`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

BEST CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

TSMC vs. UMC, или контрактное полупроводниковое производство «в лицах»

0 
 

Продолжая публикацию архивных материалов, предлагаем вашему вниманию материал из №34 (303) «Компьютерного Обозрения» от 13 сентября 2001 г. Каким было контрактное полупроводниковой производство 20 лет назад, когда две тайваньские компании TSMC и UMC были практически равными игроками.

Вне всякого сомнения, Taiwan Semiconductor Manufacturing Comparv (TSMC) и United Microelectronics Corporation (UMC) к настоящему времени стали своеобразным символом — символом контрактного производства, того, что в английском языке называют словом foundry. Причем не каждая в отдельности, а именно вместе: упомин; ние одной из них практически никогда не обходится без упоминание другой.

Согласно последним оценкам, на TSMC и UMC приходится около 70% мирового объема выпуска микросхем на контрактной основе. Правда, пока доля контрактного производства на рынке полупроводниковых компонентов равна всего 15%, однако ожидается, что к 2004 г. она достигнет 25%, а к 2010 г. — 50. А если учесть, что только в нынешнем году, который к тому же, как считают многие эксперты, станет чуть ли не худшим за всю историю полупроводниковой индустрии, с точки зрения динамики финансовых показателей, оборот в ней составит около 177 млрд. долл, (по прогнозам организации World Semiconductor Trade Statistics), перспективы открываются весьма и весьма значительные.

Фактически на сегодняшний день в сегменте контрактного полупроводникового производства уже сложилась ситуация, которую точнее всего можно описать политическим термином «двухпартийная система». Большинство экспертов сходятся во мнении, что, по крайней мере в обозримом будущем, остальным компаниям, работающим в данной области, можно рассчитывать лишь на очень незначительную часть рынка. К примеру, по итогам прошедшего года доля третьего в мире после TSMC и UMC контрактного производителя — сингапурской Chartered Semiconductor Manufacturing — составила всего около 7%. К слову, здесь же упомянем еще о двух компаниях, которые, по мнению наблюдателей, претендуют на роль заметных игроков в рассматриваемом сегменте. Это малайзийские Silterra и 1st Silicon, пользующиеся поддержкой соответственно Sharp и LSI Logic. Правда, они, как и большинство других контрактных производителей, пока имеют лишь по одному заводу, в то время как у той же Chartered их пять (причем два из них принадлежат ее совместным предприятиям с Agere Systems и Agilent Technologies).

Доминирующее положение TSMC и UMC на рынке объясняется достаточно просто: они первые, кто реализовал идею контрактного полупроводникового производства. TSMC, основанная в 1987 г. в рамках правительственного проекта при поддержке Philips (голландский электронный гигант до сих пор владеет приблизительно 22% акций компании), ориентировалась на это направление изначально, хотя, как отмечают эксперты, тогда не было абсолютно никаких оснований полагать, что при размещении полупроводникового бизнеса на Тайване он будет вестись успешнее, чем в других регионах. UMC, созданная еще в 1980 г. и первоначально выпускавшая собственные интегрированные схемы, переключилась на него в середине 90-х. Именно тогда на первый план начали выходить фирмы, занимавшиеся исключительно проектированием микросхем (fabless), заказы на изготовление которых размещались на стороне. Сегодня немало из них занимают ключевые позиции в IT-индустрии (к примеру, NVidia). В частности, в 2000 г. суммарный оборот только американских fabless-компаний достиг отметки 20 млрд. долл. Соответственно изменилась и роль контрактных производителей, раньше работавших, если можно так выразиться, «на подхвате» у ведущих поставщиков полупроводниковых устройств.

Необходимо отметить еще одно обстоятельство: подобный сдвиг дал серьезный толчок технологическому прогрессу в сфере контрактного производства. Так, если несколько лет назад те же TSMC и UMC отставали в этом плане от крупнейших фирм (в частности, IBM, Intel, Motorola, Texas Instruments) как минимум на одно поколение, то сейчас они находятся «на передовых рубежах» во внедрении новейших технологических разработок (таких, например, как 0,13-микронный процесс и 300-миллиметровые кремниевые заготовки). Дело даже дошло до того, что год назад появился первый прецедент лицензирования «в обратном направлении»: National Semiconductor лицензировала одну из производственных технологий у TSMC.

По итогам 2000 г. доход TSMC достиг 5 млрд, долл., увеличившись в сравнении с 1999 г. на 120% (размер прибыли оказался равным 2 млрд, долл.), а доход UMC — 3,4 млрд, долл, (при этом ее чистая прибыль составила 1,5 млрд.). На текущий момент персонал TSMC насчитывает около 14,5 тыс., а персонал UMC -почти 9 тыс. человек.
На первый взгляд может показаться, что TSMC и UMC если не «близнецы-братья», то очень похожи друг на друга. Отчасти это, конечно, так, однако на самом деле в стратегии каждой компании существует немало своих отличительных черт, о которых следует поговорить подробнее.

По словам Морриса Чанга (Morris Chang), основателя и председателя правления TSMC, главную задачу своей компании на текущий момент он видит в налаживании устойчивых партнерских отношений. Своеобразным идеалом, с точки зрения борьбы за привязанность заказчиков, для TSMC является модель инвестиционного банка. Цель в данном случае -обеспечить устойчивость своих позиций в ситуации, когда, как говорят некоторые аналитики, контрактное производство по своему характеру постепенно становится сравнимым с потребительскими услугами, в том смысле, что клиент может постоянно менять свои предпочтения.

Еще одна особенность TSMC заключается в том, что она имеет больше заказчиков и охватывает большее число сегментов полупроводниковой индустрии в сравнении с UMC. С этим обстоятельством многие связывают тот факт, что и уровень прибыльности у TSMC выше (по ряду оценок, он составляет около 35%).

UMC, в свою очередь, отличается тем, что в настоящее время пытается сформировать мощную группу компаний, ориентированных уже даже не на полупроводниковую, а на электронную отрасль. В частности, весной произошло слияние ее дочерней фирмы Unipac Optoelectronics, выпускающей ЖК-панели, с Acer Display Technology. Кроме того, недавно принадлежащая на 40% UMC World Wiser Electronics (вторым ее крупным акционером является Acer), занимающаяся изготовлением печатных плат, объединилась с тремя другими тайваньскими производителями, специализирующимися в данной области.

Вообще, наблюдатели отмечают, что UMC склонна к расширению за счет присоединения других фирм. Самое известное ее приобретение — покупка в 1998 г. полупроводникового подразделения Nippon Steel. Также она достаточно интенсивно инвестирует средства в компании, занимающиеся проектированием микросхем.

Ну и наконец, еще одна характерная черта UMC: по некоторым отзывам, UMC является более гибкой при заключении соглашений, чем TSMC.

Что касается такой достаточно широко обсуждаемой нынче темы, как перенос производства многими тайваньскими компаниями за пределы острова, то TSMC и UMC тоже не остались в стороне от этой тенденции. В частности, обе они строят заводы в Сингапуре в рамках совместных предприятий с Philips и Infineon Technologies соответственно. Кроме того, UMC имеет два завода в Японии (один из которых перешел к ней в результате сделки с Nippon Steel, а второй принадлежит ее совместному предприятию с Hitachi), a TSMC -завод в США, перешедший к ней после покупки фирмы WaferTech. Если же говорить о возможности переноса производства в Китай, то тут пока имеются препятствия политического свойства. Но даже если бы они исчезли, то, например, по словам Морриса Чанга, его компания не собирается предпринимать никаких шагов в данном направлении по крайней мере в течение трех лет, поскольку в них нет особой необходимости.

Конечно, сейчас полупроводниковая индустрия переживает далеко не лучшие времена, и это не могло не отразиться на TSMC и UMC: на текущий момент их производственные мощности загружены едва ли наполовину, а второй квартал обе компании завершили с потерями. Но при этом их поведение в сложившихся обстоятельствах опять же заметно различается. К примеру, UMC уволила часть своих сотрудников, вызвав немалый резонанс в индустрии, a TSMC заявила, что никаких сокращений персонала не планирует (подчеркнув, что затраты на эту статью составляют очень незначительную часть общих расходов). Однако более интересно то, что руководство TSMC придерживается оптимистической точки зрения, полагая, что наихудшее осталось позади, и признаки оздоровления должны появиться уже в третьем квартале, в то время как в UMC, напротив, готовятся к затяжному кризису, которым, впрочем, намерены воспользоваться, чтобы «продемонстрировать заказчикам и инвесторам свою силу в самых сложных ситуациях». Время покажет, чья тактика окажется вернее.

Про AI-рішення Microsoft та AWS мовою бізнесу від практиків Сrayon — 8 і 9 грудня

0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT