`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Андрей Зубинский

Вне формата и совершенно не "итоги года"

+1414
голосов

К концу года принято писать о событиях, которые если не поразили, то хотя бы удивили. Напишу свою версию, потому что подозреваю – она будет отличаться от прочих. Это очень субъективно, потому, наверное, и должно быть интересным не только мне. В конце концов мы видим мир по-разному, из разных точек зрения, и это замечательно.

Начну с малого в большом. Потому что в нём можно рассмотреть нечто большое.

«Большим» является громадная надсистема, в которой существуют индустрии, государства и прочее. Если хотите, - надсистема общественных отношений.

В ней действительно удивил взрыв crowdfunding. Или, если больше нравится точность, финансирования проектов гражданским обществом

У нас есть определение гражданского общества, и оно кривенько говорит нам о сфере самопроявления свободных граждан. Чем crowdfunding бесспорно и является.

Если взглянуть на небольшой список проектов, информационно «поддерживаемых» только сайтом CNXSoft, можно просуммировать цифры в табличке и получить весьма внушительную сумму – примерно $22.500.000. И это капля в море, потому что crowdfunding проектов не счесть.

Удивительное явление. По-моему, в нём можно усмотреть этакий стимпанк – «откат» к мелким мануфактурам, союзам ремесленников и прочему старому доброму викторианскому. Только вместо обязательного парового двигателя (какой же стимпанк без него) здесь по большей части доступность электронных и программных компонентов. Хотя есть всякое, конечно.

Ещё два удивительных явления «из той же оперы» по моему мнению – внезапный расцвет популярности альтернативного firmware («прошивок») для мобильных устройств, невероятный взрыв в числе проданных компьютеров-полуфабрикатов Raspberry Pi и всей экосистемы Arduino. Я бы ничего об этом не сказал, если бы не цифры. Альтернативная «прошивка» CyanogenMod используется на 10 миллионах аппаратов по всему миру. На деле – наверняка даже на большем количестве. Я понимаю, что в комментарии непременно придут выдающиеся бизнесмены, которым 10 миллионов пользователей по сравнению с миллиардом активаций Android – не цифра. Большого плавания им. Я же стараюсь презрение к «мелочи» удерживать в узде и хорошо понимаю, что за аудиторию из 10 миллионов пользователей тигры любого размера и саблезубости готовы драться всерьёз. А тут такой вот феномен. То же самое – взлетевшая за 2 миллиона выпущенных компьютерчиков Raspberry Pi. Казалось бы. Чистый полуфабрикат. «Из коробки» не работает. Блока питания нет. Стабилизатор напряжения греется. Карточку памяти надо докупать, etc. И вдруг за год – взлёт продаж на чуть ли не полтора миллиона единиц.

Как бы сводя воедино все три эти элемента, осмелюсь предположить, что множества краудфаундеров, потребителей «полуфабрикатной» продукции и «стороннего» firmware, пересекаются с ощутимой мощностью (числом элементов) результата. Впрочем, это предположение не настолько важно, важнее другое – кажется, мир потребительского настолько забыл о гиках, geeks (которые в своё время стали основой его формирования, посмотрите на фотографии молодых «ботанов» - Гейтса, Джобса, etc), что слишком многим становится в нём неинтересно. И это хорошо. Это значит – будут новые Гейтсы и Джобсы, регенерация работает. По моему мнению, это очень важный эффект. Особенно на продолжительных временных промежутках.

Но у этого эффекта есть и ещё одна составляющая. Именно «долгоиграющая».

И вот теперь попробуем рассмотреть обещанное большое. Параллельно с «обкаткой» механизмов краудфандинга идёт развитие прямого производства. Если хотите проще – 3D-печати узлов и роботизированной сборки готового. А доступное прямое производство – это, в первую очередь, совершенно новые возможности для мелкосерийного производства, в котором стоимость проектирования составляет львиную долю затрат, а скорость проектирования определяет выживание.

И мне совершенно не кажется, я могу обоснованно утверждать – подготовка гражданского общества краудфандингом на фоне развития прямого производства есть не что иное как медленное созревание новой промышленной революции.

Которая существенно увеличит количество производителей конечной продукции, изменит её характер, и непременно скажется на количестве доведенных коммерческой эволюцией до масштабов монстров компаний. Их тоже станет больше, а масштабы их непременно уменьшатся. Это очень интересный виток развития, впрочем, нас он совершенно не касается, у нас и проблемы иные, и направление движения. И даже не факт, что мы сможем рассмотреть происходящее, потому что, например…

В области личных отношений с большим миром (которые иллюзорно тесны из-за свободного доступа чуть ли не к любой информации, а после Сноудена, так и вовсе, кажется, к любой) поводом для персонального удивления стала норвежская Opera. Год был для всех далеко не лучшим, в начале года бродили слухи о возможном приобретении Opera зачем-то Facebook’ом, потом, в начале же года, в Opera круто изменили отношение к мобильным платформам, отказались от собственного «движка» рендеринга в мобильных браузерах, и тем самым вошли в непосредственную конкуренцию с прочими разработчиками, использующими WebKit, в общем, события были загадочными, первые версии обновлённой Opera для мобильных устройств оказались, как положено, сыроватыми. И вот к концу года Opera показывает финансовые результаты – а там загляденье и мечта любого бизнесмена. И, что особенно удивительно – успешная деятельность Opera (например, в быстро растущей и составляющей на конец 3-го квартала 30% в структуре доходов области Mobile Publishers and Advertisers) совершенно не заметна из нашего пространства. Вообще. Смотришь в цифры, смотришь на название – и не понимаешь о чём речь. То есть, даже и понимаешь. Но не видишь проявлений. Удивительнейший эффект открыла мне эта компания Opera. Эффект изоляции в условиях доступности информации. Который объясняется и иллюстрируется следующим графиком из финансового отчёта Opera (не имею поводов ему не доверять, финансовые отчёты читают в том числе и люди, которые сразу высмотрят что-то явное не то):

 Вне формата и совершенно не "итоги года"

Тут всё понятно (ну нет там до 2016 года зелёного цвета совсем, наши беспроводные сети безукоризненно прекрасны, и в них бурно расцвели бизнесы, что заметно), поэтому не будем о грустном, разве что констатирую – совершенно невозможно пытаться понять из несуществующего то, что где-то существует. И да, – новая мобильная Opera хороша. Я ей пользуюсь каждый день, спасибо, Opera, а мы пойдём дальше.

В «геотектонических» явлениях персональным удивлением стали китайские производители ПО и web-сервисы. Неожиданно для себя, к концу года обнаружил, что стал изрядно зависим от китайского мобильного офиса производства Kingsoft и от китайского же сервиса WizNote. И с не меньшим удивлением заметил, что я не один такой за пределами Поднебесной. По-моему, это первый год, когда китайское ПО стало если не значимым, то очень заметным во всём мире и более чем достойным. Что, собственно, подтверждается экспансией той же Kingsoft в США. А там же, за «великой стеной», есть свои гиганты, которые совершенно не известны за пределами, они тренируются на своих «котиках», и, кажется, следует ждать их прихода в другие миры. От чего многим может стать очень неуютно. С Китаем случилось и ещё одно, вовсе уж малозаметное – именно в этом году Китай стал вторым после США по интенсивности научной жизни, то есть, по количеству опубликованных научных работ. О качестве работ это, конечно, ничего не говорит, неизвестны также и показатели цитирования, но мы уже, похоже, знаем китайский подход – сначала план по валу, потом наращивание качества.

Если перейти от очень больших надсистем к большим системам, к уровню компаний-гигантов, в 2013 году многократно удивляла Google. Резкостью принятия и исполнения решений (как было с отказом от Google Reader). Которая оказалась вполне обоснованной. И даже способствовала расцвету прочих компаний. Вообще, история прекращения работы сервиса Google Reader сама по себе замечательная. И даже в какой-то степени рекламная. Почему бы нет? Громадный сервис с неисчислимым количеством пользователей. И он ликвидируется. И ничего страшного не происходит. Ну, постонали пару дней яростные фанаты. Но оказалось, что ничего ровным счётом не произошло. Зато расцвели Feedly и ещё несколько компаний. Все продолжают читать свои фиды, все сохранили «read it later», программы чтения продолжают выпускаться и совершенствоваться. Эта история показала удивительную гибкость и пригодность к самоорганизации основанных на web-сервисах громадных систем, и как самостоятельная история оказалась недооцененной. Одно дело – сервер районного провайдера прекратил существование, другое – фактически планетарного масштаба сервис. Эффект хорошо виден по той же Feedly, которая меньше чем за три месяца увеличила свою пользовательскую базу до 12 миллионов. Косвенно всё это как бы жизнерадостно утверждает нам – а ведь не так страшна и плоха та самая «терминальная» модель (терминалы – сервисы), которую когда-то давно пытались построить ещё в Sun. Даже, возможно, наоборот. Она хороша. Просто предшественники её, строившиеся на основе идей ультрапрагматизма (как, например, графические терминальные системы, X Window ли, VNC ли, RDP ли, все они основывались на дешёвом и не массовом доступе к дорогим вычислительным мощностям, стоимостям лицензий и снижении затрат на администрирование), неожиданно оказались просто не более чем соответствующими своим базовым идеям. А вот потребность в этих идеях из-за скорости развития IT как-то отошла на второй план, ведь возможности «терминалов» так резко увеличились, что они уже спорят с возможностями совсем недавно разделяемых с помощью «туповатых терминалов» серверов. То есть, теперь в основе «терминальной» модели – её живучесть, как это ни странно. Точнее, живучесть и гибкость. В общем, перефразируя классику, оказалось, что «сервисы не горят».

Вторым удивлением стала товарная составляющая – конечно, Google-Asus Nexus 7 2013 и Moto G, которые крепко зафиксировали положение планки «цена/качество» в мире не только А-брендов. Что бы ни говорили яростные критики, подобного соотношения ещё никто не добивался. И, тем более, не решался его установить. А тут и добились, и решились, и установили. И держат, что характерно. Не буду выносить в отдельное удивление – но даже с моим скептицизмом не могу не признать бойкого и с шутками-прибаутками очень заметного развития Android. Так что, спасибо, Google, за KitKat, я удовлетворён. Это хорошо. Действительно хорошо.

Третье «гуглоудивление» – взрыв активности в области робототехники. Приобретение легенды – Boston Dynamics и японской SCHAFT – победительницы соревнований роботов DARPA, – это очень серьёзная заявка. И, думаю, Google нас удивит ещё не раз в самых неожиданных областях.

Удивлением стал и смелый анонс Amazon – доставка мелких посылок с помощью дронов, проект Prime Air. То есть, технически здесь ничего не удивляет, как раз. Это совершенно реалистичный проект по меркам сегодняшнего дня. Удивляет другое. Подобные системы невозможны без чудовищного объёма всевозможной согласовательной (а также лоббистской и законотворческой) работы – с государством, локальными властями, бог весть с кем ещё. Удивляет решимость Amazon в это ввязаться. Конечно, компания с такими ресурсами и реальной потребностью в дешёвой и быстрой доставке малогабаритных посылок вполне может сдвинуть с места кучу крепко застрявших в бюрократии очень залежалых камней. Так что, если они всё это всерьёз – вполне возможно, что они скажут очень весомое слово в становлении массовой робототехники. Где уже назревает ситуация, при которой самое сложное вышло за пределы технического. Впрочем, в подготовке к массовой роботизации успели удивить власти шести штатов США – Аляски, Невады, Северной Дакоты, Текзаса и Нью Йорка. Шесть штатов – шесть финансируемых правительствами штатов же исследовательских центров, работающих совместно с Федеральной Администрацией Авиации (FAA). Смысл начинания – испытание и подготовка дронов к законному гражданскому использованию в ближайшее время. Всесторонняя проверка работы дронов в разных климатических, географических и урбанистических условиях. И так далее. Результаты ожидаются в 2015 году, но я не удивлюсь, если они будут объявлены раньше. Потому что индустрия летающих роботов обещает по оценкам 70.000 рабочих мест в первые три года, а заработная плата пилота дрона (есть такая профессия) – в диапазоне от 85 до 117 тысяч USD.

Ярчайшее удивление года, косвенно до совершенно детского восторга, - конечно, взлёт и посадка на своё место ракеты-носителя Grasshopper. Совершенно фантастическая машина, блестящая работа математиков, программистов, конструкторов и менеджмента SpaceX. Какая сумасшедшая алгоритмика системы стабилизации «кузнечика», какие там вычислители и как всё это решается в реальном времени, как обеспечена надёжность и всё прочее очевидное, даже боюсь пытаться представить. Ну и сама SpaceX, конечно, открывшая новую эпоху «негосударственного космоса», заслуживает удивления и даже восхищения.

Британская ARM – тоже удивление года. Особенно если говорить об ARM больше как о поставщике интеллектуальной собственности (IP) для встраиваемых систем (микроконтроллеров и прочего). ARM Cortex-M0 и Cortex-M3, кажется, стали микроконтроллерами года и уж точно будут набирать популярность в следующем году. Потому что ценовая планка обрушена до уровня 40 центов, производители микросхем растут как грибы после дождя. Так что ещё годик-два и вокруг чуть ли не в каждой мелочи будет «немного ARM». Это почти неизбежно – и архитектура «младшеньких» Cortex’ов оказалась удачной, и производители её восприняли, и инструментальная поддержка разработки с использованием этой архитектуры уже на высоте. Ну а цены – они слишком убедительные.

На фоне засилья ARM как-то стушевалась вторая живая легенда fabless мира и IP – MIPS. Впрочем, в «горячую сотню» лучших продуктов года по версии заслуженно уважаемого в профессиональных кругах EDN вошли замечательные микроконтроллеры MIPS-архитектуры производства Microchip (PIC32MZ). Вполне возможно, что расширение области применимости 32-битовых архитектур, которым косвенно занята ARM, скажется и на популярности MIPS. Но Microchip приятно удивила уже сейчас, потому и попала в этот список.

Список удививших производителей компонентного уровня был бы неполон без XMOS, без их милой многопроцессорной архитектуры xCORE, без очень интересных овеществлений этой архитектуры – гибридов многопроцессорных вычислителей с «ведущим» ядром ARM Cortex-M3, и, главное, - без цены всего этого удовольствия. Отладочный модуль системы на чипе xCORE-XA с восемью ядрами, коммутироемой шиной, ARM-процессором и чем возможно, доступен за страшную сумму $15 (а для китайского рынка XMOS предусмотрела вообще 3500 подарочных бесплатных комплектов, но то ж Китай, «нам так не будет»). Невероятное это что-то – возможность обменять машину такой лихой архитектуры, с отличной инструментальной поддержкой, с большим набором программных реализаций кучи всего, что ранее было принято делать исключительно аппаратно, на один поход в кофейню средней руки с парой маффинов и смузи :)

Удивила швейцарская компания Espros Photonics. Системой на чипе epc610, представляющей собой, если говорить простым языком, – приёмную часть светового локатора (но не лазерного, который лидар), позволяющего довольно точно и быстро определять расстояние до объектов. Очень советую любопытным почитать описание этой презабавнейшей микросхемы, объединяющей на одном кристалле и матрицу фотоприёмников, и весь тракт обработки сигналов. Вообще, в 2013 году появление каждого нового доступного и простого в использовании сенсора и актуатора (исполнительного механизма) – было событием, потому что уже никто не сомневается, что эпоха «всепроникающего» (ubiquitous) компьютинга началась, а с помощью сенсоров и актуаторов, собственно, компьютеры и «проникают» в реальный мир.

В этой области (ubiquitous компьютинга) совсем под конец года успела удивить французская компания Archos. Она и раньше удивляла, на самом деле, одно время многим казалось, что «Archos – всё» (© бородатый анекдот), долго многим казалось, что локальный европейский производитель как бы не жилец, а Archos мало что пережила всякие предсказания, так ещё и совершенно внезапно «вломилась» в совершенно незанятую пока нишу – «всё ubiquitous-компьютерное для дома из одних рук». Презабавнейшая идея, которая витала в воздухе. Теперь Archos готовит «всё своё», включая напольные весы с беспроводным интерфейсом, смарт-часы за $50 (по-хорошему, очень правильная цена за баловство), какие-то кухонные и прочие мелочи, всё это замкнутое на планшеты, смартфоны, сервисы и прочее.

Удивила и Broadcom, которая в прошлом не отмечалась заинтересованностью в «мелочи». Но вот - BCM4390. Это, безусловно, не единственная такая микросхема на рынке, которая позволяет малыми затратами добавить беспроводную сеть к встраиваемому (я бы вообще перестал использовать слово embedded и перешёл к слову ubiquitous) микрокомпьютеру, практически независимо от его разрядности и ПО. Но это, извините, Broadcom. Законодатель мод, так сказать. Ступивший на территорию, где раньше никогда не был. Производство BCM4390 только-только началось. И раз такие монстры, как Broadcom, пошли на пастбище ubiquitous компьютинга, значит, там затевается совсем серьёзное.

Если перейти к ПО, то год был уныл чуть более, чем полностью. Да, это было год начинающегося просветления в некоторых областях ПО. Например, в NoSQL СУБД. Здесь началась десакрализация, и она, похоже, подбирается к окончательному пониманию NoSQL СУБД как не только действительно не-SQL, но и даже в каком-то смысле не СУБД вовсе, ведь это больше практически расширения мощных динамических языков программирования, объединяющие невидимые factory-методы c быстрыми удобными методами доступа, и всё это – для весьма вычурных и нужных типов данных и со всякими иногда очень полезными штучками вроде персистентности, масштабирования и прочего. Подозреваю, что только что сделал весьма резкое заявление, но не спешите писать комментарии по этому поводу, подумайте и посмотрите внимательно. В фоне десакрализации NoSQL СУБД размылось и совершенно стушевалось второе явление. Куда-то делись ещё не так давно модные объектно-ориентированные СУБД. То есть, они вроде есть и никуда не делись. Но создаётся впечатление, что они никому не интересны. Очень забавный факт. А в своё время о них исписали изрядно бумаги. И hype был сродни NoSQL-истерике. Очень забавный факт, который требует обстоятельного обдумывания. А, может, и не требует.

Системное ПО ничем выдающимся не удивило. Разве что… Во-первых, слово deployment наконец-то дошло своей весёлой семантикой до системных программистов. И стали появляться разработки, направленные на облегчение этого самого «деплоймента». Сюда можно отнести и дистрибутив Linux NixOS с его вменяемым декларативным конфигурированием и функциональным менеджером пакетов, и даже доведенные до предельной степени минимализма «облачные операционные системы» (OSv, ClickOS, Drawbridge, ErlangOnXen, GUK11, MiniOS, MirageOS), которые, по сути, и не совсем операционные системы, а среды времени исполнения языков программирования, надстроенные прямо над монитором виртуальных машин (гипервизором). И сюда же можно добавить язык Go от Google (который тоже приятно удивил в этом году), из-за его изначальной, на уровне концепции, поддержки упрощённого развёртывания ПО (Go не умеет и не знает динамических библиотек, и это сделано умышленно, так что никакого dll hell, только большие и красивые исполняемые файлы, которые сами по себе).

О языках программирования буду краток (не забывайте, это субъективное) – приятно удивили Go и Dart. Оба – из недр Google. Ну, не виноват я, что Google собрала под уютным крылышком настоящих монстров «языкостроения». Go доставляет мне огромное интеллектуальное и даже эстетическое удовольствие (наверное ещё потому, что когда-то, в прошлых жизнях, я знал и умел Modula 2 и Oberon), а большего мне и не надо. Разве что осмелюсь заявить неожиданное – после «прекрасного и ужасного» C из всех императивных языков (а Go всё-таки императивный), которые я пробовал «на ощупь», это первый с минимумом синтаксического сахара (syntax sugar). Поэтому если кто надумает доставить себе удовольствие, советую – не тратьте время на многословные книги, берите официальную спецификацию языка и штурмуйте семантику. Это близко к Lisp (или к более современному Clojure), но с удачной смесью C и Oberon синтаксисов. Попыток сделать подобное было много, но… O Dart вообще говорить не буду, потому что хоть это и хороший язык (да, это хороший язык), его жизнеспособность –вопрос не его качеств или стандартизации, а политических баталий между производителями браузеров, которые, что очевидно, все искренне обожают друг друга и так и пытаются друг другу чем-нибудь помочь.

Прикладные программы. Которые локальные. Вот здесь у меня есть действительно удивительного. Потому что это совершенно удивительно, но за целый год – ни одной новой достойной внимания. Это или очень персональное (но я ведь общаюсь с людьми, слежу за тематическими новостями, и всё равно ничего такого, чтобы удивило меня, не вижу). Или симптом чего-то большего. Старые хорошие программы всё так же хороши, они понемногу улучшаются (или не портятся) и заменять их чем-то новым нет ровным счётом никакого смысла. Складывается впечатление, что их уже и мало кто пишет вообще. Возможно, всё новое и удивительное сконцентрировано теперь там, где метро-интерфейс, об этом не могу ничего сказать, потому что не пользуюсь из-за ненадобности.

Дизайн. Мы пережили смешной год тотального царствования одного смешного слова. Скеуморфизма. Семантики которого или никто не знает, или все понимают её как-то очень по-своему. В общем, желающие посмеяться здоровым смехом могут попробовать почитать определения, их в достатке. Всё стало плоско-выразительно-блаблабла, как мы раньше жили в нескеуморфном мире – совершенно непонятно, а кто не был скеуморфным в этом году – тот не был в тренде, и потому в следующем году скеуморфным уже не станет, а если и станет, то скеуморфизм к тому времени наверняка закончится. И точка.

В не-IT мирах год был полон удивительного, практически по Салтыкову-Щедрину, но об этом – ни слова.

Откланиваюсь.

Всех с Новым Годом.

+1414
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Именно, самоорганизация горизонтальных сообществ и выполнение ими задач и функций присущих, до этого, исключительно вертикальным структурам, и не только в IT - самое интересное явление уходящего года.

С Новым'14!

Всё в мире хорошо, даже в несчастной Латвии, которую ЗОГи ВражЫны заставили перейти на Евро. :-)

Только вопрос возникает с производством и кооперацией в рамках нашей неньки. Скорее всего никак в ближайшем будущем, если не случится чуда прискоренного перехода к реальным рыночным механизмам. А то кагбэ не запретили ввоз 3Д продюсеров, под благовидным предлогом возможности печати самотыка на 5 зарядов.

Да, Raspberry Pi пожалуй самое удивительное, что произошло. Не знаю зачем, но закажу себе тоже. Удивительная игрушка для престарелых программистов :)

А насчет гиков попалась душевная статья, вполне в тему Tech religions are an illusion

Кстати, масса интересных дивайсов, в т.ч. совместимых с Ардуино, к примеру
http://volumio.org/devices/

Масса - это здесь http://dx.com/ и здесь http://store.arduino.cc/ а там вроде всего 4-е нашлось

IntelЭдиссон :-) вот так, пришли нагибаторы с компом в карточке.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT