`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Sun Microsystems: "Ставка на масштабируемость и Unix"

0 
 

Sun Microsystems совсем недавно отметила свое двадцатилетие, однако наверняка у многих сложилось впечатление, что компания намного старше. С обсуждения этой темы мы и начали беседу с Сергеем Тарасовым, главой представительства Sun в СНГ.
Думаю, у многих сотрудников нашей компании такое же впечатление. Первый раз я услышал про Sun где-то в конце 80-х годов, в то время я работал в науке, люди из Sun Microsystems воспринимались как живые боги, а она сама как нечто такое, что имеет за собой огромный административный аппарат, заводы, гигантский масштаб и историю. Когда же приехали ребята в джинсах и футболках и пришли в наше серьезное научное учреждение, то впервые закралась мысль, что компания молодая. Причем это были не просто инженеры, а первые лица Sun, которые, движимые тогдашним интересом ко всему, что связано с "перестройкой и гласностью", решили посетить Москву. Но даже увидев их, я подумал, что все равно где-то в Америке сидят бизнесмены, эдакие воротилы и основатели, заправляющие всеми делами. Позже я узнал, что приехавшие как раз и были основателями, и ядро компании составляют именно такие люди. И, что любопытно, имидж корпорации энергичной, динамичной, во многом молодой она сохраняет и сейчас. Sun -- компания, в которой легко общаться с людьми любого уровня, и это демократичный стиль. За 20 лет ее существования он не изменился.


Вы придерживаетесь такого стиля не только внутри компании, но и в ведении бизнеса, отсутствии забюрократизированной цепочки принятия решений?

Sun Microsystems "Ставка на масштабируемость и Unix"
"Фактически Sun начала работу на данном рынке в 1989 г., и это было очень рискованно, даже, наверное, присутствовала некоторая доля авантюризма"
Именно так. Когда я пришел в Sun пять лет назад, поначалу впечатление было такое: "Как? Здесь можно самим принимать решения, никто не будет накладывать вето, не надо посылать сотни писем?". Конечно же, есть некая планка, после которой решения требуют согласования на более высоком уровне. Что касается нашего украинского офиса, я бы также хотел, чтобы большинство вопросов здесь решались без участия московского офиса. И это реализуемо.


Киевский офис работает уже три года, а московский все десять, и это, скорее, исключение из правил, не многие могут похвастаться своим присутствием в нашем регионе столь длительное время.

Фактически Sun начала работу на данном рынке в 1989 г., и это было очень рискованно, даже, наверное, присутствовала некоторая доля авантюризма. Речь не шла о каких-то безумных поступках, все было очень взвешенно, тщательно проанализировано, но действия далеко неочевидны. Это характерно для Sun, в том числе и в отношении технологий. Когда компания заявляет о чем-то, что, казалось бы, противоречит устоявшимся канонам, даже с точки зрения сотрудников, сначала возникает чувство неприятия. Да, это не всегда срабатывает на все 100%, но это некий способ движения вперед. В первые дни своего существования Sun выдвинула лозунг: "Компьютер -- это сеть!". Его провозгласили в то время, когда весь мир наполнялся PC и все стремились, наоборот, к персонализации. Тогда смысл данного лозунга просто не понимали. Сейчас, когда, во-первых, развит Internet, во-вторых, пришло осознание того, что персональный компьютер -- вещь хорошая, но все-таки это средство доступа в сеть, и настоящие информационные ресурсы, вычислительные мощности, базы данных и, более того, настоящие приложения должны находиться и находятся в сети. Вот тогда обнаруживается, что время идеи пришло и она обрела массовую поддержку.


Кстати, слово "сеть" присутствует и в названии компании?

Sun (Stanford University Network) -- аббревиатура, но здесь не настолько явная связь. Компания была организована в Стэнфордском университете, да и территориально расположена рядом с ним. Когда инициатива образования компании исходит не из бизнес-кругов, а из университетских, это создает определенную динамику, задор что ли, способность генерировать новые идеи и, главное, воспринимать их.


Вы отметили, что даже внутри компании ко многим идеям относятся несколько скептически. Это можно отнести к Java, если под ней понимать концепцию, стратегию?

С самого начала Java задумывалась как нечто нестандартное. Были люди, которые занимались совершенно несвойственными для Sun вещами, и в какой-то момент возникла группа, сосредоточившаяся на устройствах типа пультов управления для телевизоров. К этому моменту они становились сложнее и сложнее и в каком-то смысле начинали все больше напоминать компьютеры...


Это были плановые разработки или что-то вроде хобби сотрудников, занимавшихся подобными устройствами?

Sun Microsystems "Ставка на масштабируемость и Unix"
"Почему сейчас Sun и Unix-системы успешны? Потому что кто-то должен создавать ядро, вокруг которого интегрируется информационная система предприятия"
В Sun есть группа, которую возглавляет один из основателей компании Билл Джой, где ведутся новые разработки. Именно она и причастна к этому. У Sun есть лозунг -- "Написанное однажды работает везде". С полным основанием его можно отнести и к Java: приложение, написанное однажды, должно работать везде.

Java как язык разрабатывался без конкретной привязки к Internet. Когда он создавался, Сеть развивалась параллельно, и в какой-то момент просто возникла потребность в том, чтобы Internet был не только совокупностью информационных ресурсов, а чтобы любая программа исполнялась на самых разных клиентских устройствах. Возможность связывать разные объекты по Сети и рассматривать ее как собственный дом приводит к тому, что вы создаете новую среду, объединяя два лозунга "всегда и везде". Кроме того, выяснилось, что Java, на которой разрабатываются приложения для корпоративных серверов, позволяет жить всем старым приложениям. Сейчас мы находимся на очень интересном этапе истории развития компьютеров -- еще одна революция, связанная с тем, что мы сохраняем все, что уже сделано. С помощью средств Java 2 Enterprise Edition можно создать оболочку, которая инкапсулирует уже имеющиеся отработанные приложения, что дает возможность получить к ним доступ в любой момент из любой точки мира и любому человеку, если он прошел необходимую авторизацию.

Когда появился Internet, люди еще не осознали, что сделано нечто такое, что будет существовать вечно. Когда придумали электричество, не было ощущения, что с сегодняшнего дня начинается новая эра. С Internet произошло то же самое, хотя он и будет видоизменяться, но, тем не менее, останется глобальным явлением. В определенный момент люди начали собирать и выкладывать информацию в таком виде, чтобы она стала доступной всем. Java явилась великолепной технической поддержкой всего этого, она была востребована, и я думаю, что даже для ее создателей такой поворот событий был неожиданным.

Сейчас, когда наступает этап всеобщей виртуализации, вы можете даже не знать, где выполняются ваши вычисления, вам нужно, чтобы они были сделаны в отведенное время, соблюдались безопасность и персонификация. Все эти условия прекрасно обеспечивает Java.

Есть еще один аспект. Когда вы совершаете любые компьютерные операции, происходит фиксация ваших действий, накапливается log-файл, и вам не все равно, где эта информация лежит и кто ее хранит. Мы затрагиваем вопрос, связанный с безопасностью, которая становится все более актуальной. Почему я говорю это в связи с Java? Потому, что она позволяет создавать достаточно безопасное окружение при использовании Internet.


Существует некий миф о том, что Java была разработана и запущена как попытка Sun противопоставить что-то Microsoft?

Если исходить из реальных фактов, то Java не задумывалась как средство борьбы с кем бы то ни было. Изначально Java -- язык программирования. Просто настал момент, когда многие почувствовали, что Java -- это мощный инструмент, к которому возник повышенный интерес со стороны самых разных компаний. Очень важно отметить, что Sun не получает от Java практически никаких денег, т. е. продажа лицензий приносит очень немного в масштабах всего нашего дохода. Но некоторые фирмы проинвестировали огромные средства и стали использовать эту технологию намного больше, чем мы. Наиболее яркий пример: IBM, в которой целый коллектив занимается технологией Java, поскольку у них много линеек продуктов, различных операционных систем, и необходим такой "клей". Многие компании почувствовали силу данной технологии и включились в работу над ней. Таким образом, наши конкуренты могли либо бороться с этим, либо принять и использовать то, что мы предложили. В отношении же Microsoft, как-то позвонили из Редмонда и заявили, что они хотят купить лицензию на использование Java. Microsoft не первая из корпораций, сделавших это, но сам факт, что вместо того, чтобы бороться, они решили воспользоваться технологией -- был принципиальным моментом. Однако дальше все развивалось в Microsoft применительно к Java следующим образом: "Да, "написано однажды работает везде" -- великий лозунг, но сейчас мы разрабатываем среду, где это будет работать особенно хорошо, для чего надо от Java кое-что отбросить". И действительно, программы, созданные на базе "этого" языка Java, в среде Microsoft работают великолепно, но в другой они уже не функционируют. Это достаточно коварный подход, он и послужил поводом к возникновению противоречий между Sun и Microsoft. Дело дошло до судебных разбирательств, и Microsoft пришлось заплатить штраф 20 млн. долл. за модификацию технологии таким образом, что было нарушено контрактное соглашение с Sun. Распространено мнение, что Java -- механизм привязки разработчика к Sun-платформе, а это совершенно не так, Java -- технология, которая должна работать абсолютно на всех платформах, и Sun -- одна из них.


В свое время очень модной была тема Java versus Windows, и это обыгрывалось таким образом, что Sun Microsystems ведет борьбу с монополией Windows?

Я не сделаю никакого открытия, если скажу, что у нас есть список конкурентов. Причем Sun -- компания, которая как разрабатывает технологии, так и занимается бизнесом. Но мы не включаем Microsoft в этот список, и тезис борьбы Sun против Windows не совсем корректен. Наш бизнес -- рынок серверов, причем рынок Unix-систем. Мы никогда не претендовали на сегмент устройств для массового потребителя, наша продукция никогда для него не предназначалась. Java не позиционируется как противовес Windows. Глядя изнутри компании, я не сказал бы, что сама по себе Java -- наивысшее достижение Sun Microsystems, это одна из многих технологий, которые мы предложили.


Мы постепенно подошли к вопросу о Unix.

А вот Unix -- это кульминация Sun. Мы понимаем под словами "приложение должно работать всегда" гарантированную работоспособность как в любые промежутки времени, так и под любыми нагрузками. Когда в начале 90-х годов в Sun задумались о дальнейшем развитии систем, то поняли, что просто увеличить производительность за счет наращивания частоты работы процессора невозможно. Этот рывок Sun уже совершила, перейдя на процессор Sparс в конце 80-х годов. И основной акцент делался на многопроцессорность и масштабируемость, были предприняты невероятные усилия для реализации этого подхода на программном и аппаратном уровнях. Стоит отметить, что вместе с Sun данной проблемой заинтересовался такой человек, как Сеймур Крэй. В его системах использовались жидкий гелий для охлаждения, чипы с очень высокой себестоимостью, но оказалось, что на 80% они применяются для решения небольших пакетов задач. Зачем же создавать такие дорогие системы, чтобы так нерационально их использовать? И в компании Cray было принято решение выпускать машины попроще, но с огромным числом процессоров, это позволило бы сделать их более доступными. Был найден и поставщик процессоров, выбор пал на Sparс. Кроме того, взяв Solaris и применив коммутаторную архитектуру, компания Cray создала масштабируемую систему с базовой платформой из 24 процессоров. К сожалению, впоследствии Cray распалась, но часть именно этих технологий была выкуплена Sun, которая усилила ими свои разработки в том же направлении.


Проблема Cray состояла в том, что они не могли сделать коммерчески успешную систему?

Их решения были нацелены исключительно на науку, для этих задач машины были очень неплохие, но достаточно дорогие. Sun больше ориентирована на бизнес. Поэтому гениальная система, разработанная Cray, была подогнана под коммерческий рынок, приложения адаптированы, они прекрасно масштабируемы и хорошо работают. Уникальный успех 1997 г. произвел переворот в сознании значительной части IT-сообщества. Стало ясно, что есть система, которая гарантированно возьмет на себя практически любую нагрузку. И это в рамках тезиса о масштабируемости.

Рассмотрим проблему, возникающую перед мобильным оператором, как пример бизнес-задачи. Сегодня у него 10 тыс. абонентов, завтра -- 100 тыс., послезавтра -- 1 млн., причем такой рост может произойти, скажем, за три-четыре года. Платформа, которая делается под 10 тыс. абонентов, должна стоить дешево, но при этом необходимо увеличить производительность в 10 раз, к тому же очень быстро. В чем специфика Sun и Unix-систем? В том, что есть разные аппаратные системы стоимостью 10 тыс., 50 тыс., 100 тыс. и 1 млн. долл. и программное обеспечение, которое сделано для одной из них, при переходе на любую другую будет работать без проблем. Это увеличение быстродействия абсолютно незаметно для разработчика программного обеспечения, для пользователя, т. е. решение масштабируемо, и не в два раза (за счет рабочей частоты), не в четыре (можно создать двух-, четырехпроцессорную систему), а в десятки раз. И в этом специфика подхода Sun, когда мы можем при необходимости многократно увеличивать производительность.


Какие еще тенденции можно выделить в сегменте Unix-систем, в частности в нашем регионе?

Каждый рынок имеет определенные этапы развития. Сначала пользователи должны получить минимальный набор услуг: работать с текстом и вести свою бухгалтерию. Это нулевой уровень компьютеризации. Следующий этап -- когда система должна использоваться для принятия решений. Компьютер придуман не для того, чтобы работать на нем как на пишущей машинке или считать зарплату -- он должен помогать принимать решения в бизнесе. Под этим подразумеваются сбор информации снизу вверх и выдача директив сверху вниз. Обычная инфраструктура любого предприятия предполагает то же, будь то Sun Microsystems или Запорожский металлургический комбинат. Нужно собрать информацию из разных цехов, переработать ее и дать указания. Это и есть та основная задача, которая сейчас начинает выходить на первый план у наших заказчиков.

Для решения возникающих проблем необходима интеграция вычислительных ресурсов, что предполагает централизацию обработки данных. И как бы ни называлось это -- АСУ, центр информатизации или как-то еще, но локальный рынок действительно подходит к этому.

Почему сейчас Sun и Unix-системы успешны? Потому что кто-то должен создавать ядро, вокруг которого интегрируется информационная система предприятия. Если проанализировать наш коммерческий успех, то он связан с тем, что появляются компании и заказчики, для которых это становится основой бизнеса. Предприятия должны обрабатывать всю информацию, приходящую снизу, и управлять процессом. Да, это действительно дорогие системы, да, это системы не для игр и развлечений, но именно они сейчас реально востребованы бизнесом.


Как ощущается в этом процессе конкуренция со стороны Windows-серверов?

Поскольку одно из условий -- масштабируемость, здесь мы находимся в разных весовых категориях. Я никоим образом не хочу принижать тех, кто внедряет Windows-решения, но уровень масштабируемости в наших системах в сотни раз выше. О Windows можно говорить как о двух- или четырехпроцессорных системах -- этап, на котором Sun находилась в конце 80-х годов.

Есть определенный уровень интеграции, когда внедрение Windows может быть дешевле, но это не наш сегмент рынка.


В арсенале Sun Microsystems не так давно появились продукты Cobalt и StarOffice. Почему?

Скотт МакНили, президент нашей компании, когда-то в числе других выдвинул лозунг "Программное обеспечение должно быть бесплатным". Когда вы заходите на какой-то поисковик (Яndex, Alta Vista и т. д.), вы не задумываетесь над тем, чьим программным обеспечением пользуетесь. Вы не покупаете его, как и не покупаете себе билинговую систему при обращении к услугам мобильной связи. Механизм взимания с вас денег иной: в случае Alta Vista -- это реклама и т. п., применительно к мобильным телефонам -- это тарификация. StarOffice -- своеобразный мостик к тому, чтобы механизм использования офисных приложений был подобен применяемым в упомянутых поисковых системах.

Офисный пакет, как правило, -- это большой набор программного обеспечения, из которого вы используете около 5%, но платите за все. StarOffice строится по другому принципу, и в перспективе весь пакет будет находиться в Internet, а вам останется только подгружать необходимые компоненты. Общеизвестен закон Мура, гласящий, что каждые 18 месяцев мощность процессора возрастает вдвое, но есть и обратный закон, что каждые 18 месяцев скорость работы программного обеспечения сокращается вдвое.

Я уверен, пройдет некоторое время, и основная часть приложений будет использоваться из Internet через систему провайдеров этого сервиса (Application Service Provider). Вы будете платить только за то время, когда вам необходим офисный пакет или другое ПО, а не за обладание всем набором нужного и ненужного программного обеспечения.

В отношении Cobalt история несколько другая. Это возможность предложить продукт, который бы вообще не требовал от пользователя знания того, что там внутри и как с ним работать -- "чтобы даже секретарша могла сделать Web-сервер". Мы не прилагали никаких специальных усилий для пропаганды Cobalt в России, так как считали, что еще рановато, но рынок уже созрел, и поступают запросы на продукт. Он будет поставляться и в вашу страну.


А какие планы у Sun в отношении Украины?

Начну немножко издалека. Недавно московский офис посетил вице-президент Sun, отвечающий за бизнес компании в весьма обширном регионе. И это не просто визит, это результат того, что в Sun сейчас рассматривается специальная программа приоритетов для рынка стран СНГ, поскольку данный регион -- самый быстроразвивающийся в мире. Опыт работы Sun в СНГ примечателен тем, что у нас здесь маленькие команды, но достигаются солидные обороты. То, что сотрудник нашего офиса приносит больше прибыли, чем его коллега в Англии, Франции, Германии, где экономика в нормальном состоянии и политика отличается стабильностью, действительно интересный парадокс. Во многом это связано с тем, что мы здесь использовали несколько нестандартный подход -- выполнение проектов только через партнеров. Как бы ни был соблазнителен бизнес для самой компании, мы все равно отдаем его партнерам. К тому же стараемся предлагать продукт, который востребован рынком именно в это время. Как я уже говорил, и Россия, и Украина находятся на том этапе, когда они переходят от решений нулевого уровня к более серьезным проектам. Этим и объясняется то, что интерес к нашим системам возрос достаточно сильно, и мы будем наращивать свое присутствие в данном регионе, увеличивать инвестиции и надеемся, что наши усилия не останутся незамеченными.
0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT