`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Андрей Зубинский

«Убийцы» краудфандинга

+77
голосов

Давно хотел что-то подобное написать, всё время мешал очевидный вопрос к самому себе, ещё и заданный в свободной (по меркам социальных сетей и сообществ) форме: «А ты кто такой?». Но преодолел стеснение, потому что элементарную логику и здравый смысл пока ни в одной социальной сети коллективными усилиями отменить не удалось (шучу, конечно, ещё как удалось). Просто очень жаль феноменальное социальное явление, ставшее возможным благодаря уникальному сочетанию технологий и свобод – не хочется, чтобы оно «сдулось» в ещё одно маргинальное течение, каких и без него множество. Постараюсь избежать одной удобной точки зрения и буду резко и «далеко» перемещать её, чуть ли не от абзаца к абзацу, надеюсь, такие «полёты» никого не испугают.

Начнём издалека, с термина «инновация». Почему-то и подозрительно часто его смысл искажают. Инновация – не изобретение, не открытие, не «принципиально новый продукт». И это очень важно не забывать. Если вы переставили настольную лампу на своём рабочем столе так, что вам стало удобнее и меньше устают глаза – вы не поверите, но вы инноватор. Инновация – не созидание нового, а иное, «лучшее» (по каким-то возможно очень сложным критериям, которые надо ещё объяснить кому-то, кроме самого себя) использование существующего. Вспомните правило – «все предприниматели делают одно и то же, но каждый это делает по-своему», оно даёт исчерпывающую картину всемирного инновационного механизма (он кроется в «по-своему»), а также скрывает и механизм селекции и эволюции – «по-своему» не означает «лучше» хоть в каком-нибудь смысле, а результат инновационности («лучше или нет») этого самого «по-своему» оценят в итоге потребители. В общем, все, кто что-то делает, неизбежно инноваторы, и среди всех этих инноваторов механизмы селекции оставят в списке «выживших в бизнесе» только тех, кому действительно удалось сделать «лучше». Для инноваций принципиально не требуются фундаментальные исследования, профессиональные инженерия, логистика, дизайн, etc. Даже «массовое производство» не требуется, такие вот они, инновации. (Обратите внимание на выделенное предложение, мы к нему не раз будем возвращаться).

К слову, сам смысл инноваций сводит на нет идеи всяких «инновационных центров», особенно в тех странах, где более сильной государственной рукой изо всех сил душится всеми доступными механизмами свободный рынок, а более слабой (но тоже государственной) строятся «гнездовья инноваторов на госприкормке». Это принципиально неработоспособно, если называется «инновационной политикой».

Теперь пара слов о «краудфандинге». Если не задумываться (что подозрительно часто делают), то краудфандинг – нечто совершенно новое. На деле – это такая же инновация, как удачно переставленная настольная лампа. Что когда-то ремесленник рассказывал своим постоянным клиентам о задуманной «штуковине», объяснял чем она лучше, и, вероятнее всего, даже получал какие-то денежки в качестве предоплаты, что сейчас ремесленники делают то же самое, но в изменившемся антураже, принципиальная разница только в словах «постоянные клиенты», а вовсе не в списках аббревиатур сетевых технологий и протоколов. Краудфандинг фактически отменил понятие «постоянные клиенты» и расширил «окучиваемую площадь» до обеспечиваемой технологиями распространения информации границ (теперь это наша совсем маленькая планета). Всё прочее осталось тем же и таким же, каким было где-нибудь в Вавилоне или Древнем Риме.

«Феномен» краудфандинга как раз и заключается в интеграции «работавшего всегда» с «работающим недавно», не более чем. «Работающее недавно» – не только способ распространения информации, и даже не столько (газеты в своё время тоже весьма неплохо справлялись, а уж «сарафанное радио» так и вовсе в каком-то смысле прекрасно). Это, в первую очередь, повышение доступности «суперкомпонентов», той основы, которая расширяет предметную базу инноваций. Такой доступности не было никогда, сейчас инноваторы могут использовать «по-своему» что угодно (от грошовых компьютеров, радиолокаторов миллиметрового диапазона, до ядерных технологий – батареи питания на изотопах и прочее никто не отменял). Уникальность ситуации (и феноменальность в итоге) ещё и в том, что производители «сверхкомпонентного» уровня крайне заинтересованы в становлении мощного и планетарного масштаба «гигаполиса ремесленников-инноваторов». Рынки ведь растут, и ни одна корпорация не в силах удовлетворить инновационные потребности, ещё и с учётом локальной специфики (что в Японии инновация, то совершенно необязательно кому-то нужно в Эфиопии, и наоборот).

В общем, краудфандинг в каком-то смысле является естественной эволюционной обкаткой «новой промышленной модели», отличающейся от предыдущей только доступностью компонентного уровня, впереди ведь «прямое» или «аддитивное» производство (то, что пока называется 3D-принтингом), и, по аналогии, краудфандинг можно назвать «прямым аддитивным способом генерирования инноваций».

Примерно такая сильно идеализированная картина получается. К реалиям приближает оценка готовности двух фундаментальных составляющих краудфандинга – ремесленников и их «клиентуры» (которая часто тоже «ремесленники», инновации – процесс итеративный даже не столько во времени, сколько в расширении аудитории инноваторов).

И тут пора вернуться к выделенному во втором абзаце предложению – к списку того, что инновации принципиально не требуют. Подозрительно нехорошие шутки эта нетребовательность вытворяет с краудфандингом. Потому что «принципиально не требуется» не означает «не нужно вообще». И не может означать. По-моему, это очевидное и очень логичное утверждение, к пониманию которого приходят даже далёкие от инноваторства люди.

К моему сожалению, подозрительно много инноваторов из мира краудфандинга этого простого и логичного не понимают. Очень яркое явление, проявляется оно в абсолютном несоответствии оценки финансовых потребностей для перевода «инновации» в «продукт». Если проще – заниженными запросами, которые оборачиваются крахом начинания. В очень многих случаях запрошенного инноваторами финансирования очевидно не хватает не только для организации малосерийного производства, а и вовсе для выпуска единичного «готового к производству образца» (уже не прототипа).

Особенно это касается сугубо материальных продуктов. Инноваторы почему-то забывают, что каждый кубический миллиметр материального имеет стоимость, которая определяется технологическими возможностями и реальным производством. Море проектов с милыми 3D-моделями каких-то пластмассовых штуковин, довольно больших, и с копеечным запрошенным финансированием – они по определению обречены, потому что есть такая область – «инструментальное производство» (в этом контексте – пресс-формы, штампы etc), где всё совершенно законно крайне недёшево и непросто. Насколько недёшево? Открываем оценочный калькулятор, задаём будущую пластмассовую деталь (её форма несущественна), внешние габариты (размер минимального параллелепипеда, в который деталь «вписывается») 5x2x1 дюймов, максимальную толщину будущей детали 0,05 дюйма, тираж 11000, получаем усреднённую стоимость только инструментальной подготовки $16,898 (для крупных деталей цифра будет шестизначной). Если «порыться» в дебрях того же Kickstarter, можно составлять длинные-предлинные списки всякого из разных категорий, для чего запрошены недостаточные только для подготовки производства пластмассовых деталей средства (о прочем и речь не идёт). Если бы категория таких «занижающих потребности по незнанию» инноваторов была единственной, всё было бы неплохо. Но ситуация много сложнее, и потому вовсе не лучше. Ряд небольших компаний использует Kickstarter как рекламную площадку для работы в «длинном хвосте» и якобы «выводит в краудфандинг» с небольшими желаемыми запросами фактически готовые промышленного качества продукты. Реальные проектные затраты де-факто скрываются, требование к «открытости всего» такие компании не смущает (работа в «длинном хвосте» имеет свои преимущества) – сложность, затратность продукции и большие риски фактически исключают любые проблемы с «незаконным копированием». Эффект таких действий очень нехороший – заниженные финансовые требования и фактическая готовность продукта (хоть бы и инновационного) как бы устанавливают «верхнюю планку» запросов так низко, что безрезультатно пытаться прыгать через неё может каждый – смысла будет ровно 0. Безусловно, компании имею право так поступать, но эффективности краудфандингу такие действия не добавляют, превращая социальное явление в ещё одну рекламную площадку.

Второй «истребитель краудфандинга» такой быстрый, но ярко раскрашенный, что и не заметить нельзя, и забыть легко – промелькнул и всё. Понимаете, никакое социальное явление не отменяет фундаментальные законы физики, опыт инженерной практики и производственные возможности. Многие это понимают. И есть известный со времён Вавилона проверенный приём приглушения этого понимания. Сконцентрировать внимание на чём-то очень милом и «концептуальном» до такой степени, чтобы вопросов даже у самого себя к самому себе не возникало. Есть эталонные примеры таких инноваций, в которых «подменяющий» фактор фактически вытесняет здравый смысл. Всевозможные загадочные левитирующие устройства (без открытых подтверждающих расчётов принципиальной работоспособности), фундаментально чудовищно сложные и «антиинженерные» гибкие наручные дроны (смешные даже в ответе на вопрос – зачем?), такого «добра» в достатке. Да, это забавные концепты. Привлекательные своей забавностью. Но «забавность» и «реализуемость» понятия настолько разные, что о подобном лучше не говорить вообще. Эту категорию я для себя называю «гаджеталхимией». Она наиболее безвредна, потому что во все времена найдёт себе категорию желающих поддержать поиски очередного «философского камня». Но краудфандинг существует в надсистеме, и если в ней, например, журналисты начинают слишком уж громко шуметь об очевидно нереализуемом, ненаучно фантастическом и одновременно совершенно бессмысленном, подменяя здравый смысл этой самой «ах-забавностью», снижается степень доверия что к краудфандингу, что к тематической журналистике (фрики забавны и интересны, но чувство меры есть чувство меры).

И, наконец, третья категория. Тоже ярко представленная. Её лучше объяснить на конкретном примере, как бы отвечающем чаяниям и желаниям урбанизированных горожан и как будто удовлетворяещем их тягу к «экологичности». Всевозможные «зелёные проекты», какие-то микро-роботизированные теплицы для установки в домах и прочее тематическое. Обычно это немаленькие пластиковые конструкции (с диким расходом энергии на производство), с кучкой электроники и прочего, ещё и со светодиодной подсветкой (растениям же необходим свет) и автоматикой полива, предназначенные для выращивания буквально нескольких кустов томатов (шутникам стоит посмотреть на такие конструкции – для выращивания того, о чём в этих ваших интернетах юморят, конструкции явно не годятся). Это всё ужасно мило. Но себестоимость одного помидорчика никто не считал, а если посчитать – волосы встанут дыбом, при такой «охране окружающей среды» от неё не останется следов значительно быстрее, чем без неё. В общем, категория проектов «никаких надсистем нет, есть только наша прекрасная цацка, дайте нам на неё денег». Сюда же можно отнести неисчислимые квадракоптеры и прочие простые летающие многовинтовые конструкции – сначала буквально случился взрыв популярности, теперь наблюдается явный спад и новым заявителям проектов всяких дронов, кажется, уже не дают и копейки. Причина всё та же – никто не подумал о надсистеме, так было забавно, что эти штуковины летают. И только погодя вспомнили, что летают эти штуковины где-то, а не в абстрактном пространстве, и желательно чтобы они не падали на головы, не сталкивались, не залетали в зоны снижения самолётов, не появлялись над стратегическими объектами вроде атомных электростанций (мало ли что кому в голову придёт), не затрагивали приватность тех, кто этого категорически не желает, не пугали птиц, не, не, не etc. В классической инженерии есть курсы этики и системного анализа (ну, или должны быть), к сожалению, слишком часто инноваторы этим брезгуют.

Есть ещё всякие смешные и не очень «истребители краудфандинга», но перечисленное, по-моему, таит самые большие угрозы. Хорошо, что здравый смысл в какой-то мере побеждает, и если внимательно посмотреть на популярные проекты, можно найти одновременно и реально интересное, и демонстрирующее изначальные ошибки в оценке требуемого минимума объёмов финансирования, можно увидеть и откровенную классическую «милую чушь ремесленного производства 2.0».

Искать «новое» и «революционное» в предложениях того же Kickstarter не стоит, новое и революционное создаётся не там, не теми ресурсами и вообще о нём не принято трубить до момента его овеществления. Считайте, что это четвёртый «истребитель краудфандинга», самый опасный – усилиями любителей «новизны» общественное мнение может искажаться, а, учитывая чуть ли не государственную поддержку искажённого восприятия смысла слова «инновации», даже не «может искажаться», а очень эффективно искажается.

Откланиваюсь.

+77
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT