`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Oracle во всеоружии

Статья опубликована в №36 (746) от 12 октября

0 
 

C 19 по 23 сентября в Сан-Франциско (штат Калифорния) прошла крупнейшая ежегодная конференция империи Ларри Эллисона – Oracle OpenWorld 2010. Бесспорно, это важнейшее событие года не только для поставщика и его всевозможных партнеров, оно во многом значимо и для ИТ-индустрии в целом. Согласитесь, влияние Oracle, особенно после поглощения Sun Microsystems, ощущается едва ли не во всех сферах, в которых заинтересован современный бизнес-заказчик, и его ни в коем случае нельзя недооценивать. Ввиду широты ее портфеля каждый год на мероприятии демонстрируется крайне много продуктовых и сервисных новинок как от самой корпорации, так и от партнеров.

Более чем богатой на громкие анонсы и сведения о далеко идущих планах оказалась нынешняя конференция. На ней Oracle впервые предстала как полноценный поставщик комплексных информационных технологий. Это обстоятельство нашло отражение и в лейтмотиве прошедшего мероприятия – «Программное обеспечение и оборудование, специально спроектированные для совместной работы». Оно же и подтолкнуло нас к написанию развернутого репортажа о ней.

Перед тем как мы перейдем к анализу представленного и объявленного, не помешает сказать несколько слов о масштабе конференции – она считается самой крупной не только для Oracle, но и для ИТ-индустрии в целом. Никакое другое мероприятие не достигает такого широкого размаха: вот уже который год выставочный комплекс Moscone Center принимает свыше 40 тыс. участников более чем из ста стран мира (если быть точным, то 116). В очередной раз был перекрыт целый квартал на Howard Street, рядом с площадками Moscone Center, а также Mason Street. Здесь разместились привычные для OpenWorld шалаши. Неудивительно, ведь в нынешнем году это была конференция «три в одной» – в ее рамках прошли еще два мероприятия, ориентированных на разработчиков: Oracle Develop и JavaOne.

Идеология построения интегрированных систем в действии

Oracle во всеоружии
Вот уже который год выставочный комплекс Moscone Center принимает свыше 40 тыс. участников

В начале нынешнего года, когда одна из крупнейших сделок ИТ-мира – приобретение Oracle компании Sun Microsystems – была официально одобрена Еврокомиссией, империя Ларри Эллисона взяла на вооружение и новый корпоративный девиз: «Software. Hardware. Complete», явно свидетельствующий о радикальном изменении характера ее деятельности – превращении из поставщика бизнес-ориентированного ПО в компанию, специализирующуюся на производстве законченных программно-аппаратных комплексов. По убеждению представителей Oracle, рынок корпоративных систем созрел и требует полноценных, интегрированных, построенных с использованием открытых стандартов корпоративных решений. И империя Ларри Эллисона решила воспользоваться этой возможностью и вознамерилась предложить полный технологический комплект, состоящий из элементов, которые проектируются, разрабатываются, тестируются, конфигурируются, внедряются и поддерживаются одной компанией. Стоит отметить, что предложением, включающим бизнес-приложения, связующее ПО, СУБД, ОС, виртуальные машины, языки и инструментарий программирования, серверы и СХД, кроме Oracle, не может похвастаться ни одна из существующих сегодня компаний. Даже гигант IBM уже позади в этом плане. Сказать, что вести такой бизнес – необычайно сложная задача, значит не сказать ничего. Но, возможно, именно благодаря амбициозности целей Oracle так успешна. В то время как мировая экономика еще далека от восстановления и ее состояние по-прежнему внушает опасения, корпорация демонстрирует на удивление хорошие результаты деятельности – согласно опубликованному накануне конференции отчету, в I квартале 2011 финансового года ее выручка превысила прогнозы аналитиков и выросла на 48% – до 7,6 млрд долл. (предполагалось 7,3 млрд), а продажи лицензий на ПО увеличились на 25% и достигли отметки 1,3 млрд долл.

Хотелось бы подчеркнуть, что для CEO Oracle, одного из самых богатых людей планеты, большого оригинала и эксцентрика, нынешний год, что называется, задался. Не считая уже упомянутой сделки с Sun Microsystems, парусная команда BMW Oracle Racing, созданная десять лет назад Ларри Эллисоном, в феврале победила в 33-й регате на Кубок Америки и тем самым вернула приз в США спустя 15 лет его отсутствия на континенте. Кроме того, он наряду с другим весьма успешным бизнесменом Элоном Маском (Elon Musk), главой Tesla Motors, сыграл эпизодическую роль в вышедшем весной фантастическом блокбастере «Железный человек 2», снятом по комиксу Marvel. Организаторы Oracle OpenWorld 2010 решили не упускать возможности и обыграли этот факт, используя образ железного человека в качестве символа корпорации. Подобно тому как в фильме персонаж Роберта Дауни-мл., облачившись в сверхтехнологичный металлический костюм, становится супергероем, способным на недоступные простым смертным действия, Oracle, активно совмещая разработки в сфере программного и аппаратного обеспечения, получает существенные конкурентные преимущества.

Долгий путь к «облакам»

Свою речь основатель и исполнительный директор корпорации Oracle Ларри Эллисон начал с... выяснения того, что же такое cloud computing в действительности. Тот, кто еще недавно убеждал общественность в том, что облачные вычисления – скорее маркетинг, чем технология, и осуждал ИТ-сообщество за поднятый вокруг них шум, поделился собственным видением данной концепции. «Словосочетание cloud computing используется для обозначения множества самых разных вещей. Меня это всегда раздражало, о чем я откровенно и говорил, – напомнил он, ссылаясь на свои предыдущие эпатажные высказывания. – Слишком много прежних технологий было возрождено и стало предлагаться под этим лозунгом». Между тем сегодня самыми популярными являются две модели облачных вычислений, представляющие как бы два противоположных взгляда на данную концепцию: интернет-приложения (ПО как услуга Salesforce CRM) и виртуальные вычислительные ресурсы, предлагаемые в виде сервисов (Amazon Elastic Compute Cloud и иже с ним, образующие облачную платформу Amazon.com). По мнению выступавшего, более корректной следует считать вторую, так как здесь идет речь о системе для разработки и исполнения приложений, базирующейся на технологиях виртуализации и отличающейся гибкостью и надежностью. «Мы полагаем, что облачные вычисления – это прежде всего платформа, на которой может функционировать стандартное ПО без модификаций», – заключил он.

Следует сказать, что Ларри Эллисон не наступил на горло собственной песне. Тем, кто помнит его недавние нелестные высказывания о cloud computing, стоит вспомнить и заявление о том, что при всей абсурдности данного понятия Oracle не побрезгует его использованием, поскольку это выгодно. А поставщик, как успешная бизнес-структура, не склонен упускать такого рода возможности. Для чего он, как, впрочем, и другие игроки рынка, лишь повернул концепцию в свою сторону, хотя мог сделать и иначе. Sun Microsystems за год до поглощения активно развивала собственную Platform-as-a-Service-систему Open Cloud Platform (ko.com.ua/41644), в рамках которой должны был предлагаться облачные сервисы хранения и обработки данных Storage Cloud и Compute Cloud, во многом аналогичные ставшим классическими Amazon Web Services. Почему Oracle отказалась от этого проекта, остается загадкой.

Oracle во всеоружии
Ларри Эллисон: «Чтобы получить действительно эффективное комплексное решение, необходимо его проектировать, учитывая особенности и оборудования, и ПО»

Как гласит старинная английская поговорка, каждое облако имеет свою изнанку. Изнанкой «облаков» Oracle, инструментальной поддержкой ее видения cloud computing, выступает решение Exalogic Elastic Cloud, результат тесной интеграции аппаратного и программного наследия Sun Microsystems со средствами промежуточного уровня корпорации. Это самодостаточный комплекс для создания и управления частными облачными ресурсами («cloud-in-a-box»). Поставщик не стал применять какие-либо чипы Sun Microsystems, а остановился на «обычных» 64-битовых 6-ядерных x86-процессорах Intel Xeon X5670 с частотой 2,93 ГГц, зато оснастил каждый сервер Sun Fire X4170 M2 двумя SSD по 16 ГБ, используемых для размещения ОС, служащих высокоскоростным пространством для свопинга и хранения диагностических системных сведений. Они объединяются с кластерной подсистемой хранения на базе SAS-дисков в единую вычислительную среду посредством модулей ввода-вывода стандарта InfiniBand, обеспечивающих теоретическую скорость передачи данных в пределах 40 Гб/c. Одна стойка Exalogic Elastic Cloud содержит 30 серверов (т. е. в общей сложности 360 вычислительных ядер), 2,8 TБ ECC DIMM RAM, 40 ТБ дискового пространства и 960 ГБ SSD. Программная начинка системы, которая, к слову, легко могла бы обеспечить работоспособность бизнес-приложений на процессорах альтернативной архитектуры SPARC, выглядит следующим образом: Xen-базированный гипервизор Oracle VM c гостевыми ОС – Oracle Solaris и Linux, средства промежуточного уровня, включая оптимизированный комплекс Oracle WebLogic Suite, куда входят сервер приложений Oracle WebLogic Server, Java-машины JRockit и HotSpot, а также ПО Coherence. Последнее выполняет особо важные функции балансировки нагрузки, синхронизации, кластеризации, кеширования и совместного использования данных, в результате все 30 серверов работают как один суперсервер. Управляется все это хозяйство посредством ПО Oracle Enterprise Manager, недавно вобравшего в себя технологии Sun Ops Center, и теперь оно является всеобъемлющим решением, действующим на всех уровнях ИТ – от дисков и лент до ERP-систем.

По информации компании, в результате внутренних испытаний машина (в конфигурации с одной полной стойкой) продемонстрировала высочайшие показатели производительности. Например, исполняемый на ней сервер службы сообщений Java (JMS) позволяет отправлять до 1,8 млн сообщений в секунду (4,5-кратный прирост производительности по сравнению с сопоставимой аппаратно-программный системой, но без оптимизаций и тонкого конфигурирования), также она может обрабатывать порядка 1 млн HTTP-запросов за секунду (12-кратный прирост производительности). «Двух машин Exalogic Elastic Cloud достаточно, чтобы принимать загрузку, скажем, Facebook!», – заявил Ларри Эллисон. По его словам, той же salesforce.com следует присмотреться и к новому продукту Oracle и отказаться от используемых в настоящий момент 15,3 тыс. серверов от Dell, ведь для ее задач предоставления сервисов Exalogic Elastic Cloud – идеальная платформа. Обычным же компаниям она может быть интересна для решения вопросов консолидации приложений и доставки их в виде услуг в рамках частных «облаков». Кроме важных свойств высокой производительности и масштабируемости, система может предложить отказоустойчивость, практически доведенную до совершенства – принцип избыточности заложен здесь на всех уровнях и во всех подсистемах. А это в связке с гарантированной высокоскоростной доставкой данных, обеспечиваемой InfiniBand, позволяет ей чрезвычайно быстро реагировать на отказы узлов и, соответственно, поддерживать высокую готовность бизнес-приложений.

Oracle во всеоружии
Самодостаточная машина Oracle Exalogic Elastic Cloud обладает всем необходимым для построения частных «облаков» и требует лишь развертывания верхнего уровня корпоративного ПО – бизнес-приложений

В общем, Oracle положила конец длительному и осторожному наблюдению за рынком облачных вычислений и теперь намерена побороться за него. Хотя представители корпорации не рискнули делать прогнозы, касающиеся объемов продаж Exalogic Elastic Cloud, с учетом весьма конкурентной цены решения (1,075 млн долл. за полную стойку – для сравнения: цена лучшего сервера IBM Power 795 в четыре раза выше) и мощи канала Oracle, потенциал у него более чем хороший. Впрочем, на рынке со своими инфраструктурными системами «cloud-in-a-box», ориентированными на создание частных «облаков», уже присутствуют и другие крупные мировые вендоры (IBM, Dell, HP, а также VMware, Cisco Systems и EMC, образовавшие коалицию Virtual Computing Environment), причем некоторые из них уже весьма продолжительное время, и империи Ларри Эллисона придется хорошо поработать нам тем, чтобы отвоевать у них позиции.

Завершая данный раздел, не помешает упомянуть, что у пользователей программных систем Oracle (имеются в виду СУБД Database 11gR2, бизнес-приложения E-Business Suite, JD Edwards, PeopleSoft Enterprise, Siebel CRM, средства промежуточного уровня Fusion Middleware, включая инструменты WebLogic Server и Business Process Management, а также Linux), кроме их развертывания в частных «облаках» с использованием Exalogic Elastic Cloud, теперь появился вариант их переноса в публичные «облака». Соответствующее соглашение о сертификации и поддержке ПО было подписано поставщиком с Amazon.com. Единственное условие для миграции программ – потребуется создать их AMI-образы (Amazon Machine Image) на платформе Oracle VM. Впрочем, об этом должна позаботиться сама Oracle, представители которой пообещали в ближайшее время создать первую партию таковых и предоставить к ним свободный доступ. Также корпорация вскоре собирается предложить собственный облачный сервис резервного копирования данных Oracle Secure Backup Cloud Module, позволяющий клиентам применять Amazon S3 (Simple Storage Service) в качестве вспомогательной системы хранения. Одним словом, выход в «облака» был осуществлен.

Марк Херд представляет...

Oracle во всеоружии
По словам Марка Херда, R&D остается для Oracle приоритетным направлением и в нынешнем финансовом году объем инвестиций в него составит около 4 млрд долл.

Вслед за Exalogic Elastic Cloud на конференции был сделан другой важный анонс, касающийся ставшего стратегическим «железного» направления. Марк Херд (Mark Hurd), бывший генеральный директор HP, за две недели до конференции назначенный президентом Oracle и принятый в состав ее директоров (ko.com.ua/52130), представил Exadata Database Machine X2. Компания намерена закрепить успех машины баз данных Exadata (объем «воронки продаж» этой системы сейчас находится на уровне 1,5 млрд долл.) и обновила ее. На смену представленной год назад модели V2 приходит X2 в двух модификациях: X2-2 и X2-8 (второе число обозначает количество процессорных разъемов в применяемых серверах). Предназначение обоих – поддержка приложений, применяющих OLTP, и организация хранилищ данных. X2-2 становится младшей моделью семейства (в максимальной конфигурации применяется восемь двухразъемных серверов Sun Fire Х4170 M2 1U с шестиядерными процессорами Intel Xeon X5670 2,93 ГГц и 96 ГБ ОЗУ на каждый, а также 5,3 ТБ флеш-памяти), соответственно, X2-8 – старшей (два восьмиразъемных сервера Sun Fire Х4800 4U с восьмиразъемных чипами Intel Xeon X7560 2,26 ГГц и 1 ТБ ОЗУ на каждый, а также 5,3 ТБ флеш-памяти). За исключением серверной части оборудование систем идентичное: 14 СХД Oracle Exadata Storage Server (двухразъемные SunFire X4270 M2 с шестиядерными Intel Xeon L5640 2,26 ГГц, 336 ТБ общей емкости) и InfiniBand-коммутатор. Согласно новому прейскуранту Exadata стоимость Х2-2 соответствует Exadata V2, а полная стойка Х2-8 (это единственная доступная конфигурация) на 50% дороже полной стойки Х2-2 – сказалась увеличенная мощность серверной части (скажем, наличие превосходящей в четыре раза оперативной памяти может дать ощутимый прирост в производительности – он позволяет выполнять больше операций в ней без обращения к СХД). Надо заметить, что в сопоставлении с V2 системы хранения новых продуктов тоже нарастили ресурсы – пусть и не разительно, но ощутимо, что непременно самым положительным образом скажется на доступе к данным, особенно подвергшимся высокому уровню компрессии. Нельзя оставить без внимания и аппаратную реализацию механизмов шифрования БД. Как заявил глава корпорации, это первый случай применения такой технологии в серверах БД (напомним, что в Exadata Database Machine V2 они были реализованы программным путем). По сравнению с программной она дает возможность ускорить процессы дешифрования в пять раз и добиться скорости вплоть до сотен гигабайт в секунду. Если говорить о поддержке ПО, то в обеих системах будет использоваться дистрибутив Oracle Linux. Что интересно, Exadata Database Machine Х2-8 также получил возможность эксплуатации Solaris – очень показательный пример заинтересованности Oracle в продвижении данного актива Sun Microsystems (мы еще вернемся к этому вопросу). Функция GridLink for Exadata позволяет провести через интерфейс InfiniBand надежную и высокопроизводительную интеграцию Exadata Database Machine с Exalogic Elastic Cloud. С таким комплексом многие задачи заказчиков решатся очень быстро...

С одной стороны, продукты, подобные представленным, стали результатом активной позиции Oracle в отношении солидных инвестиций в исследования и разработки (в своем выступлении Марк Херд позитивно высказался на этот счет). С другой же, как следует из его заявления, в нынешнем финансовом году на научно-исследовательские работы будет потрачено 4 млрд долл. Цифра, конечно, немалая, но зимой на пресс-конференции, посвященной планам Oracle по распоряжению активами Sun Microsystems, называлась другая – 4,3 млрд долл. Сокращение, надо сказать, произошло существенное. Вернее, произойдет. Согласно все тому же отчету, в I квартале 2011 финансового года Oracle выделила на R&D 1,1 млрд долл., т. е. на уровне аналогичной четверти 2010 г. (тогда она потратила 660 плюс 354 млн долл. Sun Microsystems). Даже без увеличения объемов инвестиций сумма должна превышать упомянутые 4 млрд. Чем это сокращение было вызвано: сменой планов и приоритетов, выделением средств на перспективные покупки, а может, свежей инициативой самого Марка Херда? Есть мнение, что его деятельность в HP характеризовалась ошибками имен-но в этой части бизнеса – инвестиции в создание новых технологий были им радикально урезаны. Не произойдет ли подобная ситуация в Oracle?

И не друг, и не враг, а так...

В таком подвешенном состоянии оказалась HP. Отношения грандов ИТ-индустрии изрядно испортила история с Марком Хердом. После увольнения из HP его почти сразу взяли в Oracle для реализации стратегии интеграции аппаратных решений, ПО и выпуска комплексных корпоративных продуктов. На что первая незамедлительно ответила судебным иском, вменяя своему бывшему сотруднику в вину уход с возможностью разглашения конфиденциальной информации. Соглашений о нераспространении корпоративных тайн еще никто не отменял – они обязывают сообщать об устройстве на работу в конкурирующую компанию не менее чем за год. Херд также должен был предоставить прежнему работодателю убедительные аргументы о безопасности по отношению к HP, но не сделал этого. В защиту нового подчиненного вступился Ларри Эллисон: «Oracle долгое время считала HP своим важным партнером, – заявил он. – Однако этот мстительный иск ставит под угрозу наши взаимоотношения... Фактически правление HP уничтожает возможность сотрудничества между компаниями».

Oracle во всеоружии
На смену вышедшей год назад системе Oracle Exadata Database Machine V2 приходит линейка X2 с обновленной комплектацией

В столь напряженной обстановке Oracle и проводила OpenWorld, на которой... HP выступала партнером. В докладах представителей последней ощущалось желание восстановить добрые отношения. Так, исполнительный вице-президент и глава направления HP Enterprise Business Энн Ливермор (Ann Livermore) напомнила, что у вендоров 140 тыс. совместных заказчиков, 40% программных решений Oracle работает на оборудовании HP, а сама компания оказывает поддержку более чем 1 млн пользователей ПО Oracle. В подтверждение намерений о дальнейшем плодотворном сотрудничестве был сделан анонс HP Private Cloud Solutions for Oracle Applications – продуктов и сервисов для автоматизации развертывания и управления функционированием бизнес-приложений Oracle в частных «облаках», построенных на базе HP BladeSystem Matrix. Словно по мановению волшебной палочки на следующий день пришло сообщение о внесудебном урегулировании иска. По всей видимости, трения, ставшие достоянием общественности, закончились. Однако благосклоннее ли теперь компании друг к другу? Скорее нет, чем да, ведь конкуренция между ними ужесточается.

«Еще одно» ядро Linux

В Oracle высоко ценят бизнес, связанный с Linux. За четыре года у корпорации появилось свыше 5 тыс. клиентов ее дистрибутива Oracle Linux (до недавнего времени – Oracle Enterprise Linux), основанного на ПО Red Hat Enterprise Linux (RHEL). Работая в данном направлении, поставщик пришел к необходимости создания собственного ядра Linux. Главной причиной такого шага называется неудовлетворенность политикой и действиями Red Hat, препятствующими обновлению ядра в соответствии с современными требованиями рынка. «Сегодня инновации в аппаратном обеспечении происходят быстро и часто, поэтому очень важно, чтобы Linux развивалась столь же динамично, способствуя использованию всех преимуществ новейшего оборудования», – отметил Ларри Эллисон. А Red Hat, по его словам, не уделяет этому вопросу должного внимания. Она, в частности, слишком неохотно принимает доработки и исправления ошибок, предоставляемые ей Oracle. И вообще, «Red Hat предлагает морально устаревшее ядро, которому уже четыре года, мы не можем себе такого позволить», – подчеркнул выступающий.

Oracle во всеоружии
Джон Фаулер представил первый в мире 16-ядерный процессор SPARC T3, одновременно и достойно продолжающий архитектурные традиции семейства Niagara, и превращающий его в очевидного лидера среди серверных процессоров

Ядро Unbreakable Enterprise Kernel, созданное на базе текущей версии Linux 2.6.32 совместными силами различных инженерных подразделений Oracle, ориентировано главным образом на поддержку экстремальных нагрузок на серверах архитектуры x86-64. По словам Ларри Эллисона, тщательно настроенное на работу с оборудованием и ПО Oracle новое ядро в тестах на эффективность выполнения оперативной обработки транзакций превосходит ядро из дистрибутива Red Hat на целых 75%, обеспечивает 200%-ное повышение скорости обмена сообщениями по протоколу InfiniBand и 137%-ное – доступа к данным на твердотельных накопителях. Из других особенностей указываются полноценная поддержка мощных NUMA-серверов, улучшенные механизмы управления энергопотреблением, а также тщательный контроль использования ресурсов процессора и оперативной памяти. А поддержка расширений Data Integrity Extensions и технологий T10 Protection Information Model позволяет предотвратить отправку поврежденных сведений на хранение, поможет минимизировать ущерб, вызванный сбоем в оборудовании, и гарантирует постоянную работоспособность критически важных приложений.

Сторонние приложения для RHEL 5 должны без изменений функционировать на ядре от Oracle, причем корпорация обещает, что даже в этом случае пользователи получат «значительные улучшения с точки зрения производительности и надежности». Сообщается, что в Exadata Database Machine и Exalogic Elastic Cloud будет эксплуатироваться сугубо Unbreakable Enterprise Kernel, а вообще компания теперь намерена использовать и поддерживать два ядра, хотя и станет настоятельно рекомендовать к применению с собственными программными продуктами свою разработку. Oracle планирует обновлять релизы Unbreakable Enterprise Kernel вслед за стабильными версиями основной ветки Linux.

Наследие Sun Microsystems живо

Всякое крупное слияние в мире информационных технологий – хороший повод для слухов. Тем более когда речь идет о компаниях первой величины. И если одна из них не просто знаменита, а является настоящим культовым персонажем, и даже топ-менеджмент ее – фигуры действительно исторические для самых далеких от бизнеса, но близких к компьютерам масс. Потому чего только не предсказывали в ходе поглощения и затем слияния Oracle и Sun Microsystems. То в горячих головах рождались идеи о финале аппаратной платформы Sun, то хоронили Java, то списывали в воспоминания MySQL, то прощались с ОС Solaris. В общем, много чего написали в блогах, наговорили в интервью и, наконец, просто в ИТ-курилках. Теперь мы располагаем рядом фактов и можем посмотреть на ситуацию вооруженным глазом.

Аппаратная платформа Sun Microsystems. Судя по заявлению Джона Фаулера (John Fowler), вице-призидента Oracle, отвечающего за направление Systems, знаменитые процессоры архитектуры SPARC не просто живы, а, можно сказать, живее всех живых. Правда, теперь это уже и не совсем процессоры, а настоящие системы на чипе (SoC), при этом SPARC T3 (кодовое название Rainbow Falls, ранее именовавшийся UltraSPARC T3) одновременно и достойно продолжает архитектурные традиции семейства Niagara и превращает T3 в очевидного лидера среди серверных процессоров.

Oracle во всеоружии
Линейка новых серверов SPARC T3, базирующихся на процессоре T3, включает решения от одно- (16 ядер) до четырехразъемных (64 ядра)

Здесь уместно вернуться в ноябрь 2005 г., когда появился первый анонс процессорного семейства Niagara, и вспомнить в общих чертах характеристики UltraSPARC T1. К самым ярким его особенностям, существенно выделявшим процессор на общем фоне, следует отнести, с одной стороны, упрощенную архитектуру каждого процессорного ядра (конструкторы отказались от поддержки дорогого в смысле площади кристалла, энергопотребления и количества вентилей, механизма внеочередного исполнения), с другой – возврат к идее «револьверного процессора». Последний термин – вольный перевод английского «barrel processor», наилучшим образом отражающий суть: револьверный процессор способен переключаться с одной нити исполнения на другую за один машинный такт. На деле это означает, что каждому потоку исполнения аппаратными средствами процессора гарантируется доступ к собственным счетчику команд и банку регистров (включая специальные) в один машинный такт из заданного количества тактов (например, если револьверный процессор поддерживает исполнение четырех нитей, каждая из них гарантированно получает один машинный такт из последовательных четырех). Для сравнения – в традиционных сегодня системах с вытесняющей мультизадачностью (и с соответствующими поддерживающими аппаратными средствами) одна нить получает доступ к необходимому набору аппаратных средств на несколько сотен или даже тысяч тактов, при этом остальные нити исполнения находятся в состоянии ожидания. Идея револьверного процессора не так уж и нова – в знаменитых машинах серии CDC 6000 десять разных периферийных виртуальных процессоров работали именно по револьверному принципу – каждый по очереди получал возможность исполнить за такт свою команду, после чего барабан револьвера полностью «проворачивался», «перезаряжался» и цикл повторялся. Традиционная же вотчина револьверных процессоров – аппаратные средства сверхнадежных систем реального времени с жесткими требованиями (hard realtime), это из области авионики, военной, космической и ядерной техники. Несмотря на красивую архитектуру, первенец семейства Niagara получился у Sun Microsystems весьма специфическим. Во-первых, размер кеш-памяти плохо соответствовал возможностям архитектуры. А для револьверных процессоров кеш-память – не просто исключительно, а жизненно важный элемент. Потому что при этой частоте переключения контекста решение задачи когерентности кеш-памяти в многопроцессорных системах (а UltraSPARC T1 как раз и был такой системой, только одночиповой, интегрирующей на кристалле от четырех до восьми револьверных процессоров) превращается в суровое испытание больше для исследователей и прикладных математиков, чем конструкторов. Поскольку за каждой удачно построенной системой обеспечения когерентности кеша прячется обширный набор самостоятельных, очень серьезных научных проблем. Почему это так – можно объяснить в двух словах: представьте себе, что один из потоков исполнения одного из процессоров осуществил чтение блока памяти (с копированием в кеш), при этом другой поток записал в тот же блок памяти, после чего, если система обеспечения когерентности кеша не работает как положено, первый поток исполнения продолжает обрабатывать неправильные данные из кеш-памяти, которые не содержат изменений, внесенных другим потоком. А теперь представьте себе, что задачу синхронизации изменений надо решать так, чтобы не было задержек при гигагерцах тактовой частоты и доступе разных потоков исполнения к ресурсам процессоров в каждый такт. И вот что показательно – архитекторам и ученым Sun Microsystems решение этой задачи удалось на славу. Потому что даже при очевидной нехватке кеш-памяти восьмиядерный UltraSPARC T1, каждый из «револьверов» которого поддерживал четыре потока исполнения со скромным 72-ваттным энергопотреблением и 1,2 ГГц тактовой частоты, демонстрировал сравнимые результаты со считавшимися тогда лучшими серверными микропроцессорными машинами на процессорах IBM POWER5 и Intel Xeon. Больше того, независимые пользователи на реальных «боевых» системах добивались впечатляющих и легко проверяемых результатов – так, сервер T2000 (основанный на восьмиядерном гигагерцевом UltraSPARC T1) превосходил двухпроцессорный Opteron-сервер на разных задачах, решаемых с помощью СУБД MySQL, минимально в пять раз, максимально – более чем в 13 (!). Правда, это не касалось вычислений с плавающей точкой, в которых T1 был очень слаб из-за единственного сопроцессора (FPU).

Ну а теперь можно сравнить третьего представителя семейства Niagara с первенцем. Для начала сразу взглянем на соотношение площадей всего кристалла SPARC T3 и одного его процессорного ядра – 371 и 6,5 мм2. Всего кристалл содержит 16 таких ядер, каждое из которых осталось револьверным, разве что количество гнезд в барабане увеличилось с четырех до восьми, т. е. одно ядро обеспечивает восьми потокам исполнения в каждом такте собственные счетчик команд и банк рабочих и служебных регистров. При этом чистая «процессорная площадь» SPARC T3 – 104 мм2, что меньше трети всей площади кристалла. И это неслучайно. Дело в том, что T3 продолжает традицию семейства Niagara, в котором центральные процессоры – уже больше системы на чипе, чем традиционные CPU. Кроме процессорных ядер, T3 содержит на кристалле всю необходимую логику для организации небольших мультипроцессорных (уже на уровне микросхем, а не их «внутренностей») систем (если в них число микросхем SPARC T3 меньше или равно четырем, практически никаких внешних дополнительных серьезных компонентов не требуется), 16 криптографических сопроцессоров (весьма интересных и резко повышающих быстродействие системы при решении широчайших классов задач, для которых требуются аутентификация и подобные процедуры), два контроллера 1/10 Гб/c Ethernet и шин PCIe 2.0, в отличие от первенца T1 арифметический сопроцессор теперь стал не частью всего кристалла, а частью каждого ядра (т. е. T3 содержит 16 FPU), существенно увеличен объем кеш-памяти (6 MB), а также используются два контроллера когерентности кеш-памяти и развитая система внутренних коммутаторов для обеспечения требуемой полосы пропускания. В общем, с точки зрения ОС один T3 – это 128 потоков исполнения, причем в «револьверном» режиме. И весьма скромное энергопотребление (заявленный максимум – 135 Вт). Очень серьезная машина, конкурентов у которой не видно и которая уже ставит рекорды не на тестах, а при исполнении значимых для потребителя программных систем (например, двухсерверная конфигурация – одна машина, сервер приложений на процессоре T3, вторая – Sun SPARC Enterprise T5240, способна обеспечивать работу 13 тыc. пользователей с системой Oracle Siebel CRM).

Oracle во всеоружии
Новые СХД Oracle Sun ZFS Storage Appliance – еще один достойный внимания результат слияния Oracle и Sun. В линейке используются как твердотельные накопители, так и традиционные жесткие диски, а в качестве файловой системы в них применяется ZFS

Предваряя короткий, буквально в несколько слов, обзор серверов на процессоре T3 (в отличие от самого SPARC T3 они исчерпывающе описаны на сайте Oracle), сразу поговорим о судьбе ОС Solaris. Потому что по некоторому рассуждению появление T3 и события в мире Solaris кажутся взаимосвязанными. В августе этого года Oracle рассказала о своем представлении будущего системы – через год, в середине 2011 г., выйдет Solaris 11. Ключевые задачи разработчиков также определены – поддержка 128-ядерных систем с 16 384 потоками и объемом оперативной памяти до 64 ТБ, совершенствование подсистемы ввода-вывода до соответствия этим показателям. Иными словами – в Oracle видят будущее Solaris на платформе SPARC (потому как иные платформы пока далеки от таких возможностей). Соответственно, и T3, нынешний флагман семейства Niagara, – не последний в нем процессор, а... OpenSolaris, фактически порт системы для x86-процессоров (который сам стал основой для портирования на другие архитектуры), Oracle просто не интересна. И похоже, ОС OpenSolaris в той модели, в рамках которой систему развивала Sun Microsystems, больше никогда не будет. Безусловно, жалко, но уникальные характеристики «железа» Niagara требуют серьезной концентрации разработчиков системного ПО, значительных средств, колоссальных исследований. И при всем этом за пределами «родной» аппаратной платформы окажутся невостребованными и почти неизбежно станут источником всевозможных судебных тяжб (в конце концов роль открытого кода уникальных разработок еще очень плохо проанализирована и небесспорна). Так что логику управленцев Oracle понять можно. Но и не учесть опыт сообщества OpenSolaris тоже нельзя. Дело и в том, что в Solaris 11 будут использованы наработки из OpenSolaris (это неоднократно открыто утверждалось на уровне высоких должностных лиц Oracle), и в том, что сообщество OpenSolaris так и не увидело обещанной – в том числе и Дэном Робертсом (Dan Roberts), директором Oracle по семейству продуктов Solaris, – версии системы 2010.03, и в том, что никаких четких перспектив открытой Solaris до сих пор не наблюдается. Подобные прецеденты в мире Open Source – большая редкость, и хочется надеяться, что со временем в Oracle найдут компромиссное решение (OpenSolaris не вычеркнут из списка поддерживаемых проектов). Что же касается Solaris 11, то можно не сомневаться – система состоится при любой погоде и будет достойна предшествующих версий. Поскольку сочетание аппаратных средств Niagara-семейства и возможностей Solaris – оружие в конкурентной борьбе сокрушительное, от такого не отказываются.

Новое серверное семейство Oracle на процессорах SPARC T3, продолжающее традиции Sun Microsystems, безусловно, заслуживает внимания и уже хорошо описано в ориентированной на массового читателя прессе. Разве что следует заметить один важный нетехнический момент. А именно, условия лицензирования ПО Oracle с учетом числа ядер процессора. Для SPARC T3 при подсчете числа ядер с целью оценки стоимости лицензирования официально используется множитель 0,25, т. е. пользователь серверов на T3 платит за 16 физических ядер как за 4. Для систем на процессоре предыдущего поколения, T2, он равнялся 0,5. Изменение множителя – важный шаг в продвижении SPARC T3-систем, потому что позволяет за ту же сумму (а стоимость лицензий на серверное ПО Oracle – серьезный фактор) получить куда более производительную систему. К слову, такой шаг (фактически снижение доходов от реализации своей традиционной продукции) подтверждает серьезность планов Oracle в отношении платформы SPARC T3 – Solaris. Не менее интересна затерявшаяся на фоне новых серверов линейка ZFS устройств хранения данных Oracle Sun. Даже использование «ZFS» в названии линейки уже заставляет пристальнее к ней присмотреться (Oracle Sun ZFS Storage Appliance). Совсем недавно файловая система ZFS рассматривалась как яркая особенность ОС Solaris. Теперь же ZFS – в каком-то роде имиджевое явление. Еще один весьма прагматичный шаг Oracle (и похоже, рынок систем хранения данных ждут некоторые изменения, полученные в ее распоряжение ресурсы открывают перед ней большие возможности). Несколько слов об Oracle Sun ZFS Storage Appliance. Эта линейка основана на гибридном подходе (hybrid storage pools), предполагающем применение высокопроизводительных твердотельных накопителей с емкими и дешевыми стандартными жесткими дисками. Она очень интересна программной начинкой – здесь, помимо собственно файловой системы ZFS, применяется средство трассировки DTrace для упрощения задач управления СХД, а вместе с ним и ряд других программных инструментов для создания резервных копий, виртуализации, консолидации БД и пр.

Oracle во всеоружии
Томас Куриан: «Oracle заинтересована в том, чтобы сделать платформу Java еще более успешной, вы можете сами убедиться в этом, ознакомившись с нашим планом развития»

Если аппаратные средства и Solaris издавна были как бы локальным миром Sun Microsystems, то Java, средства разработки для этой платформы и СУБД MySQL – явления, по сути, планетарного масштаба. Потому и судьба их особенно встревожила бесчисленные сообщества пользователей и разработчиков. Впрочем, судя по докладам Томаса Куриана (Thomas Kurian), исполнительного вице-президента по разработке продуктов, и его подчиненных, все тревоги оказались напрасными. Java и интегрированная среда разработки NetBeans (не так давно по самым разным независимым оценкам заслуженно вырвавшаяся из тени Eclipse фактически на первое место) развиваются, никаких пугающих изменений в этих мирах не предвидится. Контуры Java 7 уже четко определены, страшных и кровавых революций в платформе не будет, язык, виртуальная машина и библиотеки здраво эволюционируют, изменения лицензирования не планируются. Для NetBeans определена c точностью до дня последовательность выхода новых версий, NetBeans 7 с поддержкой седьмой платформы Java ждем почему-то к международному женскому дню. В принципе, Java 7 в комплекте с NetBeans дают именно то, что ожидали разработчики – модульность платформы, поддержку языков программирования с динамической типизацией, улучшенную подсистему ввода-вывода, повышение производительности, новый сборщик мусора и оптимизацию синтаксиса языка. В сочетании с возможностями развитых библиотек платформы EE, которые уже в нынешней (шестой) версии считаются разработчиками достаточными для отказа от различных специализированных платформ, эти изменения обеспечат Java светлое будущее.

То же самое можно сказать и о MySQL – недавний анонс первого кандидата на релиз версии 5.5 продемонстрировал серьезные намерения Oracle в отношении этой СУБД. Существенное изменение высокоуровневой архитектуры MySQL (использование в качестве механизма хранения, storage engine, InnoDB) фактически устранило главные недостатки MySQL, за которые СУБД подвергалась критике – теперь транзакционная система MySQL соответствует требованиям ACID, а внешние ключи и восстановление после «падений» – обыденные свойства. Больше того, в Oracle очень серьезно относятся к инструментальной поддержке, в том числе и на платформе Windows, где программисты в недалеком будущем получат всяческие «вкусности» – от унифицированного инсталлятора и интеграции со штатными административными средствами Windows до среды разработки на базе Visual Studio. Правда, есть одно «но». Все это теперь будет несколько дороже, чем было. Дело в том, что Oracle меняет правила коммерческой поддержки MySQL, фактически требуя от заказчиков бюджетных программ (Basic и Silver) или заключения минимального трехлетнего контракта, или перехода в более дорогую категорию.

Выводы из этого короткого раздела мы оставляем читателю. Единственное, что хочется сказать: ничего страшного с Sun Microsystems внутри Oracle не случилось. Просто теперь мы увидим другую Sun, куда более жесткую и прагматичную. Ну а о судьбе ее Open Source разработок и связанных с ними персон в условиях Oracle лучше всего сказал Мартин Микос, далеко не последний, если вообще не первый человек в мире MySQL: «Мы теперь в положении Робин Гуда и его людей, вышедших из леса и попавших прямо во дворец».

Наконец-то выплавили

Oracle не забывает укреплять свои позиции по тем направлениям, где она уже находится на лидирующих позициях. Если говорить о средствах автоматизации бизнес-процессов, то на OpenWorld 2010 поставщик сделал один из наиболее значимых анонсов за последние годы. В I квартале 2011 г. компания выводит на рынок комплекс бизнес-приложений Fusion Applications, долгострой, который ряд аналитиков и наблюдателей уже успел заочно похоронить. После пяти лет разработок (начало инициативе было положено в декабре 2004 г.) этот комплекс, согласно данным Oracle вобравший в себя лучшее из таких ее продуктов, как E-Business Suite, JD Edwards, PeopleSoft, Siebel CRM, тем не менее увидит свет. Проекта подобной сложности (свыше 5 тыс. таблиц, более 10 тыс. бизнес-процессов) история корпоративных ИТ еще не знала. Можно вспомнить, что Microsoft некогда пыталась свести имеющиеся у нее в распоряжении ERP-системы в одну в рамках проекта Green, но у нее ничего не получилось. Похоже, Oracle с ее мощнейшими ресурсами была близка к тому, чтобы тоже отказаться от этой смелой затеи, но, по всей видимости, завершить его с честью стало очередным вызовом, который лично принял Ларри Эллисон и не отклонился от намеченного.

Предполагается, что это будет крупнейший софтверный выпуск за всю историю Oracle – первый релиз ПО (Version 1) планируется предлагать в виде более чем ста модулей и семи продуктовых семейств: финансы (Financial Management), кадры (Human Capital Management); цепочки поставок (Supply Chain Management), проекты и их портфели (Project Portfolio Management), закупки (Procurement), продажи и маркетинг (Sales & Marketing), корпоративное управление, контроль рисков и выполнение нормативных требований (Governance, Risk and Compliance). И судя по словам выступающего, компания вряд ли захочет повторить нечто подобное в будущем.

Oracle во всеоружии
Выпуск ERP-системы нового поколения Fusion Applications уже не за горами

В армейском инженерном корпусе существует поговорка: «Трудное мы сделаем сразу, невозможное потребует немного больше времени». «Трудное» осталось позади – система Fusion Applications почти готова к применению (уже проходят первые тестовые внедрения), теперь стартует медленный процесс претворения в жизнь того, что можно назвать «невозможным», а это занятие лидирующих позиций на рынке решений класса ERP. Впрочем, судя по описанию нового продуктового комплекса, шансы на успех у него более чем хорошие – особенно в сегменте SaaS-систем. Остановимся вкратце на главных, с нашей точки зрения, инновациях. Во-первых, обращает на себя внимание идея насыщения ERP средствами быстрого бизнес-анализа, помогающими пользователям принимать решения в рамках операционной деятельности. Как заявил Ларри Эллисон, это был эксперимент создания не столько системы автоматизации бизнес-процессов, сколько инструмента, позволяющего прежде всего понимать деятельность компаний.

Во-вторых, традиционная (on-premise) и сервисная (SaaS) редакции Fusion Applications используют единую кодовую базу, а следовательно, заказчики при необходимости могут в процессе эксплуатации безболезненно переходить с одного варианты на другой. Это, естественно, усложнило и удлинило процесс разработки системы, но, полагаем, данный шаг оправдан, и уже первые потребители по достоинству оценят его преимущества.

В-третьих, применение сервис-ориентированной архитектуры (SOA). Пусть этим уже никого сегодня не удивишь, но нужно отдать должное – потенциально компонентный подход SOA существенно облегчает и сокращает затраты на интеграцию бизнес-приложений. Все компоненты были переписаны с использованием единой стандартизированной платформы Oracle Fusion Middleware 11g. Исторически так сложилось, что каждое решение (PeopleSoft, Siebel и пр.) базировалось на собственном промежуточном слое (средства разработки, сервер приложений, СУБД), теперь же все они (вернее, взятые из них составляющие) применяют одну унифицированную платформу и одну общую модель данных.

В-четвертых, Fusion Applications обладает современным, удобным ролевым интерфейсом. Важность комфортности работы с корпоративным ПО многие годы недооценивалась разработчиками, а напрасно, ведь неприятие ПО заказчиками нередко начиналось именно с неприязни к незнакомому, не отличающемуся изящностью интерфейсу (а за ним, бывало, следовал и саботаж проектов внедрения). Oracle потратила много средств для того, чтобы собрать отзывы у клиентов (те сравнивали различные имеющиеся у них продукты Oracle и решения других компаний, среди которых Salesforce CRM, и давали свои рекомендации) и сделать UI максимально дружественным. «В результате новый интерфейс больше похож на страницу Facebook и E-Business Suite», – заметил один из клиентов.

Наконец, в-пятых, в комплексе нашло отражение последнее модное веяние – встраивание в ERP-систему инструментов организации совместной работы. Конечно, еще преждевременно говорить о том, что эта идея действительно приносит предприятиям пользу, но и отбрасывать как непроверенную ее тоже было бы неуместно. Так, видимо, решили и в самой Oracle, реализовав соответствующие возможности. Например, теперь в рамках любого процесса можно найти и связаться с ответственными за те или иные задачи.

По заявлению главы Oracle, при всех преимуществах нового предложения поставщик не будет навязывать его своим существующим клиентам. У них по-прежнему будет выбор: оставаться на имеющихся системах (в рамках программы Applications Unlimited они смогут получать поддержку в течение десяти лет) или же мигрировать на Fusion Applications.

P.S. Продолжение следует

Похоже, Oracle не будет сбавлять свою M&A-активность. За последние пять лет она купила более 60 различных ИТ-компаний и не собирается на этом останавливаться. Теперь от нее следует ждать приобретения производителя полупроводниковых микросхем и поставщиков специализированного ПО. Об этом Ларри Эллисон сообщил в последний день конференции. Глава Oracle не скрывает, что хотел бы последовать примеру Apple, владеющей значительным объемом интеллектуальной собственности, связанной с аппаратным обеспечением. В Сети даже уже поползли слухи о возможных претендентах на покупку – это AMD, NVIDIA, ARM Holdings и даже IBM (процессорное подразделение).

Такие намерения свидетельствуют о том, что компания стремится увеличить прибыльность своего серверного направления, коэффициент рентабельности валовой прибыли которого составил 48% за I квартал 2010 г. по сравнению с 72,5% для компании в целом. В планах у Oracle – удвоение суммы, получаемой данным подразделением (в I квартале 2011 г. оно принесло 1,7 млрд долл. дохода). Как и раньше, империя Ларри Эллисона заинтересована в покупке производителей специализированного программного обеспечения. «Мы хотим играть во всех важных сферах индустрии», – сказал он. Есть все основания полагать, что так и будет. Глава Oracle не склонен бросать слова на ветер.

0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT