`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

В центре циклона

+44
голоса

Уинстон Черчилль как-то сказал: «Генералы всегда готовятся к прошлой войне». Если проанализировать подходы, которые используются в управлении самыми разнообразными процессами, легко заметить, что это замечание справедливо отнюдь не только в отношении военной доктрины. Как ни странно, развитие высоких технологий в какой-то мере даже усугубило ситуацию, поскольку оценки и решения все чаще не поспевают за развитием событий. От многих летчиков можно услышать тезис «хороший пилот, управляя самолетом, мысленно находится перед ним». Другими словами, управляя сложной системой в постоянно меняющихся внешних условиях, важно не просто реагировать на происходящее. Необходимо предвидеть, что произойдет в следующий момент.

Миром правит статистика. Решения принимаются на основе накопленных за долгие годы данных, примеров best practice из прошлого, экстраполяции неких исторических трендов на будущее. Потенциальные проблемы, связанные с этим, не сводятся лишь к тому, что, как гласит старая шутка, «47,2 процента всей статистики не верны».

Высокие технологии снабдили нас новыми чрезвычайно эффективными инструментами для сбора и анализа данных, но наши прогностические инструменты по-прежнему весьма несовершенны. Зато манипулировать данными, иcпользовать big data, для того, чтобы получить на выходе заранее намеченные результаты, стало куда проще.  Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить историю исследований климата. Уже по крайней мере двадцать лет сторонники гипотезы о глобальном потеплении рисуют устрашающие графики, на которых средние температуры климатической системы нашей планеты стремительно увеличиваются, переходя к экспоненциальному росту в последние десятилетия. Ученые, экологи и чиновники с готовностью экстраполируют этот тренд на многие годы вперед, заявляя о неминуемой катастрофе, самыми безобидными последствиями которой будут затопление сотен тысяч квадратных километров прибрежных территорий и неурожаи. Многие уверены, что катаклизм подстегнула хозяйственная деятельность человека.

Почти все публикации на эту тему содержат графики исторических девиаций температур, охватывающие период не превышающий пять веков. Почему? В 14 веке на Земле начинается так называемый малый ледниковый период, и потому, если начать отсчет от этого времени, безусловно, можно говорить о значительном росте температур в последующие годы. Что же произойдет, если увеличить анализируемый интервал времени и посмотреть на график отклонения температур от некоего среднего значения? На рисунке ниже приведена оценка этих девиаций (Loehle, 2007), которая едва ли позволяет говорить о каких-то необычайных изменениях изучаемого параметра за последнее столетие или, тем более, привязать эти изменения к неким антропогенным факторам.

 

 В центре циклона

Однако это не останавливает приверженцев доминирующей в настоящий момент парадигмы, которые путем обработки этих данных с использованием весьма изощренных алгоритмов отсеивают часть замеров и все равно обеспечивают «нужный» результат. В конце концов, считается, что еще Гегель парировал возражения против его рассуждений фразой «Если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов». Хуже всего то, что нечистоплотность исследователей и чиновников, заинтересованных в том, чтобы любой ценой отстоять некое видение ситуации – и, тем самым, дискредитирующих это видение – вполне может привести к тому, что мы не успеем своевременно разобраться в проблеме. Ведь до сих пор не ясно, что происходит в действительности.

Какое это имеет отношение к индустрии IT и бизнесу? Самое непосредственное. Одна моя коллега, получившая PhD на кафедре математики престижного университета, перешла на работу в крупную международную IT компанию. Она рассказывала о том, как в этой компании разрабатывают стратегию развития с учетом рыночной конъюнктуры и анализа ключевых показателей бизнеса. Для этого, как правило, отбиралось три-четыре точки для построения тренда, после чего он экстраполировался на будущее линейной, степенной и экспоненциальной функцией (в зависимости от задач, стоящих перед менеджментом) на тот или иной интервал в будущем. А разве является для кого-то секретом тот факт, что региональные офисы многих корпораций «играют» с показателями своей деятельности даже не для того, чтобы снизить налоговую нагрузку, а потому, что боятся превысить плановые показатели по объемам продаж?  Ведь в этом случае штаб-квартира на следующий год поставит им слишком амбициозные задачи. Можно привести еще множество примеров того, как мы строим картину будущего, отталкиваясь от искаженного представления о прошлом.

Когда разговор заходит о перспективах развития индустрии IT и о том влиянии, которое она оказывает на общество и бизнес, нельзя не упомянуть несколько важных аспектов. Легко заметить, что каждая новая технология или сегмент рынка, демонстрирующие быстрый рост, немедленно объявляются приоритетными с точки зрения инвестиций. При этом очень часто игнорируется не только эффект низкой базы, но и те из изменения, которые происходят в других сегментах. Средние бюджеты на IT растут очень медленно, поэтому отрасль давно перешла от экстенсивного к интенсивному развитию. В этой связи особое значение приобретет вопрос о том, насколько успешно выстроено взаимодействие между теми, кто отвечает за бизнес и за развитие инфраструктуры. Прежде чем оказаться у заказчика, любая технология проходит длинный путь. И на каждом этапе – от разработки до внедрения - она рассматривается в первую очередь как инструмент извлечения прибыли. А потому зачастую потребитель получает в итоге нечто, очень похожее на то, что ему нужно (или его убедили, в том, что ему это нужно), но не решающее стоящие на практике задачи.

Роль CIO в этой ситуации становится исключительно важной. В недавнем прошлом один специалист мог совмещать функции CIO и CTO. По мере роста влияния руководителей департаментов IT на принятие решений в компаниях, CIO все больше сосредотачиваются на бизнес-задачах (что находит отражение и в их KPI), в то время как системный анализ влияния тех или иных новых технологий постепенно отходит на второй план.  На заседаниях клубов CIO в частных беседах доводилось услышать подобные рассуждения: «Для любого CIO главная задача состоит в том, чтобы, не задерживаясь надолго  в одной компании, подготовить себе плацдарм для получения более привлекательного предложения». Реалии корпоративного бизнеса таковы, что эту позицию вполне можно понять. Однако даже на уровне понятийного аппарата можно наблюдать, как усугубляется разрыв между теми, кто непосредственно отвечает за бизнес и за технологии. «Переводчиками» во многих случаях выступают специалисты в области маркетинга и продаж, которые, зачастую не разбираются ни в том ни в другом. Понятно, что говорить об эффективной долгосрочной стратегии развития IT ресурсов в такой ситуации очень трудно.

Становление облачных технологий и развитие «третьей платформы» вызвали ажиотаж на рынке. Все чаще CIO занимаются вопросами, связанными с развертыванием облачных сред и обусловленной этим миграцией данных, интеграцией инфраструктур (например, в формате гибридных облаков), проблемами совместимости и развитием API, оценкой инвестиций в IaaS, PaaS и SaaS.

И если сама концепция действительно выглядит весьма многообещающе, то ее реализация во многих случаях базируется на сиюминутных соображениях. В качестве иллюстрации можно привести динамику BVP Cloud Index, в который входят публичные облачные компании (изначально, в январе 2011 года, индекс включал 44 компании).    

 

 

 В центре циклона

Речь идет о компаниях, общая капитализация которых уже составляет без малого 200 млрд. долларов. При этом в индекс не включены такие гиганты, как, например, Microsoft и Amazon, выручка которых от облачных услуг (равно как и рыночная доля в этом сегменте) стремительно растет, исчисляясь десятками миллиардов долларов в год.

Разумеется, сама по себе капитализация не является индикатором эффективности того или иного предложенного рынку решения. В конце концов, далеко не все игроки вышли на IPO, да и причины, по которым вкладываются средства в ценные бумаги высокотехнологичных компаний, подчас не имеют ничего общего с долгосрочным потенциалом новых разработок. Однако весьма примечательно, что период, когда инвесторы спровоцировали подлинный бум в облачном сегменте, уже прошел. Это совершенно естественно для любой отрасли, вступившей в пору зрелости, однако, как и в приведенном ранее примере с температурными девиациями, исторические тренды, относящиеся к облачным услугам, можно интерпретировать по-разному.

Учитывая, что даже на уровне таксономии у различных игроков до сих пор сохраняются серьезные разночтения, едва ли приходится удивляться тому, что даже квалифицированным специалистам очень сложно разобраться, что же сулят миру IT всевозможные исследования и прогнозы. Вроде бы не вызывает сомнений общая тенденция развития технологий в сторону EaaS (в данном случае, Everything as a service). Однако как будет происходить это развитие, станут ли публичные облака полноценной альтернативой частным (и если да, то как скоро), какое влияние эти процессы окажут, в частности, на штатное расписание ИТ-департаментов, сегодня на самом деле не может сказать никто. Даже в отношении основных этапов этой трансформации, предпосылок к становлению новых сегментов, мнения расходятся. В конечном счете, это означает, что реальность ближайшего будущего очень для многих станет сюрпризом и, вполне вероятно, сюрпризом неприятным.

После того, как гиганты индустрии, до последнего стремившиеся удержать рынок в рамках классической парадигмы организации корпоративных IT (обеспечивавшей им очень неплохие финансовые показатели), стали все в большей степени ориентироваться на облачные технологии, началась своеобразная цепная реакция. Этот ящик Пандоры уже не удастся закрыть. Очевидно, что лидеры отрасли идут на это вынужденно, опасаясь, что проиграют в борьбе с теми, кто предложил рынку решения, которые позволяют существенно сократить расходы на развитие и содержание инфраструктуры. Однако, когда и если большая часть полноценных корпоративных продуктов (за исключением небольшого числа крайне специфических отраслевых приложений, зачастую разрабатываемых непосредственно в ИТ-департаментах) будет предложена ведущими вендорами в рамках облачной модели, для сохранения собственных инфраструктур у многих заказчиков будет, по большому счету, лишь две причины. Законодательные ограничения и проблемы с телекоммуникационной составляющей. Конкурировать с передовыми глобальными IT корпорациями, умеющими работать с минимальной маржой, в том, что касается стоимости услуг, их функционала и надежности, будет практически невозможно. Причем это справедливо как в отношении собственных систем (например, в формате частных облаков), так и локальных провайдеров публичных сервисов. Разумеется, сохранятся «заповедники», где драконовское законодательство будет серьезно ограничивать использование облачных сред, в том числе, под предлогом протекционизма, защиты данных и развития собственных IT решений. Однако это, в сущности, не имеет никакого значения. Страны, проводящие политику изоляционизма в технологической сфере, в условиях постиндустриальной экономики начинают быстро деградировать (как в том, что касается человеческого капитала, так и с точки зрения состояния инфраструктуры). Примечательно, что даже там, где правящий режим вполне можно назвать авторитарным, зачастую создаются все условия для прихода на рынок ведущих глобальных поставщиков  высокотехнологичных решений.

Все это означает, что уже в ближайшие 5-10 лет произойдет беспрецедентная «аккреция» целых сегментов рынка IT на крупнейших провайдеров услуг, которая приведет к резкому падению спроса на многие решения и обесцениванию профессиональных навыков тех, кто пока еще чувствует себя незаменимым специалистом.

+44
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT