`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Сергей Маглюй: «IT – не единственный инструмент достижения цели, но самый эффективный»

Статья опубликована в №33 (552) от 5 сентября

0 
 

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью с Сергеем Маглюем, который занимает пост вице-президента по инновациям корпорации «Инком». Такую должность не часто встретишь в украинских компаниях, собственно с вопроса об этом мы и начали нашу беседу.

IT-проекты в Украине с каждым годом становятся все сложнее, причем, я бы сказал, катастрофически сложнее – как в плане технологий, так и в плане управления ими. Активно развивать приходится не только технологическую составляющую, призванную предоставить заказчику самые последние разработки и решения, но и все, что связано с процессами их внедрения. Сегодня уже не редкость проекты продолжительностью полтора-два года, в которых задействованы до тысячи человек. Управление ими – задача далеко не тривиальная, поэтому мы говорим о том, что наша компания переходит на новый уровень – уровень инноваций.

Но ведь в данном бизнесе всегда требовался инновационный подход, даже десять лет назад, когда были востребованы едва ли не исключительно инфраструктурные решения...

 

Безусловно, инновации всегда имели очень большое значение, но именно на сегодняшнем этапе нашего развития они становятся критически важным элементом бизнеса. В общении с клиентами мы прошли определенные этапы эволюции. Еще совсем недавно нам приходилось на каждом шагу объяснять, чем отличается, скажем, поставка продукта от внедрения решения. Теперь есть общее понимание того, что проект – это четко выверенная совокупность разнородных решений, причем не только технологических, но и организационных, которые в сумме дают необходимый результат.

Раньше заказчик самостоятельно определял задачу проекта, своими силами раскладывал его на составляющие, заказывал у нас продукты и выполнял интеграцию. Для этого, в частности, содержались огромные внутренние IT-отделы и другие подразделения.

Потом заказчики стали привлекать нас к решению задач, и мы сами определяли, какое оборудование необходимо использовать, исходя из того, что решение должно быть оптимальным по требованиям заказчика.

Но все равно – это были не более чем решения отдельных инфраструктурных задач. Сейчас же мы постепенно переходим к реализации под ключ проектов, которые решают определенные бизнес-задачи клиентов.

Приведу пример проекта для гипермаркета «Простор» в Кременчуге. Бизнес строился с нуля, и корпорация «Инком» участвовала в нем практически с первых дней. Мы выступали консультантами по всем вопросам, связанным с информационными технологиями еще на этапе составления бизнес-плана. В результате совместной работы заказчик получил эффективную информационную систему предприятия, которая включает в себя вычислительную, сетевую и телефонную инфраструктуру, ERP (mySAP), комплексную систему видеонаблюдения и контроля доступа. Работа наших специалистов на уровне бизнес-задачи позволила спроектировать и построить оптимальное решение по комплексу параметров цена/сроки/функциональность.

Это означает, что вы все больше погружаетесь в бизнес-процессы?

Сергей Маглюй «IT – не единственный инструмент достижения цели, но самый эффективный»
С развитием компании ее руководство должно понимать, что IT – это часть их бизнеса, и информационным технологиям должно придаваться не меньшее значение, чем, например, управлению финансами

Именно так. Собственно, поэтому у нас и появился департамент бизнес-консалтинга. Скажем, популярный нынче выход на IPO (Initial Public Offering, начальное размещение акций на фондовой бирже) требует, в том числе, соблюдения определенных норм по наличию и использованию корпоративных информационных систем. Если в течение последнего десятилетия IT-консалтинг сводился в основном к оптимальному выбору того или иного IT-решения, то сейчас речь идет совершенно о другом уровне проблем.

То есть вам приходится конкурировать с «большой пятеркой» глобальных консалтинговых компаний?

Не совсем. Пока на нашем рынке они все же выполняют функции скорее аудита, а не консалтинга. Аудиторская компания диагностирует проблему, а вот как ее решить – это уже наша задача. Сегодня очень часто мы работаем с ними совместно.

А сколько подобных проектов ведется в данный момент?

Я могу сказать, что только внедрением решений SAP мы сейчас занимаемся одновременно на двенадцати предприятиях. Консалтинговых проектов по IТ-инфраструктуре в настоящее время выполняется пять.

Если говорить о пирамиде интеграторского бизнеса, в основании которой лежат инфраструктурные решения, а на верхушке находится консалтинг. Можно ли утверждать, что нижняя часть становится менее интересной для вас? И если раньше компания все старалась делать сама – от сборки компьютеров до прокладки сетей, то сегодня вы больше концентрируетесь на верхушке пирамиды, и все чаще используете сторонние инфраструктурные решения, как пример – компьютеры А-брендов.

Это не совсем так. Бесспорно, инфраструктурные решения становятся менее прибыльными, но мы научились оптимально выполнять данную часть работ. Она сегодня не требует от нас каких-то сверхусилий, в результате больше ресурсов мы можем сконцентрировать на верхней части этой пирамиды – ERP-системах, IТ-консалтинге, спецпроектах. Но должен отметить, что постоянно растут и обороты в нижней части пирамиды, поскольку продажи компьютеров увеличиваются с каждым днем.

В последнее время украинский рынок становится все более интересным для мировых интеграторов, да и некоторые компании из Восточной Европы начинают приходить сюда. Не опасаетесь ли вы конкуренции как с одной, так и с другой стороны?

Я бы рассматривал это не как опасность, а как возможность. Мировые игроки приходят сюда со своими мощными маркетинговыми структурами, и они будут развивать рынок, который сегодня, по сути, развивают только украинские компании.

Может быть, в силу того, что я по натуре оптимист, я рассчитываю, что они больше помогут нам, чем навредят. Да, вполне возможно, какой-то крупный проект они у нас отберут. Но это не столь существенно, учитывая то, какими темпами растет рынок – работа найдется для всех. Кроме того, сегодня в нашей компании трудится более тысячи специалистов, и думаю, что ни один глобальный интегратор в Украине не позволит себе иметь здесь такое количество персонала.

Поэтому, я думаю, мы всегда будем предпочтительнее для клиента даже при наличии иностранных компаний – я уже не говорю о стоимости выполнения проектов у глобальных интеграторов, плюс к этому нужно учитывать и предысторию развития наших отношений с заказчиком и другие факторы.

Но, честно признаюсь, меня больше волнует другое. Многие украинские компании вливаются в международные структуры, и мы уже меньше можем влиять на процессы принятия решений, которые происходят где-то в штаб-квартире за океаном или в Европе.

Но до сих пор еще не было случаев, когда оттуда приходит распоряжение, какая именно компания будет заниматься тем или иным проектом в Украине?

Пока до этого не доходит. Решение о выборе исполнителя проекта принимает локальный офис. Но уже приходится сталкиваться с тем, что предпочтение той или иной технологии зачастую отдается без учета местных реалий. Нередки ситуации, когда в Европе, скажем, очень популярны решения некоего производителя, а в Украине у него пока нет ни офиса, ни нормальной поддержки, ни специалистов. Тем не менее принимается решение: на корпоративном уровне все должно быть единообразно – и точка.

В последнее время к Украине все больший интерес проявляют поставщики ПО из области бизнес-аналитики. Вы это также ощущаете?

Их интерес к украинскому рынку действительно растет. Но этим компаниям сейчас весьма непросто работать. Они находятся, образно говоря, между молотом и наковальней, по крайней мере, здесь. С одной стороны, вопросы, связанные с бизнес-аналитикой, все больше закрывают ERP-системы: например, по нашим оценкам, интегрированные решения SAP полностью удовлетворяют потребности современных украинских предприятий, причем с запасом на три-четыре года. За это время, вероятнее всего, SAP предложит еще больший BI-функционал. С другой стороны, есть масса инструментов, встроенных прямо в СУБД, – и у Oracle, и у Microsoft. Раньше, безусловно, отдельные пакеты BI были очень востребованы, и на Западе разработчики бизнес-аналитики успели вовремя заполучить крупных клиентов, что позволит им еще долго существовать без проблем за счет поддержки и обновлений – какой смысл менять поставщика, если все и так работает.

В связи с этим интересно отметить иную тенденцию: если в Украине мы внедряем самую последнюю версию SAP, то в Западной Европе еще используют продукты, устаревшие на три-четыре поколения, и их также никто не меняет, потому что это процесс не из дешевых.

То есть в каком-то смысле украинские предприятия выиграли от того, что в свое время не начали внедрять продукты данного класса и только сейчас «доросли» до этого?

Это извечная проблема. Да, с одной стороны, выиграли, поскольку получили за те же деньги более функциональную систему. С другой стороны, если посчитать, сколько они потеряли, не используя ранее никаких корпоративных IT-решений, то вряд ли можно говорить о полученной выгоде за счет экономии на них.

Иными словами, это больше психологическая проблема?

Нет, я думаю, экономическая. В бизнесе, как мне кажется, все проблемы сводятся к экономике, и в большинстве случаев их можно просчитать. Повторюсь, что все нужно соизмерять с текущей ситуацией и общим развитием предприятия, т. е. что можно потерять, если не заниматься внедрением передовых технологий и ведением дела с их помощью.

Приходится ли проводить консалтинг и в этом плане, переубеждая в чем-то клиентов?

Мы уже прошли тот этап, когда объясняли, зачем компании необходимо объединить имеющиеся компьютеры в сеть, зачем нужна корпоративная телефония или использование корпоративных баз данных. Теперь приходится объяснять, как это ни удивительно звучит, зачем предприятиям нужны информационные технологии в принципе.

Согласно одному из исследований, которое недавно проводилось в девяти европейских странах, почти 80% респондентов ответили, что основная проблема внедрения IT – убедить начальника в том, что технологии действительно выведут бизнес на новый уровень. Сталкивались ли вы с такими проблемами?

Проблема в том, что вопрос действительно неоднозначный, и очень часто IT – не единственный инструмент достижения цели. Бывает так, что организационные изменения могут привести к тем же результатам.

Но, по логике, вы, как человек, занимающийся внедрениями, должны бы говорить о том, что единственное правильное решение – использование современных информационных технологий.

Если я буду говорить только об этом, то мне не поверят, а я не хочу, чтобы мне не верили. Очевидно, что IT – не единственный метод решения задач, стоящих перед предприятием. Тем не менее мы предлагаем информационные технологии нашим клиентам, поскольку их использование повышает стабильность работы компаний. Если проведены некие организационные изменения, которые решили задачи сегодняшнего дня, далеко не факт, что через год все не вернется к прежнему состоянию.

Когда же все ставится на системную основу, с использованием информационных технологий, то сотрудникам, например, уже сложнее придумать отговорки, почему не сделана работа и не внесены данные в систему. И это лишь один пример того, что изменения на базе IT долговременны по своей сути.

Информационные технологии, безусловно, полезны и нужны на любом предприятии, конечно, при условии, что решение по их внедрению и освоению принимается осознанно. Важно все заранее и по возможности более точно просчитать и предусмотреть.

Можно ли сказать, что «Инком» – моновендорная компания в плане ERP-систем?

Пока да. Мы внедряем только решения на основе продуктов SAP.

Однако какое-то время назад вы занимались и системами от Siebel?

Да, мы и сейчас предлагаем эти системы в области CRM. После того как Siebel стала частью Oracle, мы по данному направлению работаем с последней.

В связи с этим: не планируется ли начать внедрение и ERP от Oracle, поскольку ее стратегия – предоставление заказчику возможно более полного решения?

Действительно, стратегия Oracle именно такова. Но могу сказать, что и SAP развивает CRM-направление. Сейчас, например, в компании «Датагруп» мы строим проект на основе CRM и ERP от SAP, хотя в других проектах интегрируем ERP SAP и CRM от Siebel.

Тут важно понимать, что это разные процессы и, соответственно, системы. Работа CRM в большинстве случаев заканчивается тогда, когда клиент уже совершил покупку, а ERP тут только начинается. Так что в компаниях вполне возможно использование систем от многих разработчиков.

Поэтому не могу сказать, что через Oracle Siebel мы выйдем на ERP-решения этого разработчика. Хотя и не исключаю, что со временем, возможно, будем предлагать и их. «Инком» сегодня стремительно развивается и, честно признаюсь, нам пока хватает одного направления ERP, но если ситуация будет требовать расширения портфеля и к тому моменту сложатся все необходимые условия, то это вполне может произойти...

А бывают ли ситуации, в которых вы отказываете клиенту?

Конечно, особенно когда намеченные им задачи принципиально не могут быть решены в рамках отводимого бюджета. Во многих относительно небольших компаниях внедрять ERP-систему просто не имеет смысла. Как показывает наш опыт, существует определенный порог: если у компании объем продаж не менее 100 млн грн в год, тогда стоит подумать о внедрении ERP уровня SAP. Если же говорить о Siebel, то порог может быть и больше.

Для решения задач малых предприятий зачастую вполне достаточно даже Microsoft Outlook с Excel или просто организационных изменений: обязать, например, продавцов писать отчеты в Excel. CRM-система нужна тогда, когда идет большая работа, направленная на увеличение объема продаж, когда взаимодействие с клиентами растянуто во времени либо на каждого сотрудника приходится много параллельных процессов.

В последнее время на мировом уровне, да и в Украине, на ERP-рынок все более активно выходит компания Microsoft. Как вы оцениваете дальнейшее развитие ситуации?

При всем уважении к Microsoft и ее успехам в индустрии в сегменте ERP она еще новичок. Предлагаемые ею решения пока больше похожи на конструктор, чем на готовые к применению системы. В них еще недостаточно накопленной бизнес-практики. Ведь, как показывает опыт, ERP необходима предприятиям прежде всего для наведения порядка в процессах. Правильные процессы эффективнее строить, чем автоматизировать существующие, а в решениях Microsoft делается ставка именно на последнее. Идеология SAP другая: она предлагает, условно говоря, набор шаблонов, из которых заказчик может выбирать решение под себя. Бывают случаи, когда клиенту не подходит ни один из предложенных шаблонов, и он считает, что ему нужно разрабатывать нечто особое. Но... начинаем внедрять и довольно скоро приходим к совместному решению о том, что более продуктивный путь – все-таки использование одного из шаблонных процессов.

Вы в основном занимаетесь крупными проектами?

Смотря по какой шкале оценивать. Как я уже говорил, в области ERP мы ориентируемся на компании, чей оборот составляет не менее 100 млн грн в год при штате сотрудников 100–150 человек. По западным меркам это тот самый сегмент SMB, о котором сейчас так много говорится. Здесь внедрение решения SAP на 70–100 пользователей обойдется заказчику в 2–3 млн грн. Та же сумма в долларах характерна для проектов, которые мы считаем крупными, где может быть задействовано от 200 до 1000 человек. Но их не слишком много, и поэтому именно SMB-проекты стратегически важны для нас – я бы сказал, в основном из сегмента, характеризуемого буквой M – medium, средний бизнес.

А насколько активно развивается этот сегмент?

Очень активно. Компании растут, и многим уже недостаточно используемых до настоящего момента продуктов «1С», – не потому, что они плохие, а из-за того, что предприятиям требуются решения уже других масштабов. С другой стороны, те компании, в которых внедрены собственные разработки, также со временем приходят к пониманию, что их необходимо менять. Они еще могли поддерживать и совершенствовать их пять–десять лет назад, когда зарплата программиста составляла $150–200, но сейчас, когда она достигает уровня $1000 и выше, становится уже просто экономически нецелесообразно содержать собственную команду разработчиков. Начинают действовать рыночные механизмы, показывающие, какой подход более эффективен. Но на понимание этого, конечно, требуется время...

Так же как и на то, чтобы в компаниях изменилось отношение к CIO и пришло понимание роли директора по IT? Сталкиваетесь ли вы с тем, что даже в фирме среднего размера на его месте находится, по сути, системный администратор, которому руководство доверяет ведение всех процессов?

Абсолютно точно. Сегодня, как правило, во многих компаниях не разделены функции CIO и сисадмина, и на последнего сваливают все задачи по внедрению IT. При этом руководство зачастую не понимает, что тому порой просто не хватает знаний, чтобы выполнить поставленную задачу, – его никогда не учили финансам, экономике, менеджменту. Довольно типична ситуация, когда в процессе развития компании с начальным штатом в несколько человек сисадмин становится главным специалистом по IT. Но это вовсе не означает, что он автоматически вырастает до директора по информационным технологиям. Поверьте, я это говорю не из-за какого-то особого, снобистского отношения к сисадминам. Это очень уважаемая профессия, но у них, как у специалистов, свой круг задач, и это нужно понимать.

Так, нас часто ставят перед фактом: вот, мы купили новый завод, «включите» там систему, причем завтра. Или: нам call-центр нужен через две недели. А на подобный проект реально необходимо от 3 до 6 месяцев. Все это происходит именно из-за того, что решения принимаются без привлечения собственных же специалистов по IT.

К счастью, эта ситуация меняется в лучшую сторону. Все чаще мы работаем на уровне бизнес-заказчиков, т. е. на уровне высшего руководства компаний. Это свидетельствует о том, что информационные технологии рассматривают как важную и неотъемлемую часть бизнеса.

В связи с этим можно ли говорить, что «Инком» постепенно становится все более не IT-компанией?

Миссия корпорации «Инком» заключается в повышении конкурентоспособности ее клиентов за счет внедрения современных коммуникаций и информационных технологий. Наши инновации направлены на то, чтобы определить, как информационные технологии могут помочь бизнесу. Мы развиваемся в направлении понимания бизнеса наших заказчиков, но по-прежнему остаемся IT-компанией.

0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT