`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Сингулярная


Происходящие события не способствуют написанию колонок. Причины — понятны, но долго молчать — тоже нехорошо, так что сегодня буду пытаться разбираться в текущем моменте.

Начнем с «К-волн». В свое время я упоминал о работах экономиста С.М. Меньшикова по поводу отличий между постсоветским и западным экономическим укладом. И он же, как обнаружилось, в 1984 году вернул из небытия работы другого ученого Н.Д.Кондратьева, обвиненного в 30-годы прошлого века в «троцкизме» и затем репрессированного. Сначала вышла статья Меньшикова о «больших циклах» Кондратьева («длинных волнах», «К-волнах»), через несколько лет — его с Л.А. Клименко монография по этой теме.

Согласно Кондратьеву, «Социальные потрясения возникают легче всего именно в период бурного натиска новых экономических сил», и наступают они, как мы сейчас увидим, с отчетливой периодичностью. Длительность каждой из изученных до настоящего времени пяти К-волн — чуть более полувека, все они похожи друг на друга динамикой развития. Выглядит это так: глубокие изменения в хозяйственной жизни общества — социальные потрясения — стабилизация — затухание — кризис, отличны лишь технологические движители этих изменений. Для первого цикла это — ткацкие фабрики и добыча каменного угля, во втором — металлургия, железные дороги, паровой двигатель, в третьем — электроэнергетика, неорганическая химия и тяжелое машиностроение. Затем в четвертом цикле — автомобили, нефтепереработка, авиация. Сегодня мы переживаем завершение пятого цикла — телекоммуникации, электроника, вычислительная техника, глобальное массовое производство, а вместе с этим — и очередные социальные катаклизмы. На пике одного цикла — война 1812 года, на пике следующего — гражданская война в США и ряд революций в Западной Европе, за ними — Первая мировая война, потом — война во Вьетнаме. Между циклами — революции в Венгрии и во Франции, через полвека — нарастание революционной борьбы в России. На следующем отрезке времени — Вторая мировая война, уже на наших глазах — рецессия в США 2007 года, кризис в Европе, «арабская весна» и т.д. И хотя нельзя утверждать, что очередной катаклизм начинается точно по графику, но временная связь наблюдается четко. Поэтому при всей неожиданности для обывателя событий, происходящих в нашей стране, логика в их наступлении есть: имеющий место быть конец очередного цикла Кондратьева, как и в прошлом, сопровождается социальными потрясениями. Другое дело, что площадкой для этих событий легко могла бы послужить любая другая часть света, но, как известно, «где тонко — там и рвется», к тому же «история не знает сослагательных наклонений».

Пытаться за несколько абзацев пересказать глубокий научный труд — неблагодарное занятие, но я его продолжу. И переключусь на столь же фундаментальную работу В.И. Арнольда «Теория катастроф», один из терминов которой дал название этой колонке. Последнее известное мне аутентичное издание датировано 1990-м годом, более поздние были всего лишь, если не ошибаюсь, перепечатками. Поэтому книга содержит главу о теории перестроек как одной из разновидностей катастрофы (в понимании непредвиденной, чрезвычайной ситуации), но в ней не нашлось места теории майданов и «цветных революций». Прошу не воспринимать последнюю фразу как выражение той или иной личной позиции автора, я всего лишь о том, что с математической точки зрения практически для любого социального потрясения уже найдена подходящая формула. Например — функция Эйри, которая выглядит как синусоида с возрастающей амплитудой и описывает поведение участников конфликта, в процессе которого каждая их сторон, не желая уступать, повышает уровень ответа. В итоге — одно из двух: или взрыв, или распад. Интерпретация поведения модели, описываемой функцией Эйри, проста — стороны, неспособные договориться, получают на выходе один из двух терминальных сценариев и уничтожаются.

Будем двигаться дальше. О работах Маклюэна относительно возможностей современных коммуникационных технологий по манипулированию массовым сознанием я писал раньше, поэтому останавливаться не буду. Замечу лишь, что внимательное наблюдение за происходящими процессами дает много пищи для пытливого исследовательского ума. Коротко упомяну еще два фундаментальных труда — один из прошлого века, другой — совсем новый.

Сначала — о книге Г.П. Мельникова «Системология и языковые аспекты кибернетики», в которой описаны три этапа развития некоторого явления: «потенция», «интенция» и «экстенция». Первый этап можно сравнить с семечком, брошенным в борозду, второй — с превращением семечка в зародыш, а третий — это то, что мы все можем наблюдать. Когда на сайте госоргана одной далекой географически страны появляется датированный сентябрем 2013 года заказ на ремонт школы в небольшом портовом городе по соседству, а на сайте аналогичного госоргана другой страны —датированный февралем 2014 года документ о выпуске медалей за присоединение новой территории, это — уже «интенция», а «потенция» получила свое овеществление гораздо раньше. В этой же работе прослеживается связь между структурой языка и способностью его носителей впитывать и конструировать знания. Что перекликается с тезисом украинского писателя и лингвиста XIX века Бориса Гринченко о том, что детей надо учить на родном им языке.

И напоследок — о совсем недавно опубликованной работе Е. Гильбо «Постиндустриальный переход и мировая война. Лекции по введению в социологию и геополитику современности». Тут — и циклы Бойда, и значение информационных технологий в современных войнах, и много чего еще. Довольно пессимистичный документ, но с элементами позитива, который состоит в том, что по мере отказа в нашем обществе от архаичных сценариев (партий, политиков, идеологем) в пользу более современных принципов и подходов и у нас появится шанс пережить смену циклов Кондратьева с хорошим суммарным итогом. Правда, сначала на этом пути «нас немного потрясет», как сказал при пролете сильнейшей зоны турбулентности командир авиалайнера, в котором мне как-то довелось лететь. Мира вам и спокойствия.

+711
голосов

Напечатать Отправить другу

Сумбурно :(

А могло быть интересно...

Давно не практиковался. Постараюсь в следующий раз получше написать.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT