`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Правовая регламентация виртуальных отношений

Статья опубликована в №29-30 (549) от 15 августа

+11
голос

Интернет давно стал средством оперативного и относительно дешевого решения целого ряда повседневных задач. Он открыл новые перспективы использования идей и их обмена, дал возможность каждому донести свои мысли до других и, в свою очередь, получить доступ к результатам творческой деятельности человечества. Однако экономическая ценность этих результатов изменилась: если в XIX в. они являлись, по большому счету, культурными ценностями, то в XХI в. стали одним из главных факторов технологического и научного развития. Информация превратилась в товар, стоимость которого постоянно растет, а назначение и способы получения отразились на его содержании и свойствах как объекта интеллектуальной собственности.

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй...
Эпиграф к книге А. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву».

Тонкости «сетевого права»

В отличие от любой другой социальной среды, например государства, Сеть не является территориально обособленной и централизованно управляемой системой, поэтому традиционные основы построения общества и принятых в нем правоотношений здесь малоприменимы. В итоге ни один человек и ни одна организация не могут управлять Интернетом или контролировать его содержимое. Наряду с радио, прессой и ТВ Сеть стала новым видом СМИ, не ограниченным ни тиражом, ни цензурой. «Благодаря» этому несанкционированное использование статей, книг, кинофильмов, музыкальных произведений, компьютерных программ, игр и другого контента превратилось в доходный нелегальный бизнес.

Однако распространенное среди нарушителей мнение о том, что Интернет представляет собой внеправовую сферу, где законов не существует, а любое действие остается безнаказанным ввиду анонимности «деятеля», является не более чем заблуждением. Примеры тому есть не только в зарубежной юридической практике, но и на постсоветском пространстве. Стоит вспомнить хотя бы российский прецедент «писатели против интернет-библиотек». Речь идет об иске о нарушении авторских прав, поданном Эдуардом Геворкяном к интернет-ресурсу lib.ru. За неправомерное использование своей книги писатель требовал компенсацию в размере 500 тыс. руб., а моральный ущерб оценил в 1 млн руб. Иски от других авторов не заставили себя ждать: Александра Маринина, Елена Катасонова, Василий Головачев предъявили их к владельцам электронных библиотек lib.ru, litportal.ru, edu-all.ru, aldebaran.ru, bestlibrary.ru и lib.nexter.ru.

Суть претензий заключалась в том, что сетевые библиотеки размещают в Интернете тексты авторов, в то время как эксклюзивные права на них принадлежат компании «КМ Онлайн» (крупнейшему в России интернет-издателю). При этом до данных прецедентов случаи несанкционированного использования литературных произведений в Сети не доводились до суда, чему во многом способствовал правовой нигилизм правообладателей, которые считают, что защищать свои права в Интернете дороже, чем нести ущерб.

Наиболее эффективным средством борьбы с пиратством является защита прав в судебном порядке. Для обращения в суд правообладателю необходимо собрать доказательства о фактах нарушения его авторских прав, например предъявить заверенные у нотариуса данные о размещении без его ведома на определенном сайте тех или иных материалов. Однако легкость копирования и нематериальная сущность объекта авторского права (ОАП) в Интернете осложняет процесс доказательства. Немаловажную роль здесь играет так называемая презумпция авторства – при отсутствии доказательств обратного автором произведения считается лицо, указанное таковым на оригинале или экземпляре (копии) произведения.

Значительно проще отстаивать свои интересы, если позаботиться обо всем заранее. Авторское право не имеет такой конструкции, как приоритет, характерной для права патентного. Но, опять же, принимая во внимание легкость копирования материалов в Интернете, вопрос «кто первый выложил публикацию?» является основополагающим. Для исключения проблем с авторством необходимо еще до размещения своих произведений в Сети зафиксировать дату их создания (например, нотариально заверить материалы на бумаге). Для защиты можно использовать также технические средства: шифрование, кодировку, маркировку с помощью специальных меток и меток времени, которые невозможно обнаружить без спецсредств.

Антикопирайт

К сожалению, фиксированием даты создания произведений снимаются не все проблемы соблюдения прав. Остается еще одна, достаточно сложная – так называемый копилефт: некоммерческое использование авторских произведений с обязательным соблюдением неимущественных прав их создателей (т. е. с указанием их имен и без особых изменений содержания).

Здесь нужно вспомнить об одном из самых важных прав авторов и исполнителей – праве воспроизводить ОАП и, соответственно, разрешать или запрещать делать это другим лицам. Одновременно подразумевается, что воспроизведение этими самыми «другими лицами» приравнивается к созданию копий ОАП, число которых определимо. Применительно к Интернету воспроизведение, во-первых, осуществляет контент-провайдер, загружая ОАП на свой сайт для того, чтобы предоставить к произведению доступ, во-вторых, посетитель сайта, который загружает файл с ОАП.

Наиболее часто копилефт связан с МР3. Этот формат воистину стал символом своего времени в плане возможностей распространения через Интернет. После его разработки в 1993 г. поиск, копирование и использование таких файлов стали в высшей степени удобными, особенно учитывая дальнейший выпуск аудиоустройств, поддерживающих данный формат.

Однако радость пользователей чуть не была омрачена иском в адрес Diamond Multimedia. В 1998 г. компания выпустила один из первых портативных MP3-плееров под маркой Rio (позднее она продала эту часть бизнеса), став объектом обвинений со стороны RIAA (Recording Industry Association of America) в незаконном копировании музыкальных произведений. Предмет иска был вполне стандартным – «нарушение авторских прав». Однако такая формулировка оказалась некорректной: создатели устройства, всего лишь воспроизводящего звук, сами по себе ничьих прав не нарушили. С точки зрения норм международного законодательства его выпуск приравнивается к копированию для личного пользования (т. е. без последующего распространения и получения прибыли) и выпадает из сферы правомочий правообладателей, поэтому суд в удовлетворении иска отказал.

На следующем этапе борьба с пиратством была направлена на затруднение поиска незаконно созданных МР3-файлов. Большой резонанс вызвало закрытие в США нескольких сайтов, владельцев которых оштрафовали. Усилия юристов привели к тому, что такие интернет-аудиотеки стали размещать на анонимных серверах или за пределами США.

Распространение информации о серверах и обмен файлами осуществлялись сначала через чаты. В 1999 г. сетевой общественности была предложена система Napster, представляющая собой комбинацию IRC-клиента, ориентированного на поиск и обмен файлами, и плеера, позволяющего их прослушивать. Со стороны владельцев ничего противозаконного, казалось бы, нет – Napster лишь являлся динамичной базой данных того, что выставили на всеобщее обозрение пользователи. Однако и этому ресурсу был предъявлен иск, в котором к стандартной формулировке «нарушение авторских прав» добавилось еще и «беспрецедентное способствование всемирному музыкальному пиратству».

После громкого процесса против Napster файлами MP3 (как, впрочем, и других форматов) стали обмениваться с помощью других файлообменных сетей. Однако и они вынуждены были отступить под натиском RIAA и IFPI (International Federation of the Phonographic Industry). Некоторые из них, как, например, eDonkey, объявили о переходе на легальное распространение, предусматривающее отчисления правообладателям, другим пришлось выплатить многомиллионные штрафы (Kazaa) или закрыться (Grokster).

Тем не менее полностью исключить незаконное распространение файлов между любителями бесплатных копий не представляется возможным. Даже при наличии всех доказательств авторства и фактов нарушения авторских прав при обращении в суд возникают вопросы юрисдикции, связанные с глобальной природой Интернета. Например, в суд какой страны необходимо обращаться правообладателю за защитой? Законодательство какого государства следует примененять при разрешении споров в этой сфере?

Согласно Брюссельской конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим вопросам дело должно рассматриваться «в судах той местности, где имело место действие, причинившее ущерб». Новая редакция Гражданского процессуального кодекса Украины определяет подсудность по месту пребывания ответчика.

Еще одна группа проблемных вопросов связана с оценкой убытков, причиненных правообладателям при нарушении их прав в Интернете: какие доказательства при этом должны применяться и каковы способы их получения. Для этого опять же необходима фиксация факта нарушения на материальном носителе, а также определение объема тиражирования ОАП (учитывая специфику отрасли, можно отталкиваться от показателей посещаемости сайта, количества просмотров произведения, стоимости размещения рекламы и пр.).

Интерактивные споры по-украински

В условиях отечественного правового поля случаи, подобные встречающимся в зарубежной практике, пока большая редкость. Это в немалой степени обусловлено тем, что нормы действующего у нас законодательства создавались без учета специфики использования ОАП в Интернете. В частности, в законе 3792-XII «Об авторском праве и смежных правах» перечислены лишь общие правомочия авторов, не раскрывающие понятия интерактивного воспроизведения.

Изменению ситуации может способствовать конкретизация международных стандартов в украинских нормативных документах. За основу можно взять, например, ст. 8 Договора об авторском праве от 1996 г., принятого Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС), который Украина ратифицировала еще в 2001 г. Этой статьей предусмотрено исключительное право автора разрешать или запрещать любое обнародование своих произведений по проводам или средствам беспроволочной связи. Такое положение включает доведение ОАП «до всеобщего сведения так, чтобы каждый мог осуществлять доступ к ним из любого места и в любое время по его собственному выбору».

Кроме того, необходимо уточнить нормы Закона 3792-XII, в частности, понятия «публичное извещение (доведение до всеобщего сведения)» и «распространение объектов авторского права и (или) смежных прав» относительно правомочий автора на доступ к его произведению в интерактивном режиме из любого места и в любое время по выбору пользователя. Следует также установить ответственность за нарушение норм по обходу технических средств (кодирования, шифрования, маркировки), а также за распространение ОАП с такими нарушенными средствами защиты.

Пока же «интерактивные споры» нашим судам приходится разрешать по аналогии с традиционными авторскими спорами, стараясь учесть специфику. Юридических проблем, порожденных Сетью, великое множество, а осмыслить и разрешить их сразу невозможно. Однако когда-то это делать все равно придется, ведь Интернет становится неотъемлемой частью нашей жизни.

Ирина Кириченко – юрист фирмы «Ильяшев и Партнеры»
E-mail автора: kirichenko@attorneys.com.ua

+11
голос

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT