. Белл впервые представил Катлера Биллу Гейтсу в 1983 году. Пять лет спустя, Катлер присоединится к Microsoft, чтобы разработать новую портируемую операционную систему и создать новую волну.

Роб Шорт (Rob Short) работал в DECWest с 1982 года. После того, как DEC отменил проект Prism, Катлер и еще двое его коллег, ориентированных на бизнес, решили, что они могут основать новую компанию. «Но потом Дейву позвонил Билл Гейтс, — сказал Шорт. — Это нас взволновало, потому что в тот момент у нас не было высокого мнения о Microsoft». Этот звонок привел к последующей встрече с Гейтсом, Баллмером и Мирволдом.

«У нас был увлекательный разговор о том, куда движется индустрия, — вспоминал Шорт. — В какой-то момент я помню, как говорил: «Я не знаю, что на самом деле произойдет в мире аппаратного обеспечения». И Билл сказал: «Это не то, что мы думаем, а то, как мы собираемся формировать промышленность». Я никогда раньше не встречал никого, кто бы так думал».

Позже, 31 октября 1988 года, Катлер начал работать в Microsoft. Шорт и другие члены команды DECwest (пять с опытом работы с программным обеспечением, шесть с аппаратным обеспечением) вскоре последовали за ним.

Небольшая, но мощная команда бывших инженеров DEC и Стива Вуда (Steve Wood), одного из сотрудника Microsoft, начала с того, что потратила шесть месяцев на разработку спецификации для операционной системы — спецификации, которая в настоящее время находится в Смитсоновском институте.

Команда начала серьезно писать код в апреле 1989 года, работая более чем по десять часов в день шесть или семь дней в неделю. Основной целью было создание портируемой операционной системы, которая могла бы работать на архитектурах, отличных от чипов Intel x86, и воспользоваться преимуществами увеличенного адресного пространства, предлагаемого зарождающимися 32-разрядными микропроцессорами.

Цели для операционной системы NT были сложными и амбициозными. Команда должна была сделать ОС, которая была бы:

  • Портируемая и доступная для нескольких процессорных архитектур (MIPS, Alpha, PowerPC, x64).

  • Обладала бы возможностью запуска на нескольких операционных системах (POSIX (Unix), OS / 2 и Windows 32).

  • Была бы безопасна и удовлетворяла бы требованиям сертификата C2 (сертификация доверенного компьютера).

  • Работала бы на системах с несколькими процессорами (уникальными для индустрии ПК на тот момент) и была бы способна запускать несколько программ одновременно, опять же уникально для сегмента ПК.

Одной из самых сложных задач было тестирование системы. Команда решила, что у нее нет ресурсов, необходимых для написания полного набора тестов. Вместо этого они выбрали метод динамического стресса, который создает серьезную нагрузку на всю систему. Каждую ночь команда проводила стресс-тесты на сотнях машин. На следующее утро команда приходила в офис, выявляла и сортировала ошибки для ежедневного совещания по рассмотрению ошибок, начинавшегося в 9 часов утра.

Игровое поле также менялось. Сначала команда собиралась выбрать расширенный 32-битный API OS/2 в качестве основного «персонажа» системы, но позже они перешли на Windows 32, когда Windows 3.1 завоевала популярность (за шесть месяцев было продано 16 млн. копий). В результате команде пришлось расширить API-интерфейс Windows 16 до API-интерфейса Windows 32 и перепроектировать всю графическую подсистему. Другая особенно неприятная проблема заключалась в том, чтобы приложения DOS и Windows 16 работали в новой 32-разрядной среде. «Мы хотели написать современную операционную систему с нуля, — говорил Мирволд. — Мы также хотели иметь некоторую степень обратной совместимости с предыдущими системами, и здесь все было сложно. Но мы придумали различные способы сделать это, некоторые в моей группе, некоторые у Дейва ... Всегда трудно иметь обратную совместимость, когда вы делаете что-то совершенно новое, и вам хочется выбросить все прошлое. Но для клиентов очень важно иметь этот мост в прошлое. Понять, как мы можем это сделать, чтобы существующие приложения Windows могли быть перенесены и запущены на NT, было очень важно».

Мирволд вспоминал, что у команд была стратегия обработки приложений DOS, но приложения Windows представляли большую проблему. «Но мы заставили их работать, — сказал Мирволд. — Без этого я не думаю, что у Microsoft было бы большое будущее».

Катлер прекратил управлять всем проектом NT в 1996 году, но продолжал руководить разработкой ядра до 2006 года. В марте 2005 года он завершил одну из своих «самых приятных работ» в Microsoft, когда в партнерстве с AMD он помог разработать архитектуру AMD64. (64-разрядные расширения для 32-разрядной архитектуры x86).

Однако вернемся к облакам. Роль Катлера заключалась в разработке гипервизора для облачной операционной системы. «Дейв написал гипервизор; он был, наверное, самый эффективный, о каком можно было бы подумать. Он было полностью оптимизирован. Мы знали, что любая часть, написанная Дейвом, будет лучшей, — говорил Шривастава. — Дейв просто феноменальный парень. Он великолепен. Его трудовая этика удивительна. И у него очень высокая планка качества — Дэйв не срезает углы».

У истоков облака Azure

Рэй Оззи анонсирует предварительную версию Windows Azure

27 октября 2008 года Оззи выступил на конференции профессиональных разработчиков (PDC) в Лос-Анджелесе и объявил о предварительной версии технологии Windows Azure (теперь Microsoft Azure). «... Амитабх, Дейв и их команда уже несколько лет работают над нашей собственной платформой для вычислений в облаке, — сказал Оззи. — Она призвана стать основой всех сервисных предложений Microsoft как для потребителей, так и для бизнеса, а также в конечном итоге и для вас. И поэтому я хотел бы объявить о новом облачном сервисе, Windows Azure».

У истоков облака Azure

Амитабх Шривастава в кедах «Project Red Dog», которые смоделировал Катлер

Шривастава последовал за Оззи на сцену, надев кеды Red Dog, и сказал: «Мне приятно, наконец, обсудить Windows Azure, наш проект Red Dog, которым мы с Дейвом Катлером некоторое время спокойно руководили. Дейв — специалист по ядру, и у вас есть ядро Microsoft Cloud Platform. Ядра обычно малозаметны и никак себя не афишируют. У них нет ни блеска, ни сияния, но хорошее ядро позволяет другим создавать приложения-убийцы, и это именно то, что мы сделали. Мы создали платформу, которая позволит вам создавать приложения-убийцы».

Несколько лет спустя Microsoft Azure стала играть важную роль в облачном бизнесе Microsoft. На последней конференции разработчиков в Сан-Франциско Скотт Гатри (Scott Guthrie), исполнительный вице-президент компании Microsoft Cloud and Enterprise Group, заявил, что облачное хранилище Microsoft теперь управляет более чем 1 миллионом серверов в 30 уникальных регионах по всему миру. «Чтобы представить это в перспективе, — сказал Гатри, — это больше локаций, чем у Google и AWS вместе взятых».

26 ноября — не пропустите Dell Technologies Forum EMEA!

+11
голос

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 

Slack подает жалобу на Microsoft и требует антимонопольного расследования от ЕС

 
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT