`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Кого любят финансы


На недавней футурологической конференции, организованной «Евроиндексом», в зале на сто человек я насчитал аж четырех ИТ-шников. Хотя звали всех. В программе были экономисты, бизнес-тренеры, финансовые и социальные аналитики: все известные, все практики, не было ни академичности, ни словоблудия. «Футурология» ожидаемо оказалось приманкой, говорили, как всегда, о мутациях текущего момента. Разве что чаще обычного звучали слова: модель, сценарий, возможность, выбор. Наши не пришли. Валера Пекар по этому поводу заметил, что беда отрасли не в отсутствии средств на внедрение информационных технологий, а в утрате смысла делаемого. Нет смысла – нет денег. Финансы любят тех, кто порождает сущности, и сами этих людей находят.

Нам трудно, нам очень трудно. Нас никогда не учили работать вне вертикально организованной экономики. Что государство, что большие корпорации – все они вполне по-социалистически планировали бюджеты, неспешно и врастяжку спуская финансирование сверху вниз, чтобы когда-нибудь получить продукт, снизу вверх. Маленькие учились строить бизнес, как большие – в длинной цепочке гарантированного размещения заказов, не отклоняясь от массовых тенденций. Но один раз сбойнуло – деньги хлынули сбоку, горизонтально. Сладкое было время расцвета потребительского кредитования. Население зашевелилось, на утилизации кредитов начал подниматься мелкий и средний бизнес. Шутку главы Федеральной резервной системы США Бена Бернанке о поддержании ликвидности финансовой системы путем разбрасывания денег с вертолета у нас, кажется, восприняли всерьез. Подумали, этот вертолет покружил над нами. Бо ми вартi. Но все пропало (еще тогда).

Кредиты, потребительские по сути, в стране, потребительской по сути, и не могли пойти на форсирование предпринимательства. Это протестантская этика, поощряющая кредиты, рассматривает заемные деньги как катализатор наращивания богатства. Протестант живет, чтобы работать, для него профессия – форма существования, основной вид деятельности – производство, честность – лучшая гарантия. Так еще сто лет назад писал Макс Вебер, противопоставляя со­временного ему протестанта человеку традиционному – который работает, чтобы жить, тяготится профессией, как бременем, из всех видов деятельности предпочитает торговлю, а обман считает залогом процветания.

Слава богу, на глобальные свершения уже нет денег. Ушел (и лучше ему пока не возвращаться) госзаказ, свернуты прожекты информационной экономики (какой-нибудь электронный документооборот в масштабах страны), выпадают (полумертвые от рождения) отечественные супервычислители из мировых топ-листов. Да и то, правду сказать, где постиндустриальное общество, а где мы. Наша пост­индустриальность разве лишь в том, что страна находится на пути следования энергоносителей после индустриальной страны, а реальные капиталы делаются кабинетными средствами – на той же газовой марже. По веберовским меркам мы – самое что ни на есть традиционное общество.

Экономист Александр Пасхавер считает единственной устойчивой характеристикой нашего народа высокую степень индивидуальной адаптивности. Наверное, это она позволяла нашему человеку так органично пристраиваться к любым вертикалям, доставшимся поколению: что развито-социалистической, что коррупционно-капиталистической. В смутные времена вертикали начинают так часто сменять друг друга, что индивидуальный приспособленец не успевает к ним прильнуть, у него мельтешит в глазах, его тянет в тень. Плохая, вообще говоря, новость для государственных институций. Для выживания страны – как посмотреть. Кризис заставляет работать на коротких деньгах, своими силами и умениями. Cамоорганизующиеся массы, лишенные направляющей вертикали, получают шанс зажить горизонтальной, диагональной и всякой разной жизнью – создавая ценности в продолжение своей узкой специализации, строя внутренний рынок, основанный на разделении труда и кооперации.

Один в один о переходе от позднего феодализма к ранней мануфактуре и цеховикам получается, даже неудобно. Спиралевидность мира, однако.

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Андрей, очень интересные и полезные факты, мысли и выводы. И не бойся быть скептиком! (как менеджер менеджера хорошо тебя понимаю)

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT