`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Андрей Зубинский

Феномен MOOV (и не только) и немножко больно (и не только немножко)

+99
голосов

У каждого нормально написанного текста должна быть какая-то предыстория. Иначе цена этому тексту – чисто коммерческая, «за тысячу знаков».

Этот текст начался с выплывшей из наших уже дней и из новой уже реальности совершенно потрясающей формулировки неизвестного мне автора явно из региональной прессы. По-моему, автор сам не понял, как «снайперски выстрелил» сочетанием двух набивших оскомину шаблонов:

«За нами - история подвигов наших отцов. Впереди - счастье наших детей»

Чтобы было понятнее, даже поясню. Есть временная точка где вот все мы в сию секунду находимся, скажем, это точка Tnow. Понятно, что по шкале времени в направлении прошлого на каком-то отступе от Tnow располагается история подвигов наших отцов. Понятно, что по шкале времени в направлении будущего где-то там располагается счастье наших детей (которых пока у многих ещё и нет). Непонятно главное – что располагается между двумя чётко обозначенными областями, вот там, где мы все сию секунду? Ответа нет. Там - ничто. А что происходит при перемещении точки Tnow? Мы же ещё живы, и секунды тикают. Да ничего не происходит. Точнее, происходит движение ничто. Кто-то становится отцом, и передаёт точку Tnow дитю. Остаётся недолго в ничто, потом попадает в историю подвигов. И так каждое поколение находится в плавающей области «ничто», без каких-либо изменений. Это принцип для «навсегда». Чудовищно мощный, пушки по сравнению с ним – детский лепет (так что бояться надо не пушек, а именно этого принципа, как оружия массового поражения).

После столь дивного лозунга мои злобные rss-фиды, как сговорившись, притащили сразу кучу всякого, в точности попадающего в описанную выше область «ничто», где мы всё время и «во имя», ну, вы понимаете. Ещё и очень интересного притащили, в очень интересных смыслах. В том числе и упомянутую в названии MOOV. Но тут я вынужден немного изменить порядок и вклинить сюда то, к чему технологические новости меня сподвигли. Потому что это же рекурсивный процесс – восприятие новостей (особенно в условиях изобилия источников с мизерной степенью доверительности). Погружение, так сказать. И вот решил я проверить себя и вспомнить «внезапно» что такое «урбанизация» (почему внезапно – будет понятно потом). Обычно я принципиально не читаю русскоязычную википедию (и категорически не советую этого делать просто потому, что википедия – совершенно не «отсюда» проект, его неоригинальные адаптации так же неинтересны, как неинтересны некогда итальянские автомобили марки «Жигули», всё хорошо в оригинале), но тут вот решился. Катастрофическое различие между семантикой первых же фраз поставило меня в тупик. Вы сами можете проверить, это элементарно. Я буду придерживаться англоязычной версии просто потому, что сам термин «урбанизация» в контексте приведенной выше «формулы для навсегда» означает знаменитое «сближение города и деревни» (если кто хочет подробностей – газета «Правда» от 4 марта 1951 года, статья теперь виноватого во всём Н.С.Хрущёва «О строительстве и благоустройстве колхозов» с плодотворной идеей агрогородов спутников гигантских полей и огородов, для обеспечения полноты освобождения от бремени частной собственности). Сближение это удалось. Но в несколько ином смысле – обессиленная ограбленная деревня хлынула в город и действительно очень сильно приблизила то, к чему не привыкла, к тому, к чему привыкла. Но к урбанизации, как к всемирному явлению, эта локальная особенность имеет такое же отношение, какое имеет популярность велосипедов (как разновидности транспорта и даже такси) в странах четвёртого мира к популярности проката велосипедов в Лондоне или Копенгагене.

Что же касается урбанизации, то очень советую всем прочесть большую и серьёзную статью Рика Робинсона (весьма немаленького человека в IBM, занимающегося проблемами «умных городов», Smart Cities), не пропустите этот материал, Робинсон очень хорошо знает своё дело.

Теперь можно и к компании MOOV приступить. Почему я выбрал именно её? В том числе и потому, что её продукт – фактически  типичный для растущего как на дрожжах нового сегмента IT-рынка, «проникающего компьютинга», весьма далёкого от традиционных «чисто компьютерных» областей. Это представитель новой «большой волны» IT, если хотите. Именно в этой области «проникающего компьютинга» и будут делаться большие деньги, концентрироваться усилия, вестись социологические и прочие научные исследования, весьма далёкие от привычных IT.

Яркий успех даже не компании, а маленького коллектива (10 человек) должен же ж о чём-то нам сказать. Тем более, что в MOOV не пошли уже традиционным (сейчас именно традиционным) путём – не стали играть в краудсоурсинг (например, в Kickstarter). Напротив, MOOV действовала, если так можно сказать, супер-консервативно (что само по себе является неким элементом новизны для «стартапов нашего времени»). На уровне готовности прототипа компания не искала кому бы продаться подороже, а… объявила предзаказ на продукцию. Через свой собственный сайт. И не прогадала – на первый миллион долларов вся продукция MOOVE уже выкуплена (20000 комплектов). Это тот самый миллион, который уже получен от предпродаж по сниженной акционной цене.

Что, собственно, предлагает MOOV?

Феномен MOOV (и не только) и немножко больно (и не только немножко)

Смешно сказать, но ровным счётом ничего особенного. Есть такой класс устройств – шагомеры. Они бывают по-разному исполненными. От механических (и плохо работающих по идее) до электронных и MEMS (микроэклектронномеханических). Вне зависимости от исполнения, все они делают по сути одно и то же – регистрируют колебания. Продукт MOOV – MEMS-датчик с по возможности универсальным креплением и радиоканалом. Это как бы «супершагомер», регистрирующий с помощью MEMS-датчика свои движения в пространстве. Датчик используется явно типовой, его условно называют «9-осевым», на деле это гибрид трёхосевых MEMS-гироскопа, акселерометра и магнитометра, такие микросхемы выпускаются серийно и доступны всем желающим.  Никакой rocket science во всём устройстве нет (кроме, безусловно, дизайна и механизма крепления). На уровне электроники и firmware (прошивки) это, по сути, курсовая работа хорошо подготовленного любопытного студента. Само устройство дополняется программой для смартфонов под управлением ОС iOS и сервисом. Всё вместе образует нечто вроде персонального фитнесс-тренера – позволяет оценить затраты энергии от занятий, использовать интерактивный режим (с подсказками голосом, для которых нужно iOS-устройство, само собой) тренировок etc.

Можно ли сказать, что это какой-то технологический «взрыв»? Да упаси бог. Например, Lewe – нечто весьма подобное, полностью открытое, с небольшими затратами труда способное стать практически тем же самым функционально. Например, некоторых очевидно нужных, но сложно реализуемых с учётом возможности крепления устройства «где угодно» функций у устройства нет (в первую очередь – пульсометра). Но устройство оказалось успешным (люди же проголосовали за него деньгами). В чём же могут быть причины успеха MOOV? Разве это не интересный вопрос? Когда-нибудь, надеюсь, ответы на него станут кому-то и важными (когда – см. правило выше, так что я не знаю когда именно, но не утрачиваю надежды).

Сугубо для иллюстрации, чтобы показать «проникающий компьютинг» в действии, приведу ещё один совсем свежий пример. Многие слышали имя бренда Babolat, хорошо известное увлекающимся теннисом. Babolat разработала и уже производит первую «умную теннисную ракетку» - Babolat Play.

Феномен MOOV (и не только) и немножко больно (и не только немножко)

Это устройство уже сложнее, чем MOOV и Lewe, но фундаментальный принцип всё тот же – это компьютер+программы, расширяющие возможности привычной вещи, не меняющие её принципиальную функциональность, но добавляющие нечто как будто совершенно необязательное.
 
И ещё для иллюстрации «новых IT» нечто из совершенно другой оперы и совершенно других масштабов. Голландия, Амстердам, «3D-отпечатанный» квартал, который уже открывается для туристов и посетителей:

Феномен MOOV (и не только) и немножко больно (и не только немножко)

 
Голландская архитектурная студия DUS Architects (студия! не гордая «корпорация», не чудище обло озорно etc «холдинг», а просто скромно студия!) таким образом пропагандирует новые способы проектирования и строительства, заодно и свой 3D-принтер KamerMaker (и материалы для него), предназначенные для «печати» габаритных конструкций. То есть, DUS Architects адаптируют прямое производство к архитектуре, фактически сводя капитальное строительство к чистой IT-составляющей (программная поддержка проектирования, 3D-печати и упрятанной в 3D-принтер алгоритмике низкоуровневого управления) и, естественно, к специфике прикладной области.

Вернёмся к MOOV. Давайте не играть традиционно «от личностей», не те времена как бы. А начнём с больших и важных вещей.

Во-первых, кому нужен продукт MOOVE? Ответ очевиден – людям, имеющим достаточно времени и средств для инвестиций в своё здоровье и в активный образ жизни. Кем могут быть эти люди? Не совсем очевидно, но можно предположить, что они в большинстве своём не пенсионного возраста и не заняты физическим трудом на свежем воздухе. Не совсем очевидно, но можно предположить, что по большей части они – и продукт, и «моторчик» процесса урбанизации. Здесь всё логично – можно представить себе тружеников отдалённых одиноко стоящих ранчо и прочих хуторов при бескрайних полях, изнуряющих себя целевым троеборьем для сжигания калорий – джоггингом, плаванием и велосипедом, – но после хорошей осмысленной физической работы на действительно свежем воздухе как-то это всё отходит на второй план.  Если же вернуться к формулировке неизвестного автора, то где на временной линии находятся потребители MOOV? Без сомнения – в той самой точке, где «ничто», в Tnow. Эти люди хотят сейчас и здесь заниматься вот этими всеми «многоборьями», соревнуясь с самими собой. Нравится им это, наверное. Потому что на потребителей устройств для людей пожилых и потому уже дрожащих о здоровье (например, на потребителей тонометров) они точно не похожи именно этой своей потребностью в чём-то избыточном, высокотехнологичном и просто можно сказать – забавном.

Что и кому даёт продукт MOOV? Потребителям – понятно что, об этом выше. Урбанистическому обществу, из которого явно происходит компания-разработчик – если поверхностно, то рабочие места и движение денег, а если глубже задуматься – пользователям этого удовольствия явно нужны свободное время, беговые дорожки в парках и сами парки, освещение и безопасность в парках, бассейны, велосипедные дорожки, спортзалы, чистый воздух, спортивная одежда, её постоянные стирки (да, и это), обувь, многим наверняка – здоровое возможно специальное питание, etc, и кто-то же должен им всё это дать. Компании-разработчику – средства для развития. Компаниям-исполнителям – заказы и, опять, же, рабочие места. Кстати, о компаниях-исполнителях. Они, что неудивительно, китайские. И стартовый объём производства, затребованный ими, оказался вполне реалистичным - $40000.

Мы можем взглянуть в доступную нашу статистику, чтобы рассмотреть потенциальную аудиторию пользователей MOOVE в наших специфических условиях. Благо, такая сравнительно свежая (не могу сказать насколько доверительная) статистика в наличии. Если судить по клиентам фитнес-клубов, потенциальная аудитория для чего-то подобного продукции MOOVE вроде как не маленькая – порядка 960 тысяч человек. Причём часть из них была готова платить до 50000 гривен в год за пользование «премиум класса» фитнесс-клубами:

Феномен MOOV (и не только) и немножко больно (и не только немножко)

Кроме очевидной и характерной для третьего мира картины (рост стоимости «премиум класса» на фоне снижения стоимостей «для людей» из-за повышенной эластичности спроса) тут начинаются «но», связанные со специфической урбанизацией нашей многострадальной страны.

Вы много видите занимающихся по утрам джоггингом, например? Вам самим вообще есть где приятно для тела и глаз где побегать? Думаю, большинство горожан скажет - увы.

Мы унаследовали города, десятилетиями целенаправленно создававшиеся по каким угодно принципам, кроме урбанистических (вообще, «создавать город» и «урбанизация» – противоположные понятия, урбанизация – это эволюционный процесс, с неизбежными революциями). Или синтетические города-спутники гигантских системообразующих предприятий, или даже «города специального назначения», само существование которых отражает некое целевое назначение, что отражается уже в языковых паттернах и мемах (например, «Николаев – город корабелов»). Города, вырванные из естественной эволюции, для которых этот процесс «вырывания» опять же десятилетиями вынужденно «подкармливался», потому что остановка системообразующего предприятия фактически означает гуманитарную катастрофу масштабов синтетического города-спутника. Это замкнутый цикл, не приводящий ни к чему новому и, как мы уже видим, хорошему – гигантские предприятия не могут быть вечными (хуже того – если они стали гигантскими не эволюционно, а были созданы такими по команде, они не живучи) и катастрофу можно разве что отдалить, но избежать её способом «любой ценой сохранить масштабы производства» принципиально невозможно (кто думает, что это уникальное для пост-СССР явление – взгляните на историю Детройта). И во всём этом удивительно как ещё держащемся на плаву мы видели очевидные безумства «инвестиционных проектов по команде» – строительства никому не нужных мегастадионов там, где как воздух нужна просто соответствующая потребностям города система общественного транспорта, раздувание аэропортов там, где пассажиропоток полностью удовлетворялся уже имеющейся инфраструктурой, а для повышения туристической привлекательности нужны не аэропорты вовсе, а развитая инфраструктура обслуживания и развлечения туристов (читай – сверхразвитый малый и средний бизнес), мы видели феноменального идиотизма прожекты истеричного переделывания по сути ночлежек в «гостиницы среднего класса». Мы слышали бесконечные сказки о велосипедных дорожках, и видели замаскированное этими сказками сокращение лесопарковой инфраструктуры для насаждения каких-то очередных ублюдочных строений.

Вы ещё не поняли почему и зачем я это очевидное собираю в кучу? Объясню открытым текстом – пока оно всё будет в движущейся вместе с нами точке Tnow как оно было, мы всё дальше уходим от маршрута естественного эволюционного движения современных IT, всё дальше уходим в даже не знаю куда, сейчас никто не способен понять логику происходящего и направление движения. Но очевидно одно – ubiquitous computing, который уже пришёл в другие миры, в такой мир не придёт просто потому, что в точке Tnow нет массового потребителя продуктов. В этой точке – перемещающаяся во времени пустота, занятая пропагандой, и в этой пустоте страдальцы за подвиги отцов уже готовы убивать мечтателей о счастье детей, и наоборот. А так как ubiquitous computing – уже не будущее, а настоящее, то пора бы озаботиться всем, кто из отечественных IT.

Рынок ПК постепенно трансформируется в рынок рабочих станций (читай – сокращается, и это неизбежный процесс, и легендарных цен давно забытых дней, когда рабочая станция стоила десятки тысяч долларов, больше не будет никогда), рынки мобильных терминалов (смартфонов и планшетов) – быстронасыщаемые (думаю, многие это уже заметили, теперь пора заметить, что по мере совершенствования погремушек стимулировать их замену потребителями можно одним способом – новое должно быть лучше и дешевле), кормушка больших бюджетных контрактов сомнительного свойства как-то и «почему-то внезапно» опустела, крупные корпоративные контракты – вообще отдельная тема, оно для небольшого (и всё время естественно сокращающегося) количества больших игроков, судьба которых, в отличие от гигантских заводов, в реальности не особо тревожит публику (вы этого не знали? да, это звучит жёстко, но так оно и есть, если мы говорим не о производителях).

То есть, массовый сектор продукции современного потребительского сегмента IT стремительно от нас отодвигается. Причём, что самое обидное, – характер этой продукции, возможности её разработки и даже массового производства, вполне соответствует возможностям нашей индустрии, в каком бы странном состоянии она ни была сейчас.

Для чего я это очевидное пишу? Господа ITшники, наступает время «междисциплинарных IT», в которых никому особо не интересно как там обновлять драйверы или хитро использовать программу A для решения задачи B. Это нужно, конечно, и даже полезно иногда. Но уже совершенно не интересно. Современное интересное и приносящее деньги (ubiquitous computing, коммерческая робототехника, масштабные потребительские сервисы) – оно ограничивается пещерным состоянием урбанизации нашей многострадальной страны. Стало быть, наступает время проявлять активность во вроде как не IT-областях. И делать это всерьёз.

Я многократно читал бурные дискуссии в комментариях к обсуждениям всяких возможных масштабных реформ системы образования и прочего, что людям не из верхушки госуправления и не от формирования бюджета разумно обсуждать разве что на кухне и не на совсем трезвую голову. Это всё пустое. 

Пока что есть всё тот же один доступный способ внести свой вклад в урбанизацию. Малозатратный. И очень важный. Я понимаю прагматичное желание IT-бизнесменов получить «по щелчку» как можно больше подготовленных «белых воротничков» (от программирования, например). Но не понимаю надежд на исполнение этого желания и попыток блогами и комментариями влиять на ещё одно реформирование деформированной до почти бессмысленности системы образования (где уже неисчислимые «университеты» обесценены чуть ли не до «обучения по вывескам»).

Так вот, о способе. Господа, мы все можем хоть немногое сделать для этой самой «урбанизации». Не ожидая чудес от распорядителей бюджетом и министерских деятелей. Немногое – уже больше чем ничего. Я не говорю об имитации урбанистических явлений, типа пафосных, под фанфары, актов дарения сельским школам морально устаревшего компьютерного оборудования. Это самое пустое и бессмысленное, что можно сделать. Отъедьте от своего города 50-80 км и побудьте в любом селе-посёлке пару дней. Посмотрите на образ жизни людей. Детей, подростков. Вы уверены, что планшет внесёт существенное разнообразие в этот образ жизни? Или «откроет двери к новым возможностям»? Я – нет. Предустановленные игрушки скрасят досуг какое-то время, потом ненужная в хозяйстве штуковина будет пылиться где-то на видном месте, возле телевизора. Где она пылится у очень многих горожан, кстати.

Людям надо «делать интересно и доступно». И так, чтобы с какой-то перспективой. С детства «делать интересно» и показывать эту перспективу. Иначе «смычка города с деревней» из хрущёвской модели не вырвется и так и будет оборачиваться заплёванным асфальтом у лавочек и грудами пустых пивных бутылок.

Селам, посёлкам и малым городам нужны реализации того, смыслы чего мы давно исказили и забыли - клубы и кружки. Технического творчества, например. Да как хотите это называйте, в IT 2010-х годов помещается что угодно – посмотрите на список приобретений той же Google, на активность Microsoft в области совсем недавно весьма нестандартной периферии (Kinect), на движение Amazon в сторону коммерциализации нестандартных средств доставки товаров, куда угодно посмотрите – IT перестала быть «келейной» «замкнутой на сервер, ПК, смартфон или планшет» технологией. И ещё нужны книги. Даже лучше – учебники или «научно-популярные учебники». Как хотите – так и называйте. Но IT 2010-х годов уже вовсе не самоучитель Linux или Python (их никто не отменяет вовсе), и уж тем более – не многотомный Дональд Кнут, осиливать труды которого уже нужно больше для самосовершенствования, а не для делания. IT 2010-х годов, если кто-то не заметил ещё, – это цикл «измерил или оценил в реальном мире – обработал – отобразил – изменил реальный мир». К этому шокирующему определению не готовы профессиональные программисты и «классические ITшники», что уж говорить о школьных учителях или людях из министерств. Откуда же завтра возьмутся подготовленные к такому «неожиданному» изменению IT-ландшафта новые люди?

Зарабатывание денег сегодня – это безусловно хорошо. Но откуда брать людей для продолжения этого процесса в то самое завтра, за счастье детей в котором мы готовы не щадить своего сегодня? И ведь речь идёт не о громадных инвестициях. Реализация подобных проектов доступна отдельным людям, вовсе не бизнесменам.

Да, быстрых результатов здесь ожидать не приходится. Это надолго. Что очевидно. И здесь есть некоторая не менее очевидная рекламная составляющая – кто хотя бы начнёт играть в такое (создаст где-то, в близлежащем населённом пункте, какой-то кружок или клуб, будет минимально поддерживать его работу, своими силами отберёт, переведёт или напишет, или закажет написание книг нового поколения, etc) – тот очевидно заявит всей стране: «я – надолго, и потому всерьёз». Что само по себе отличная реклама, много лучше любой другой. Да, это не столько затратно, сколько непросто реализуемо – надо придумывать и разрабатывать действительно интересные и современные программы обучения, отыскивать местных «фанатов», способных почти волонтёрствовать преподавателями, надо делать, короче. Только не надо больше развёртывать новых «компьютерных классов» - это бессмысленно, в них в подавляющем большинстве случаев неподготовленные учителя неинтересно [м]учат детей бесполезному, ещё и по замшелым учебникам.

Я знаю, что могут сказать многие. Тысячу раз слышал такое – «всё это бесполезные фантазии». Хотите действительно бесполезную фантазию, для сравнения? Вот она – программа «городской урожай» в Бирмингеме. Они там у себя собрали 10 тысяч фунтов на поддержку… сбора ненужного горожанам урожая с придомовых деревьев. И сформировали бригады волонтёров. Формально – чтобы ничего не пропадало, чтобы всё отвезти и раздать умеющим и желающим переработать этот урожай на дому. Как вы думаете, зачем это всё? Чтобы заменить несколькими тоннами городских яблок импорт из Новой Зеландии? Возможно, Бирмингем это спасёт (для очень серьёзных людей поднимаю транспарант «сарказм»). На деле же, несмотря на любые заявления даже самих участников проекта, «Urban Harvest» – формирование некоторой «урбанистической экоподсистемы», объединяющей «споносоров» проекта, волонтёров, владельцев придомовых участков, любителей варить джемы на дому и давить сок, etc. Куча людей задействуется общим делом. Не таким уж и бесполезным даже в смысле итогового продукта. Но главный продукт «Urban Harvest» - не джемы и не грушки-яблочки с соками, а именно это умение совершенно разных людей взаимодействовать ради достижения какой-то, пусть и незначительной, цели. Это умение и есть «город», а его формирование и есть «урбанизация». И не удивляйтесь, что этот чепуховый проект – неотъемлемая часть многовековой истории эволюции Бирмингема, который с его шестью признанными в мире университетами считается первым индустриальным городом в мировой истории (1791 год, например). И если вы чертыхнулись – «Зубинский тут бредит», то выйдите, пожалуйста, на улицу, посмотрите вокруг себя и хорошенько подумайте – почему вокруг какой-то вот совсем не Бирмингем, а то, что есть (кто из Бирмингема меня зачем-то читает, вас это не касается, конечно). Хватит, господа, заполнять пустоту в точке Tnow совковым снобизмом и презрением к «мелочам» – во взаимодействии людей нет недостойных нас мелочей, а если мы их выдумали себе, то давайте не будем жаловаться на (казённым языком) «тяготы и лишения». Мы точно так их всемерно приближали, как и те, кого мы в них обвиняем.

Можно написать много слезливо-сопливых строк в бложек – ах, экономика рухнула, ох, с ней и IT пошла по той приятной неровной линии, которую принято называть зачем-то грубо, ой, нехватка квалифицированных кадров, уууу, плохое образование, эх, переделать бы политику и механизмы образования etc. Пустая болтовня из блаженного времени оклеенных золотой плёнкой Infinity (видел такое чудовище, натуральный памятник ушедшей эпохе, в Одессе), залапанных жирными от «больших контрактов» пальцами.

Это время закончилось. И больше его не будет никогда. Такого – точно не будет, наш Боливар не выносит что двоих, что одного по второму разу.

Я понимаю, что именно сейчас вот, когда надо уже беречь остатки здравого смысла, не говоря о деньгах и прочем, всё это как бы несвоевременно. Но это состояние не навсегда. И я потом ещё раз непременно напомню чем-нибудь вот таким же и о том же.  А сейчас это просто для того, чтобы лучше воспринялось и запомнилось. В блаженные времена «золотых Infinity» такое не пробирает.

Я уже читал где-то всё тем же чудовищным «шершавым языком» высказанное, что «ITшники – это передовой отряд» чего-то там, не совсем понял, чего именно. Чушь, конечно, собачья, заезженный унылый советский шаблон «пролетариат – передовой и направляющий отряд», вытравить который из языка, как оказалось, очень трудно, даже изучение PHP или Javascript не помогает.

Так вот. Как показывает новейшая история, вся эта пыльная риторика весьма действенна по сей день. Она очень живуча. И будет жить, подпитывая то самое правило, в котором нет места для настоящего. Поэтому мирно и бескровно что-то изменить можно только неспешно, маленькими действиями, объединяющими людей. Потому что это и есть урбанизация. А она и есть наш особый непростой путь хотя бы в ту же сторону, в которую уже вовсю движутся IT. У нас ещё есть какое-то время. Пара лет, наверное. Пропустим его, как всегда, – будем периодически стонать от рухнувших госзакупок и писать слезливые записи в блогах о несовершенстве системы образования в стиле «прииди, о, Государь, и сделай так, чтобы нам обломилось много дешёвых хорошо подготовленных Java-программистов уровня senior c претензией на зарплату дворника».

Кажется, я всё сказал.

Откланиваюсь.

+99
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT