`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Проект Prometheus: реальность виртуального образования

+11
голос

«Оффлайновая» презентация самого широкомасштабного украинского проекта в сфере онлайнового образования категории MOOC (massive open online courses) – Prometheus – состоялась в арт-пространстве Freud House. Хотя с момента создания проекта прошло всего около полугода, он уже успел завоевать невиданную для украинских образовательных инициатив популярность в виртуальном пространстве – на данный момент в Prometheus уже более 80 тыс. зарегистрированных пользователей.

Представляли проект его основатели: Иван Примаченко и Алексей Молчановский. Алексей, преподаватель КПИ, который своими глазами видел успешное внедрение новых технологий в реальный процесс обучения во время стажировки в Технологическом институте Джорджии (Georgia Institute of Technology). Иван, аспирант КНУ, основатель первого массового онлайн-курса в Украине «Университет онлайн» при КНУ (2013 г.).

Иван Примаченко сравнивает возникновение массовых онлайновых курсов с изобретением печатного станка Гутенберга. Также как и широко тиражируемые книги, Интернет позволяет сделать качественное образование широко доступным. Причем воспользоваться обучающим контентом могут студенты, представляющие самые различные социальные слои, а доступ к нему возможен из любого уголка планеты. Благодаря MOOC студенты и школьники всего мира получают богатые возможности выбора вуза, преподавателя, дисциплины. Фактически, единственным ограничением является знание языков, которое также можно преодолеть благодаря онлайновым курсам.

Первые массовые открытые онлайновые курсы были запущены в 2011 г.: сначала Стэнфордским университетом, а затем компаниями Udacity и Coursera. В течение следующего года к ним примкнули десятки лидирующих университетов во всем мире, а с 2013 по 2014 гг. количество курсов увеличилось более чем втрое. Таким образом, MOOC можно назвать одной из наиболее быстро распространяющихся технологий в истории.

Как правило, основу MOOC составляют записанные видеолекции, дополненные интерактивными заданиями и тестами, а также форумами, на которых происходит общение преподавателей и студентов. Некоторые курсы предоставляют пользователям возможность получить платный сертификат, свидетельствующий об успешном окончании обучения.

Естественно, что столь быстрые изменения в столь консервативной сфере, как образование не могли не вызвать критики из лагеря сторонников классических подходов. Впрочем, существенные недостатки в современной концепции онлайнового образования, по мнению Ивана, найти достаточно сложно. В частности, он отметил некоторые затруднения, возникающие при попытке перенести в Интернет гуманитарные курсы, поскольку в виртуальной среде преподавателям сложнее наладить контакт с аудиторией, а также непросто верно организовать классическую практику рецензирование учебных работ одних студентов другими.

Многие скептики поднимают вопрос о невысоком проценте успешных «выпускников» онлайновых курсов по сравнению с показателями традиционных вузов. Например, согласно исследованию, проведенному Высшей педагогической школой Университета Пенсильвании (University of Pennsylvania Graduate School of Education) в период с 2012 по 2013 гг., только половина от зарегистрировавшихся на Coursera просматривают хотя бы одну лекцию, а завершают учебу лишь от 2 до 14% (в среднем 4%).

Однако в данном случае следует понимать концептуальные различия между учебным заведением, отсеивающих значительную часть абитуриентов в ходе вступительных экзаменов, и онлайновыми курсами, зарегистрироваться на которые может любой желающий. В конечном счете, важны лишь абсолютные цифры, а они демонстрируют впечатляющее превосходство MOOC. К примеру, известный экономист Алексей Геращенко в Киево-Могилянской академии читает свой курс финансового менеджмента для группы из 50 слушателей, а на Prometheus на него зарегистрировались 16 тыс. человек, из которых более 1700 получили сертификаты. Традиционному вузу понадобилось бы для достижения этого результата свыше 30 лет.

Небольшая доля владельцев сертификатов среди общего числа слушателей объясняется тем, что значительная часть зарегистрировавшихся сделала это лишь из любопытства. Более того, многие изначально хотели ознакомиться только с необходимыми им фрагментами лекций и не ставили перед собой задачу завершить полный курс обучения. Такие ситуации не возникают в высших учебных заведениях, там, ведь, студенту, который не будет строго следовать программе обучения, грозит отчисление. Вряд ли подобную гибкость можно считать недостатком, особенно в современном мире, где человек вынужден динамично осваивать новые знания в соответствии со стремительно меняющейся конъюнктурой на рынке труда.

Критику порождают и завышенные ожидания, сформированные распространенным мнением о том, что массовые онлайновые курсы будут способствовать полному демонтажу традиционной системы образования. Сходное мнение бытовало и в первые годы после начала внедрения телевидения, когда многие специалисты верили, что «не будет ни газет, ни книг, ни кино, ни театров, а будет одно сплошное телевидение».

Еще один важный фактор – отсутствие оплаты за обучение. И это очень интересный аспект: психологически люди меньше ценят то, что досталось им бесплатно. С другой стороны возникает вопрос: насколько велика ценность услуг, за которые люди не готовы платить?

В декабре 2013 г. профессор Джеймс Гриммелмэнн (James Grimmelmann) из Высшей школы права им.Френсиса Кинга Кэри Университета Мэриленда (University of Maryland Francis King Carey School of Law) опубликовал статью «Конец MOOC?» в которой указал на ряд проблем развития этой концепции, привел несколько печальных примеров тщетных попыток внедрить онлайновое обучение в американских и британских вузах, и предсказал скорое завершение бума массовых открытых онлайновых курсов.

На дворе уже середина 2015 г. и эксперты ожидают, что в этом году доходы глобальной индустрии MOOC составят около 1,5 млрд. долл. Тем не менее, рынок подтверждает основной тезис Джеймса Гриммелмэнна: «Секрет в том, что в концепции MOOC нет ничего нового». И, правда, концепция e-learning родилась в 1998 г. А если мы взглянем на лидирующие по темпам своего развития проекты в сфере онлайнового обучения, то их никак нельзя причислить к массовым открытым онлайновым курсам.

Наиболее яркий пример, на данный момент, это сайт Lynda.com, основанный в 1995 г., который не только получил почти 200 млн. долл. в двух раундах финансирования в 2013 и 2015 гг. (Coursera за тот же период – 63 млн. долл.), но также сумел привлечь и удерживает более миллиона подписчиков. И это не были выброшенные на ветер средства: весной этого года социальная сеть LinkedIn приобрела компанию за 1,5 млрд. долл. При этом, Lynda.com – это сущий антипод массовых открытых онлайновых курсов: доступ к ресурсу исключительно платный ($25/месяц), материал организован в формате микроблоков длительностью по пять-десять минут, основной акцент сделан не на общении и коллективных активностях, а на качестве контента и преподавания, а лекции носят исключительно практическую направленность.

Можно сказать, что MOOC выигрывают у коммерческих проектов по своей массовости. И немудрено, ведь это конкуренция бесплатного с платным. Количество зарегистрированных студентов у пяти лидирующих платформ на конец 2014 г. составляло:

  1. Coursera, 10,5 млн.;
  2. edX, 3 млн.;
  3. Udacity, 1,5 млн.;
  4. MiriadaX, 1 млн.;
  5. FutureLearn, 800 тыс.

Кроме того, MOOC это не «курсы повышения квалификации» и, в отличие от других обучающих интернет-ресурсов, призваны трансформировать классическое образование университетского образца. Но являются ли эти две отличительные особенности исключительной привилегией MOOC?

Например, Lynda.com в настоящий момент работает с более чем 40% колледжей и университетов США (в стране таких заведений более 600), опережая, таким образом, даже Coursera (всего 49 вузов). Количество платных студентов открыто не разглашается, но по некоторым данным превысило 2 млн. Здесь мы не учитываем любопытствующих пользователей, которые просматривают тысячи бесплатных уроков, доступных на этом ресурсе. Об их количестве можно только гадать, принимая во внимание, что в среднем веб-портал регистрирует более 1 млн. 200 тыс. уникальных посетителей в день (Coursera.org – 1 млн. 900 тыс.).

Если рассматривать количество предлагаемых курсов, то рейтинг будет выглядеть следующим образом:

  1. Coursera, 1056 курсов;
  2. edX, 559 курсов;
  3. Canvas.net, 261 курс;
  4. FutureLearn, 161 курс;
  5. MiriadaX, 137 курсов.

Источник: www.class-central.com.

При этом Lynda.com в настоящий момент предлагает 3679 курсов от более чем 1 тыс. преподавателей. Впрочем, Lynda.com, это только один заметный ресурс, любимец венчурных инвесторов и студентов, в колоссальном океане глобального рынка онлайнового обучения емкость которого в 2015 г. по оценкам экспертов должна достигнуть 107 млрд. долл. В этой сфере балом правят такие мастодонты, как корпорация Skillsoft, историю возникновения которой можно проследить до 1989 г.(!). Этот скромный труженик массового «закрытого» онлайнового обучения в Интернет в настоящий момент обучает 19 млн. платных студентов.

Поэтому, обсуждая MOOC, мы, в первую очередь, рассматриваем эту концепцию в контексте модернизации классического университетского образования, которое во всем мире «застряло» в веке прошлом. В частности, среди очевидных преимуществ массовых онлайновых курсов по сравнению с оффлайновыми лекциями, следует отметить возможность сбора уникальных статистических данных. И это не только такие традиционные показатели, как успеваемость и посещаемость, но и более трудно измеримые в ходе обычного учебного процесса параметры: популярность отдельных дисциплин среди всей массы студентов (а не только прошедших отбор приемной комиссии или вступительных экзаменов), заинтересованность слушателей в конкретных излагаемых аспектах, действенность и эффективность тех или иных методик преподавания. Более того, оперативное отслеживание индивидуальных и среднестатистических показателей позволяет сделать курсы максимально адаптивными, способными автоматически изменять темпы и форму подачи материала в зависимости от потребностей и успеваемости каждого студента.

Онлайновые курсы, на первый взгляд, это опасные конкуренты для традиционных образовательных учреждений: они менее затратны (как для студентов, так и для учебного заведения), позволяют привлечь к обучению практически неограниченную аудиторию, удобны для учащихся, которые могут выбирать когда, где и как они хотят прослушать очередную лекцию или выполнить практическое задание. Однако, технология MOOC это и колоссальная возможность для учебных заведений для привлечения и работы с большим количеством учеников. Интернет, как когда-то револьвер Кольта, предоставляет равные возможности всем участникам образовательного процесса.

Иван Примаченко верит, что массовые онлайновые курсы не должны существовать в отрыве от классических учебных учреждений и могут быть эффективно интегрированы в учебный процесс. По его мнению, будущее за так называемым «смешанным обучением», которое помогает повысить качество традиционного образования, путем использования наиболее передовых онлайновых материалов и видеолекций.

В конечном итоге, вероятнее всего, учебные заведения «старой формации», станут частью реальной, оффлайновой инфраструктуры для прохождения виртуальных курсов. В ближайшем будущем Интернет не сможет заменить атмосферы живого общения с преподавателями и другими студентами. По той же причине Кремниевая долина, Голливуд и Лондон, несмотря на бурный рост и совершенствование средств коммуникации, по-прежнему остаются незыблемыми центрами мировой ИТ-индустрии, кинематографа и финансов, соответственно.

Возможно, уже сейчас каждое учебное заведение и обучающий центр должны задуматься о своем месте на этом растущем рынке. А его рост будет происходить невероятными темпами, поскольку массовые онлайновые курсы апеллируют к наиболее гибкой, передовой и активной аудитории – молодежи студенческого возраста. И если производители обучающего контента, профессора и преподаватели, в силу своего академического образования и возраста, демонстрируют некую инерционность и осторожность, то потребители – полны энтузиазма. В конечном итоге, на рынке образования выживет лишь тот, кто сможет вовремя сесть на этот стремительно ускоряющийся интернет-поезд.

Уже сейчас можно предсказать, что одной из основных проблем, с которыми столкнутся создатели массовых онлайновых курсов в нашей стране, станет отсутствие грамотных, увлеченных, динамичных украинских преподавателей, способных стать по-настоящему популярными. Ведь именно они должны быть своеобразными магнитами, способными вовлечь и удержать наиболее талантливых студентов. А без этого, в современном «плоском мире» будет очень сложно убедить свободных в своем выборе слушателей потреблять отечественный продукт.

Prometheus не единственный проект массовых открытых онлайновых курсов в Украине. Например, Александр Татсенко в апреле 2014 г. основал организацию MOOCology Learning Hubs, которая занималась проведением оффлайновых занятий для слушателей курсов по программированию на Coursera, edX и других международных веб-ресурсах. Впрочем, в данный момент, официальный веб-сайт и страничка в Facebook данного проекта «хранят молчание» уже более месяца.

Еще один портал, EdEra, специализируется на подготовке школьников к экзаменам внешнего независимого оценивания и, несмотря на небольшое количество доступных курсов обучения (всего 4), работает достаточно активно.

Наконец, нельзя не упомянуть ITLabs – успешный интернет-проект в области ИТ-образования. Это узкоспециализированный платный ресурс, основная часть курсов которого адресована начинающим разработчикам и тестировщикам программного обеспечения. И все же назвать ITLabs массовыми открытыми онлайновыми курсами нельзя.

Украинское министерство образования и правительство не проявляют пока ни малейшей заинтересованности в развитии MOOC-движения в Украине. В то же время, например, в России уже поставлена задача о формировании более 100 онлайновых курсов восьми ведущими российскими университетами при финансовой и организационной поддержке правительства. Нужно понимать, что в современном конкурентном мире начинается очередной этап в борьбе за «мозги». И так же, как продвижение «западного» образования способствует отъезду в Европу и США сотен тысяч талантливых российских специалистов и ученых, при отсутствии весомой внутриукраинской альтернативы, мощная и доступная российская программа онлайнового обучения станет одним из факторов, стимулирующим отток в Россию сотен тысяч наиболее образованных и грамотных украинских специалистов. Причем работа по продвижению российского дистанционного обучения в СНГ ведется еще с 1994 г. И в очередной раз украинское государство с самоубийственной уверенностью в своей непоколебимости игнорирует серьезную угрозу собственному существованию.

+11
голос

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT