`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Межа. Но цифровая ли?

0 
 

Simputer не стал ни дешевым (в его ценовом диапазоне -- от $200 до $250 -- сегодня можно найти и развитые КПК, и даже вполне удобоваримые ПК), ни "народным", ни, судя по всему, пригодным к массовому производству. Проекту не помогли ни бесплатность и доступность выбранной операционной системы, ни энтузиазм разработчиков. Следует заметить, что идея "приобщения к IT" населения слаборазвитых в технологическом плане стран существовала давно и Simputer не был первым провалом на этом непростом пути. Так, благородная попытка приобщить подрастающее поколение Сенегала не просто к плодам информационной индустрии, а к основе основ компьютинга -- к программированию (Senegal Microcomputer Project, начало--середина 80-х годов) также оказалась безуспешной. В этой работе участвовали безусловно яркие личности IT-индустрии (достаточно упомянуть Сеймура Пайперта), в основу были положены отличные идеи, проверенные в системах образования высокоразвитых стран (по сути, "электронные учебники" проекта -- XEW -- были развитыми, адаптированными к национальным особенностям версиями языка LOGO с графическим интерфейсом). И все это не помогло (более подробно о Senegal Microcomputer Project можно прочесть в статье одного из активных участников данного начинания Роберта Лоулера).

Возможно, что новая попытка устранить "цифровую межу", проект PCtvt, окажется более успешной. Оснований для такого предположения два: во-первых, даже главный идеолог PCtvt не скрывает коммерческой направленности проекта (энтузиазм, альтруизм и гуманизм, безусловно, замечательны, но инженерия и производство все-таки требуют дополнительных "стимуляторов"), во-вторых, в списке участников значатся исключительно прагматичные компании, обладающие внушительной экономической базой.

Автор проекта PCtvt -- личность известная. Лауреат Тьюринговской премии и обладатель ордена Почетного легиона, Радж Редди является признанным специалистом мирового уровня в области искусственного интеллекта. Но в PCTvt профессор Редди выступил в несколько неожиданных для академического ученого ролях -- одновременно инженера, специалиста по управлению масштабным проектом и наконец, профессионала PR. Последнее немаловажно -- по-видимому, многоопытный Редди понимает, что без привлечения мощных компаний, способных длительное время (по оценкам самого Редди, не менее 30 лет) работать на перспективу, добиться успеха невозможно. И PR-прием, на основе которого строится привлечение "монстров IT" к решению информационных проблем третьих стран, стар как мир: Редди пытается обосновать... экономическую перспективность рынков стран с очень низким среднегодовым доходом населения (например, эквивалентным $400) для компаний, специализирующихся на выпуске IT-продукции и предоставлении IT-услуг.

Чтобы понять, что означает словосочетание "очень низкий среднегодовой доход", можно обратиться за примером все к той же Индии -- родине проекта Simputer, стране далеко не отсталой технологически. За год Индия с ее миллиардным населением "штампует" до 300 тыс. молодых специалистов-инженеров. И в то же время самая массовая прослойка населения (примерно 80%), которая вносит основной вклад в экономику страны, -- сельскохозяйственные работники -- характеризуется годовым доходом, меньшим $130. Доход учителей и врачей на периферии не превышает $120 в год. Мощная индийская индустрия аутсорсинг-разработки ПО мирно сосуществует с крайне низкими показателями интернетизации и компьютеризации -- 12 компьютеров и 4 Интернет-соединения на 1000 человек. В таких условиях, по мнению Редди, даже сравнительно невысокие современные усредненные цифры оплаты информационных услуг ($10 в месяц за телефонное и $40 за широкополосное соединение) совершенно нереальны. Редди предполагает, что потребитель готов тратить на доступ к информации не более 10% своего дохода. Из этого предположения и названных выше цифр можно сформировать некую "оценку экономической привлекательности" -- десять процентов в год от упомянутого мизерного дохода 800 млн. человек, или... 10,4 млрд. долл. Конечно, это очень оптимистическая оценка, и для достижения такого аппетитного показателя необходимо соблюдение двух условий: чтобы трата 10% годового дохода устраивала потребителя и чтобы она устраивала всех их до одного. Возможно, что согласие потенциального потребителя в данном случае -- исключительно важный фактор. Естественно, жителю высокоразвитой страны с годовым доходом, скажем, 30 тыс. долл., намного легче потратить 10% от этой суммы "на информацию". Хотя бы потому, что высокий уровень развития общества предполагает некие косвенные привилегии более информированному (обученному и т. д.) гражданину -- например, возможности увеличить доходы (найти лучшую работу) и снизить расходы (своевременно получить информацию о распродажах, сезонных скидках, тщательно выбрать поставщиков услуг). И естественно, сервисы, на которые затрачены 3 тыс. долл., немного отличаются от тех, что можно приобрести за $10...

Но, несмотря на то что заинтересованность производителей и социальные аспекты успешности подобного проекта исключительно важны, не следует сбрасывать со счетов и немаловажный инженерно-производственный фактор. О чем идет речь? Существует выработанная рыночными правилами дифференциация доходов производителей, определяемая сложностью их продукции. Очевидная вещь: чем сложнее изделие, тем больше ресурсов нужно затратить и на его разработку, и на производство, и на сопровождение в течение жизненного цикла, и наконец, на утилизацию (да-да, списанную "по старости" продукцию надо куда-то деть, и это может быть крайне неприятным источником расходов). Подобная "ресурсоемкость", естественно, требует от производителя установки более высоких норм прибыли -- в противном случае вал расходов просто погребет его под собой. Не менее очевидно, что в современном мире дифференциация, о которой мы говорим, уже приобрела ярко выраженные границы, отделяющие страны высшего технологического уровня от стран "второго эшелона" и, тем более, от третьего мира. Высший техноло-гический уровень означает способность промышленной машины го-сударства производить в массовых количествах сверхсложные системы -- будь то микроэлектронные, программные, комбинированные (электро-, механо-, пневмо-, гидро- и т. д.). Промышленности "второго эшелона" такие задачи не по плечу. Здесь работа ведется с готовой продукцией высшего технологического уровня -- со "сверхкомпонентами", доведенными мощной инженерно-промышленной машиной до максимальной простоты использования (очень удачный пример -- современный микропроцессор с десятками миллионов активных компонентов, процедура монтажа которого сведена к элементарной операции... стоит только представить себе, сколько может стоить подобная процедура для изделия аналогичной функциональности и сложности, но выполненного на микросхемах низкой степени интеграции или, что еще хуже, на дискретных элементах). Но рынок на то и рынок, чтобы на нем находилось место многим. Снижение норм прибыли, связанное с упрощением продукции, "второй эшелон" может компенсировать разными способами -- концентрироваться на дизайне, на дополнительных потребительских функциях, на сервисах и т. д. В общем, различие в доходах производителей высшего технологического уровня и второго эшелона назвать катастрофическим нельзя. Как и нельзя говорить о каком-то антагонизме между ними -- если хорошенько подумать, то можно прийти к выводу: обе эти стороны нуждаются друг в друге. А вот третий мир -- это на самом деле проблема. Попытки резко "выпрыгнуть" собственными силами из неразвитой производственной системы приводят разве что к не менее резкому росту затрат (например, на импорт оборудования) без гарантированных шансов эти затраты окупить. Такое было уже в истории не раз...

И если проект PCtvt действительно чем-то интересен, то именно тем, что здесь впервые не игнорируются высказанные выше соображения. Так, выпуск "народных" компьютеров предполагается поручить опытному производителю страны "второго эшелона" -- корейской компании TriGem. По крайней мере, это если не гарантия, то хороший шанс избежать серьезных проблем с поставками "сверхкомпонентов", с которыми практически всегда сталкивается слабая начинающая компания (такие проблемы, вероятнее всего, возникали у индийских производителей, пытавшихся наладить сборку Simputer, -- сопоставление товарной цены этих компьютеров и их технических данных говорит само за себя). Поддержка PCtvt со стороны высококлассной академической науки (Калифорнийский университет Беркли и Индийский институт информационных технологий) и большого бизнеса (корпорация Microsoft) -- следствие ожидаемой продолжительности и масштабов проекта: все-таки, когда речь идет о трех десятилетиях и стране с миллиардным населением, одного патриотизма и энтузиазма недостаточно.

С технической точки зрения продукт, который должен появиться в ходе реализации проекта PCtvt, скорее забавен, чем интересен. Но в этой забавности кроется... его потенциальная перспективность не только на индийском рынке. Начнем с того, что от попыток превратить за несколько лет с помощью "волшебного ящика" сотни миллионов необразованных людей в программистов (урок Senegal Microcomputer Project) Редди разумно отказался. Вместо этого PCtvt предлагает не умеющим читать то, что называется wireless info-ta-inment. Ну, с беспроводностью (wireless) все понятно -- огромная Индия не располагает всеохватывающей системой высокоразвитой проводной связи, а для ее создания потребуются колоссальные ресурсы, которых у страны нет. А вот слово "инфоразвлечения" (infotainment) в данном контексте означает ориентированность устройства на выполнение на первый взгляд очень простых задач: обмен голосовой почтой, видеотелефония, получение и показ учебных и информационных видеороликов (не забывайте: перспективная многомиллионная армия пользователей PCtvt просто не умеет читать, но, как и все люди, нуждается в информации -- прогнозы погоды, об опасностях эпидемий, о правилах гигиены и т. д.), -- и наконец, на обычные "развлекательные" функции -- проигрывание музыки и демонстрацию фильмов с цифровых носителей. Несмотря на то что PCtvt базируется на радикально "усеченной" версии ОС Microsoft Windows ("добро на усекновение" Windows и изменение ценовой политики эксклюзивно для проекта PCtvt дал Крейг Мунди -- главный разработчик стратегии Microsoft), ничего общего с ПК это устройство не имеет. Так, у него нет клавиатуры -- вместо нее имеется развитый пульт дистанционного управления, способный менять пиктограммы, отображаемые "кнопками", в зависимости от контекста. По мере обучения пользователя (например, грамоте) PCtvt постепенно расширяет сервисы -- среди них появляется возможность чтения электронных версий газет, колонок новостей и пр. Как это ни странно, но PCtvt вполне может прижиться и в высокоразвитых странах -- естественно, здесь 250-долларовое устройство интересно не в качестве публичного "инфокиоска", а скорее, как персональный инфоцентр для людей, на дух не переносящих компьютеры. А таких во всем мире немало.

Итак, еще одна попытка устранить "цифровую межу"... Теперь -- более прагматичная и даже, возможно, более перспективная. В том, что "межа" существует, сомневаться не приходится. Вот только "цифровая" ли она?..
0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT