`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

BREW -- что посеешь, то и пожнешь

0 
 
Несмотря на то что разнообразные "мелкие" вычислители, с каждым днем становящиеся все незаметнее и "повсеместнее", буквально со взрывной скоростью завоевывают себе место в нашей жизни, мы говорим о них нечасто. Но предмет нашего обсуждения -- BREW -- явление настолько особенное, что проигнорировать его очень трудно. Не раскрывая предварительно всех карт, для начала стоит предупредить читателя и тем самым объяснить упомянутое в преамбуле несоответствие -- мы поведем речь о программной разработке, одновременно относящейся к самым неожиданным классам и уровням ПО и обладающей целым спектром весьма специфических характеристик. Если конкретнее, то нас ждет короткое знакомство с необычной программной системой из мира embedded software (встраиваемого ПО), являющейся пусть маленькой, но исключительно важной составляющей громадной "междисциплинарной" инфраструктуры, реально существующей и работающей. То есть, это не академический изыск, не ожидаемое вероятное далекое будущее. BREW -- то, что уже есть, то, что уже работает, и, что главное, -- приносит доход разработчикам и возможности -- пользователям. Учитывая все эти особенности, "посев" идеи написания статьи о конкретном программном продукте неизбежно дает весьма неожиданные "всходы" -- рассказ получается не только (и даже не столько) о программах...


Предпосылки

BREW -- что посеешь, то и пожнешь
Основатель корпорации QUALCOMM Ирвин Якобс
Подводя итоги мобильного сектора в 2002 г. ("Компьютерное Обозрение", # 1--2, 2003), мы говорили о наблюдаемом уже тогда и предсказываемом на будущее кризисе в области сервисов для "мобилизованных" пользователей. Прошло не так много времени, и, как говорится, гром грянул. Второй по величине британский (и пятый -- европейский) оператор мобильной связи корпорация MMO2 понесла астрономические убытки -- 10 млрд. фунтов. Провальный результат обусловлен неудавшейся попыткой обеспечить именно поддержку развитых сервисов третьего поколения (3G). Стремление MMO2 к 3G можно понять -- аудитория мобилизованных пользователей растет не так быстро, как того хотелось бы операторам, рынок сотовых аппаратов перенасыщен, за него агрессивно борются устоявшиеся компании и молодые на этом рынке, но крайне опасные "тигры". Если учесть более тонкие факторы, приведенные во врезке и связанные со стреднестатистическими приверженностями пользователей, картина вырисовывается не слишком жизнеутверждающая -- противостояние, в котором с одной стороны находятся крупные и растущие операторы, крайне заинтересованные в увеличении оборотов, с другой -- пользователи, совсем незаинтересованные в повышении затрат. Но это только, скажем так, передний план картины. В ней есть еще один персонаж -- куда более значимый и стоящий особняком. Это -- государство, чрезвычайно заинтересованное в росте своего бюджета. В случае с MMO2 именно "противостояние" с государством привело к фактическому краху инициативы, потенциально направленной на смягчение противостояния "оператор -- пользователь" -- астрономическая сумма была затрачена MMO2 на лицензирование частот. Последнее в сетях GSM является необходимым условием для достижения повышения пропускной способности до уровня, приемлемого для эффективного обмена данными.

Крах масштабной попытки MMO2, похоже, поставил жирную точку в истории 3G. Вспоминая оказавшиеся пророчеством слова создателя первого сотового телефона Мартина Купера ("Компьютерное Обозрение", # 16, 2003) -- "3G is dead", реакция аналитиков и заголовки серьезных финансовых изданий уже не способны никого удивить (даже такие резкие, как "Фиаско 3G -- в выигрыше только порнобароны").


Иное поколение

Впрочем, довольно пессимистических нот. "Третье поколение" (3G) живее всех живых. Но оно... иное.

В 1964 г. несостоявшийся специалист "гостиничного хозяйства" (в американском оригинале -- Hotel Administration) и вполне состоявшийся дипломированный доктор радиотехники, выбравший популярное тогда направление -- теорию информации, Ирвин Якобс (Irwin M. Jacobs) познакомился и подружился с коллегой -- впоследствии знаменитым Эндрю Витерби (Andrew J. Viterbi). Оба молодых инженера работали, естественно, "на космос и оборону" (в середине 60-х годов в США, как и в СССР, -- области, в которых высококлассные специалисты были очень востребованы). Правда, на этом возможные сходства в судьбах специалистов двух стран великого противостояния заканчиваются -- через пару лет авторитет небольшой команды достиг такого уровня, что она трансформировалась как бы сама собой в частную консультационную компанию LINKABIT, работающую для тех же клиентов -- в первую очередь, оборонных фирм. Термин "консультационная" в данном случае ничего не объясняет, а только запутывает историю -- на самом деле Якобс и Витерби занимались не столько "консалтингом" в сегодняшнем его понимании, сколько разработками. К середине 70-х перечень продуктов, созданных в LINKABIT, выглядит более чем впечатляющим -- микропрограммируемый терминал сверхширокополосной (widespread) спутниковой связи с цифровой обработкой сигналов, для которого "по ходу дела" были спроектированы: сигнальный RISC-процессор с очень интересной архитектурой (стековая машина с пятью стеками и системой из 32-х команд, автор -- Клейн Гилхаузен), вся уникальная алгоритмика и, естественно, программное обеспечение; первый коммерческий скрэмблер и дескрэмблер сигналов спутникового телевидения, спутниковая аппаратура связи и, наконец, первый коммерческий беспроводной телефонный аппарат стандарта TDMA.

Несмотря на успехи, впоследствии основатели продали LINKABIT и решили начать все заново. Их новая компания QUALCOMM быстро заняла прочное место на рынке, создав и развернув спутниковую систему связи и позиционирования OmniTRACS, изначально ориентированную на поддержку компаний-грузоперевозчиков (сегодня OmniTRACS предоставляет услуги "автопарку" более чем из 400 тысяч грузовиков). Но главную цель QUALCOMM Якобс и Витерби видели в использовании мощной патентной базы компании для продвижения CDMA-сетей мобильной связи. Сегодня крупнейший и уважаемый в техническом мире правообладатель (чего стоят одни разработки Витерби, на которых основываются все существующие международные стандарты цифровой мобильной телефонии) компания QUALCOMM в середине 80-х годов только готовилась к большим битвам за "большую связь". В 1989 г. Якобс выступил с докладом, который мог предотвратить очевидное фиаско 3G в 2003 г., но доклад остался практически незамеченным. "Большая связь" двинулась в направлении к сегодняшней истории с MMO2, QUALCOMM же упорно продолжала добиваться успехов и того незыблемого статуса, о котором рыночные аналитики говорят так: "Как ни изменится соотношение сил в мобильной связи, QUALCOMM, без сомнения, останется в выигрыше".

Впрочем, возможно мнение, что статус и успехи QUALCOMM -- как говорится, личное дело компании. И оно было бы справедливым, если бы не одно "но" -- в высокотехнологическом мире успехи и стабильность талантливого производителя -- это и успехи, и стабильность пользователей его продукции. Автору статьи подобное утверждение кажется одновременно бесспорным и очень важным, и к мысли о соотношении между текущим рыночным положением компании -- крупного правообладателя и ее пользователей -- мы еще вернемся не раз.

Итак, сегодня оцениваемый как "исторический", доклад Якобса 1989 г. был, по сути, посвящен вопросу эффективного использования полосы частот оператором мобильной связи при сохранении заданных гарантированных показателей качества для абонентов (перечень этих показателей обширен и включает в себя даже такие далекие от потребительского рынка понятия, как "защищенность каналов связи"). Его в свое время "просмотрели". Но компания QUALCOMM продолжала борьбу -- к 1991 г., несмотря на отсутствие пока еще единого стандарта на CDMA-связь, QUALCOMM начала разработку чипсета для первых терминалов. Процесс "борьбы за выживание" только подчеркнул влиятельность QUALCOMM -- она была настолько высока даже в процессах международной стандартизации, что после публикации первого стандарта в январе 1993 г. чипсеты трехлетней давности еще оставались актуальными.

Итоги борьбы QUALCOMM -- произведенные в прошлом году 75 млн. чипсетов для терминалов (мобильных телефонов и не только) CDMA даже на фоне ожидаемых объемов продаж "трубок" в нынешнем году (напомним -- 483 млн.) кажутся впечатляющими. Если к ним добавить более ста компаний-лицензиатов технологий, постепенное смещение приоритетов в ряде стран с развитыми GSM-сетями в сторону CDMA (например, США), внушающий впечатление перечень "полностью и частично CDMA" государств (среди них Южная Корея, Китай, Япония), становится понятным эпитет, которым наградили QUALCOMM гордые земляки, жители Сан-Диего -- "международный титан, Intel беспроводной связи".

Все же довольно дифирамбов (хотя компания, основанная такими действительно титанами, как Витерби и Якобс, их полностью заслуживает, а статья о BREW без всех этих отступлений потеряла бы самое главное -- смысл). Мы не будем вдаваться в технические подробности принципов работы CDMA -- основного достояния QUALCOMM. Нам для понимания предмета обсуждения (и, что главное, для понимания обоснования QUALCOMM эффективности этой разработки) -- BREW, понадобится знание одного очень важного факта, который лучше всего характеризуется избитой программистской фразой -- "повторное использование". Только в отличие от развитой (но сложной) компонентной архитектуры ПО, облегчающей повторное использование кода и косвенно доказавшей свою эффективность, "повторное использование спектра" (справедливости ради, тоже не очень простая вещь) -- основа основ CDMA, доказывает свою эффективность более чем прямолинейно. Крах 3G в сетях GSM (ранее упомянутая корпорация MMO2 -- только частный случай; по оценкам аналитиков, европейские компании затратили на лицензирование частот для удовлетворения потребностей 3G-систем более 100 млрд. долл.) и чуть ли не лубочное благополучие в CDMA-сетях при переходе к сервисам нового поколения -- лучший тому пример.

Немного фактов о мобильной связи:

Ожидаемый в этом году объем продаж мобильных телефонов -- 483 млн. единиц.

80--90% покупателей мобильных телефонов предпочитают аппараты нижней ценовой категории (по оценкам The Shosteck Group).

33% пользователей услуг мобильной связи придерживаются правила "звонок с мобильного -- только в экстренном случае".

Примерно в это же время год назад 1 млн. человек уже использовали BREW-сервисы, в каталоге которых насчитывалось более 300 приложений.


Подводя итоги такому отступлению --обоснованию "иного поколения", можно и нужно еще раз повториться. Во-первых, потребности и ведущих поставщиков услуг, и потребителей этих услуг на рынке мобильной связи требуют развитых сервисов. Во-вторых, пользователи не хотят тратить много денег на дорогие терминалы (прямое подтверждение этому -- упрямая статистика продаж, косвенное -- вялое развитие многообещающего класса гибридов PDA и мобильного телефона -- смартфонов). В-третьих, политика прямолинейной, "brute forсe" (грубой силы, как говорят программисты) модернизации существующих GSM-систем для удовлетворения потребностей в сервисах за счет лицензирования частот, очевидно, провальна. Почти классическая революционная ситуация...


BREW как дешевый "смартфон"

Все мы -- пользователи услуг мобильной связи -- естественно, хотим от своих телефонов максимума возможностей. Но дорогие телефоны сегодня нам не нужны -- слишком уж быстро они устаревают и обесцениваются. Производители же аппаратов, наоборот, заинтересованы в повышении сложности своих изделий -- и вовсе не из-за того, что "сложное" и "дорогое" -- синонимы в инженерии. Сложные аппараты дают больше возможностей как потребителю, так и поставщику услуг, т. е. становятся популярными в двух противостоящих лагерях. В общем, в таком случае все довольны: производитель телефона -- большей прибылью, покупатель -- большими перспективами, поставщик услуг -- большими возможностями в получении прибыли за счет сервисов. Идиллия, которая существует разве что на бумаге. На деле все обстоит несколько иначе. Скудные характеристики самых массовых бюджетных моделей телефонов ограничивают потенциал сервисов до безобразия, ставки в среднем ценовом диапазоне на модные Java-приложения не слишком привлекают ни пользователей (невысокое быстродействие приложений, загадочные и разнообразные способы их распространения), ни поставщиков услуг (отсутствие стабильных работающих механизмов "проката" приложений, необходимость выдумывания собственных способов "проката" и т. д.). Неплохая, в общем, идея "Java'изации всего" вылилась в весьма болезненные для крупнотиражного производителя более чем осязаемые цифры -- так, для "полноценной" (представляющей интерес в потребительском смысле) микромашины Java требуются весьма не медленный процессор и почти 2 MB памяти -- такое оснащение выводит бюджетный телефон за пределы наиболее привлекательного ценового диапазона. Одним словом, на практике все получилось "с точностью до наоборот". Судя по всему, программисты, дело которых -- овеществление идей сервисов, в этом случае также пополнили ряды не испытывающих восторга -- их волнует именно... универсальный характер Java, "отрывающий" от конкретики мобильного телефона, что заставляет регулярно повторять уже пройденный путь изобретателей колеса, велосипеда и паровоза...

Вот, наконец, мы достигли точки, в которой можно и нужно открывать карты.

BREW -- "бинарная среда времени исполнения для беспроводных устройств связи" (Binary Runtime Environment for Wireless) -- как раз является тем самым "философским камнем", позволяющим придать бюджетному мобильному телефону свойства развитого смартфона. Точнее, трансформировать дешевый телефон в нечто совершенно новое, сохраняя при этом привлекательность процесса трансформации для разработчиков аппаратных средств терминалов мобильной связи, программистов и поставщиков услуг.


В языковой части BREW также не преподносит никаких сюрпризов -- для создания приложений более чем достаточно знание языков С и С++. Хотя и сторонники Java не обижены -- для этого языка существует виртуальная машина, разработанная "в BREW". Инструментальная поддержка -- BREW SDK -- распространяется бесплатно, интегрируется c Miсrosoft Visual C++ или GNU gcc и содержит практически все необходимое (включая программный симулятор BREW-совместимого устройства) для создания приложений. API BREW не заслуживает какого-либо обсуждения -- всем программистам, знающим ориентированные на обработку событий системы (MS Windows, X Window или Palm OS), программные интерфейсы покажутся совершенно привычными, а многие -- просто хорошо знакомыми. Учитывая высокий уровень документации, поставляемой с SDK, и отсутствие технологических "изысков" в BREW, никаких проблем с изучением и использованием системы у программиста средней руки быть не должно.

Кстати, о документации, точнее, о неизбежном зле, сопутствующем всем хорошо документированным разработкам, -- BREW, пожалуй, редкая система, "whitepaper" к которой, несмотря на сугубо маркетинговый характер, заслуживает самого внимательного прочтения. Здесь объясняется главное -- как зарабатывать деньги с помощью BREW. Причем никаких тайн из бизнес-модели QUALCOMM не делается -- если предусмотрены 20% отчислений от проката BREW-приложений компании-правообладателю (QUALCOMM) и поставщику услуг мобильной связи, то об этом будет просто сказано, без лишних пространных объяснений. Если схема распространения приложений предусматривает их тщательное платное тестирование и серьезные механизмы допуска к распространению (в противном случае мощные умы вирусописателей быстро превратят хорошую идею в сущее наказание), то и условия будут даны в табличке, позволяющей разработчику оценить немаленькие затраты (до 5 тыс. долл.) и сроки окупаемости проекта.


Unix почти наоборот

История BREW, как это ни парадоксально, очень похожа на... историю ОС Unix. Обе системы выходят из стен коммуникационных компаний (Unix -- из AT&T, BREW -- из QUALCOMM), обе создаются не из прихоти или любопытства, а для решения вполне конкретных задач (Unix -- для автоматизации патентного отдела AT&T, назначение BREW мы уже обсудили), обе основаны на принципе "мобильность на уровне исходных текстов".

Но одновременно с этим есть и диаметрально противоположные "сходства" -- Unix в своем развитии "шла" к коммуникационным возможностям, BREW идет от этих возможностей, Unix мучительно долго двигалась к цивилизованной коммерциализации, BREW изначально предусматривает жесткую, но вполне разумную и эффективную коммерческую модель. Unix быстро стала причиной массы раздоров и споров между производителями, BREW, напротив, направлена на обединение на взаимовыгодных условиях производителей, поставщиков услуг и потребителей в единую систему.

Получится ли у BREW такой же успех, как у Unix? Вопрос интересный и не праздный. Более 12 тыс. разработчиков, более 1 млн. пользователей прокатных BREW-приложений, высокая популярность среди создателей игр и коммуникационных программ -- это сегодняшний статус BREW. Пока можно утверждать одно -- с ростом распространенности CDMA-сетей (BREW пока остается атрибутом CDMA, но это может измениться в ближайшее время с выпуском QUALCOMM гибридных чипсетов GSM-CDMA), вероятнее всего, спрос на BREW-приложения будет расти.
0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT