`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Sun Microsystems: "Sun была и продолжает оставаться инновационной компанией"

Статья опубликована в №8 (625) от 26 февраля

+22
голоса

Сегодня у нас в гостях Валерий Шляхов, который отвечает за бизнес Sun Microsystems в странах СНГ, за исключением России. Летом прошлого года, как известно, произошли серьезные изменения в структуре управления этой компанией в нашем регионе. Именно с обсуждения данной темы мы и начали нашу беседу.

Чем были обусловлены перемены и в зоне ответственности украинского офиса, и в вашем статусе?

Sun Microsystems "Sun была и продолжает оставаться инновационной компанией"

Начнем с предыстории. До настоящего финансового года, который у нас начался в июле, регион СНГ с точки зрения Sun Microsystems был территорией, куда входили четыре страны – Россия, Украина, Молдова и Беларусь, а все Закавказье, страны Центральной Азии были разделены и относились к другим офисам компании. В частности, за Армению отвечало греческое представительство, за Центральную Азию – турецкое. Когда многие партнеры в России и Украине начали активно работать в СНГ, они столкнулись с необходимостью взаимодействовать с несколькими разными офисами Sun. Какие-то универсальные условия для них было достаточно сложно предложить, и это стало одним из мотивов для объединения всей этой территории в общий кластер стран. В структуре компании был образован регион стран СНГ – это весь бывший Советский Союз, кроме Прибалтики. Мне предложили возглавить структуру, которая отвечает за бизнес за пределами России.

Какие были показатели за последние пять лет?

За время работы в Украине наш бизнес вырос многократно. При том что ресурсы, которые компания имела в украинском офисе и которыми располагает по-прежнему, я бы назвал весьма скромными. У нас не так много сотрудников, и бизнес-модель работы в Украине активно использовала и стимулировала привлечение ресурсов партнерских фирм. Такой подход оказался весьма эффективным. В принципе, Sun и в мире отличается дружелюбным отношением к своим партнерам, потому что мы занимаемся прежде всего технологической инфраструктурой и не вмешиваемся в область бизнес-приложений и в бизнес-консалтинг. Таким образом, мы не конкурируем с ними.

Какие страны сейчас входят в зону вашей ответственности, и каков уровень развития рынка в них?

Все, кроме России. То есть всего 11 государств, причем пять из них в зоне ответственности украинского офиса и шесть – казахстанского.

Страны очень разные по степени зрелости рынка, по наличию какой-то инфраструктуры, по тому, какие направления индустрии могут быть доминирующими, какие клиенты являются более значимые. В целом бизнес-модель, которую мы строим на всей этой территории, универсальная, и принципы бизнеса, которые мы исповедуем, вполне могут быть тиражируемые.

Если говорить о размерах рынка, то здесь можно выстроить следующую иерархию: на первом месте идет Украина, затем Казахстан, Беларусь, Азербайджан и Кыргызстан. Есть государства, которые весьма быстро растут, к примеру Азербайджан.

Все эти рынки развиваются, но есть страны с устойчивым бизнесом, а есть небольшие рынки – это Закавказье, Центральная Азия, в каких-то у нас случаются крупные проекты, которые могут достаточно сильно повлиять на динамику бизнеса этой отдельной страны. Тем не менее все рынки для нас важны.

Так или иначе, вы стараетесь везде присутствовать?

Мы уже везде присутствуем и имеем партнеров. Бизнес в этих странах компания старается диверсифицировать между различными нашими партерами. Мы неспроста говорим о партнерах, потому что видим в них не просто канал продаж, а способствуем продвижению их решений, основанных на наших технологиях. Я могу привести пример: у нас в Армении есть партнер, который создает на базе систем Sun решения для управления аэропортами. И сейчас мы активно помогаем продвигать его наработки за пределы Армении, в другие страны СНГ.

Кто сегодня основной потребитель решений Sun Microsystems?

Традиционно и в мире, и в СНГ операторы связи являются для нас крупнейшим вертикальным рынком, и на него приходится около половины нашего общего бизнеса. Я думаю, очень сложно найти мобильного оператора на территории СНГ, который бы не был клиентом Sun в той или иной степени. И для большинства этих компаний мы крупнейший поставщик инфраструктуры для вычислительных платформ. Еще один традиционный рынок, считающийся большим и в мире, и в СНГ, на котором работает Sun, – это сегмент финансовых услуг. Сейчас мы отмечаем уверенное развитие банковской системы в Украине, связанное с приходом сюда серьезных международных финансовых групп.

Другой пример – Казахстан, там очень развитый банковский сектор, и я думаю, что многие казахские банки могут даже дать фору крупным российским с точки зрения набора их услуг.

Промышленность – еще один вертикальный рынок, который находится в нашем фокусе. В Украине он для нас очень значимый за счет большого количества предприятий. Относительно новые, но достаточно интересные для нас – это рынки страховых и транспортных компаний. Много мы работаем и с государственными структурами. Украина тут немного выделяется тем, что этот сегмент в последние несколько лет чрезвычайно нестабилен, и опять же, отсутствует какая-то общая политика государства в области IT.

В этом контексте возникает вопрос: каковы причины и мотивы заказчиков, по которым они выбирают решения именно Sun Microsystems?

Причин одинаковых никогда не бывает, как и одной единственной, а обычно существует некий комплекс факторов. Как и в любом бизнесе, здесь сложно все формализовать, хотя некоторые фирмы пытаются это делать и вводят различные системы весовых коэффициентов, математических расчетов, но, наверное, всегда это некая сумма причин. Причем среди них могут быть и технологические, и коммерческие. Наша задача как производителей, а задача партнеров как компаний, продающих оборудование Sun, разглядеть для каждого конкретного клиента те самые важные критерии и использовать те сильные стороны, которые у нас есть в той или иной области. А у нас их достаточно много с точки зрения и технологии, и присутствия на локальных рынках. Зачастую последнее даже более важный фактор, и бывали случаи, когда международные компании, приходя на локальный рынок и не найдя для того оборудования, которое для них является стандартом, какую-то возможность его нормально обслуживать, поддерживать, меняют свои правила.

Сколько суммарно человек сейчас работает в этих 11 странах?

В украинском и казахстанском офисах – чуть больше двадцати. Но если посчитать всех партнеров, которые занимаются продажей нашего оборудования, – количество этих компаний приближается к 50.

Все это мы рассматриваем как некий общий механизм, работающий на то, чтобы продвигать наше оборудование и технологии и создавать для клиентов условия, чтобы они смогли более эффективно построить свой собственный бизнес на базе технологий Sun.

Давайте от бизнес-тем перейдем к технологическим и начнем с процессорной. Какова сегодня ситуация с UltraSPARC T2? Как идут продажи этой платформы?

Sun Microsystems "Sun была и продолжает оставаться инновационной компанией"

Дело в том, что Sun, наверное, – единственный производитель серверных систем, который гарантирует бинарную совместимость своих продуктов в рамках какой-то одной архитектуры, например UltraSPARС, при переходе от одного поколения к другому. Поэтому выход каждого нового процессора в семействе UltraSPARC не является чем-то революционным, требующим формирования определенного нового рынка для потребителей данного продукта. Все компании, которые привыкли к Solaris, к SPARC, совершенно спокойно могут начать использовать новые технологии Sun. В этом смысле UltraSPARC T2 не исключение. Иное дело, что мы уже несколько лет продвигаем следующий тезис: времена, когда один универсальный процессор может эффективно использоваться во всех областях вычислений, прошли. И потому у нас есть CPU, как мы считаем, больше подходящие для работы с данными, есть те, что предназначены для вычислений, другие нацелены на многопотоковость. На самом деле, если говорить о задачах, которые хорошо распараллеливаются, то на сегодняшний день UltraSPARC T2 совершенно очевидно является самым быстрым коммерческим процессором среди всех существующих.

Для каких приложений он наиболее эффективен?

Как правило, это задачи, которые решаются серверами приложений, так как именно бизнес-логика хорошо распараллеливается между различными потоками, или приложения, такие как Веб, proxy, DNS, почтовые серверы. Они не являются специфичными для каких-то отдельных категорий клиентов, а нужны всем, и здесь с точки зрения соотношения цены и производительности этот процессор на сегодня уникален. Как-то президент Sun Microsystems Джонатан Шварц сказал: «Мне говорят, что это нишевый продукт, но если Интернет – это ниша...».

Уже через месяц с небольшим после объявления продуктов на базе данного процессора у нас были заказы на сотни систем. В первую очередь их начали приобретать те, кто попробовал работать с UltraSPARC T1. Они поняли все преимущества технологии ChipMultithreading, которую мы называем многопотоковой обработкой, и как только появилась возможность, тут же начали заказывать такие системы.

Для приложений сервер, в котором физически установлен один чип, выглядит как 64-процессорная система, а стоит она $20 000. Для сравнения: 10 лет назад цена сервера Sun Enterprise 10 000 с 64 чипами UltraSPARС II составляла до 5 млн долл. При этом по производительности они где-то близки, но отличаются и размерами, и ценой, и энергопотреблением.

А как предыдущие поколения, тот же UltraSPARC III и IV? Они присутствуют на рынке? Нет такого, что после выхода новый чип сразу же вытесняет предыдущее поколение?

Безусловно, у нас всегда есть некая стратегия смены поколений серверных систем, состоящая в том, что какое-то время они существуют параллельно. Потом постепенно старые системы начинают выводиться из продаж, но еще некоторое время, в зависимости от их класса, продолжают поддерживаться.

UltraSPARC III, IV и IV+ – процессоры, которые в отличие от UltraSPARC Т1 и Т2 позиционируются на другие задачи. Эти системы продолжают жить, поскольку они рассчитаны на многолетний срок эксплуатации, а возможность защиты инвестиций обеспечивается совмещением внутри одного сервера процессоров разных частот, поколений, версий, что, в свою очередь, существенно продлевает срок их службы.

Давайте немного поговорим о платформе х86. Как она сосуществует с вашей собственной архитектурой?

Sun Microsystems "Sun была и продолжает оставаться инновационной компанией"

Действительно, компания вышла на данный рынок относительно недавно, около трех лет назад. За это время мы добились здесь впечатляющих успехов. Еще год тому мы занимали шестую строчку среди мировых производителей систем х86, а сейчас находимся на пятой, и рост этого бизнеса в мире в последнем квартале превысил 50%, притом что у ближайшего нашего конкурента указанный показатель составлял приблизительно 20%. Мы растем значительно быстрее рынка и уже являемся одним из ведущих игроков в мире по данному направлению, отчасти потому, что у нас были хорошие отношения с корпоративными клиентами, которые начали просто в дополнение к системам на SPARC-архитектуре заказывать и эти продукты. В какой-то мере такой успех стал возможен благодаря технологическим новшествам, которые там были реализованы, и сотрудничеству с AMD и Intel, а также тому, что сегодня ОС Solaris, работающая на этих системах, поддерживается разработчиками процессоров, т. е. является родной ОС для данного класса оборудования, а популярность операционной системы во многом делает их востребованными.

Вам наверняка приходится часто слышать вопрос – почему Sun не сконцентрировалась на одном поставщике процессоров, а использует продукты и AMD, и Intel?

Дело в том, что с обеими компаниями у нас сотрудничество не одностороннее, поскольку они поддерживают Solaris как бизнес-критическую операционную систему для своих процессоров. Это позволяет нам сделать ее более популярной и распространенной на рынке серверных ОС. Плюс немаловажный момент – клиенты всегда должны иметь возможность выбора, и мы его обеспечиваем, в связи с чем на наших серверах, даже в архитектуре х86, кроме Solaris, можно заказать и Linux, и Windows. С недавних пор это делается с одной целью – предоставить максимально широкий выбор для них.

Кроме того, мы никогда не отказывались ни от чего хорошего, сейчас вполне достойные процессоры выпускают обе компании.

Если говорить о позиционировании продуктов на платформах х86 или х64, есть ли какое-то пересечение с серверами на платформе SPARC?

Формально позиционирование зависит от возможностей процессора. Там, где нужна высокая производительность для вычислений с плавающей запятой, выгоднее Opteron, для целочисленной арифметики – вне конкуренции Xeon, там же, где требуется сбалансированная архитектура, хороший ввод-вывод, хорошие эксплуатационные показатели или где необходимо использовать за разумные деньги возможность многопотоковой обработки, – SPARC.

Мы всегда говорили, что Sun – компания, которая занимается прежде всего системами, поэтому у нас название Microsystems, а не Microprocessors или Microcomputers. Мы считаем, что хорошо строим именно системы с точки зрения их архитектуры, эксплуатационных характеристик, а процессор выбирает клиент.

А нет ли обратной стороны медали: не вызывает порой столь большой выбор замешательства у клиента и не усложняет ли процесс общения уже на стадии выбора?

Мне кажется, нет. Дело в том, что системы х64 архитектурно и конструктивно проще. И в тех случаях, когда заказчику важны только скорость вычислений, большой объем памяти и невысокая цена, и его нисколько не интересуют какие-то дополнительные возможности, конечно, будут предпочтительнее эти системы. Если же ему требуются устойчивость к отказам, оперативная замена компонентов, система, которая будет работать пять лет без необходимости модернизации, чтобы не думать о том, какие процессоры появятся завтра – здесь нужны SPARC и Solaris.

Раз уже заговорили о Solaris, то как компания относится к Open Source?

Вообще, ни одна компания в мире не передала в Open Source столько строк кода, как Sun Microsystems. Таким образом, можно говорить о том, что, во-первых, мы – самый большой вкладчик в движение Open Source. Во-вторых, мы были первыми. Разработанная компанией Network File System (NFS) передана в открытое использование еще в 1984 г., т. е. через два года после основания Sun Microsystems, а тогда даже такого понятия, как Open Source, еще не существовало. Это был первый опыт передачи программного кода сообществу. Сейчас, если говорить обо всех ключевых технологиях, которые у нас есть, а это относится к Java, Solaris, офисным приложениям, процессорной архитектуре SPARC, то и здесь мы в некоторой степени уникальны, поскольку Sun была первой компанией, передавшей Open Source не только программные разработки, но и архитектуру аппаратных средств. У основания всех этих проектов Open Source (OpenSolaris, OpenSPARC, OpenOffice) стояла Sun Microsystems.

Из последних примеров – заключение соглашения о приобретении компании MySQL – создателя систем с открытым исходным кодом и разработчика одной из самых быстрорастущих баз данных с открытым исходным кодом в мире. Вооружившись поддержкой MySQL, Sun сможет укрепить существующие отношения с заказчиками и создать новые возможности для бизнеса, начав сотрудничество с компаниями, стремящимися к гибкости и облегчению использования систем с открытым исходным кодом.

Можно утверждать, что фактически Java тоже передана Open Source, но это не означает, что любое ее использование является бесплатным или бесконтрольным.

Мы делаем это не потому, что нам нравится заниматься благотворительностью, а поскольку верим: перемещение каких-то технологий в область Open Source позволяет расширить количество приверженцев той или иной технологии, а количество, как известно, при обеспечении правильных условий перерастает в качество.

В контексте предыдущего вопроса, а что сейчас происходит с OpenOffice?

Живет своей жизнью. К примеру, недавно я купил себе новый ноутбук Apple, установил там офисный пакет NeoOffice, который выгрузил из Интернета и использую для платформы Mac. Мы хоть и стояли у истоков и дали какой-то начальный импульс этому проекту, но в настоящее время он развивается сам по себе, и мы, как Sun Microsystems, формально не имеем к нему никакого отношения.

Возвращаясь к вопросам о соотношении продаж, есть ли какие-то цифры по SPARC или х86?

В денежном выражении наш бизнес в этом сегменте, пожалуй, не превышает 10% общего оборота на сегодняшний день, но за счет того, что это самый быстрорастущий бизнес внутри компании, он становится заметным и важным. К тому же это еще один из инструментов популяризации Solaris.

Перейдем к вопросу о тонких клиентах. Как сейчас здесь обстоят дела, и какое им придается значение?

Sun Microsystems "Sun была и продолжает оставаться инновационной компанией"

Это направление развивается весьма неплохо, появилось новое поколение самих терминальных устройств. Идеология сохранилась в том же виде, а вот технология постоянно совершенствуется, рафинируется, оптимизируется и т. д. Терминальные устройства стали дешевле, компактнее, поддерживают другие дисплеи, мыши, клавиатуры. Что касается изменений, то они происходят в программном обеспечении, потому что сам по себе терминал не зависит от ПО.

Мы по-прежнему не рассматриваем это как универсальную альтернативу ПК, но полагаем, что есть категории задач, в первую очередь в корпоративном сегменте рынка, для которых первоочередное значение имеют соображения безопасности, контроля над данными. В таких приложениях Sun Ray является одним из наиболее интересных продуктов и технологий на рынке. Совсем недавно мы выиграли проект в Комитете национальной безопасности Казахстана, и Sun Ray там принят в качестве стандарта для работы с секретными документами.

Еще одно применение этого продукта – центры вызовов. У некоторых наших клиентов функции Sun Ray совмещены с функциями телефона, т. е. операторы по IP принимают вызов, и тут же подгружается необходимая информация, которую они могут видеть на мониторе. Технология занимает свою нишу и развивается.

А каковы ее перспективы в Украине? Имеются ли инсталляции?

Имеются, но не очень много. Не все понимают преимущества устройства, полностью лишенного ПО. Все почему-то стремятся к ПК без дисков. И мы сталкиваемся с такими ситуациями: «А есть ли у вас удаленная загрузка в программном обеспечении вашего терминала?» – «Нет, она нам не нужна». «А есть ли у вас удаленное администрирование вашего терминала?» – «Нет, оно нам не требуется».

Плюс нет возможности выйти в Интернет, загрузить непроверенное ПО.

Разумеется. Несколько проектов мы сделали в вузах. Это именно та причина, по которой проекты на базе Sun Ray им очень нравятся. Во-первых, нечему ломаться; во-вторых, получается полностью контролируемая среда – все на сервере; в-третьих, нет опасений, что кто-то принесет вирус. В том же КПИ, в НАУ есть классы, где проводятся занятия по программированию. Преподаватели говорят, что это разительно отличается от того, что было раньше.

Кроме непосредственно вычислительных систем, у Sun есть еще направление систем хранения данных.

Это стратегическое направление для компании. Sun StorageTek – общий бренд, под которым продаются все наши продукты в области систем хранения. Если говорить о дисковых системах, подключенных к UNIX-хостам в штуках, то здесь мы на протяжении многих лет значительно опережаем конкурентов, являясь первыми в мире. Можно сказать, треть мировых данных хранится на системах Sun Microsystems. Связано это прежде всего с тем, что компания StorageTek, которую мы приобрели несколько лет назад, была и остается лидером в области ленточных систем хранения данных, а на последних хранятся очень большие объемы. Этот бизнес растет и в денежном, и в штучном выражении, создаются новые продукты – как модульные, так и с фиксированной архитектурой.

Основной объем поставок систем хранения данных связан с продажей наших серверов, но в Украине и в соседних странах мы наблюдаем ряд интересных тенденций. Во-первых, увеличивается процент инсталляций, в которых системы хранения данных выделяются в отдельный проект, а не служат приложением к покупаемому серверу. Данные начинают ценить, и даже готовы поставить какой-то самосборный сервер, но с очень хорошей системой хранения, не экономя на ней.

Во-вторых, часто наши системы подключают к серверам других производителей (дело в том, что у нас все они многоплатформенные).

Помимо дисковых систем, еще достаточно большой бизнес компании связан с системами архивирования и резервирования. Мы имеем интересные программные продукты, позволяющие управлять данными, есть файловые системы, способствующие увеличению скорости работы с ними, есть решения ILM, с помощью которых можно строить различные многоуровневые системы хранения. Это дает возможность (особенно организациям, вынужденным на протяжении многих лет хранить большие объемы данных) значительно экономить на инфраструктуре.

Подобные системы становятся актуальными и в Украине. По мере выхода отечественных компаний на IPO возникает необходимость соответствия мировым требованиям ведения бизнеса, в частности, Sarbanes-Oxley.

Еще одна из отмечаемых тенденций связана с взаимопроникновением технологий мира серверных систем и систем хранения данных. Ведь, в принципе, ту же дисковую систему можно представить как компьютер, оптимизированный для управления данными. В этом контексте буквально недавно мы объявили об объединении команд-разработчиков этих систем, и какие-то идеи из мира storage, возможно, перекочуют в мир серверных технологий и наоборот. У нас уже в прошлом году появился продукт Sun Fire 4500 – гибридный сервер данных. В корпусе 4U размещено 48 дисков. На сегодняшний день могут быть использованы терабайтовые диски, т. е. в конструктиве 4U – 48 ТБ дискового пространства, два двухъядерных процессора AMD Opteron и 32 ГБ памяти. Получается сервер, на котором хранятся данные и есть возможность их обрабатывать. Такая система хорошо подходит для задач хранения и обработки неструктурированного контента, где не нужны контроллеры дисковых массивов, которые оптимизированы преимущественно для работы с БД.

Что это, сервер или дисковый массив? Сказать сложно. Для него даже в шутку был придуман термин storver (комбинация storage и server).

Компания Sun Microsystems имеет славные традиции в исследованиях и разработках, поскольку корни-то из Стэнфордского университета. Что происходит сейчас?

Действительно, мы тратим весьма большую часть нашего дохода на разработки.

Не так давно мне на глаза попались цифры, свидетельствующие, что в процентном отношении к годовому доходу затраты на R&D у Sun наибольшие, т. е. ни IBM, ни Hewlett-Packard столько не тратят (в абсолютном выражении, правда, сравнение не приводилось). Sun вкладывала и продолжает вкладывать в R&D очень много.

Не секрет, что после краха доткомов компания испытывала определенные сложности, в том числе и финансовые. Мы даже несли убытки на протяжении нескольких лет, но при этом не стали экономить на R&D, и это нам позволило не сойти с дистанции сумасшедшей технологической гонки и не переключиться на технологии третьих фирм, хотя с ними мы тоже работаем. Мы сохранили статус инновационной компании, которая разрабатывает собственные технологии, до сих пор являющиеся уникальными, опередив в них на несколько лет наших ближайших конкурентов. Кстати, одна из них, реализованная в Solaris 10, – утилита динамической трассировки DTrace – в 2006 г. была названа журналом Wall Street Journal самой значимой инновационной технологией вообще, не только в IT.

Сейчас, значительно улучшив финансовое положение, Sun уже на протяжении семи-восьми кварталов демонстрирует рост, а в течение четырех кварталов – показывает прибыль. Компания наращивает инвестиции по всем направлениям, в том числе и в R&D.

+22
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Интересное интервью. Фрагмент о выживании во времена рецессии:

Не секрет, что после краха доткомов компания испытывала определенные сложности, в том числе и финансовые. Мы даже несли убытки на протяжении нескольких лет, но при этом не стали экономить на R&D, и это нам позволило не сойти с дистанции сумасшедшей технологической гонки и не переключиться на технологии третьих фирм, хотя с ними мы тоже работаем. Мы сохранили статус инновационной компании, которая разрабатывает собственные технологии, до сих пор являющиеся уникальными, опередив в них на несколько лет наших ближайших конкурентов.

напомнил мне о похожем моменте из интервью Джобса ч.3:

Мы через подобное уже проходили, когда лопнул пузырь доткомов. Я тогда сказал всем в компании, что мы просто будем прокладывать наш путь сквозь экономический спад, что мы не будем уволнять людей, что мы потратили невероятное количество усилий, чтобы нанять их в Apple — так что уволнять было бы их последним делом. Так что мы собирались продолжать финансировать. На самом деле мы решили даже увеличивать наш исследовательский бюджет, так что мы сможем быть впереди конкурентов, когда спад закончится. Мы именно так и сделали. И это сработало. И именно то же самое мы будет делать и в этот раз.



Что ждет эти компании на этот раз?

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT