`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Нельсон Маттос, Google: «Вначале нужно думать о пользователе и лишь потом – о своем заработке»

Статья опубликована в №29 (739) от 24 августа

+46
голосов

Как известно, не так давно Google решила интенсифицировать свою деятельность в нашей стране. И хотя основным направлением бизнеса компании по-прежнему остается интернет-поиск, сегодня она является заметным игроком в самых разных сегментах – от облачных вычислений до смартфонов. С вопроса о причинах и мотивах такой диверсификации мы и начали разговор с Нельсоном Маттосом (Nelson Mattos), вице-президентом по разработкам в регионе EMEA.

Нельсон Маттос, Google «Вначале нужно думать о пользователе и лишь потом – о своем заработке»

Причин много, и в каждом конкретном случае они свои. К примеру, в определенный момент в Google пришли к пониманию того, что все существующие браузеры, разработки которых начались 10 и более лет назад, не слишком подходят для современных веб-приложений. Когда-то сайты были достаточно просты и большей частью статичны, но сегодня тот же Google Maps представляет собой сложное распределенное многоуровневое приложение, в котором применяются всевозможные изображения, информация о дорожном движении, различные вспомогательные сервисы. Так возникла идея создания принципиально нового браузера, изначально рассчитанного на исполнение веб-приложений, каковым и стал Chrome.

Аналогичная ситуация и с клиентскими операционными системами – в них совершенно не учтено интенсивное использование Интернета, которое уже становится нормой. То есть все они построены исходя из того, что весь код будет исполняться, а данные храниться исключительно локально. Потом их, конечно, несколько адаптировали для клиент-серверной архитектуры, но и только. Сегодня же все большее число приложений исполняются в браузере и связаны с облачными вычислениями, поэтому многое из традиционной «обвязки» ОС теперь попросту не нужно. Соответственно, идея Chrome OS состоит в том, чтобы позволить сравнительно маломощным и экономичным устройствам на высокой скорости подключаться ко всем необходимым службам.

С платформой Android история несколько иная. К ее созданию нас подтолкнули быстрый рост количества пользователей мобильных устройств и отсутствие доминирующей мобильной ОС. Такая ситуация усложняла жизнь разработчикам ПО и поставщикам терминалов. Иными словами, мы в некотором смысле попробовали решить глобальную проблему данного рынка, и именно поэтому Android изначально планировалась как проект Open Source, доступный всем желающим. Правильность нашего решения подтверждается тем, что уже сегодня Android используется в смартфонах фактически всех известных марок.

Таким образом, мы не ставили перед собой цель выйти в бизнес-сегмент операционных систем. Chrome OS была нужна для дальнейших инноваций в области облачных вычислений, а Android призвана активизировать разработчиков мобильного ПО, создать для них максимально удобную экосистему и тем самым дать дополнительный толчок развитию смартфонов.

Но ведь существуют проекты специализированных дистрибутивов Linux, предназначенных для нетбуков и других устройств с ограниченными вычислительными ресурсами. Может быть, стоило активнее развивать их, а не создавать Chrome OS практически с нуля?

На самом деле мы очень тесно сотрудничаем с Linux-сообществом и будем продолжать это делать. В частности, в наших ЦОД применяется именно Linux. И это неудивительно, так как данная ОС создавалась специально для серверов. Но ни Linux, ни Windows не рассчитаны на то, что пользователи большую часть своей работы будут выполнять в Интернете. Повторюсь: Chrome OS – клиентская ОС, изначально спроектированная для всемерного задействования облачных вычислений.

Теперь об Android. Вы сказали, что Google не устраивала фрагментация рынка смартфонов. Но с выходом Android ситуация не изменилась, ведь добавилась еще одна платформа. Значит ли это, что вы постепенно перестанете поддерживать другие системы и будете развивать свой браузер и сервисы только для Android?

Нельсон Маттос, Google «Вначале нужно думать о пользователе и лишь потом – о своем заработке»

Давайте взглянем на историю ИТ-индустрии. Добиться здесь господствующего положения можно двумя основными путями. Первый подразумевает создание так называемого стандарта де-факто. Какие-то продукты или технологии становятся чрезвычайно популярными либо потому, что они действительно удачны и всем нравятся, либо при отсутствии другого соразмерного выбора. Типичным примером такого подхода является Windows, наиболее распространенная настольная ОС. Второй путь заключается в сотрудничестве всех заинтересованных представителей рынка с тем, чтобы учесть пожелания и вклад каждого. С самого начала Google избрала именно его, чтобы исключить возможность привязки к закрытым решениям, и Android разрабатывается открытым способом с участием 30 компаний.

Следовательно, формально ваше утверждение могло бы быть справедливым, ведь мы действительно добавили еще одну мобильную платформу на и без того фрагментированный рынок. Но если вы посмотрите на развитие ситуации, на то, сколько операторов, поставщиков смартфонов, разработчиков приложений стали использовать Android, то увидите как раз обратный процесс – консолидацию значительной части рынка. Естественно, мы не пожалеем средств и усилий для дальнейшего развития Android, но при этом продолжим поддерживать собственные продукты и на иных платформах. Наши поисковые, картографические и прочие сервисы будут доступны и для iРhone, и для других мобильных устройств.

А что вы скажете о фрагментации самой платформы? Действительно, Android применяется многими разработчиками смартфонов, но в устройствах используются различные версии платформы, и темпы их обновления также не совпадают. Не боитесь ли, что это вызовет такое же негативное восприятие, как, скажем, в случае с Linux?

Что бы вы ни создавали в виде Open Source, всегда есть риск, что решение будет использоваться не в первозданном виде, а с какими-то доработками и изменениями. В этом вся суть Open Source. А единственный способ избежать данного явления или хотя бы снизить его эффект – продолжение инвестиций в разработку. Если наши партнеры будут видеть четкий план развития Android с точки зрения функциональности, эргономики, стабильности, им просто окажется невыгодным изобретать что-то свое и затем поддерживать своими силами. Создатели же приложений для мобильных устройств тоже вряд ли замахнутся на разработку собственного ответвления Android – таким образом им удастся завоевать разве что какой-то маленький кусочек рынка, гораздо разумнее опираться на оригинальную версию платформы и продавать сотни своих программ, которые будут работать на максимальном числе устройств.

Но это только одна сторона вопроса. Другая же состоит в том, что производители мобильных терминалов не очень охотно обновляют их программную платформу. Потому то, что вы будете регулярно добавлять в Android новые возможности, вовсе не означает, что они сразу появятся в уже распространенных устройствах.

В определенной степени это правда. Android – сравнительно молодая платформа, многие производители к ней только присматриваются, и, соответственно, пока не торопятся прилагать значительные усилия. Однако динамика рынка объективна, и мы считаем, что достаточно ее изучили. Проще всего весь рынок представить в виде пирамиды. На ее вершине находятся устройства вроде Nexus One и iPhone, т. е. самые совершенные на текущий момент, обеспечивающие по многим направлениям такую же функциональность, как настольные компьютеры. Уровнем ниже располагаются терминалы, скажем, Motorola и BlackBerry, которые также хороши и предоставляют широкие возможности, но все же по ряду параметров уступают лидерам. Еще ниже – аппараты, вроде бы и поддерживающие развитые коммуникации, доступ в Интернет и пр., однако на деле пользоваться ими не слишком удобно, к примеру из-за маленького экрана. Наконец, в самом низу находятся те мобильные устройства, которые обеспечивают только голосовую связь и сервис коротких сообщений и вообще не позволяют связываться с Интернетом. Так вот, мы выяснили, что обычно люди меняют свои сотовые телефоны каждые два или три года, и за это время цена на терминалы, независимо от их уровня, существенно снижается. Более того, значительная часть покупок носит характер «апгрейда», т. е. пользователи постепенно мигрируют на более высокие уровни нашей пирамиды, пока не достигают вершины (где обосновались упомянутые Nexus One или iРhone). Таким образом, мы ожидаем, что в течение нескольких лет практически все перейдут на терминалы, построенные на платформе Android, или на iРhone, которые предоставляют функциональность настольного компьютера. Это неизбежно в силу как снижения цен, так и роста запросов со стороны пользователей.

Итак, Google уже в ближайшем будущем видит полностью онлайновых пользователей, буквально живущих в Интернете благодаря доступности последнего на самых разных мобильных устройствах. Но ведь есть и альтернативные точки зрения, например Microsoft Software+Services?

Нельсон Маттос, Google «Вначале нужно думать о пользователе и лишь потом – о своем заработке»

По моему мнению, на текущем этапе эти два подхода лишь дополняют друг друга. Я действительно верю в то, что количество пользователей Интернета будет расти быстрыми темпами, все больше людей получат в свое распоряжение разнообразные «подключенные» устройства. Кроме настольных компьютеров, по-прежнему используемых дома или на работе, когда действительно нужен большой экран, и телефонов, к ним уже относятся телевизоры, холодильники и некоторая другая бытовая техника. Соответственно, расширится и спектр доступных онлайновых сервисов, скажем, вы, наверное, слышали о Google TV. Поэтому вполне логично, что вскоре пользователи будут подключены к Интернету 24 часа в сутки семь дней в неделю. Приведу пример: дети многих моих друзей и знакомых (подростки) уже не звонят домой, чтобы сообщить, где и когда они будут находиться, а просто соответственно изменяют свой статус в Facebook, и при желании по нему все можно узнать. Современная молодежь просто не представляет, что кто-то не использует Интернет постоянно. И такой взгляд на мир как раз и формирует потребность в облачных вычислениях, поскольку только они могут обеспечить постоянный и повсеместный доступ к всевозможным сервисам: коммуникационным, развлекательным, деловым. Ведь все это может использоваться и на персональном уровне, и в рамках компаний – не важно, как это называть.

Хорошо, давайте согласимся, что вскоре все пользователи будут постоянно взаимодействовать с Интернетом с помощью различных компактных устройств-ассистентов. Но ведь последние имеют сравнительно небольшие экраны, на которых найдется не так много места для рекламы, являющейся основой бизнеса Google. Нет ли здесь противоречия, или вы видите другие бизнес-модели?

И для Google, и для любой другой компании важно в первую очередь сконцентрироваться на пользователе, чтобы максимально упростить ему применение новых технологий и сервисов. Если текущая тенденция состоит в росте числа людей, желающих иметь полноценный доступ к Интернету с мобильных устройств, умещающихся в их карманах, или с чуть больших, вроде нетбуков и планшетов, то мы, безусловно, должны удовлетворять их запросы. То есть вначале все-таки следует поразмыслить о том, что предложить пользователю, а уж после – как на этом заработать. Вот только один пример: мы достаточно долго занимались поиском, пока не придумали такой способ получения прибыли, как Google AdWords. Аналогично будет развиваться ситуация и с мобильными устройствами, и мы действительно сейчас активно экспериментируем с различными способами монетизации своих услуг для них. Самый простой вариант – одна-единственная ссылка, которая располагается внизу экрана и не занимает много места. А для YouTube это может быть аналог ТВ-рекламы, демонстрируемой в начале или в середине фильма. Большие перспективы также имеет географическая привязка. Например, по запросу о ресторанах в какой-то местности вам вместо рекламы предложат онлайн-купон на скидку в соседнем заведении или приглашение на бесплатную дегустацию вина. Согласитесь, подобный ответ окажется весьма релевантным. Следовательно, реклама, как и ранее, останется основным источником доходов для интернет-компаний, таких как Google, и вообще для поставщиков мобильных услуг. Но ее формы, несомненно, будут видоизменяться и, возможно, сильно отличаться от привычных сегодня.

У Google в настоящее время много сервисов, проектов, продуктов. Можно ли ожидать на этом фоне дальнейших инноваций в сфере собственно поиска?

Безусловно. Потому что поиск – по-прежнему самый значительный продукт Google с точки зрения инвестиций. Хотелось бы подкрепить это цифрами. Каждые три месяца мы предоставляем 100 каких-то инновационных решений именно в сфере поиска. К примеру, одно из наиболее свежих и моих люби-мых – Google Goggles, сервис, позволяющий идентифицировать объект по фотографии. Представьте, какой это выход в ситуациях, когда сложно подобрать ключевые слова. Другая наша текущая разработка – голосовой поиск, у которого тоже большое будущее.

А что вы скажете о системе Wolfram Alpha, которая не просто ищет релевантную информацию, но пытается давать точные ответы на вопросы?

Я думаю, это как раз конечная цель любой поисковой системы. Многие, кстати, не знают, что нечто подобное может и Google Search. Попробуйте набрать в строке поиска сравнительно несложную формулу, и вы получите точный арифметический ответ. Аналогично мы пытаемся интерпретировать некоторые специальные обозначения вроде номеров авиарейсов или почтовых индексов, а не просто найти все случайные совпадения. Это сфера искусственного интеллекта, и мы, конечно, только в самом начале пути. Мы научились хорошо разбирать синтаксис, но с семантикой все намного сложнее. Тем не менее я верю, что и данная проблема со временем будет решена.

+46
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT