`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

BEST CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

RISC? V?

+44
голоса

Когда-то, был популярным блокчейн, и всё скоро должно было стать в блокчейне. Потом почти все забыли, что об этом хотя бы говорили, блокчейн технологии стали нишевыми, а ниши оказались то ли слишком тесными, то ли слишком надуманными (о криптовалютах ни слова). Ожидались «летающие автомобили» и даже летающие автомобили в блокчейне. О «smart city» (никто до сих пор не понимает о чём речь) тоже в целом забыли, где-то ещё остались очаги локальной активности, но это как раз совершенно нормально, так и должно быть, какие-то нишевые проекты будут всегда, но в целом кроме лёгкого дрожания воздуха в прошлом — ничего не произошло. Появились «умные» мусорные баки.

С другой стороны, индустриализация IT успешно завершена, и это ярко видно по даже заголовкам тематических ориентированных на профессионалов сугубо «индустриальных» новостей. Они стали лаконичными. Да и не сугубо профессиональные — тоже. Открываешь newscombinator, например. Коротко и понятно — «PaleMoon 29.0». Что это, о чём это, почему 29.0? С удивлением для себя узнаёшь, что есть такой... ещё один браузер, и он уже в 29й версии. Потрясающе. И в целом об этом сразу забываешь. Потому что браузеров много — ты один. Да и какой толк вообще менять браузер? Что от этого происходит? Говорят, мировая закулиса будет меньше за тобой следить, конечно. Но с другой стороны — зачем ты этой мировой закулисе, совершенно непонятно. А рекламисты всё равно до тебя доберутся. Хоть ты вырви сетевой кабель и отключись от всех источников информации.

От этого кажется, что много лет можно уложить в короткий текст. И о нём тоже забыть. Чтобы не забывать, в этом именно тексте всё будет как оно обычно было — никакой претензии на объективность, что и как вижу — про то и пою.

В общем, почти ничего не было, но хорошо, что был и есть RISC-V. Риск — это и есть риск. А «V» — это может быть и victory, и vendetta, по-разному говорят, бывает.

RISC-V — это не совсем новое описание семейства процессорных архитектур , но в большей мере это новая тема, от которой опять ожидается. Причем ожидания если не намного интереснее самой темы, то уж точно намного ярче. В апогее ожиданий (он, кажется, уже пройден) оракулы и гадалки дошли до полного исступления, их предсказания стали астрономическими — в 2019м Semico Research дошли до предсказания 62.4 миллиарда разных RISC-V основанных машин в 2025 году. Откуда брались такие цифры — понять трудно или даже невозможно, потому что, например, мировой рынок 32-битовых микроконтроллеров (а это самые массовые вычислители) в этом году уже оценивается в $10.67 миллиарда, что при средней цене 32-битового контроллера пусть $1 (в реальности она выше) даёт очень оптимистичную оценку в 11 миллиардов штук. Рост рынка также трудно назвать «взрывным», он безусловно есть, но демонстрирует тенденцию к снижению скорости (достаточно посмотреть данные Statista). Куда, кому и зачем в Semico собрались «пристроить» ещё 51 миллиард вычислитей — никто не знает, зато мы теперь чуть лучше знаем ценность подобных «сногсшибательных» прогнозов.

На этом забавном факте о прогнозах «забавности» RISC-V не заканчиваются. Во-первых, довольно трудно ответить на самый простой вопрос «а что это?». Это пригодное к синтезу описание процессорной архитектуры? Нет, пригодное к синтезу описание никто не даст «скачать за бесплатно», оно стоит денег даже в мире RISC-V. Но это все-таки описание архитектуры. Это промышленный альянс? И да, и не совсем. В RISC-V все играют понемногу, но здесь трудно делать какие-то реалистичные оценки, потому что тематические новости, мягко говоря, biased. Стоит кому-то из А-брендов проявить какой-то интерес к RISC-V, как наступает хорошо известный момент «заголовки лучше не читать», самый свежий пример — вакансия Apple, в которой дословно говорится о «SW and HW cross functional team which is implementing innovative RISC-V solutions and state of the art routines», из чего новостями делаются слишком далеко идущие выводы.

RISC? V?

RISC-V инфраструктура open source

Технические детали в этом тексте будут не нужны потому что... Нет, не потому что никто давно не программирует на ассемблере (неправда, я это делаю регулярно, но это особо несчастный случай, не советую повторять это дома), почти никому в реальном мире не интересны системы команд процессоров, их достоинства и недостатки. Последнее ещё и потому, что уровень если не образованности, то эмпирического опыта, растёт, а вот опыт лучше любых учебников объясняет, что в инженерии нет «серебряных пуль» (и не только в инженерии), есть компромиссные решения, которые в оптимальном случае не хуже заданных параметров. Кроме того, есть незаданные параметры, о которых принято скорбно молчать.

Дальше будет объяснено прямым текстом, почему.

Это не о технике. И не о процессорах.

Это об очень сложной и в то же время забавной системе отношений в индустрии.

Что намного интереснее нюансов кодирования какого-то битового поля в машинном слове.

Итак, прошлый год был годом «тихого шума» о RISC-V. Заголовки типа «The rise of RISC-V» были, можно сказать, обычными. Были и дерзкие заявления. В начале 2020 года компания Micro Magic объявила о полной и окончательной победе своего RISC-V процессора над процессорами Apple M1 и ARM Cortex-A9.

За этим шумовым фоном и под некоторым налётом хипстерства (очень мало текста, который можно быстро прочитать, зато много видео, которые надо долго смотреть чтобы узнать только часть того, что в тексте укладывается в пять предложений), происходили порой необъяснимые явления.

Например, Western Digital внезапно (не совсем) и зачем-то (в целом понятно зачем) заявила о себе как о новом игроке в мире процессоров. Что ещё интереснее (можно было поставить в кавычки, но не буду), к разработке RISC-V процессоров подключились именитые устоявшиеся производители, имеющие приличные пакеты давно лицензированной у ARM IP (Intellectual Property, так принято называть пригодные к автоматизированному синтезу схем и топологий микросхем архитектурные блоки, представленные на каком-то из языков описания «железа»).

Кстати, насчёт IP, и раз уж была упомянута Micro Magic. С начала 2020 года прошёл примерно год. Если в начале 2020 года у Micro Magic был работающий RISC-V процессор с выдающимися характеристиками, то у них уже тогда была IP, позволяющая синтезировать такой процессор. И такая IP очевидно является прекрасным товаром. Наверняка многие захотят такое купить. Особенно если при таких параметрах предложить конкурентную цену. Так вот — http://www.micromagic.com/ip.html ... И вопрос можно считать закрытым. Продолжим.

Например, RISC-V занялась Microchip, получившая практически всю нужную IP в одном пакете с приобретением Atmel — была такая компания, которую если кто и незаслуженно помнит, то из-за Arduino, заслуженно её можно помнить за даже не набор команд и архитектуру процессорного ядра AVR (Atmel никакого отношения к ним не имела, их разработали два норвежских студента, имена которых помнит разве что википедия), а за удачный выбор AVR и за крайне неудачную коммерциализацию этого выбора. Впрочем, в Microchip эту неудачную коммерциализацию так ярко исправили (что является редчайшим явлением после любого поглощения), что я об этом напишу отдельно, вот это действительно заслуживающая внимания история, а заодно это и полезно когда скучно — совсем мелкие и условно «простые» компьютеры до сих пор способны радовать любого любопытного человека просто возможностью понять как в них что работает. Ну и можно сделать какую-то полезную мелочь, самодельных бесполезных мелочей не бывает, потому что сам процесс их делания — уже польза. С не совсем мелкими компьютерами всё давно настолько совсем не так, что уже особо никому и не интересно. Этот эффект был хорошо заметен после появления высокопроизводительного процессора у Apple — насколько мне было видно, никого особо не интересовало а почему, собственно, он такой производительный? Мало что точный ответ на такой риторический вопрос сомнительно публично доступен (потому что Intel и AMD не дремлют), так и пара невнятных статей об этом только добавили неопределённости. Через неделю все пожали плечами, всё утихло, и даже могучая маркетинговая машина Apple с этим ничего не смогла сделать.

RISC? V?

Arduino совместимая плата разработчика HiFive1

Вернёмся к RISC-V. В прошлом году этому набору команд, определяющему в каком-то смысле архитектуру процессора, исполнилось 10 лет. Как и придуманный норвежскими студентами набор команд AVR, RISC-V имеет академические корни, и этот проект никогда не был «обласкан» специальным финансированием, но он был реализован косвенно под зонтиком из грантов Microsoft (самый значительный грантодатель), при финансовой поддержке скромных спонсоров (Intel, Samsung, National Instruments, Oracle, Nvidia и Nokia), а также, — как можно обойтись без военных, — при поддержке DARPA (но почему-то исследований в области фотоники).

Что особенно интересно в этой уже давней истории — все результаты проектов основной финансируемой структуры (лаборатории параллельных вычислений ParLab) были open source и распространялись на основе BSD лицензии. Из нашего мира очень трудно представить себе такое, но так оно работает — Microsoft выделяет учёным $10 млн на 5 лет, остальные к этому добавляют ещё приличные суммы и оборудование, и всё для того, чтобы результаты работы стали де-факто публичными и доступными всем с минимальными ограничениями (которые даже не обязывают упоминать спонсоров процесса). Это вообще законно?

И есть ещё одна, но уже неинтересная деталь. По каким-то причинам, незначительная деталь истории RISC-V старательно обходится стороной в, скажем так, официальных источниках. А именно, — давний учебный характер RISC-V. Это когда-то давно было чем-то вроде знаменитой даже не виртуальной, а мифической машины Дональда Кнута MMIX. Нечто, что давало возможность студентам «почувствовать машину» на самом нижнем уровне машинных команд.

И по причине того, что RISC-V не был целевым продуктом проектов, в которых он создавался, и потому что никакой новизны в RISC-V не было и нет (факт, призанный и подчёркиваемый самими разработчиками), патентная защита никого не интересовала, и в конце концов RISC-V стал всеобщим достоянием, после чего public domain изменилась на лицензию Creative Commons. К слову, DARPA сыграла важную роль в дальнейшей судьбе RISC-V, ничего не меняя в условиях всеобщей доступности результатов.

К этому моменту даже у тех, кто никогда не слышал о существовании RISC-V, должен возникнуть вполне законный вопрос — но раз в этом 10-летней давности наборе команд, от которого до реализующей его архитектуры — очень дорогой и долгий путь, а от архитектуры до материального процессора — ещё один, тоже очень недешёвый и небыстрый, нет ничего нового, то из-за чего вообще шум?

И вот это самый интересный вопрос.

Для начала заглянем в список основателей RISC-V Foundation. Список забавный.

Двум компаниям в нём точно есть что делать на ниве пусть не выдающихся новизной, но зато не требующих отчислений, процессорных архитектур. Речь о двух производителях FPGA — Lattice и Microchip. В силу специфики и возможностей, FPGA (устройства, внутреннюю аппаратную архитектуру которых может задавать пользователь) давно позволяют «прошивать» в них процессоры, и эта возможность востребована для создания «заточенных под прикладную область» архитектур, которые в жизненном цикле конечного продукта возможно надо будет изменять. Такие синтезируемые процессоры есть, в некоторых количествах, но они требуют лицензионных отчислений, потому что чаще всего они разрабатываются не самим производителем FPGA. Само собой, просто разработанного процессора для его применений сейчас очень мало, нужна инфраструктура разработки уже для него самого — компиляторы, системные библиотеки и фреймворки и т.д. Всё это очень долго, дорого и большой RISC, когда речь идёт о новом наборе машинных команд. В общем, интересы Lattice и Microchip можно понять.

IBM и Google можно вычеркнуть из списка требующих сложного анализа компаний — при их масштабах они, кажется, участвуют везде просто «на всякий случай», те годовые гроши за участие в консорциуме (или в любой организации) их совершенно не тревожат.

Малоизвестная компания SiFive объединяет отцов-создателей RISC-V и отличается хорошо заметной и чёткой стратегией, полностью копирующей стратегический опыт ARM. Здесь достаточно упомянуть, что в начале 2020 года компания наняла Криса Латтнера, основного автора LLVM (технологический фундамент разработки парсеров языков программирования и генераторов кода для компиляторов), соавтора Clang (фронтэнда компилятора семейства C-подобных языков), одного из ведущих разработчиков языка Swift и т.д., в общем, одного из лучших специалистов в области «инструментального оснащения процессоров». В SiFive Латтнер занимает сложно переводимую должность Senior Vice President of Platform Engineering.

Western Digital является основным «мотором» и процесса материалиазции, и компании SiFive, которая, в свою очередь, является претендентом на роль основного «материализатора» RISC-V процессоров.

Роль WD в целом интересная и неочевидная. В 2019м году WD одновременно анонсировала и открыла на уровне IP своё собственное процессорное ядро с системой команд RISC-V (SweRV EH1), после чего заключила сложный многоуровневый и малопонятный договор с SiFive с намерениями обеспечить рынок для RISC-V процессоров в объёме до 1 млрд. штук (откуда такая цифра — в целом, понятно, WD говорила фактически о рынке микросхем контроллеров SSD, в которых какой-то процессор обязательно нужен), но у SiFive уже был свой довольно похожий на SweRV процессор E76 (или они одно и то же, трудно сказать), потом было много всякого, но в апреле 2020 года WD продолжила собственную линейку SweRV новой моделью EH2 (первый RISC-V процессор с поддержкой двух потоков ядром). Что ещё интересно в этой истории — неафишируемые утилитарные потребности WD и её активность в RISC-V мире никак не касаются никакой возможной «битвы гигантов» (масштабов Intel/AMD/Arm). WD, как многим производителям систем на кристалле, эти масштабы не по зубам. У них мишени скромнее. Например, Synopsis ARC — популярное лицензируемое настраиваемое процессорное ядро (число лицензиатов больше 200, WD в списке) с примерным годовым объёмом производства реальных использующих его микросхем порядка 1,5 млрд штук. Бизнес-модель Synopsis стоит на роялти (отчислениях с каждой проданной микросхемы, использующей ядро ARC). Теперь масштабы обещаний в договоре WD-SiFive обрели большую чёткость. Ни о каком «масштабном изменении мира» речь уже не идёт, у WD очень чёткая стратегия и весьма хитрая тактика (WD же тоже нужны компиляторы для разработки своих контроллеров SSD, но вот этот огромный кусок работы WD не то, чтобы не по зубам, но втягивание в него неизбежно приведёт к отрицательной прибыли всего начинания). Да и в основе всего этого лежит вовсе не снижение стоимости проектирования новых процессоров и не лицензионное отчисление за использование набора команд, а роялти-модель, которая явно становится значимой в условиях непрерывного снижения цены готового продукта.

Вероятнее всего, открытое участие Qualcomm в «RISC-V движении» также связано с потребностью свободного от роялти хорошо поддержанного на уровне разработки маленького утилитарного процессорного ядра, которое явно нужно в больших системах на чипе на основе ядер того же ARM «here-there-everywhere». К слову, для таких мелких утилитарных процессорных ядер и в целом микропроцессоров и микроконтроллеров в Texas Instruments придумали даже название — housekeeping micro. Это очень интересная тема, заслуживающая отдельного обсуждения. В конексте RISC-V главное — понять, что в большой системе на чипе (SoC) может быть одно большое основное процессорное ядро и десяток-другой невидимых и чаще всего недоступных использующему эту SoC разработчику housekeeping micros, выполняющих самые разные минимальные, но крайне необходимые функции (управление питанием, переключение сигналов и шин, внутренние измерения параметров и т.д.). И роялти здесь становится не просто ощутимой, а болезненно ощутимой.

Кто не ленится открывать ссылки, тот конечно заметил, кого нет в списке основателей RISC-V Foundation. Intel и AMD, конечно. Само собой, в этих компаниях, мягко сказать, переживают из-за продемонстрированной Apple возможности «больших» процессоров ARM. Но в открытую войну с ARM не вступают (потому что прямое участие в подобном консорциуме равносильно прямому объявлению войны). Но... Если присмотреться к истории финансирования той же SiFive, то можно увидеть в списке инвесторов, например, Intel Capital с необъявленной суммой. С другой стороны, теории заговоров и «дружбы против кого-то» тут излишние просто потому, что Intel Capital инвестирует «по площадям» — инвестиционный портфель уже явно больше $13 млрд, а число получивших инвестиции компаний превышает полторы тысячи.

Ну и последнее об активных участниках «RISC-V движения». Конечно же, это китайцы. Китайским компаниям не удалось «втиснуться» в мировой рынок процессорных архитектур и явно очень долго не удастся это сделать. Копирование старых и устоявшихся архитектур (китайские компании производят забавные микроконтроллеры с клонированными системами команд, например, Microchip PIC, и теперь вроде подбираются к младшим моделям ARM Cortex M) никаких особых дивидендов не приносит, кроме того, подобные продукты очень трудно выводить на международные рынки, это сугубо для внутреннего потребления в Поднебесной (где почему-то потребительский рынок с ростом доходов всё больше предпочитает некитайские товары, наверное, потому что китайцы слишком хорошо знают как у них реально работает локальное производство (смайлик)). Так что для китайской индустрии RISC-V как цельная сквозная система от набора команд до средств разработки — очень лакомый кусок. Особенно если участвовать в этом куске можно только деньгами, ещё и сравнительно небольшими. Но с другой стороны, мелкие дешёвые процессоры достаточной для большинства реальных задач производительности, очень интересуют военных. И ситуация становится ещё интереснее и сложнее. Потому что немногие (кроме самих китайцев) заинтересованы в косвенной поддержке усиления китайского военного потенциала.

В общем, вопросов о RISC-V намного больше, чем один. Но факт остаётся фактом — живой рабочий RISC-V процессор можно купить уже сегодня. В разных исполнениях. Как «большой», так и «маленький», всё равно это будет машина с набором команд RISC-V. Не могу сказать, что покупка будет выгодной прямо сейчас (больше того, могу сказать — она будет невыгодной и, в практическом смысле, скорее всего, бессмысленной, из доступного для удовлетворения любопытства можно назвать, например, контроллер Freedom E310 и отладочную плату разработчика на нём).

Пора сделать отступление в немного неожиданную область. Я очень люблю такие отступления. Вся жизнь из них состоит потому что. Есть такая интересная книга Джереми Рифкина — «The Third Industrial Revolution...». Безусловно бестселлер, только официальный проданный тираж только в Китае превысил 400 тыс. экземпляров (что уже говорить о неофициальном распространении). Её стоит прочитать вовсе не потому, что её прочитали 400 тысяч (+ неизвестно сколько ещё) китайцев, а потому что она интересная и небесспорная. То, что Рифкин называет «третьей промышленной революцией», может являться далеко не первой (и не последней) очередной промышленной эволюцией.

А вот действительно революционное изменение в промышленности вполне возможно что сделала одна маленькая британская компания, которую купил японский гигант SoftBank за $40 млрд. (что составляло 40% капиталов SoftBank). Компания ARM, конечно. Потому что ещё к 2019 году всяких-разных процессоров и контроллеров всяких-разных архитектур ARM было произведено примерно больше 160 миллиардов. Примерно по 23 штуки на каждого населяющего планету человека, включая младенцев и глубоких стариков, которым никакие процессоры и контроллеры не очень-то и нужны (или ещё, или уже). При таких цифрах приходится признать — речь идёт о явлении планетарного масштаба. А если к масштабу добавить маленькую деталь — всё это произведено не самой ARM, потому что ARM не производит ничего материального вообще, — мы получим настоящую картину третьей промышленной революции. ARM производит IP — наборы команд процессоров, пригодные к синтезу «в кремнии» описания архитектур, реализующих эту IP, совершенно внешние к любому материальному соглашения об именах в этих IP (что стало отдельным событием, к этому уровню нематериального производства ARM пришла далеко не сразу, но эффект был впечатляющим), программную поддержку для этих IP начиная от компиляторов и генераторов кода и заканчивая интегрированными средами разработки ПО (далёкие от темы люди и не подозревают, что ARM по ходу дела «тащит» на себе и поддержку компилятора gcc для своих архитектур, и это более чем неплохой компилятор). В общем, ARM радикально изменила индустрию, отделив огромный кусок очень дорогостоящего проектирования огромного сегмента продуктов и от ориентированного на конечного потребителя проектирования, и от производства материального продукта.

Каким образом маленькой ARM удалось стать явлением планетарного масштаба, можно строить разные версии. Начиная от вселенского заговора рептилоидов, и дальше. Но если бритва Оккама ещё не затупилась, то версия остаётся только одна — маленькая ARM создала и гениально развила совершенно новую модель индустрии, которая оказалась идеально соответствующей потребностям всех участников этой самой индустрии. Что безусловно является революционным явлением. Даже писучие великие Вожди, наплодившие по 50+ томов умных псевдонаучных работ, при всех доступных им ресурсах не породили такого явления, и это очень хорошо, потому что для материализации их нематериального наследия, — по 23 штуки комплектов из 50+ бумажных томов на каждого человека планеты, — пришлось бы вырубить всё, что ещё не выросло и на Марсе.

И вот, на фоне этого планетарного явления, мы видим нечто новое — RISC-V. И нечто странное, потому что это уже не совсем новое. Или даже совсем не новое.

Во-первых, от описания системы команд до реализующей её эффективной архитектуры, мягко говоря, довольно далеко (что значит или очень дорого, или очень долго, или, чаще всего, просто очень дорого и долго). Что значит — без повторения модели ARM не обойтись, лицензирование конечно будет, только лицензироваться будет не система команд, но пригодные к синтезу модели процессоров. И уж точно никто не гарантирует, что в итоге где-то не появится модель роялти (смайлик).

Во-вторых, ничего радикально нового по сравнению с моделью нематериальной индустрии ARM это не даёт никому. Потому что разрабатывающие микросхемы fabless компании и без того отлично себя чувствуют, и некоторые вполне способны проектировать свои собственные архитектуры.

В-третьих, успех ARM показывает, что индустрия нуждается в предсказуемости и в некоторой централизации управления не ресурсами вовсе, а именно что нематериальными assets. Но это как раз не совсем новое. Например, стандартизация — явление далеко не новое, но обеспечить её можно только централизованным управлением нематериальным ресурсом — стандартами, их гармонизацией, механизмами обеспечения соблюдения стандартов и контроля за их соблюдением в материальных продуктах.

В-четвёртых, по нейтральным оценкам специалистов, речь не идёт ни о колоссальных выгодах, ни, тем более, о модели «теперь кто угодно может сделать свой процессор». Свободный от лицензирования набор команд процессора даёт экономию в процессе проектирования до 10%, что является ощутимой цифрой, если бросить взгляд на реалистичную оценку стоимости проектного процесса — от $100 до $200 млн. То есть, конечно же, теперь каждый может сделать свой процессор, условно говоря, на $10 млн дешевле (в идеальном случае), но всё равно $90 млн минимум где-то найти придётся. А то слишком громко звучали голоса полубезумных адептов абстрактных «свобод», по-ленински обещающие «скоро каждая кухарка сможет сделать свой процессор».

В-пятых, защита набора команд от, скажем так, вольного с ним обращения, является вынужденной мерой. Потому что в реальном мире только компиляторы, без которых никакой процессор никому не нужен — продукты астрономической цены, требующие непрерывной разработки, и, что особенно интересно — сложность этих продуктов преподносит непредсказуемые результаты. Уже упомянутый Clang, которому как проекту много лет (больше 16 минимум), от релиза к релизу убедительно показывал насколько всё непросто в компиляторах — то он побеждал старый добрый GCC в каких-то тестах, то триумфально проигрывал во всех, то доходил до почти партитета (в половине тестов проигрывал, в половине — выигрывал), и эта история ещё далека от завершения. Вольность расширения системы команд процессора означает дополнительные риски и нагрузку на разработчиков компиляторов. Увы, это факт. И, увы, этот факт в другой формулировке лежит в основе модели RISC-V и подаётся как достоинство — теперь можно расширять систему команд в соответствии с потребностями прикладной области, для которой проектируется процессор. Здесь уже не стоит говорить о фрагментации системы команд, здесь уже надо говорить о скорости реакции разработчиков генераторов кода компиляторов на потенциальные запросы разработчиков процессоров. Кому нужен процессор, компилятор в production quality для которого «скоро появится» (под словом «скоро» можно понимать N+1 лет, где N — произвольное число)?

Так в чём же тогда феномен RISC-V и почему это можно считать явлением? Далеко не многое когда-то шумное в индустрии продержалось на плаву 10+ лет и дошло до материализации конечных продуктов.

Возможно, никакого феномена и нет вовсе, и ответ именно в этом.

Вполне возможно, что завтра будет ещё три удачных системы команд, далеко не новых, и поддержанных какими-то консорциумами, в составе которых будет как минимум пять компаний, сегодня состоящих в консорциуме RISC-V.

Более того. Вполне возможно, что кто-то создаст математический аппарат, позволяющий генерировать Парето-оптимальные системы команд процессоров на основании множества критериев (разве это запрещено?). Потому что после любой промышленной революции начинается этап индустриализации, и, возможно, именно этот этап мы сейчас и видим в истории RISC-V.

И дело точно не в китайцах, которые пытаются изящно скромными инвестициями «за недорого вписаться» в общемировую систему на уровне выше концентрации производственных мощностей. Просто потому, что давным-давно есть доступность IP лицензий ARM, есть небольшая (10% составляющая в стоимости проектирования процессора) цена лицензирования системы команд, но серьёзные финансовые ресурсы Китая и китайских бизнесов никаких выдающихся результатов при всем этом не показали. Европейские производители, например ST Micro и NXP, добились впечатляющих успехов. Китайские — нет. И удешевление на 10% процесса проектирования за счёт RISC-V в такой ситуации помогает примерно никак. Потому что эти 10% ничего не решают.

И дело не в open source, как ни странно. В целом, открытость RISC-V совершенно не способствует бурному развитию процессорной индустрии там, где её никогда не было. Потому WD спокойно раздаёт IP своих RISC-V, никому это никак не грозит и не помогает. Больше того. Я когда-то это говорил, скажу ещё раз — при росте сложности любой системы наступает такой пороговый момент, когда любую систему можно делать open source. Потому что стоимость вхождения в участие в разработке будет такой, что никто в туда входить не станет, кроме тех, кто там был всегда. Есть этому забавное подтверждение благодаря именно системам поддержки open source разработок — достаточно заглянуть, например, сюда, а потом пробежаться по репозиториям из ссылок отсюда. Вы тоже можете сделать форк репозитория, и, тем самым, увеличить счётчик форков. От этого ровным счётом ничего не изменится.

Итого.

Это хорошо и интересно, что есть ещё одна система команд процессоров, и её развивают на всех уровнях — от специфических систем проектирования аппаратных средств на уровне языкового описания (если кому интересно — речь об экзотике Chisel, которая на основе экзотики Scala), до генераторов кода компиляторов.
Но не больше.

Это даже не забавно, что наблюдается, мягко говоря, некоторое эпигонство в «RISC-V системе» и довольно унылое откровенное старание повторить успех ARM.

Ничего другого не следовало и ожидать. Индустриализация вообще довольно унылый процесс, это только первопроходцам интересно и увлекательно, потом начинается рутина и инновации.

Это нормально, что под потоком заголовков и материалов, обещающих и утверждающих скорую и невероятной мощности революцию, совершенно не скрываются простые и очень практичные «нишевые» интересы. Всегда так было. И будет.

Это забавно, что большие дистрибьюторы компонентов спешат сделать отдельные разделы для RISC-V, особенно это забавно потому, что заполнять их пока особо нечем, от чего в них можно найти что-то даже и смешное (например, Mouser может повеселить статьёй о максимизации ROI в новых проектах за счёт системы команд процессора, не буду показывать пальцем, просто покажу тематический раздел).

Это дерзко. Наверное, слишком. До той степени слишком, что иногда нужно говорить о профанации. «Это не open source процессор... Это открытый стандарт разработки новых процессоров... Спецификации открыты, и каждый может их реализовать». Если после золотых слов «and anybody can implement it» добавить очевидно недостающее «надо всего лишь взять простой советский...», получится замечательный рекламный баннер, мы все любим эти рекламные баннеры. Ну, конечно, не каждый может. Далеко не каждый. Настолько далеко не каждый, что тайваньская Andes Technology (один из игроков зарождающегося RISC-V рынка) уже лицензирует готовые ядра процессоров с системой команд RISC-V. То есть, по сути, делает то же самое, что делает ARM, правда, без какого-то заметного успеха — пока что в новостях компании замечен один вроде как лицензиат, стартап EdgeQ, обещающий что-то одновременно очень модное и огромное — то ли базовую станцию 5G на чипе, то ли border AI processing engine, то ли ещё что-то, точно понять это невозможно.

Это поток мантр. Что плохо. Заезженные пластинки плохо звучат. Непрерывное повторение слов open source плохо сказывается на open source. В конце концов, IBM методично и без большого шума поддерживает своё open source аналогичное начинание, OpenPOWER, и на синтезированных процессорах на основании системы команд и IP OpenPOWER уже есть некоторое количество коммерчески доступных продуктов, но ничего существенного в общей картине мира этот факт не меняет.

У меня лично нет ответа на вопрос «что такое вообще эта RISC-V?». Это может быть что угодно. Никто не знает, что из этого получится в итоге. Никто не может предсказать.

Потому я подожду ещё годик. И вспомню о RISC-V. И это может быть интересным (или не будет, кто знает).

Вы можете подписаться на нашу страницу в LinkedIn!

+44
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT