`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Трансформируй это

+44
голоса

Вчера было рано, завтра будет поздно… А сегодня некогда.

Будущее уже здесь, оно повсюду. Взрослые, оставшиеся в душе детьми, стремясь отвлечься от рутины и опостылевшей  работы, увлеченно возятся с разработками и гаджетами, которые уже совсем скоро избавят их от рутины. И лишат работы.

Подводить какие бы то ни было итоги года – занятие неблагодарное. Масштабные процессы не привязаны к календарю, если, конечно, речь не идет о необходимости освоить бюджет до завершения четвертого квартала.

Тем не менее, за последнее время на наших глазах многое поменялось. Еще более масштабные перемены неизбежны в ближайшем будущем. Кто-то их не замечает, кто-то игнорирует, есть и те, кто иронизирует над «хайпом» – зачастую небезосновательно. Однако роль стороннего наблюдателя становится для менеджеров все более рискованной. Компании, организации и целые государства внедряют решения, которые не только воздействуют на индустрию и конкурентную среду, но и радикально изменят привычные подходы к производству, управлению и взаимодействию между игроками.

В 2016 году в Украине прошло несколько крупных конференций и семинаров, посвященных цифровой трансформации (DX). В мире счет таких мероприятий идет на десятки тысяч. Все чаще речь заходит о тесно связанной с DX четвертой промышленной революции, которая завершится появлением так называемой Industry 4.0.

Если бегло ознакомиться с программой этих конференций и содержанием докладов, может сложиться впечатление, что мы имеем дело всего лишь с очередным этапом автоматизации, который неутомимые маркетологи и вендоры решили обозначить еще одной звучной и довольно бессмысленной аббревиатурой. Откровенно говоря, опыт подсказывает, что для таких подозрений более чем достаточно оснований. Вот только на этот раз мы действительно стоим на пороге трансформации, последствия которой трудно сравнить с чем бы то ни было в истории.

Трансформируй это

Индустрия 4.0 в представлении PwC

Анализ выборки из множества примеров интеграции новых технологий позволяет говорить о том, что, благодаря комплексному внедрению инструментов DX, эффективность использования основных фондов, инвестиций и ресурсов возрастает на десятки, а иногда и сотни процентов.

Однако очевидно, что панацеи, способной, словно по мановению волшебной палочки, быстро и без существенных усилий совершить качественный прорыв, попросту не существует.

О DX. Сегодня все уже даже не цифровое, а Digital. Или даже с трогательной непосредственностью «диджитал». А еще smart, intellectual и intelligent. Канал непременно omni, а платформы если не конвергентные, то гибридные. Можно, конечно, считать ретроградами всех, у кого эти термины вызывают усмешку. Но внятного ответа на вопрос о семантике, естественным образом возникающий после применения бритвы Оккама, – хорошо, а если не «диджитал», то какой, аналоговый? – большинство «евангелистов» (еще один обязательный для использования термин) дать почему-то не может. Неудивительно, что людям, критически оценивающим происходящее – мнение других едва ли можно считать самостоятельным – многие действительно перспективные концепции, после пары выступлений маркетологов, скрывающих свое более чем поверхностное понимание предмета модным арго, кажутся очередным «пузырем».

Об инициативах. В предложениях недостатка нет, и каждое сулит множество потрясающих возможностей.  Бесчисленные концепции впечатляют все более качественным дизайном инфографики и пестрят уносящимися в небо столбиками диаграмм, изображающими отдачу от новых платформ, множеством англицизмов в описании технологической и экономической составляющей и прогнозами, недвусмысленно свидетельствующими о неумолимой поступи грядущего.

О понимании. На уровне терминологии приходится сталкиваться с серьезными проблемами. О том, что считать облачными услугами, как правило, в профессиональной среде удается договориться после 5-10 минут полемики, лейтмотивом которой служит тезис о том, что определение NIST устарело. Однако уже на этапе выяснения, следует ли рассматривать Hosted Private Cloud как часть публичного облака, возникают неразрешимые противоречия. А уж в том, что касается, например, рынка SaaS, при упоминании Office365, собравшиеся обычно впадают в уныние, не совместимое с формулированием единой таксономии. При этом заметна и огромная «дисперсия» осведомленности.  Когда поступающая информация выходит далеко за пределы тезауруса участника, это приводит к тому, что он ее попросту не воспринимает. А те, кто не слышит ничего нового, активно выражают недовольство, воспринимая предмет дискуссии, как трюизм. Проблема в том, что, как правило, в любой аудитории собираются представителей обеих групп.

Кроме того катастрофически не хватает специалистов, способных увидеть за деревьями лес, оценить и проанализировать кумулятивный эффект от комплексного внедрения различных практик и решений.

Индустрия 4.0 или Индустриальный Интернет?
Не упрощают задачу и многочисленные интерпретации, дающие множество имен одним и тем же процессам. Если в Европе, как правило, говорят об Индустрии 4.0., то в Северной Америке можно услышать о становлении Индустриального Интернета.

Трансформируй это

Эволюция промышленности и индустриальный интернет в представлении GE.

И, хотя консорциумы, вводящие в обиход эти названия, прилагают серьезные усилия для того, чтобы подробно рассказать, какой смысл они вкладывают в соответствующие понятия, даже посвященному не всегда удается разобраться в деталях. Некоторые из тех, кто сегодня отвечает за реализацию DX на своих предприятиях, признаются, что не смогли бы исчерпывающим образом объяснить, что скрывается за таким понятием, как четвертая промышленная революция.

Об управлении.
В любой сложной структуре, какой является современная компания, не говоря уже о государстве, сосуществует множество подходов, зачастую противоречащих друг другу. Говорить о наличии единой стратегии, которая охватывала бы все сферы развития, планирования и управления, как правило, не приходится. Лоскутное внедрение даже самых передовых практик в условиях доминирующей архаики зачастую оказывается неэффективным либо даже убыточным.

Об аналитике.
В основе любых решений лежат данные, собранные в рамках определенных процедур и проанализированные с использованием тех или иных алгоритмов. Однако на практике тренды строятся по двум точкам, факты отметаются, если не соответствуют теории, ценность «больших данных» определяется их объемом, а обоснованность выводов – качеством визуализации. При этом даже для самых авторитетных и комплексных исследований ведется поиск по далеко не всегда достоверным открытым источникам (нет, простите: используется методология OSINT), данные которых включаются в отчеты просто потому, что удалось найти что-то похожее на необходимый срез. Это приводит к тому, что абсолютно непроверенные – если не вымышленные – сведения «легитимизируются» брендом респектабельного агентства после появления в очередной White Paper или «концепции развития…» и в дальнейшем используются повсеместно для планирования и верификации.

Кластерный и факторный анализ проводятся для получения заранее намеченных/желательных результатов, самые значимые решения принимаются интуитивно, а их «строгое» обоснование делается задним числом с использованием изощренных процедур моделирования, назначение которых – спрятать концы в воду. Наиболее передовые организации прибегают к таким моделям, как матрицы BCG, даже не задумываясь о том, что для определения судьбы тех или иных продуктов и стратегического планирования, мягко говоря, не всегда достаточно  соотнести долю на каком-то рынке и темпы роста этого рынка.

Трансформируй это

Индустрия 4.0 в представлении Deloitte

О вендорах. О чем бы ни шла речь, она всегда идет о деньгах. Это высказывание, авторство которого иногда ошибочно приписывают Черчиллю, вовсе не является призывом подозревать всех во лжи и цинизме. Целесообразность в экономике определяется, в первую очередь, финансовыми показателями и потому нет ничего удивительного в том, что большинство игроков агитирует за те концепции, которые позволят им заработать как можно больше. Однако следует помнить, что многие из тех, кто в свое время, защищая свои проприетарные решения, утверждал, например, что у облачных платформ в корпоративном и государственном секторах нет будущего, сегодня под давлением обстоятельств – в первую очередь конкуренции со стороны новых игроков и разработчиков - столь же решительно ратуют за индустриальные стандарты, гибридные среды и публичные облака.

О метриках и критериях.
Большинство показателей, на которые привык ориентироваться бизнес в процессе оценки своей деятельности и определения KPI, теряют смысл в новой реальности. Рыночная доля, выручка и даже динамика конверсии продаж сами по себе практически ничего не говорят о состоянии дел на современном предприятии. Еще хуже дело обстоит с активами. Рыночная капитализация все сильнее зависит от того, как воспринимаются идеи той или иной компании. Операционные показатели или основные фонды все меньше влияют на ее оценку. Те, кто продолжают оперировать лишь  «традиционными» индикаторами, останутся не у дел в ближайшие пять-десять лет.

О безопасности. Объединение ИТ и бизнес-процессов, являющееся одним из ключевых атрибутов DX, а также стремительное расширение экосистемы интегрированных платформ и оборудования значительно увеличивают риски и число уязвимостей инфраструктур. Появляются новые угрозы – такие, как атаки на сервера с использованием устройств, подключенных к IoT, или внедрение майнеров, применяющих чужие вычислительные мощности для генерации биткоинов. Последнее, впрочем, перестало быть большой проблемой, однако иллюстрирует многообразие задач, которые могут стоять перед современным CSO. Говоря о DX многие также указывают на опасности, связанные с глобальными кибервойнами, которые могут вывести из строя инфраструктуру целых государств. Однако даже поверхностный аудит систем безопасности показывает, что большинство проблем обусловлено отнюдь не новейшими разработками, попавшими в руки злоумышленников. Удручающе низкая корпоративная культура, коррупция и давно устаревшие практики защиты периметра являются причиной более девяноста процентов всех случаев утечки или утраты данных, а также повреждения инфраструктуры.

О скрытых расходах. Концепции и бизнес-планы, в которых описывается экономический эффект от DX, как правило, оперируют ограниченным числом параметров и учитывают лишь некоторые факторы. Очень часто для того, чтобы обосновать целесообразность преобразований, используют эффект низкой базы, грубую экстраполяцию трендов, игнорируют перенос расходов из одной статьи бюджета в другую и стоимость интеграции. Не слишком много внимания уделяется стоимости модернизации производственных линий, без которой внедрение ряда решений просто не имеет смысла, и многим другим процедурам, необходимым для того, чтобы предложные продукты могли хотя бы функционировать, не говоря уже о росте рентабельности производства, оборудованного ими.

Однако иногда для того, чтобы самая продуманная инициатива обернулась крахом, вполне достаточно и вовсе не связанных с экономикой или собственно ИТ факторов. Например, элементарный вандализм или саботаж в комплексных структурах с небольшим допустимым временем простоя могут обернуться многомиллиардными убытками, а средства на эффективную защиту от подобных проявлений человеческого фактора обойтись в сумму, перекрывающую все возможные прибыли.

О CIO и CDO. Все чаще можно слышать о колоссальной роли, которую на современном предприятии будет играть CDO (Chief Digital Officer). Специалист, который поможет пройти по тернистому пути трансформации, необходимой для того, чтобы ответить на вызовы Индустрии 4.0, должен суметь объединить ИТ и бизнес. В реальности человек, перед которым ставится такая задача, зачатую вызывает серьезное раздражение как у ИТ департамента, так и у тех, кто отвечает за бизнес. В лучшем случае, его воспринимают как фантазера, жонглирующего новомодными терминами. Не случайно поэтому, что функции CDO очень часто берут на себя CEO, хотя им для этого, как правило, не хватает компетенций и времени. Однако во многих случаях это единственный способ сдвинуть дело с мертвой точки, поскольку, лишь обладая широкими полномочиями, можно добиться преобразований, необходимых для DX. И уже сейчас очевидно, что, если CIO не хотят превратиться в консультантов по обслуживанию ИТ систем, им придется учиться эффективно взаимодействовать с CDO либо брать на себя их функции.

О социальной сфере. Индустрия 4.0 будет довольно безлюдным местом. Исследование, проведенное недавно Всемирным банком, показывает, что две трети рабочих мест в развивающихся странах могут быть сокращены за счет автоматизации. Все необходимые технологии и решения для этого уже существуют, и в ряде случаев правительства искусственно замедляют модернизацию, опасаясь социальных потрясений. Киберфизические системы эффективнее (иногда на порядки) и дешевле с точки зрения операционных расходов, чем сотрудники. Даже там, где основное конкурентное преимущество сейчас – низкий фонд заработной платы. И если кто-то думает, что под угрозой лишь ставки синих воротничков, его ждет неприятный сюрприз: четвертая промышленная революция приведет к тотальному пересмотру кадровой политики во всех отраслях, от медицины до юриспруденции.

Профессиональные филологи подчас даже не осознают, что, с насмешкой поправляя неуклюжие переводы на очередном ресурсе, предлагающем оценить и скорректировать полученный текст, они совершенствуют обучающую выборку для платформы machine learning, которая завтра, вполне возможно, оставит их без работы.

Может сложиться впечатление, у DX больше недостатков, чем достоинств. Как ни странно, это не имеет значения. Потому что четвертая промышленная революция уже началась, и остановить ее невозможно. А потому ее следует воспринимать как данность, новую реальность, в которой всем придется научиться жить. И те, кто уже активно внедряют решения Индустрии 4.0, увеличивают свой отрыв от конкурентов, которые пока взвешивают целесообразность преобразований или игнорируют происходящее. Если кто-то опасается, что развитие новых технологий у него в стране приведет, например, к росту безработицы, это свидетельствует о непонимании современной глобальной экономики. Отказавшись от DX, правительства не смогут защитить существующие рабочие места, но лишат себя возможности создавать новые, которые будут появляться в более развитых государствах.

При этом внедрение таких, например инструментов, как IoT/IIoT, на устаревшей инфраструктуре можно рассматривать лишь в качестве временной меры, своеобразного паллиатива, призванного улучшить отдельные показатели в среднесрочной перспективе. Время, когда технологии использовались, в первую очередь, как средство для сокращения CAPEX, заканчивается. Сегодня множество платформ обеспечивают возможность создания абсолютно новых точек роста, а на первый план выходят идеи. Нет необходимости сетовать на отсутствие необходимой базы или средств. Глобальная экономика предлагает много дешевых денег, все упирается только в разработку долгосрочных проектов, базирующихся на перспективных идеях, способных выступить «цифровым разрушителем» – существенно изменить расклад сил на том или ином рынке либо создать новый. И примеров успешной реализации таких проектов, ROI в которых превысил 1000%, уже немало.

Многое из того, что совсем недавно можно было встретить разве что на страницах антиутопий или фантастических рассказов, становится реальностью буквально на наших глазах. Ценность всего, что можно стандартизировать и производить массово – от серверов до платформ секвенирования –  падает стремительно. То, что еще совсем недавно было «интеллектуальным» решением, быстро «коммодитизируется». И этот процесс необратим, как бы того ни хотелось многим компаниями и правительствам. С другой стороны, в этом новом мире инвестиции в людей с нешаблонным мышлением и патенты будут давать кратный рост прибыли.

Государство, которое в течение следующих пяти лет не проведет комплексные преобразования, связанные с DX, после того, как четвертая промышленная революция захватит не только фабрики, но и все сферы жизни, не сможет претендовать даже на роль сырьевого придатка. А потому значение таких инициатив, как «Цифрова адженда України 2020», трудно переоценить.

+44
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT