`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Один под дождем, или предчувствие праздника

+11
голос

«Квалифицированный специалист — это человек, который удачно избегает
маленьких ошибок, неуклонно двигаясь к какому-нибудь глобальному заблуждению».
Артур Блох, «Закон Мерфи»

Один под дождем, или предчувствие праздника

Каждому возрасту присущи свои душевные переживания. В детском саду ребенок капризничает и плачет, когда его заставляют спать или есть манную кашу, и искренне радуется новой игрушке. Двойка по математике в школе ужасно портит настроение предчувствием ее вечерней материализации в зловещих изгибах отцовского ремня. В 17 лет вырастают крылья, и ты упоительно паришь в вышине от одного взгляда любимой, пока со временем тебя окончательно не опустит на землю настойчиво-строгий окрик жены с «вежливой» просьбой вынести мусор. Студентам свойственно радоваться жизни и молодости, ездить «зайцем», писать шпаргалки и сдавать экзамены. И совсем не свойственно человеку в возрасте «зимняя вишня-3» сдавать экзамен преподавателю, который годится ему в сыновья. Тщетные потуги отыскать в памяти среди прочего житейского хлама остатки устаревших знаний, дрожащие руки, неспособные держать непослушный карандаш, учащенное дыхание и нервное заикание при ответе делают положение этого человека жалким и могут непоправимо сказаться на его здоровьи. Вот поэтому, когда возникает вопрос, почему на итоговом экзамене по окончании курсов повышения квалификации специалистов по локальным вычислительным сетям у меня все слушатели становятся хорошистами и отличниками, я называю вышеуказанные причины.

Один под дождем, или предчувствие праздника

Идея этих курсов родилась во время закупки нашим министерством огромной партии компьютеров для претворения в жнзнь очередной грандиозной программы. Программе, впрочем, как и проекту «Жилье к двухтысячному году», суждено было растаять в «мыльных» докладах штатных сказочников. А идея курсов» все-таки выжила, окрепла и нашла свое воплощение в учебном классе на «тонком» Ethernet'e, который соединил угрюмые серые компьютеры отечественного производства в такой же компьютерный коллектив, подобный министерскому, во главе с угрюмым серым сервером С четырьмя «метрами мозгов» и IDE-шным диском на 130 мегабайт.

В целом, надо отметить, что всеобщая компьютеризация в нашей стране идет весьма непросто и ложится тяжелым бременем на сутулые плечи министерских чиновников.

«Хватит с нас радиации!» повсюду раздавались недовольные голоса возмущенных клерков. И поэтому в течение первых лет компьютеризации новенькие компьютеры, едва вырвавшись из пыльных коробок, служили надежными подставками для горшков с цветами и тяжелых министерских папок. Но вот в коллективах стали появляться смелые, инициативные люди, местные архимеды, коперпики и Эйнштейны, которые, мужественно расписавшись за техническую, пожарную и прочие безопасности, рискнули, наконец, включить компьютер.

Один под дождем, или предчувствие праздника

Характерные визг и скрежет, доносившиеся из системного блока после каждого включения, и непонятные сообщения на экране дисплея заставляли учащенно биться горячие сердца отважных соотечественников. Но валидол, как правило, не требовался, так как удача вскоре улыбалась им с экрана добрыми, голубыми «глазами» «Нортона». Легко освоив удаление системных файлов и файлов автоконфигурации, они звали на помощь специалиста-компьютерщика и снова приступали к опытам. Копирование файлов и создание каталогов удавались с трудом, а главное, было непонятно, к чему это можно применить.

Один под дождем, или предчувствие праздника

Ужасное и жуткое, на первый взгляд, явление с неприличным названием «компьютеризация» грубо и настойчиво вторгалось в размеренную бумажно-административную жизнь министерства. Поселившись в передовых умах некоторых представителей местного руководства, издали видавших компьютеры в заграничных командировках, захватив почту, телеграф, телефон, идея компьютеризации постепенно овладевала массами, базируясь на трех своих источниках и трех составных частях: DOS, Norton Commander, «Лексикон».

Вообще, с открытием «Лексикона» власть печатной машинки в министерстве пошатнулась и постепенно стала слабеть. Даже отчаянные попытки некоторых фирм реанимировать ее, введя своим электрическим «погремушкам» дополнительную память, выглядят жалко и неубедительно в сравнении с возможностями Его Величества Компьютера. По всем классическим признакам наступал переходный период, когда низы уже не хотели работать с документами по-старому, а верхи не могли предложить соответствующего нового комплексного решения.

Время шло... Очередная пора школьных каникул вновь оставила «счастливое детство» без группы продленного дня. Родителям приходилось таскать «свою радость» к себе на работу. Рисовать и есть пирожные, купленные в местном буфете, детям быстро надоедало. Они все время баловались, шумели и, главное, мешали обсуждать последние события в мексиканских сериалах. Призывы родителей замолчать, сесть на место и продолжить рисование не действовали, угрозы быть наказанными не помогали. В конце концов, их усаживали за компьютер, но и здесь они начинали безобразничать. На экране неожиданно возникал маленький отважный человечек, который бегал по подземельям, отчаянно перепрыгивал огромные пропасти, мужественно сражался с коварными врагами в надежде отыскать и спасти любимую принцессу. За него приходилось волноваться всем отделом. Так руководству стало очевидным, что компьютер это нечто большее, чем обыкновенная печатная машинка. А со временем каждый уважающий себя начальник счел необходимым иметь на столе компьютер, хотя бы для важности.

Один под дождем, или предчувствие праздника

Характерной чертой нашего времени стали всевозможные курсы. За короткое время и доступную цену вам предлагают залатать дыры в поношенном багаже бесполезных или невостребованных знаний, полученных в наследство от эпохи социализма в беззаботно-счастливые годы учебы. Оказывается, всего за несколько месяцев можно стать бухгалтером, врачом, массажистом, менеджером и при этом, конечно же, освоить иностранный язык и компьютер! Не беда, что по окончании курсов новоиспеченный специалист бесконечно удивляется, почему при работе с Word for Windows по нажатии клавиши F2 не возникает меню пользователя, как написано у него в конспекте. Зато свидетельство с круглой печатью об окончании курсов или пестрый листок сертификата специалиста с незатейливыми водяными знаками потешат одичавшее самолюбие и при трудоустройстве в фирму гипнотически подействуют на менеджера по работе с кадрами, который полмесяца назад сам закончил подобные курсы. Таким образом, на смену исторически несложившейся общности «советский народ» приходит общность несложившихся «новых специалистов», твердо усвоивших из интенсивного курса Илоны Давыдовой, как включать плейер и правильно надевать наушники.

Болезнь курсов не обошла стороной и наше министерство. Согласно вышеупомянутой программе, предусматривалось открыть два учебных центра переподготовки специалистов по сетевым компьютерным технологиям в Киеве и во Львове. В столицу планировалось направлять людей из восточных и южных регионов Украины, во Львов из центральных и западных областей. Но во Львове что-то не складывалось, дефицит средств на закупку техники для компьютерного класса и возникшие проблемы с арендой помещения костлявой рукой инфляции сдавили горло дряхлому местному бюджету, поэтому было принято решение львовские группы временно направлять на обучение в Киев. И вот каждый месяц, словно веселые весениие ручейки, вырвавшиеся из ледяных объятий повседневно-рутинной государственной службы, съезжались люди в столицу, чтобы влиться в бурлящий поток трехнедельного обучения и обрушить радужный водопад знаний на итоговом экзамене.

Один под дождем, или предчувствие праздника

Ни для кого не секрет, что многие государственные структуры являются прекрасной кузницей кадров для банков, фирм и прочих коммерческих учреждений. Многие фирмы готовы платить деньги (и при этом немалые) хорошему специалисту, но вот потратить средства на его обучение это нынче не практикуется. Легче, естественно, провести шумную рекламную кампанию на замещение вакантных должностей.

Необходимые условия при этом резюме на английском, китайском и японском языках, опыт работы на всех языках программирования не менее пяти лет, знание LAN-, WAN-технологий и побитовой структуры всевозможных протоколов передачи данных, приятная внешность, коммуникабельность и возраст до 35 лет. Последнее условие явно нереально, так как люди, имеющие такой багаж знаний, долго не живут и уж крайне редко имеют приятную внешность.

Один под дождем, или предчувствие праздника

Но что поделать, такова сегодняшняя действительность, и будущим сертифицированным специалистам лекции читают несертифицированные преподаватели, которым родное независимое государство, независимо от трудовых успехов, по полгода не выплачивает зарплаты. Жены их ругают и считают неудачниками, преуспевающие в бизнесе друзья лентяями (крутиться надо, советуют они), но на мой взгляд, это обыкновенные, нормальные люди, готовые честно и профессионально выполнять работу, которая им по душе. Преподавательский труд сегодня не сахар, но радость общения с людьми в конце концов многое компенсирует, ведь не хлебом единым все же жив человек.

Подавляющее большинство слушателей из львовских групп составляли молчаливые угрюмые парни с пышными усами, как правило, высококвалифицированные специалисты, которые недоверчиво поглядывали на преподавателя. Лекции в этих группах проходили непросто отсутствовала, как говорится, обратная связь. Тяжелое, упорное молчание слушателей вызывало в душе преподавателя тревогу, неуверенность и смятение. Вначале было непонятно, каков уровень подготовки группы и чем вызвана такая тишина то ли сложностью излагаемого материала, то ли вежливостью студентов, которые боятся задеть ранимое самолюбие преподавателя, часами болтающего у доски очевидные банальности. По окончании пары в ответ на законное «Какие у вас будут вопросы?» тишина, на шутки реакция слабая. И лишь когда через силу выдавливал: «Перерыв» и направлялся к креслу у доски, чтобы с наслаждением откинуться на его спинку и самому помолчать несколько минут, слушатели дружно вскакивали с мест и, толкая друг друга, бежали к тебе в надежде получить ответы на свои, порой весьма сложные, вопросы в личном порядке. От лектора требовалось глубоко разбираться в излагаемом материале, иметь большой опыт работы и достаточно широкую эрудицию во многих областях информатики, чтобы суметь ответить на эти вопросы или выявить хотя бы частичную некомпетентность навязчивого оппонента.

Зато большинство слушателей из киевских групп, как правило, составляли женщины. Десяток-другой небрежно сказанных с умным видом компьютерных терминов, несколько забавных историй или приличных шуток, парочка льстивых комплиментов особо активным слушательницам и ты купаешься в нежных волнах теплого океана взглядов обожающих тебя глаз.

А в целом, всех слушателей курсов можно условно разделить на следующие группы. К первой, немногочисленной, я бы отнес высококвалифицированных специалистов с большим опытом работы, у которых интеллект отражается на лице неизгладимой печатью пренебрежения ко всему окружающему миру. Они часами могут спорить на лестничной площадке о преимуществах «полуоси» над «виндами», о свойствах и возможностях того или иного адаптера, снисходительно называя остальных пользователей «юзерами». Такие слушатели приезжают на курсы со своими М/О-дисководами, стримерами или винчестерами, чтобы отыскать в столице последние программные новинки.

Один под дождем, или предчувствие праздника

К следующей, многочисленной, группе я бы отнес бывших физиков, химиков, автомобилестроителей и многих других специалистов, которых в огромных количествах штампуют технические вузы нашей страны, настойчиво повышая качество образования путем замены в своем названии невыразительных слов типа «государственный институт» на солидные «национальный университет», и которым за неимением работы по специальности пришлось осваивать компьютер. Это грамотные, умные люди, которые умеют слушать, хотят учиться и с благодарностью относятся к труду преподавателя.

В отдельную группу я бы выделил «патриархов» отечественной кибернетики, которым не дают спокойно дожить до пенсии, а посылают на различные легкомысленные курсы, вроде этих. Они досконально знают компьютеры типа БЭСМ-6 и М-4030, особенно требования к прокладке заземления и наличию фальшполов. А вот с персоналками не повезло, помешали разобраться вечные долги, плачущие внуки и нагловатые молодые люди в очках, пренебрежительно щелкающие по клавиатуре при объяснении возможностей очередной утилиты.

И, наконец, к последней группе я бы отнес миленьких симпатичных девушек с наивными глазами, которые где-то когда-то учились и через месяц после окончания вуза напрочь забыли его название. Недавно яркий представитель такой группы сдавала мне экзамен. Выставив далеко в проход из-под стола красивые длинные ноги и изредка смело поглядывая мне в глаза, девушка старательно читала из конспекта выведенные ровным, словно детским, почерком термины и сокращения, при этом все путая, мешая в кучу и упрямо называя контроллеры и адаптеры «контролёрами» и «адаптерами». На мой вопрос: «Понимаете ли вы то, что говорите?», она уверенно и откровенно ответила: «Нет». За что и получила законную пятерку.

Вообще, курсы дело нешуточное. И коль судьба прочными веригами призвания настойчиво приковывает вас к неуклюжей галере преподавательского труда, то способность не утратить обыкновенную человечность в рабстве четких инструкций, планов и методических указаний ценится слушателями очень дорого. Примерно год назад со мной произошел такой случай.

Один под дождем, или предчувствие праздника

В тот день, закончив занятия, я около двух часов просидел у заведующего кафедрой, обсуждая текущие политические события, нестабильность курса доллара, капризы женской моды и план очередного семинара. Чуть позже меня угощала чаем и вкусными пирожными словоохотливая методистка. Было около пяти часов вечера, когда я вышел на улицу и, раскрыв зонтик, ленивой походкой направился к троллейбусной остановке. Ожидая пыльное знойное лето, природа купалась под теплым весенним ливнем. Вдруг кто-то неожиданно меня окликнул. Я обернулся. Передо мной стояла молодая симпатичная девушка. Влажное платье облепило ее стройную фигуру.

«Виталий Андреевич, начала она дрожащим голосом. Я попала на эти курсы совсем случайно, по распоряжению начальства. По образованию я экономист и совсем не знаю компьютера... Вот уже три дня подряд у меня болит сердце, на лекциях я ничего не понимаю и ужасно волнуюсь перед предстоящим экзаменом. Но если я его сдам плохо, меня выгонят с работы... А у меня маленький ребенок...». Девушка посмотрела на меня заплаканными глазами и смахнула с лица прилипшие мокрые волосы. «Что же мне делать?» после короткой паузы добавила она.

То ли от густого, пьянящего весеннего воздуха, то ли от долгого взгляда наивно-голубых глаз, мерцающих из-под длинных ресниц, у меня отчаянно заколотилось сердце, а мысли, принимая уродливые формы, настойчиво убегали за пределы курса «Администратор сети Novell NetWare». Невероятным усилием воли я заставил их вернуться обратно в рамки, утвержденные заведующим кафедрой, и пробормотал что-то невнятное. Не расслышав моих слов, девушка посмотрела на меня еще более трогательным взглядом и поставила вопрос ребром: «Так на что же я могу рассчитывать?». «Не волнуйтесь, отчетливо выговорил я, окончательно взяв себя в руки. На экзамене критерий оценок у меня достаточно прост: симпатичные девушки, вроде вас, как правило, получают «отлично». Остальные «хорошо», а если хоть что-то знают тоже «отлично». Правда, к ребятам требования построже». Обрадовавшись как ребенок, она неожиданно чмокнула меня в щеку и легкой, почти воздушной походкой направилась к подъехавшему троллейбусу. Я долго смотрел ему вслед, оставшись стоять один под дождем со своими невеселыми мыслями.

Так куда же ты уносишь нас, река образования, по бескрайней равнине времени в нашей тяжело больной стране? С каждым часом мутнеют твои воды, становится быстрее течение. Острые подводные камни все чаще режут брюхо нашему несчастному кораблю. Это уже не тот стройный, с вызывающим видом новенький лайнер, который подарила нам альма-матер, с блестящими, отдраенными палубами, под ярким флагом аттестата зрелости. Сегодня он напоминает, скорее, старое разбитое корыто, ржавые пробоины в нем заклеены рекламами батончиков «Snickers» и пестрыми этикетками от дешевых турецких жевательных резинок...

Один под дождем, или предчувствие праздника

К счастью, не все в нашей жизни решают депутатские мандаты, президентские указы и мобильный телефон в салоне новенького «мерседеса». Смело, без сожаления оборвем календарный листок прожитого дня, и, может, однажды, уже совсем скоро, чистым ранним утром ощутим в душе предчувствие праздника.

Иллюстрации Александра Михушева

Один под дождем, или предчувствие праздника

+11
голос

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT