`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Офшорные проекты: нужно ли для их выполнения высшее ИТ-образование?

Статья опубликована в №31 (648) от 19 августа

+412
голосов

Сегодня все чаще слышатся упреки в духе «университеты недостаточно хорошо готовят студентов для ИТ-индустрии». Они, как правило, подкрепляются тем, что практически всех выпускников необходимо доучивать, а иногда и учить заново основам создания ПО. Если же посмотреть на это с точки зрения высшего образования (не будем сейчас делать разницу между университетом, академией и институтом), то получается, что цели и задачи ИТ-индустрии и высшей школы различны по своей сути.

Сегодня ИТ-индустрии необходимы квалифицированные работники, причем в большом количестве, которые способны реализовывать программные проекты и, естественно, приносить прибыль. Для высшей же школы приоритетом является качество образования, в том понимании, что по завершении учебного процесса студент должен иметь некий набор знаний и умений, соответствующий квалификации.

Законы офшорного программирования (а этим сегодня занимается большинство софтверных фирм в ИТ-индустрии Украины) диктуют свои жесткие условия. Проектом надо заниматься постоянно, все время (о частичной занятости исполнителей по два–четыре часа в день уже давно пора забыть). За проект надо нести ответственность перед заказчиком (следовательно, жертвуйте всем, кроме проекта), который очень часто определяет выбор технологий, причем далеко не всегда новых и интересных. Именно поэтому фирмы уже не могут себе позволить, чтобы студенты у них работали по четыре часа в день да еще и менялись в одном и том же проекте, или, например, отдать проект полностью под их управление.

А высшая школа всегда строила процесс обучения (речь идет о полноценном обучении по дневной форме) как систему взаимосвязанных дисциплин, обязательных к изучению. Причем первые два года практически во всех вузах являются базовыми: во время учебы студент в семестр изучает пять-шесть общеобразовательных предметов и один-два специальных. На третьем году количество последних возрастает, и именно в этот период фирмы начинают выхватывать студентов из учебного процесса к себе на работу.

Сейчас большим достижением считается, если университет и компания договорились, что студент может уйти на полноценную работу только после окончания 3-го курса. Но ведь процесс рассчитан минимум на 4 года (бакалавр), а то и на 5–5,5 лет (магистр). Вот и получается, что фирма в угоду своим интересам полностью разрушает существующую систему образования. Ведь в дальнейшем студент практически не учится – он полноценно работает, уделяя все меньше внимания учебе.

Университеты, чтобы хоть как-то создать видимость учебы, разработали систему перехода студента в таких случаях на индивидуальный график обучения, но реально никто уже не уделяет занятиям по 6-8 часов в день, как это должно бы быть. Студентам просто некогда, ведь надо выполнять программный проект, тем самым зарабатывая деньги и начиная строить свою карьеру.

С точки зрения высшего образования компания в этом случае получает недоучек и некий «полуфабрикат» для своей дальнейшей работы. Ситуация сегодня обострилась настолько, что от некоторых организаций начали поступать прямые предложения о подготовке именно таких «полуфабрикатов» в течение первых двух лет учебы. Все остальное фирма берет на себя – дообучение, сертификацию по направлениям, практический опыт и т. п. Но при этом работодателя совершенно не волнует главное – завершит ли студент свое образование и будет ли оно соответствовать стандарту бакалавра или магистра.

Кроме этого, у нас в ИТ-индустрии наблюдается полнейшая дискредитация высшего образования с точки зрения оплаты труда и карьерного роста. Если в большинстве отраслей по-прежнему наличие диплома означает прибавку к зарплате и карьерный рост, то в области ИТ это не так.

Да, дипломы бывают разными. Да, важны знания, а не наличие документа. Но ведь именно качественное отличие школьника от бакалавра и бакалавра от магистра позволяет мотивировать молодежь к получению высшего образования. А так расхожим мнением является: зачем пять лет учиться, если можно за год-два выучить одну технологию программирования и зарабатывать столько же, сколько и другие. Опять получаем недоучек, которые уже вообще не имеют фундаментального образования (коим, собственно, все более безосновательно и гордится пока Украина). Очевидно, что для того, чтобы участвовать в большинстве офшорных программных проектов, знание специальных разделов математики или системного анализа не нужно.

Голод на кадровом рынке и жесткая конкуренция заставляют фирмы начинать охоту на будущих перспективных работников еще со школы. И если эта тенденция сохранится, интерес молодежи к получению полноценного университетского образования практически исчезнет.

К сожалению, не получил должного понимания и статус магистра. До сих пор в ИТ-индустрии, в общем, не видят особой разницы между обычным инженером (как теперь говорят – специалистом) и магистром. А ведь магистр в первую очередь – это будущий исследователь, результаты работы которого будут представлены в виде диссертации, патентов, каких-то новых методов и алгоритмов разработки ПО.

Но если он ежедневно по 8–10 часов занят зарабатыванием денег, то когда же ему проводить свои исследования, по ночам? У нас все перевернуто с ног на голову. Компании буквально расхватывают наиболее талантливых студентов после третьего-четвертого курса, и вскоре приоритеты студентов очень сильно меняются – на первый план выходит работа, а лишь потом идет обучение. Это приводит к весьма печальным результатам, по сути – к деградации с точки зрения перспектив дальнейшего образования (аспирантура, стажировка и т. п.). Было бы здорово, если бы фирмы способствовали исследовательским проектам студентов, но на деле этого нет. В офшорных проектах исследовать практически нечего, а собственные разработки не ведутся.

С одной стороны, найти общую задачу исследования, которое может быть проведено работодателем совместно с университетом, практически невозможно. С другой – наши фирмы сегодня как никогда заботятся об интеллектуальной собственности. Пусть даже проект посвящен автоматизации учета посудомоечных машин в магазине бытовой электроники и не содержит никаких новых подходов. Но... заказчик подписал с исполнителем документ о неразглашении любой информации о проекте. Вот, собственно, и все. Студент – исполнитель проекта – уже не может даже взять материал в свой диплом или магистерскую аттестационную работу.

И уж вообще фантастикой в наших условиях выглядит общемировой подход, в соответствии с которым магистром в области информационных технологий может стать бакалавр только после двух и более лет работы. То есть студент учится 3–4 года, получает статус бакалавра (и заметьте: без этого статуса его не возьмут на работу даже на должность программиста). После этого он трудится в фирме и, получив там в течение нескольких лет определенный опыт, уже осознанно идет в магистратуру, чтобы еще больше повысить свой уровень, а при успешном окончании заметно улучшить собственное положение и поднять статус.

Но если бы мы сейчас попытались реализовать такой подход, то в магистратуру пошли бы считаные единицы – у большинства студентов уже сформировался абсолютно потребительский подход к образованию в целом. Он заключается в следующем: научите меня зарабатывать на жизнь и не мешайте мне делать это. Сессии на последних годах обучения превращаются в фарс. Студент согласен на любую оценку, лишь бы быстрее «отстреляться» и вернуться к работе. Доходит даже до того, что фирмы пытаются напрямую договориться с университетами об автоматическом выставлении оценок своим сотрудникам-студентам.

Студент же, устроившись в компанию, чувствует, что обучение ему скорее мешает, чем помогает – его «дергают» на занятия, заставляют делать «непонятно для чего нужные» курсовые работы, сдавать тесты и т. п. А как преподавателю в таких условиях побудить студента принять участие в творческих конкурсах и исследовательских проектах? Это становится все сложнее и сложнее. На вопрос студента «Зачем мне это надо?» уже нет простого ответа.

Работая в фирме, студент получает приличные деньги, а оценки его уже интересуют только с точки зрения успокоения родителей. Цвет диплома вообще не актуален, так как не влияет ни на должность, ни на размер зарплаты.

Один из последних действенных аргументов состоит в том, что участие студента в исследовательских проектах даст ему какие-то отличия от других и возможность самореализации. Но таких еще в чем-то убеждаемых молодых людей год от года не становится больше. Еще хуже, что выработалось совершенно порочное представление, что если после третьего курса студент не нашел себе работу, значит, он в чем-то слаб и отстает от окружающих. А если он еще и пытается как положено посещать занятия и учить материал как полагается, то уж «наверняка ненормален».

К сожалению, такой стереотип сформировался, на мой взгляд, во многом благодаря агрессивной политике фирм, которые любыми способами пытаются как можно раньше вовлечь студента в свой коллектив, доказывая на примерах, что «тот, кто не с нами, тот не лучший» и тем самым формируя у остальных некий комплекс неполноценности.

В таких условиях студент уже заранее ориентирован не на приобретение новых знаний, а на получение престижной работы – пусть и в ущерб всему остальному, что может дать высшее учебное заведение. Попав на конвейер чужих задач, студент все меньше думает о создании собственных проектов. Видимо, отчасти поэтому в Украине так мало отечественных программных продуктов. Зачем напрягаться с созданием собственного ПО и выводом его на международный рынок, когда можно зарабатывать на выполнении чужих заказов?

А отсюда вывод: отсутствие собственных коммерческих проектов и является главной причиной того, что отечественные исследования сегодня никому не нужны. На данный момент я не знаю компаний, которые бы финансировали в университетах исследования для собственных коммерческих проектов. То есть имеются в виду украинские фирмы, которые не просто дают деньги за выполнение конкретных задач заказчика сотрудниками университета, а разрабатывают с их помощью коммерческое ПО, ставят задачи исследования долгосрочного характера.

Безусловно, хотелось бы дождаться того момента, когда студенты, не бросая учебы, на основании собственных исследований стали бы создавать новые программные продукты международного класса. Потенциал для этого есть. Еще существуют научные школы, которые в условиях отсутствия финансовой поддержки все же получают достойные результаты. Есть система образования, которая способна обеспечить необходимый уровень его качества (если, конечно, ей не будут мешать). Есть талантливые студенты, которые даже в условиях нынешней непрестижности высшего образования хотят стать квалифицированными специалистами.

Конечно, не все столь уж безрадостно. Многие коммерческие фирмы все чаще ищут точки соприкосновения с университетами. Это выражается, например, в совместно проводимых ярмарках вакансий, где студенты могут реально увидеть, кто есть кто на рынке и какие технологии более востребованы сегодня и станут актуальными завтра. В создании совместных лабораторий, когда фирмы размещаются практически на территории университетов и расстояние от аудитории до рабочего места сокращается до минимума. В организации конкурсов и семинаров.

Очень полезной оказалась инициатива прохождения преподавателями университетов стажировки в ведущих компаниях. Это дает им возможность приобретать опыт практического выполнения проектов и понимание того, для чего должны готовиться студенты в современных условиях. Но все эти интеграционные моменты направлены в первую очередь на отбор лучших студентов и подготовку их к специфике работы в конкретной фирме.

И, к сожалению, сейчас практически невозможно остановить отрыв студентов от обучения на старших курсах. Даже если договориться с лидерами рынка об их целевой подготовке на протяжении четырех лет (без отвлечения на работу в течение этого срока), никто не даст гарантии, что другие фирмы, выставив привлекательные условия, не заманят их к себе.

Предпринимаются попытки перейти к некой смешанной системе, когда студент, например, три дня в неделю полноценно учится, а еще три – работает в режиме полного дня. Но понятно, что и в этом случае речь идет уже о частичном, неполном образовании, так как учебный процесс традиционно рассчитывается не на три, а на пять дней в неделю.

Думается, что выход из создавшейся ситуации может быть найден только совместно, когда и фирмы, и университеты идентифицируют и сформулируют свои цели и сделают все возможное для того, чтобы, не нарушив сложившейся десятилетиями государственной системы высшего образования, получать ее гарантированный результат в виде квалифицированных специалистов.

Для этого надо повышать престиж степеней бакалавра и магистра внутри фирм, давать работающим студентам необходимое количество времени для обучения, участвовать в совместных исследовательских проектах – более того, быть их инициаторами. Поощрять научную деятельность в университетах.

Вузам, конечно, в свою очередь, необходимо поддерживать достойный уровень качества образования, но это, как говорится, уже совсем другая история...

+412
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

ИМХО, ситуация не изменится, пока львиную долю оффшорной разработки будут составлять проекты "автоматизации учета посудомоечных машин в магазине бытовой электроники". В чем автор однозначно прав, так это в том, что для успешной работы над большинством отдаваемых на аутсорсинг проектов действительно не нужны знания ни алгоритмов, ни математики, ни каких-то новых подходов.

Но, хуже того - по иронии судьбы, когда на горизонте появляется нетривиальный проект, который не сделаешь методом "перетаскивания компонентов на формочку", подходящих специалистов не сыщешь днем с огнем!

С другой стороны, разработка ПО постепенно все-таки превращается из "искусства" и "ремесла" в промышленное производство. Нужно ли высококвалифицированному токарю или фрезеровщику высшее образование? Вряд ли - рабочему нужны специфические навыки работы на станке, умение читать чертежи и много-много опыта, чтобы, как говорится, "уметь выточить шар в шаре". Боюсь, со временем и развитием технологий разработки ПО, тех же software factories, та же перспектива ждет и программистов - как бы мне самому не хотелось такого будущего.

Значит ли это, что в будущем высшее образование для IT-специальностей будет вообще не нужно? Нет, проводя параллели с тем же промышленным производством, на заводе есть инженеры, конструкторы, технологи - вот для них высшее образование уже необходимо. И, возможно, ВУЗам стоит уже сейчас задуматься о том, чтобы готовить не сколько программистов, сколько архитекторов, специалистов по методологиям разработки, системных аналитиков и т.п. А собственно обучение технологиям и написанию кода оставить на роль колледжей или даже специализированных курсов.

P.S. Хочу поблагодарить своего коллегу за пример с трудностями поиска специалистов, навыки которых выходят за рамки "стандартного набора" и за идеи об описанном выше, в некоем роде реформистском, подходе к обучению ИТ-специалистов.

Значит ли это, что в будущем высшее образование для IT-специальностей будет вообще не нужно? Нет, проводя параллели с тем же промышленным производством, на заводе есть инженеры, конструкторы, технологи - вот для них высшее образование уже необходимо. И, возможно, ВУЗам стоит уже сейчас задуматься о том, чтобы готовить не сколько программистов, сколько архитекторов, специалистов по методологиям разработки, системных аналитиков и т.п. А собственно обучение технологиям и написанию кода оставить на роль колледжей или даже специализированных курсов.

Об этом давно говорят, но средне-специальное образование в Украине умерло и пока не начало зарождаться (если не считать корпоративные курсы у таких компаний, как ваша, SoftServe и пр.). Поэтому в данной ситуации, боюсь, вузы будут выпускать элиту, которой не из кого будет выделяться. Во-вторых, программисты не очень любят ходить в армию, а законы для учащихся средних заведений этого, насколько я знаю, не отменяют. Наконец, в нашей стране не иметь высшего образования, особенно для такой прослойки, как трудящиеся в сфере ИТ, считается моветоном. Чисто исторически "пэтэушники" - это скорее ругательства. Т.е. никакого престижа нету.

Именно - в нашей стране вообще не иметь высшего образования считается моветоном. Достаточно поглядеть на объявления работодателей - скоро уборщиц только с ВО брать будут :) Кстати, сфера ИТ даже скорее исключение, здесь зачастую на "корочку" смотрят только при официальном трудоустройстве по КЗоТУ, что в свете нынешней моды на ЧПЕН тоже редкость. Также, знаю случай, когда человек сознательно бросил ВУЗ и пошел фрилансить (правда, армия ему не грозила по причине инвалидности матери).

В целом же, совершенно согласен с озвученными Вами проблемами - и призывом в армию (когда ее, наконец-таки, сделают контрактной - сколько проблем решилось бы?), и со стереотипами восприятия "пэтэушника"/"работяги" в нашем обществе.

Собственно, второе и порождает такие парадоксы, как "требуется секретарша с ВО" - очевидно, работодатели полагают, что ВО - это хоть какая-то гарантия того, что человек не будет позорить лицо фирмы.

Специалисты с высшем образованием в сфере ИТ - спорный вопрос. Это нужно еще проверить. Есть ли достоверные цифры о процентном отношении сотрудников с ВО в сфере ИТ?

Автор видимо перепутал причины и следствия и потерял ощущение реальности -- описанная ситуация сформировалась под влиянием рыночных законов и по причине полного игнорирования проблемы государством а не по вине "плохих" и жадных на молодую студенческую кровь компаний. Что это за мечтания о том что частный бизнес уделит время и ресурсы (!!) на улучшение нашей системы образования в то время как государственные мужи заняты переделом власти и грабежом того, что еще осталось "неосвоенным". Ах как было хорошо когда не было офшора - ведь тогда у специалистов не было соблазна получать высокую заработную плату и они были попросту "вынуждены" работать на благо государства за копейки, а студентам приходилось ходить на пары (или просто бездарно их прогуливать).

Да, к образованию действительно интерес утрачивается с каждым годом. Но виной ли тому компании?

1) В первую очередь на работу вместо учебы студента толкает низкий уровень жизни а не желание "отличиться". Не секрет что обеспеченные студенты и те, кто имеют возможность жить с родителями, гораздо позже начинают работать по сравнению с приезжими студентами которые живут в общежитиях и вынуждены существовать на стипендию и родительские передачи.

2) Наше хваленое образование зачастую переоценивают:
- низкая оплата труда самих преподавателей приводит к оттоку кадров из этой сферы и процветанию взяточничества (ни о каком престиже знаний естественно речи не может идти) Сейчас преподавательской деятельностью, за редчайшими исключениями, занимаются "неудачники" которые не способны найти себе более оплачиваемую работу. Отдельные специалисты готовы делиться своими знаниями со студентами - только вот пробовали ли вы предложить университету прочитать курс лекций на тему вашей специализации? В большинстве своем такие инициативы не находят отклика у руководства учебных заведений, им проще работать "по старинке".

- низкий уровень учебных материалов, и невозможность получить адекватные практические занятия. Да, можно говорить о "классическом" образовании и "основах". Только вот зачастую современная наука уже далеко ушла вперед а наши учебные заведения продолжают пичкать студентов морально устаревшими знаниями. Многие преподаватели сами не принимали участия в сколько нибудь значимом исследовательском проекте - какой же опыт они могут передать? Где учебники?

Кадровый голод, который провоцирует компании на прием на работу еще не отучившихся студентов, также во многом спровоцирован государством. Ведь именно политическая и экономическая ситуация в стране спровоцировали массовую эмиграцию высококвалифицированных кадров и угрозу вымирания IT сферы (да не только IT). Талантливые и активные вынуждены были уехать за границу чтобы обеспечить себе достойное качество жизни. Те, кто остались, вынуждены были переквалифицироваться чтобы как то заработать на жизнь, или продолжить "планктонное" существование и в итоге стать неконкуретноспособными на рынке труда. Что мы имеем в итоге - практически полное отсутствие адекватных IT специалистов старше 35 лет, а значит резко ограниченное количество потенциальных работников. А ведь зачастую компании хотели бы нанимать на работу вместо студентов (с их экзаменами/сессиями/юношеской безответственностью) зрелых людей -- таких сотрудников проще удерживать на одном месте, они более ответственны, уже приобрели профессиональный да и жизненный опыт. Где эти люди? Поэтому и берут всех кто согласен и может работать.

Ах да, еще компаниям ставят в вину то что они занимаются зарабатыванием "легких" денег на офшоре, вместо того чтобы развивать индустрию созданием собственных продуктов. Видимо автор никогда не пытался создать свой собственный продукт в Украине. Во первых, внутренний рынок нашей страны находится в весьма зачаточном состоянии по причине того, что потенциальные заказчики сами не знают чего они хотят. Но даже если компания решилась заняться созданием собственного продукта, то она должна иметь достаточный капитал для того чтобы иметь возможность оплачивать все расходы связанные с разарботкой проекта, в то время как никакой прибыли он не приносит. Как известно, с офшором такой проблемы нет, так как заказчик оплачивает труд "по ходу" разработки. Что же делать если у компании нет таких свободных денег? Назовите украинских инвесторов, готовых дать деньги на IT проект? Таковых не существует, ведь у нас власть=деньги и соответственно, имеющие доступ к "кормушке" будут вкладывать под тысячи процентов деньги в строительство, металл, нефть, газ и политику. IT индустрия предоставляет весьма жалкие перспективы заработков при достаточно сложной схеме ведения бизнеса (по сравнению со схемой "купил-продал").
В плане поддержки предпринимателей, пожелавших заняться созданием своего проекта, государство также проявляет достаточное рвение лишь в вопросах налогооблажения.

Вывод напрашивается один -- вся статья есть попытка свалить вину государства на офшорные компании которые конечно же преследуют свои интересы, но особой альтернативы у них нет.

Полностью согласен

Образование должно быть разным. Нужны магистры, нужны бакалавры, нужны и те, кто "за 2 года выучил одну технологию". Причем, как правило, такая "сборная команда" нужна в полном составе на большинстве проектов, ибо разделения труда никто не отменял.
Это рынок, здесь спрос определяет предложение и диктует свои условия. У нас нет достаточного выпуска программистов начального уровня, вот компании и "оббирают" институты задолго до того момента, когда выпускник получит свой диплом. А давать всем полное классическое образование просто "потому что так выше качество" - какой смысл?

Проблема действительно скорее государственного масштаба, а компании, студенты, преподаватели и ВУЗы попали просто в неудобную и часто конфликтную ситуацию. Государство должно регулировать данный сектор с тем, чтобы студенты могли учиться и паралелльно работать, а компании получать выгоды от размещения заказов в учебных заведениях, работая с ними как с подрядчиками. Последнее сейчас невозможно по ряду причин, в основном законодательного характера, хотя например в тех же США большинство студентов и профессоров работают на реальных проектах для крупных компаний. Кстати, не будем забывать и о том, что большинство известных сейчас всему миру ИТ-компаний выросли именно из академической среды. У нас же государство судя по всему не очень заинтересовано в развитии ИТ-сектора, что видно даже на примере сравнения с Республикой Беларусь - там даже уровень проникновения Интернета уже выше, чем в Украине.
Хотя очень правильно, что такой вопрос выносится на общее обсуждение. Если тихо плакать в подушку ничего не изменится и в будущем.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT