`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Кризис – самое время быть понятным прагматиком


Призрак Кризиса бродит по Европе. Я не случайно перефразирую классиков: во-первых, по Европе – потому что не для нас одних он Кризис, а во-вторых, призрак – потому что уж очень чувствуется его ледяное дыхание за спиной.

Я все время задаюсь вопросом, стоит ли нам его бояться? И теперь уже могу сказать однозначно – да. Один великий завоеватель прошлого отбирал к себе в армию воинов приблизительно таким образом: он ставил их к стене, и в них стреляли из лука или бросали копьем (естественно, так, чтобы не попасть). Конкурсанты на замещение вакантной воинской должности делились на две части: на тех, кто при этом краснел, что связано с выделением адреналина, и на тех, кто бледнел (тут без комментариев). Брал он к себе в войско именно тех, кто от страха краснел.

Коллеги, полагаю, что мы с вами тоже из тех, кто в экстремальной ситуации краснеет. Противник опасный, но и мы не безнадежно потерянные пред его зловещим оскалом. Давайте, отойдя от выброса адреналина, на холодную голову подумаем, что, собственно, есть ИТ? Будем считать, что это спектр подходов, технологий, архитектур и интеллекта в наших головах, цель которых – решение текущих задач основного бизнеса наших компаний наиболее оптимальными и эффективными в ресурсном отношении путями. Вряд ли кто-то с этим не согласится. Но тогда почему же в то время, как мы и есть носители этого самого «наиболее эффективного и оптимального», нам сокращают и нас сокращают?

А потому, что в большинстве своем отделы ИТ стали достаточно дорогим инструментом доступа в Интернет, и не более того. Если взглянуть на основные сервисы, которые сегодня предлагают ИТ-службы, то это всего лишь доступ в публичные сети, корпоративная почта, единое файловое хранилище (типа «медвежий уголок») и, в лучшем случае, относительно автоматизированная бухгалтерия. И нас таких тысячи. Вот нас и сокращают как центр затрат на предприятии. Пусть сокращают – чистка в наших рядах неизбежна, но куда больше настораживает другой аспект данного явления. Получается, что очень часто мы не в состоянии посчитать, сколько же мы принесли своим компаниям этого самого «наиболее оптимального и эффективного». Хорошо, если мы оцениваем результаты своих усилий постфактум, но как же редко мы это делаем до того, как их прикладывать...

Вот один яркий пример, связанный с моим давнишним заказчиком, компанией в 600 человек с 39 филиалами по Украине и штаб-квартирой в Днепропетровске. В ней работают 20 ключевых сотрудников, каждый из которых приносит приблизительно 20 тыс. долл. в месяц в виде дохода. Средняя стоимость одного такого сотрудника эквивалентна $3500 в месяц, т. е. около $20 в час. Каждый из них совершал как минимум один перелет в региональный офис за неделю общей стоимостью 1200 грн (около $240 по «старому» курсу). На перелет уходило пять часов в неделю: офис–аэропорт, сам перелет, аэропорт–офис. Таким образом, финансовые затраты на эти 20 человек с учетом потерь их рабочего времени составляли $6800 в неделю. В году 50 рабочих недель, и суммарные годовые потери свелись к 340 тыс. долл.

После внедрения в 2006 г. видеотелефонной связи (сегодня мы назвали бы это системой с элементами унифицированных коммуникаций) стоимостью 325 тыс. долл., объем командировок в компании снизился на 90%. Кроме того, оказалось, что ее клиентам удобнее приезжать в региональные офисы и проводить там сеансы видеосвязи с ключевыми руководителями компании для решения вопросов, которые в собственных стенах они решать не хотят. Фактическая окупаемость проекта составила 13 месяцев с учетом NPV (Net Present Value). Но в расчете этой окупаемости не учитывалось, что данный проект был внедрен не только для 20 ключевых сотрудников, но и еще для 210, которым тоже необходимо общаться с регионами. Далее, не был учтен и эффект экономии от использования IP-телефонии в междугородных переговорах.

Были у проекта и другие «побочные» эффекты. Например, 57 сотрудников перевели в режим работы на дому, что привело к сокращению в компании офисных площадей, а HR-подразделение разработало новую систему расчета эффективности персонала на основе данных ИТ-систем. Кстати, интересно, что когда проект только планировался, его окупаемость все же была посчитана, и по расчетам она составляла 48 месяцев.

Так что же получается? Мы, ИТ-специалисты, сами теряем свои преимущества в дискуссиях с бизнесом. Это мы, а не они, не умеем говорить с ним на его языке. И пока мы этому не научимся – нам и нас будут сокращать.

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

ОТлично! По существу и в точку. Я и раньше так считал, а теперь, после вашей статьи и вовсе убежден. Спасибо.

К сожалению, не все мы можем на "языке бизнеса" вести дискуссии. Кто может научить?

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT