`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Александр Пацай

Волт Моссберг: Стив Джобс, которого я знал

+311
голосов

Смерть Стива Джобса — это действительно большая утрата для всего мира, как бы вы не относились к Apple и ее продуктам. О том, что он сделал и не успел сделать, сказал и показал, можно говорить, наверно, годами — да только патентов, в которых он числится как один из изобретателей, 317 штук. Но, как это не банально, жизнь продолжается, и я считаю, что, несмотря на такую потерю, надо двигаться дальше. Да и сам Стив Джобс не любил оглядываться назад, он всегда шагал вперед, открывая для нас будущее, о котором мы даже не догадывались.


Фото, может быть, и не очень качественное, но зато снято мной, на WWDC 2005

Помните, когда в Top Gear разбился и чуть не погиб Ричард Хаммонд, его коллеги договорились, что в эфире они обсуждают это происшествие один раз и больше к нему не возвращаются. Поэтому тему смерти Джобса я постараюсь ограничить в блоге одной, как мне показалось, лучшей статьей о Стиве — от Волта Моссберга, технологического обозревателя Wall Street Journal. Моссберг неоднократно встречался с Джобсом, общался с ним, поэтому его мнение очень интересно. Я знаю, что эту статью уже перевели и опубликовали в других местах, но я решил, что она должна быть и у меня в блоге.
—————-
То, что Стив Джобс был гением, оказавшим невероятное влияние на множественные отрасли и миллиарды жизней, было написано уже многократно с тех пор, как он ушел с поста руководителя Apple в августе. Он являлся исторической фигурой масштаба Томаса Эдисона или Генри Форда, и был образцом для многих других корпоративных лидеров в множестве других отраслей.

Он делал то, что должен делать CEO: Он нанимал и вдохновлял великих людей; управлял с прицелом на долгосрочные перспективы, а не для результатов квартала или краткосрочной цены акции; делал высокие ставки и рисковал по-крупному. Он настаивал на высочайшем качестве продуктов и на создании продуктов, которые бы радовали и помогали обычным пользователям, а не посредникам вроде корпоративных IT-директоров или мобильных операторов. И он мог продавать. О, как же он мог продавать.

Как он любил говорить, он жил на перекрестке технологии и гуманитарной науки.

Но есть и более личная сторона Стива Джобса, конечно же, и мне повезло увидеть ее часть, потому что я провел многие часы в разговорах с ним за те 14 лет, что он управлял Apple. Поскольку я занимаюсь обзорами продуктов, а не новостями, где я должен рассказывать о бизнесе компании, ему было более комфортно разговаривать со мной о вещах, которыми он не мог делиться с другими журналистами.

Даже после его смерти, я не могу нарушить тайну этих разговоров. Но вот вам несколько историй, которые показывают его как человека, которого я знал.

Телефонные звонки
Я не знал Стива, когда он был в Apple в первый раз. Я не писал тогда о технологиях. И я встретился с ним лишь однажды, кратко, между его каденциями в компании. Но буквально в течение нескольких дней после его возвращения, в 1997 году, он начал звонить мне домой, вечерами в воскресенье, на протяжении 4 или 5 недель подряд. Как опытный журналист, я понимал, что часть этого — это попытка польстить мне, подтолкнуть меня в сторону компании, чьи продукты я когда-то рекомендовал, но в последнее время стал советовать избегать их.

И все же в этих звонках было нечто большее. Они превратились в марафон, 90 минут различных тем, разговоров “не для прессы”, которые раскрывали мне невероятную широту кругозора этого человека. То он говорил о выборе идей для цифровой революции. И следом за этим — почему текущие продукты Apple ужасны, и как цвет, угол, линия или иконка вызывали у него чувство стыда.

После второго такого звонка моей жене надоели эти вторжения в наш викенд. А мне нет.

Позже он иногда звонил пожаловаться на какой-то обзор или его часть — хотя, если честно, я ощущал себя комфортно, рекомендуя большинство его продуктов обычным, не техническим потребителям, на которых и нацелена моя колонка. (Может быть, это потому, что они являлись и его целью тоже). Я знал, когда он будет жаловаться, потому что он начинал каждый звонок с фразы “Привет, Волт, я звоню не пожаловаться по поводу сегодняшней колонки, но у меня есть несколько комментариев, если ты не против”. Я обычно не соглашался с его комментариями, но это тоже было нормально.

Представления продуктов
Иногда, но не всегда, он приглашал меня посмотреть на некоторые продукты до того, как он анонсировал их миру. Может, он это делал и с другими журналистами. Мы встречались в огромной комнате, где присутствовали еще несколько его соратников, и он настаивал — даже когда мы оставались вдвоем — накрывать новые гаджеты тканью и затем открывать их, как будто он проводил представление, с блеском в его глазах и стратью в его голосе. Затем мы часто сидели и долго обсуждали настоящее, будущее, и общие сплетни в отрасли.

Я до сих пор помню тот день, когда он показал мне первый iPod. Я удивился, что компьютерная компания выбрала направление музыкальных плееров, но он объяснил, без особых деталей, что он представлял себе Apple как компанию цифровых продуктов, а не как компьютерную компанию. То же самое было с iPhone, музыкальным магазином iTunes, а затем с iPad, посмотреть который он позвал меня к себе домой, потому что он был слишком болен в то время, чтобы выбираться в офис.

Слайды
Насколько я знаю, единственная технологическая конференция, на которой регулярно появлялся Стив Джобс и которую он при этом не контролировал — это наша D: All Things Digital, где он регулярно появлялся для неотрепетированных интервью на сцене. У нас было одно правило, которое его беспокоило: мы не разрешали слайды, которые были его основным инструментом для презентаций.

Однажды, за час до его появления, мне сообщили, что он находится за сценой, готовя десятки слайдов, хотя я напоминал ему за неделю до этого, что никаких слайдов. Я попросил двух его помощников передать ему, что он не сможет использовать слайды, но они оба сказали, что они не могут этого сделать, что это должен сказать я. Поэтому я пошел к Джобсу и сказал ему, что никаких слайдов. Традиционно вспыльчивый, он мог уйти, отказавшись выступать. И он попытался поспорить со мной. Но я настаивал, и он просто сказал “Окей”. И он вышел на сцену без слайдов, и был, как обычно, любимым выступающим аудитории.

Ледяная вода в аду
На нашей пятой конференции, Стив и его давний конкурент, великолепный Билл Гейтс, неожиданно согласились появиться вместе, в их первом совместном интервью на сцене. И едва не случилась катастрофа.

Ранее в тот день, до прибытия Гейтса, я проводил интевью с Джобсом на сцене, и спросил его о том, как ему ощущения от разработки под Windows, поскольку приложение Apple iTunes к тому времени было установлено на сотнях миллионов компьютеров с Windows.

Он остроумно ответил “Это как дать стакан ледяной воды кому-то в аду”. Когда позже приехал Гейтс и услышал про этот комментарией, он, естественно, был в ярости, поскольку мой партнер Кара Свишер и я убеждали обоих, что мы надеемся, что совместная сессия пройдет в спокойных тонах. На встрече перед интервью Гейтс сказал Джобсу: “Я так понимаю, я представитель ада”. Джобс просто передал Гейтсу бутылку холодной воды, которая была у него с собой. Напряжение спало, и интервью оказалось триумфальным, и оба представителя повели себя замечательно. После окончания интерьвю аудитория аплодировала стоя, некоторые из них плакали.

Оптимист
Я не знаю, как Стив разговаривал с командой в самые темные дни Apple в 1997 и 1998 годах, когда компания была на грани и он был вынужден обратиться к заклятому врагу Microsoft за помощью. Была и неприятная, переменчивая часть его, и я думаю, что тогда и позже, она выросла внутри компании и в ведении дел с партнерами и поставщиками, которые рассказывают правдоподобные истории о том, как сложно было иметь с ним дело.

Но я могу честно сказать, что, в моих многих разговорах с ним, доминирующим тоном был оптимизм и уверенность, как за Apple, так и цифровую революцию в целом. Даже если он мне рассказывал о его борьбе с музыкальной отраслью, чтобы они позволили ему продавать песни в цифровом виде, или о схватках с конкурентами, по крайней мере, при мне тон его рассказов всегда был отмечен терпением и взглядом в долгосрочную перспективу. Может быть, это было специально для меня, зная, что я журналист, но это все равно производило впечатление.

Иногда в наших разговорах, когда я критиковал решения звукозаписывающих компаний или мобильных операторов, он удивлял меня настойчивым несогласием, объясняя мне, как мир выглядел с их точки зрения, как сложно им всем во время таких цифровых изменений, и как они изменят свое мнение.

Эта черта была заметна, когда Apple открыла свой первый розничный магазин. Это произошло в Вашингтоне, в пригороде, рядом с моим домом. Он проводил пресс-тур для журналистов, гордясь магазином, как отец гордится своим первым ребенком. Я прокомментировал, что, конечно же, таких магазинов будет лишь несколько, и спросил, что Apple знает про розничную торговлю.

Он посмотрел на меня как на безумца, сказал, что таких магазинов будет очень много, и что компания потратила год, разрабатывая дизайн магазинов, используя прототип магазина в секретном месте. Я пошутил, спросив его, не он ли лично, будучи загруженным обязанностями СЕО, утверждал различные мелкие детали вроде уровня прозрачности стекла и цвета дерева.

Он сказал, что, конечно же, это делал он.

Прогулка
После операции по пересадке печени, когда он восстанавливался у себя дома в Пало Алто, Стив пригласил меня, чтобы освежить информацию по событиям в отрасли, которые происходили, пока он болел. Встреча превратилась в трехчасовой визит, отмеченный прогулкой в ближайший парк, на которой он настаивал, несмотря на мои переживания по поводу его слабого состояния.

Он объяснил мне, что он гуляет каждый день, и что каждый день он устанавливает для себя более удаленную цель, и что сегодня этот парк по соседству был его целью. И мы гуляли, и разговаривали, он внезапно остановился, и выглядел он неважно. Я умолял его вернуться в дом, отмечая, что я не знаю, как проводить сердечно-легочную реанимацию, и уже представляю себе заголовки новостей из серии “Беспомощный журналист дал умереть Стиву Джобсу на тротуаре”.

Но он посмеялся и отказался, и после перерыва, мы продолжили идти по направлению к парку. Мы посидели там на лавочке, поговорили о жизни, наших семьях, и наших болезнях (у меня несколько лет назад был инфаркт). Он рассказал мне, как вести здоровый образ жизни. А затем мы пошли обратно. Стив Джобс не умер в тот день, к моему нескончаемому облегчению. Но теперь его не стало, слишком рано, и это потеря всего мира.

The Steve Jobs I Knew

+311
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT