`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Александр Черников

И машина сделала нелогичный ход...

+66
голосов

В памяти большинства людей смутно помнится только тот факт, что Гарри Каспаров когда-то играл в шахматы с машиной и проиграл ей. Однако предыстория этого поражения довольно длинна и интересна. Она началась ровно тридцать лет назад, в 1985, а закончилась в 1997 г., − очень неожиданными выводами. Пытливому уму человека понадобилось двенадцать лет, чтобы лишить себя древней мудрой игры.

 И машина сделала нелогичный ход...

Не все знают, что на исторические матчи 1997 г. с Deep Blue Гарри Каспаров вышел, уже имея определенный опыт побед над шахматными машинами.

Проект Deep Thought (Глубокая Мысль), который в конце концов привел к созданию «killer system» Deep Blue, начался с разработки ChipTest, относительно простого процессора, ориентированного именно на решение шахматных задач с производительностью всего 50 тыс. расчетов ходов в секунду.

Его разработал в рамках докторской работы в Carnegie Mellon University (1985) Фен-сюн Сюй (Feng-hsiung Hsu) с еще несколькими аспирантами. Работа закончилась успешно − в 1987 г. ChipTest выиграл чемпионат Северной Америки по шахматам среди компьютеров.

 

 И машина сделала нелогичный ход...

Незадолго до этого авторы ChipTest начали создание следующей шахматной машины − Deep Thought. Это была гораздо более совершенная разработка, хотя в 1989-90 гг. она и проиграла сначала Гарри Каспарову в матче со счётом 0:2, а затем и Анатолию Карпову 0:1.

Тогда же, 1989-90 гг., еще до получения степени, Фен-сюн Сюй вместе с коллегами − Томасом Анантараманом (Thomas Anantharaman) и Мюрреем Кэмпбеллом (Murray Campbell) − был приглашен в подразделение IBM Research.

IBM всегда любила подобные проекты. Кроме того, она считала отличной рекламой компании создание шахматного компьютера, который мог бы победить «чемпиона мира людей». Тут необходимо некоторое отступление.

Два мира

Это был первый случай в истории, когда привычный единый мир должен был разделиться на два соперничающих мира − людей и машин. Ранее об этом много и долго вещали фантасты. IBM взялась воплотить книжные идеи в реальность − что, в свою очередь, вызвало затем целую волну «сайенс фикшн» нового поколения.

Впрочем, фантастам пришлось здорово напрячься, чтобы придумать что-нибудь эдакое неслыханное, поскольку реальность IBM существенно превосходила все их тогдашние вымыслы. И, собственно, до сих пор они не придумали ничего настолько футуристичного в области искусственного интеллекта, о чем бы еще до них не подумали ученые IBM Research и аналогичных подразделений других крупнейших компьютерных компании.

Было разве что несколько жалких попыток-римейков выдумать что-то вроде классического бортового компьютера HAL 9000 из «Космической одиссеи 2001» Стенли Кубрика, созданного по небольшому рассказу Артура Кларка еще в 1968 году. Но после появления IBM Watson и его победы в чисто человеческой эвристической викторине Jeopardy! (2011) научные фантасты заплакали и переключились на всякие мелочи − монстров, разумных вирусов, инопланетных захватчиков и т.п.

 

 И машина сделала нелогичный ход...

Что еще интересно отметить. В романе Кларка HAL начал функционировать 12 января 1997 г. в HAL Laboratories. Deep Blue (IBM RS/6000 SP) из IBM Research выиграла свою первую игру против чемпиона мира 10 февраля 1996 г.

А теперь сдвиньте в аббревиатуре IBM каждую букву влево на один порядковый номер в алфавите. Вот вам и HAL. Более того, в свободные минуты один из членов экипажа любил поиграть с HAL в шахматы. Здорово, не правда ли?

Впрочем, это только предположение дотошных журналистов. Ни Кларк, ни высоколобые из IBM Research так и не признались в каких-либо параллелях, утверждая, что HAL означает не более чем «Heuristically programmed ALgorithmic computer». Ой ли? Но вернемся к Deep Blue.

Deep Blue

После того, как наши молодые PhD построили первую, упрощенную машину, известную как «Deep Blue Jr.», наступило время воспитания и обучения малыша. К команде присоединился гроссмейстер Джоэл Бенджамин (Joel Benjamin).

 И машина сделала нелогичный ход...

IBM Deep Blue Team (слева направо): Joe Hoane, Joel Benjamin, Jerry Brody, F.H. Hsu, C.J. Tan, Murray Campbell

Еще одна большая загадка − что, собственно, означает «Deep Blue». По официальной версии, это − игра слов на основе неофициального названия IBM − «Big Blue». Приставка «Deep» появилась после проведения конкурса на лучшее название компьютера.

Но попробуйте открыть словарную статью «Blue» в Lingvo. Помимо многих невинных значений вы найдете там и очень странные идиомы. Применительно к компьютеру, который должен соперничать с человеком, наиболее подходящие значения «Blue», по моему мнению, следующие:

- заумный ученый (например, о женщине – «синечулочнице»);
- бездумно тратить деньги, транжирить, разбазаривать; жить на широкую ногу, «сорить деньгами»;
- to drink till all's blue - допиться до белой горячки

Это по-американски иронично. Если собрать все вместе, то получится что-то вроде «заумные ученые-отшельники в приступе белой горячки на щедрые казенные деньги» создали эту штуку. Приставка «Deep» усиливает идиому на порядок.

Это, конечно шутка (в которой, может быть, что-то есть). Как бы там ни было, IBM Research заключило с Бенджамином контракт на подготовку шахматного компьютера к матчам с Гарри Каспаровым и создание специального машинно-ориентированного репозитория шахматных дебютов.

Битва гигантов

Далее события развивались следующим образом. В 1989-92 гг. в IBM были последовательно созданы модели Deep Thought и Deep Thought II. В 1995 г. − специализированный шахматный процессор. На базе двух таких процессоров и работала Big Blue I. Однако в феврале 1996 г., в Филадельфии, Deep Blue I снова проиграла матч Гарри Каспарову со счетом 2:4.

Каспаров называл своего противника «монстром» и, как тогда писал журнал TIME, «провел большую часть игровой недели, гримасничая и держась за голову, − сидя напротив одного из разработчиков Deep Blue, который с каменным лицом переносил на доску ходы компьютера».

Но несмотря на такое очевидное неудобство, Каспаров тогда выиграл три и свел вничью две из следующих пяти игр. Однако специалисты отмечали, что, несмотря на то, что первый матч выиграл Каспаров, в одной из партий победил Deep Blue, причем «совершенно нечеловеческим способом».

В интервью журналу TIME Каспаров сказал: «Я чувствовал, как он изучает меня. Тем не менее, у него очень странный стиль игры, − неэффективный и негибкий. Это заставляет меня думать, что я имею несколько лет в запасе». Этих нескольких лет Каспаров так и не получил.

После поражения в матче Фен-сюн Сюй не видел иного выхода, как заказать новые, более мощные, аппаратные шахматные процессоры. Их делал сторонний производитель и они начали поступать в IBM в начале 1997 г. Тогда, собственно, и родился «тот самый» Deep Blue II (его еще называли «Deeper Blue»), − сначала в 24-процессорной, а окончательно − в полной боевой, 480-процессорной версии.

Правда, здесь есть разночтения. Например, энциклопедия «Британника», которая определяет его как «computer chess-playing system», утверждает, что в финальной конфигурации он содержал 256 попарно работающих специальных несерийных заказных процессоров вместо стандартных для RS6000 процессоров P2SC (POWER2 Super Chip). Возможно, 480 − это физический предел, который не был достигнут. Но в данном случае это не так уж и важно.

 И машина сделала нелогичный ход...

Надпись на табличке: «Deep Blue выполнен на основе суперкомпьютеров IBM RS/6000 SP2. Каждый из них содержит 30 процессоров в двух стойках, одна из которых показана здесь. 480 таких же специально изготовленных шахматных процессоров (интегрированное устройство) являются ключом к системной производительности машины, которая играет в шахматы и вычисляет 200 млн. позиций в секунду на 30 ходов вперед.

Устройство и технические характеристики Deep Blue II подробно описаны здесь. Отметим только, что его пиковая мощность была зафиксирована на уровне 330 млн. позиций. Это наиболее важная характеристика, поскольку частью задачи разработчиков было соответствие стандартным для «человеческих» шахматных матчей временным рамкам.

Именно этот компьютер и выиграл со счетом 3,5:2,5 матч-реванш против Каспарова, который прошел в Нью-Йорке 3-11 мая 1997 г.,.

Вот так, 11 мая 1997 г., около 16 часов по восточно-американскому времени, прекратили свое существование шахматы. К этой игре (по крайней мере, в ее классическом варианте) уже никогда не будет былого интереса. Алгоритм, созданный человеком, победил его − его же руками.

Можно также смело сказать, что больше никогда не будет игр, поддающихся алгоритмизации, в которых человек выиграет у компьютера. Что на очереди? Покер? Рулетка? Лотереи? Монополия? Очень может быть, − и тогда Лас-Вегас снова превратится в пустыню.

Так что следующая битва в области игр может быть очень жестокой. Короли игровой индустрии пойдут на все, чтобы не допустить создания соответствующих компьютеров, − или добьются законодательного запрещения применения игроками любых вычислительных устройств в своих казино.

Послесловие. Вторая партия, ход 44

На послематчевой пресс-конференции Каспаров обвинил IBM в обмане, утверждая, что один из ходов Deep Blue был слишком сложен и нелогичен для компьютера и предположил, что во время игры имело место человеческое вмешательство.

Он потребовал матч-реванша, но IBM отказалась. Ее цель была достигнута, хотя и влетела в копеечку. Deep Blue был быстро разобран, а шахматный проект закрыт.

Спустя пятнадцать лет после исторического матча один из отцов-разработчиков, Мюррей Кэмпбелл (это он передавал ходы Deep Blue на матче), улыбаясь, сказал, что шумно обсуждаемый в свое время 44-й ход был результатом ошибки в программном обеспечении Deep Blue. «Не в состоянии выбрать ход, программа не выполнила задачу, что и заставило ее сделать ход наугад», − сказал он.

Это вызвало очередную волну домыслов и спекуляций − машина поступила точно так же, как часто поступает человек в трудной ситуации. Не зная, что делать, она сделала «хоть что-нибудь». И одновременно она поступила как машина.

Известно мудрое правило (которое часто приписывают инженерам-эксплуатационникам) − «не знаешь, что делать, не делай ничего». Но машина так поступить не могла. Неумолимая логика алгоритма требовала выполнения задачи в отведенное время.

И машина сделала нелогичный ход, который и был принят за человеческий. Тогда много говорилось об этом, − в том смысле, что признаком человека, оказывается, является ошибочность его действий,

Разбор партии показал, что она вполне могла быть сведена к ничьей. Ошибся, по сути, Каспаров, слишком рано признав свое поражение. Ну, это только подтверждает предыдущее. Он, видимо, все-таки человек.

 И машина сделала нелогичный ход...

 

 

+66
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

HAL 9000 из «Космической одиссеи 2001» Айзека Азимова (1968). - автор этой замечательной книги - Артур Кларк.

Александр, совершенно верно - Кларк. Подправили неточность. Спасибо

Спасибо, Александр
Это я как-то случайно, видимо... Вкралось...
Видимо, я тоже человек, раз ошибаюсь :)))

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT