`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Денис Довгополый

Нет худа без добра

+22
голоса

Что произошло на украинском венчурном рынке за 9 месяцев 2014 г.? Текущая ситуация – сейчас в стране идет война. В связи с чем мы наблюдаем несколько факторов, которые влияют на экономику: два тура выборов не позволяют делать какие-либо прогнозы, так как неизвестно что будет после выборов в ВР. Главное, что потребительские настроения резко упали.

– Денег в экономике стало значительно меньше;

– Люди стали значительно меньше тратить на средства не первой необходимости. Их потребности опустились внутри пирамиды Маслоу достаточно низко, что снижает спрос на инновационные продукты.

– Так как сейчас население фактически содержит армию, то по оценкам специалистов от 800 млн до 1,5 млрд грн выведено из торгового оборота (из ритейла) в пользу закупок связанных с содержанием армии. Очень много людей тратят время на волонтерскую деятельность, что не приносит им дохода и ухудшает платежеспособный спрос.

– Зависимость от импорта и повышение курса доллара негативно сказывается на показателях ритейла и особенно электронной коммерции. Кроме того, что упал объем продаж, в приложении к росту курса доллара оставшийся денежный поток упал фактически в два раза. – Очень многие компании начали сокращение фонда оплаты труда (большинство, как минимум не пересмотрело гривневые зарплаты), начали сокращать сотрудников, в том числе высокооплачаиваемых.

– Большинство стартапов делаются людьми призывного возраста и в случае расширения военного конфликта их сотрудники могут быть призваны на фронт, что, как минимум, может приостановить развитие проекта.

В свете этих событий мы и попробуем посмотреть на изменения, которые произошли за девять месяцев 2014 г.

Рынок стартапов

– Рынок стартапов. В кризис количество новых стартапов традиционно растет. Это мы видели в 2008 г. Сейчас происходит тоже самое. В первую очередь это связано с тем, что правильные люди оказываются без работы и вместо того, чтобы искать работу на неблагоприятном рынке труда, пробуют запустить свой проект. Этот фактор увеличивает практически вдвое количество стартапов, которые делаются в Украине.

– Ресурсы дешевеют, соответственно привлекая одни и те же деньги в кризис, можно сделать гораздо больше (за исключением тех направлений, на которые курс гривны имеет серьезное влияние).

– На рынке изменились пропорции. Если в 2007-2013 гг. на один стартап, ориентированный на глобальные рынки, у нас было девять стартапов, ориентированных на локальные рынки, то в связи со стагнацией украинской экономики, сейчас эта пропорция выдерживается 1:1 (мы говорим о стартапах, созданных в 2014 г.). Очень много стартапов поменяли стратегии с украинского рынка на европейский или отказались от экспансии в Россию в пользу Европы.

– Доля B2B и B2B2C стартапов выросла. Это связано с тем, что корпоративный сектор начал сокращать рабочие места. И те люди, которые остались без работы или которым сократили заработную плату, начали делать стартапы в тех отраслях, в которых они хорошо понимают. Мы увидели большое количество стартапов, ориентированных на корпоративный рынок.

– Доля стартапов, которые занимаются железом выросла и это не связано с кризисом, а связано с мировым трендом, который в том числе перекинулся и на украинских инженеров в области аппаратного обеспечения, потребительского железа и тот потенциал инженеров, который был у нас в стране, сейчас начал генерировать стартапы.

– Стартапы на конверсии. В связи с тяжелой экономической ситуацией, увеличилась доля стартапов в области конверсии в e-commerce. Любой стартап, который может увеличить конверсию для интернет-магазина, может увеличить его оборот и соответственно увеличить доход. Спрос на услуги таких стартапов определенный есть и это стимулирует людей создавать стартапы в этой области. Очень благоприятная ситуация для таких стартапов на европейском рынке, где e-commerce сильно фрагментирован и конкуренция высока, между локальными компаниями. Они же ощущают давление со стороны крупных американских и азиатских игроков (Amazon, Ebay, Alibaba, Deal Extreme) – В среднем упала оценка стартапов. Понятно, что в кризис страновые риски выросли и это не могло не сказаться на оценке стартапов. Но для хороших проектов оценка выросла, потому что на рынок пришло большое количество инвесторов и в сегменте стартапов с малыми рисками и хорошими перспективами есть конкуренция среди инвесторов за возможность проинвестировать.

Рынок ангелов

– Количество ангелов всегда растет в кризис. Это связано с тем, что риски в традиционной экономике значительно возрастают и сравниваются с рисками в технологическом бизнесе. При этом у мелких инвесторов пропадают объекты для потенциальных инвестиций. В кризис частные инвесторы не вкладывают в недвижимость или землю, поэтому людям, у которых есть деньги в сумме от 50 до 200 тыс. долл, инвестировать некуда. Некоторые эти деньги откладывают, некоторые на них путешествуют или тратят их на семью. Но количество людей, которые начинают инвестировать эти суммы в стартапы в кризис значительно возрастает (сейчас мы видим трехкратный рост).

– На рынке ангелов за последний год появились опытные лид-инвесторы, вокруг которых сейчас инициируются сделки. Соответственно эта практика позволяет уменьшать риски как лид-инвесторов, так и для неопытных ангелов (они опираются на чужую экспертизу) с одной стороны, с другой – делиться опытом и обеспечивать доступ к интересным проектам инвесторам, которые в этом бизнесе еще не разбираются.

– Практика синдицирования уже никого не отталкивает и 70% сделок, которые мы видим делаются двумя или более ангелами.

– На рынке за последний год конвертируемый долг стал стандартным инструментом инвестиций в стартапы.

– Как апофеоз этого всего на рынке за несколько последних недель организовалась ассоциация UAngel, которая объединяет тех ангелов, которые планируют или уже совершают инвестиции в технологическим бизнесе.

Рынок акселераторов и инкубаторов

Рынок акселераторов и инкубаторов тоже значительно претерпел изменения за последние полгода.

– С рынка по разным причинам ушли несколько акселераторов и инкубаторов, некоторые поменяли модели и в том числе кардинально.

– На рынок пришли новые акселераторы и инкубаторы со специализированной экспертизой. Сейчас уже открыто несколько таких акселераторов и инкубаторов и планируется открыть еще несколько.

– Акселераторы Европы и США стали иметь большой вес на рынке. Это связано с тем, что ценность международного опыта возросла, а на локальном рынке экспертиза, которая могла бы помогать строить стартапы на глобальном рынке ограничена. Соответственно наши стартапы собираются ехать в Европу и Америку для того, чтобы получить этот опыт. За последние девять месяцев больше десятка украинских компаний прошли или еще проходят программу инкубации или акселерации в Европе, США или Азии

Российские деньги

Еще до кризиса российские деньги существенно влияли на украинскую отрасль. Во время нашей революции часть этих денег ушла с рынка.

– Избыток предложений. Но теперь в связи с тем, что внутренний российский рынок изменился и российские интернет-проекты стали не очень привлекательными, часть этих денег всплыла в Украине и у нас появился избыток предложений частично невостребованных со стороны старатпов, которые привлекают сид или раунд А.

– Неприемлемо для международных проектов. В мире российские деньги считаются токсичными, поэтому если строится глобальный проект, то использование их чревато не поднять следующие раунды.

– Тем не менее, вместе с нашими партнерами из Европы и США мы нашли семь фондов из России, у которых можно привлекать деньги, которые по прежнему несут ценность для стартапов и не станут стоп фактором при привлечении последующих раундов финансирования.

Корпоративные инвесторы

Корпоративные проекты, которые я вижу на украинском рынке (об этом у меня есть отдельный пост).

– ФПГ начали смотреть на отрасль и искать инвестиции от 20 млн. На локальном рынке таких инвестиций нет, соответственно они начали смотреть на глобальные рынки.

– А также украинские ФПГ начали смотреть на возможность вложений в венчурные фонды Европы и США. У них нет экспертизы, с ними не хотят говорить, поэтому проинвестировав в венчурные фонды они имеют возможность получить определенную доходность. Требования к таким фондам у них достаточно высокие и такие сделки еще не структурированы, но я знаю о нескольких переговорах.

– ФПГ начали вкладывать в глобальные преIPO стартапы. Был прецедент, когда одна из украинских ФПГ вложилась в IPO Алибабы и осталась довольна результатом.

– Начали появляться корпоративные инкубаторы, которые стараются развивать проекты. Чаще всего они специализированные, они не выполняют функцию акселераторов, вероятнее всего они так или иначе будут претерпевать определенные изменения в ближайшем будущем.

– Основной мотив таких инвестиций – это инвестиции в проекты с независимой от стран инфраструктурой законодательств. На это очень сильно повлияла война. Многие наши олигархи увидели, что в случае волнений у них нет возможности сохранить свои активы в виде, допустим, промышленных предприятий, которые могут быть захвачены или разрушены в ходе военных действий. Поэтому они начали искать проекты, в которых такие риски минимальны. И выяснилось, что виртуальная экономика и интернет-проекты, в том числе e-commerce, обладают требуемыми характеристиками.

Европейские деньги

Основная проблема европейских денег это то, что они не инвестируют ни в Россию ни в Украину и чаще всего инвестируют в регионы.

– Ищут альтернативы России. У них нет мандата в России, они смотрят на регион СНГ, Восточной Европы, стран бывшего СССР. Так как в России в связи санкциями по поведению страны в военном конфликте с Украиной они стали токсичными и есть вероятность попадания под санкции практически всех ФПГ России, то сделки с российскими проектами практически прекратились в технологическом бизнесе. Соответственно часть этих денег ищет применения в своем регионе. И так как из пула стран, в который входит Украина, Россия, Белоруссия, Молдавия, Узбекистан и Казахстан выпала Россия, то самый развитый технологический рынок остался в Украине. Поэтому часть денег, у которых высокая толерантность к риску и они готовы инвестировать в технологические проекты, у который традиционно высокие риски, страновые риски не так сильно пугают инвесторов пришли к нам в страну.

– И тут инвесторы разделились на две части. Первую ждет неопределенность и это, скорее, связано с пониманием как долго продлится вооруженный конфликт и насколько это будет сказываться на экономике. Вторая часть инвесторов сейчас постепенно входит в проекты. На рынке структурировано несколько сделок. Одна из них уже закончена, но не анонсирована. Это связано с тем, что в кризис инвесторы могут получать самую минимальную оценку проекта и входить на максимально комфортных для себя условиях. Поэтому те, кто готов к риску, уже инвестируют и практически каждую неделю представители европейских венчурных фондов активно ведут переговоры или смотрят проекты на нашем рынке.

– Отдельно создаются фонды, которые смотрят на технологический сектор более широко, в том числе инфраструктурные проекты. Я знаю о создании как минимум трех фондов с суммарным пулом инвестиций в 1,5 млрд долл, которые ориентированы на покупку destressed assets в области IT-инфраструктуры, они же смотрят на стартапы более поздних стадий и на крупных игроков e-commerce.

– Одновременно есть политическая воля со стороны руководства Евросоюза, которая настоятельно рекомендует частным и окологосударственным венчурным фондам более активно работать с украинскими предприятиями.

Деньги из США

Позиция инвесторов из США практически не претерпела изменений.

– Для них Украина всегда была далеко и они рассматривали украинские проекты только в случае переноса их в Соединенные Штаты. В этом плане ситуация не поменялась. Единственное что, на оценке сказываются повышенные страновые риски и такие проекты, у которых R&D-подразделения в Украине, а особенно в регионах близких к ведению военных действий, может быть пересмотрено. На данный момент я знаю только три таких сделки. Подробности на сколько была пересмотрена оценка мы узнаем вероятнее всего только в течение ближайших 3-4 месяцев.

Локальные сидфонды

Мы наконец-то дожили до того времени, когда локальные сид-фонды начали расти как грибы после дождя.

– На данный момент у нас есть восемь структур, которые делают инвестиции связанные с акселерацией или инкубацией проектов, в том числе корпоративные или стратегические.

– Но при этом за последние шесть месяцев появилось восемь сидфондов корпоративных или частных, которые инвестируют стратапы от 100 до 500 тыс. долл.

– На данный момент таких структур работает всего 22 на рынке.

– Основная проблема, с которой сталкиваются сидфонды – это то, что нет квалифицированного персонала, который может обеспечить отбор проектов, формирование deal flow, проведение due diligence и самих сделок. Таким образом, спрос на таких людей будет расти. Но, к сожалению, сейчас большинство сид-фондов не понимает, что привлекая сотрудников из своего старого бизнеса без опыта оценки или инвестиций в проекты, они вероятнее всего получат сложности в ближайшем будущем. И есть вероятность того, что эти сложности продлятся на период от 3 до 5 лет.

Локальные фонды

– Локальных фондов новых практически не сделано. Мы говорим скорее о фондах, которые делают инвестиции от 1 до 2 млн и есть некоторое количество структур, которые могут делать такие сделки. Из национальных у нас таких единицы (мы плотно работаем с двумя).

– Условные family офисы начали смотреть на возможность сделок. Все-равно эти сделки можно относить к корпоративным сделкам, потому что несмотря на то, что они делаются частными деньгами конкретных людей, они делаются в рамках ФПГ.

Что произошло на украинском венчурном рынке за 9 месяцев 2014 или Нет Худа Без Добра

+22
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT