`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Андрей Зубинский

Можно начинать подводить итоги

+1010
голосов

Начнём с самого формального и потому очевидного. «Сдуваются» рынки «ПК» и планшетов. Это два бесспорных факта уходящего года. И эти факты должны быть следствием чего-то (а вот причинами чего они сами станут – об этом будет повод написать через несколько лет).

Начнём с ПК. И с того, что в 2015 году понятие «Персональный Компьютер» настолько размылось, что уже мало кто может взять на себя смелость утверждать, что «ПК» - это вот именно «нечто такое» (показывая на конкретный образец).

Доступный смартфон образца 2015 года – вполне себе «персональный компьютер», причём у многих пользователей смартфонов никогда не было ПК, соответствующего смартфону образца 2015 года по совокупности ключевых для пользователя параметров.

Справедливость этого курьёзного утверждения я сам проверил на себе. Мой грошовый китайский не-А-брендовый смартфон имеет IGZO экран с разрешением 1920x1080 (а монитор настольного компьютера, старенький Dell с IPS матрицей - 1680 x1050, и я не вижу пока поводов его менять) и 8-ядерный процессор (настольный ПК – 4-ядерный Intel Core i5).

Мне самому уже трудно понять на основании сугубо технических показателей, что из этих устройств больше «ПК». Что же говорить о людях «не из IT», для которых первый смартфон становится и первым персональным компьютером?

Но об этих людях есть что сказать, конечно, правда, это что-то будет совсем из другой «оперы». А именно: без всяких эмоций вынужден констатировать – «размытие аппаратных границ ПК» на практике почти никак не сказалось на прикладном программном обеспечении, которое как раз делается для этих самых людей, в том числе и "не из IT".

С системным ПО в мире «новых ПК» как раз всё обстоит, скажем так, «нормально» (не надо играть словами и вспоминать творчество писателя Сорокина). Если в начале года ещё раздавались смешки над «фрагментацией» ОС Android, к концу этого же года все хотят устройства с установленной Marshmallow или с перспективой её появления, а Lollipop просто стала обыденностью (всё, что было раньше, уже надо искать). Apple незначительно изменяет успешную iOS, никакой погоды эти изменения не делают, и самым яростным апологетам всё труднее придумывать как объяснить публике – что же там такого нового сделано (последняя системная новость – 3D жесты, gestures – оказалась настолько таинственной, что после её появления все синхронно о ней замолчали, ни одной новости за пару месяцев). Microsoft, из-за резкого обновления стратегии, тактики и внутренней политики, вообще заняла загадочную позицию на рынке «карманных ПК с сотовыми мобильными каналами связи». И, то ли стабильная Windows 10 уже есть обновлением для крохотного перечня уже выпущенных устройств, то ли её нет (а есть только бета-версии) – эти вопросы стали слишком нишевыми, чтобы будоражить умы (насколько я знаю, буквально сегодня в очередной раз владельцы в целом довольно «свежего» аппарата Lumia 640 обнадёжены – «некоторые смартфоны Microsoft Lumia 640 уже получают Windows 10 Mobile»). А с фантазёров (вроде Firefox OS, Ubuntu и прочих «революционных» разработчиков) фактически окончательно «осыпалась листва».

С системным ПО ПК всё в целом ясно. Но дело вовсе не в нём. ПК образца 2015 года (в любом исполнении) – это не «железо для красивенькой или совершенной ОС». Большинству пользователей вообще безразлична та ОС. Пользователям нужны прикладные программы. А ОС… Лишь бы не мешала очевидными алогичностями, да производитель следил за выявленными «дырками» в безопасности и ошибками, и своевременно это «пролечивал» обновлениями.

Так вот, с прикладными программами в 2015 году случилась Великая Грусть. Точнее, с новизной прикладных программ. И без лишней скромности позволяю себе считать это основой «планшетного кризиса».

По логике, планшеты с бОльшей экранной площадью и меньшей энергозависимостью (всё-таки, «сотовые каналы связи» требуют много энергии, что ни делай, потому что любая сота, как часть системы массового обслуживания, всегда расположена дальше, чем ваш персональный Wi-Fi роутер, и законы физики никто пока не отменил), должны были открыть нечто новое в мире персональных вычислений. Нечто «более новое», чем это возможно в мире смартфонов. В реальности этого не случилось, рынок планшетов быстро насытился и стал «схлопываться».

И у меня есть очевидный вопрос к пользователям планшетов – какие новые прикладные программы вы открыли для себя в 2015 году, из-за которых ваш планшет для вас если не «воссиял», то хотя бы «заиграл новыми красками». Как внимательно следящий за рынками программ активный пользователь планшетов, могу ответить только за себя – я лично ничего нового за этот год не открыл. Так, пару мелочей, которые вообще не «планшетные», а, скорее, «смартфонные». Привычка обновлять планшеты полной перепрошивкой firmware с предварительным сохранением списка установленных программ, оказалась полезным источником информации. В 2015 году список использованных программ стал меньше, чем в 2014м, и содержит всё то же, что было.

Не знаю, пора ли констатировать очевидное, или ещё не пора, но напишу то, что не принято писать открытым текстом – никакие алгоритмические ухищрения пока не отменили эргономические ограничения площади экрана, площади касания экраном пальцем и необходимости постоянного держания «носимого вычислителя» в руках. И наблюдаемое увеличение экранного разрешения при малой площади экрана только эти ограничения усиливает.

В итоге получается то, что получилось. Смартфоны-«лопаты» уже имеют достаточную для потребления контента площадь экрана (и пользовательское требование возможности смотреть с их помощью HD-видео уже не выглядит смешным и странным), системное ПО достаточно совершенно для задач потребления контента, «пальцеориентированный интерфейс» всему этому прекрасно соответствует, с «одноруким» использованием, даже «на ходу», разработчики ПО более-менее разобрались и научились соответствовать если не всем требованиям пользователей, то хотя бы соображениям здравого смысла.

Планшеты же попали в странную категорию «прикроватных устройств», в целом необязательных, потому что ничего радикально отличающегося от смартфонов они пользователю дать не могут. А планшеты с большой диагональю экрана (10 дюймов и более) вообще стали экзотикой, потому что они тяжелы для эпизодического использования, их неудобно носить с собой и долго держать в руках.

Попытки реанимации перьевого ввода, подаваемые как революционные (на деле это не так, световые перья были во времена алфавитно-цифровых терминалов с зелёным люминофором), пока ни к чему не привели и «мейнстримом» не стали. Просто потому, что большой планшет неудобно держать одной рукой, а при стационарной установке перьевой ввод фактически заменяет уже привычную мышку, которую не надо держать на весу. Наверное, что-то люди, создававшие науку эргономику, всё-таки знали.

Носимые компьютеры, они же ноутбуки, они же лэптопы. Снижение цены моделей, не ориентированных на создание контента (всё, что с небольшой диагональю экрана, теперь приходится и так различать вычислители), не просто нанесло серьёзный удар по «настольному сегменту ПК».

Пора сформулировать внятно, резко и сильно – ноутбуки окончательно убили «настольный ПК», больше такой категории вообще нет. «Настольный ПК» 2016 года – это рабочая станция, в сочетании с соответствующим прикладным ПО – инструмент в первую очередь «не IT профессионала», решаемые которым задачи нуждаются в высокой локальной вычислительной мощности и большом объёме оперативной памяти. И других «настольных ПК» больше не будет. Будет «остаточный шум рынка» и «длинный хвост». Всё остальное – ноутбуки. Они достаточны для непрофессиональных задач пользователей, компактны и дёшевы.

Рабочие станции. Область, где единственным реальным «продуктовым» событием была попытка Hewlett-Packard создать моделью Sprout нечто новое. Об этой попытке все уже забыли. К сожалению, виденные мной (возможно, я упустил что-то большое и важное) описания реального использования этой интересной конструкции не выходили за пределы, скажем так, «забавы». В мире рабочих станций всё очень спокойно, они как были копеечными (по сравнению со стоимостью лицензий прикладного ПО) «ящиками для работы», так и остались. Платы акселераторов и прочие внутренние детали этих ящиков радикальной новизны не явили, это мир, где «всё уже было».

К сожалению, я совершенно утратил и без того чахлый интерес к компьютерным играм, и мне почти нечего сказать об «игровом мире», это вообще не моя епархия. Но то, что видел новое за год, видел и пару лет назад (а то и раньше). У меня такое впечатление, что игровая индустрия фактически переориентировалась на «казуальные игры», которых может быть (и есть) очень много, они дешёвые, быстро приедаются и потому пользователь быстро их меняет. Разве что даже я не мог не заметить успехи в создании «всемирного Лас Вегаса» онлайновых уже даже не игр, а целых платформ. Миллионные призы, реальные деньги за виртуальные объекты, собственная «журналистика», кристально чистый gambling в 3D-виртуальности. По логике, вся эта машина будет уходить от игровых требований уровня «рабочих станций» и переходить к возможностям самых массовых вычислителей, при этом ещё агрессивнее использовать все уже обкатанные приёмы gambling’а. Это был очень субъективный и ни на что не претендующий параграф, «я так вижу».

IoT. Много писал о нём, и буду писать. Это было очень интересно, многообещающе и… И пока всё, таким IoT и остаётся – областью, где можно приложить усилия с вероятной отдачей в будущем. Другое дело, что IoT как hype расширяет область применения IT, а это очень хорошо для любой индустрии. Пока можно относится к нему как к диверсификации знаний и умений – и не ошибиться. В этой области ещё будут Большие Войны за Стандарты, совершенно новые разработки и что угодно ещё. Просто потому что это неизбежная диверсификация, даже вынужденная.

Робототехника. Всплеск новостей в начале года. И затишье. Междисциплинарная отрасль, из которой в ходе её развития стало понятно одно – уровень развития IT существенно обогнал всё остальное, что для неё нужно. Механотроника, аккумуляторы, сенсоры, надёжность, вес, прочностные свойства, технологичность, список можно продолжать до изнеможения. Изящный мир «за бесплатно» повторяемых алгоритмов и абстракций столкнулся с суровой реальностью, в которой каждая репликация материального объекта имеет стоимость, характеризуется тьмой параметров, должна соответствовать куче критериев, стандартов etc.

Отдельно от робототехники – дроны. Потому что робототехника – это было забавно и невообразимо далеко, а дроны (хоть они и летающие не совсем полноценные роботы) – это было модно и очень многим позволительно. Впрочем, мода ограничилась цепочкой: селфи – палка для селфи – дрон для селфи. «Незабываемый я с высоты птичьего полёта». Легионы больших мальчиков, не наигравшихся в детстве непозволительно дорогими радиоуправляемыми вертолётами, доигрывают недополученное с квадрокоптерами. На них «обкатываются» алгоритмы автопилотов, бортовая электроника, каналы связи etc. А что получится из всего этого, когда цацки станут пылиться на полках – то пока никому не ведомо. Доставка мелочей на небольшие расстояния, да ограниченные возможностями дронов сельскохозяйственные и военные применения – это почти всё, что пока смогли придумать. Но уже понятно одно – системы управления воздушным движением малых дронов такая золотая жила, за которую будут огромные и серьёзные битвы. Это куда интереснее, чем уже работающая управляющая алгоритмика. Это потенциально Очень Большие Деньги.

TBC

+1010
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Хотелось бы отметить Microsoft Surface Book, как доведенный до ума, пример "гибрида".

нейросети и в частности deep learning ?

С "рабочими станциями" постоянные косяки еще со времен рождения самого КО.
Они опять в тренде в "3м мире", который еще не вылез из 19 века всея Планеты (она же еще и плоская) завоевателей.
Потому что дешевые, потому что большие дети и маленькие дяди хотят что-то быстрое погамать и видосик пожать.

Общечеловеки (продвинутые в своем миролюбии, ради которого готовы закрыть глаза на огненные баллоны с неба) особой "попоболи" от смены поколений "рабочих станций" не испытывают, наоборот СМИ весело рапортуют о дефиците новомодных Скайлейков. В любом случае инфляция сделала свое дело и 1500 денег за 2011-3 не выглядит катастрофой, а уж 14нм обновки для 1151 и вовсе не кусаются.

Ноутбуки тоже теперь под вопросом, после того, как МС знатно укатало Яблочко этой осенью. Сколько червячков в яблочке вылетело на улицу за эпичный про***б НИОКРа конкурента никто не узнает. Хотя конкурент и смягчил горечь в пукане своим ПО для iPad-PRO.

(Вот он современный сленг, ориентированный на современые реалии камментов, анатомии и руглиша).

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT