`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Марис Сперга, Lattelecom: «На украинский рынок в нашем обороте услуг и решений ЦОД приходится около трети продаж»

+33
голоса

Латвийская компания Lattelecom хорошо известна в Украине и уже не первый год работает на нашем рынке инфраструктурных и облачных решений. Мы встретились с Марисом Сперга (Māris Sperga), директором по развитию бизнеса ЦОД Lattelecom и нашу беседу начали с вопроса о стратегии компании сегодня.

Группа Lattelecom, один из крупнейших игроков на рынке Балтии в сегменте ИТ и телекоммуникаций. Холдинг сегодня объединяет четыре компании, которые обеспечивают базовые услуги связи, интернет, телевидение, сервисы передачи данных и ЦОД. Также в структуре есть компании, которые занимаются разработкой ПО, например, кастомизацией SAP.

Т.е. в составе группы компаний есть интегратор?

Да, в 2005 г. Lattelecom приобрела одного из крупнейших в Латвии ИТ-интеграторов и по сути из оператора превратилась в интегратора. Это был стратегический шаг с целью расширения бизнеса, чтобы выйти и в этот сегмент в дополнение к традиционному операторскому. И если уж говорить о стратегических направлениях для компании, то стоит упомянуть и центры обработки данных. Это направление генерирует 70% нашего оборота за рубежом, в странах, где мы активно работаем.

Включая и Украину?

Да, конечно. На украинский рынок в нашем обороте услуг и решений ЦОД приходится около трети продаж. Мы начали работать в Украине осенью 2013 г. Это направление у нас развивается уже более 15 лет назад, но пять лет назад мы собрали международную команду и вышли на зарубежные рынки. Услуги нашего датацентра включают и необходимую кастомизацию решений под задачи заказчика, например того же SAP, создание частных облаков, гибридных и пр.

И на нашем рынке вы также предлагаете спектр решений под SAP?

Как раз недавно подписали один такой контракт. У нас есть опыт не только в предоставлении сервисов ЦОД, но и в интеграции, в решении ИТ-задач. Мы не стремимся продать клиенту набор стандартных блоков, а предлагаем адаптированные под него решения. Например, одна из наиболее востребованных задач — миграция данных в облако, то за что редко берутся многие из работающих в нашем сегменте. У нас более 250 экспертов по этому направлению. В целом же в компании работает свыше 2 тыс. сотрудников, а оборот в прошлом году составил 190 млн евро. Необходимо также отметить, что 51% Lattelecom принадлежит государству Латвии, а 49% TeliaSonera. Для государства это весьма хороший актив, который ежегодно приносит в казну около 30 млн евро, не требуя от правительства ни цента. При этом государство имеет возможность выбора, кто будет предоставлять необходимые ему услуги и мы участвуем в тендерах со всеми игроками на общих основаниях. Часто конкуренты акцентируют внимание на этом, как на минусе — что часть компании принадлежит государству. Но на самом деле это плюс. Потому что в нашем случае нет такого, что государство нас субсидирует. Как раз наоборот — мы приносим дивиденды. Они не контролируют бизнес, им просто нравится что Lattelecom им принадлежим и генерирует ежегодно доход.

В Латвии есть и другие компании, которые частично принадлежат государству.

Ну, и, видимо, он принес экспертизу?

Бесспорно. Но с другой стороны многие инновационные разработки апробируются прежде в Lattelecom, а затем переносятся в другие структуры TeliaSonera. Например, эта компания сейчас строит большой дата-центр в Финляндии, в котором используется множество наших наработок.

Вы в Украине уже четыре года. Как за это время менялся тот сегмент, в котором вы работаете на нашем рынке?

Могу сказать, что мы не просто работаем, а прожили в Украине, очень непростые времена. Например, я с коллегами был в Киеве как раз 19-20 февраля 2014 г. в разгар событий. И в то время и последующие месяцы пришлось принимать решение — продолжать работать на этом рынке или уходить. Многие компании из нашего сегмента ушли, например, немецкие операторы. Но мы продолжили работать в Украине, поскольку у нас уже к тому моменту были заказчики. Нужно было выполнять контракты. Кроме того, мы чувствовали интерес к нашим решениям. Постепенно мы начали расширять нашу клиентскую базу — даже в те годы, когда было очень сложно и была полная неопределенность в дальнейшем развитии. За последние год-два ситуация стала улучшаться. Корпоративный бизнес, по нашим наблюдениям, стал расти. Мы видим, что компании начали планировать, скажем, на три года вперед, а не максимум на год, как раньше. И это очень позитивный сдвиг.

А что наиболее востребовано из ваших услуг в Украине сейчас?

Наиболее запрашиваемые по-прежнему инфраструктурные решения, виртуализация. Как и прежде перед многими компаниями стоит задача оптимизации существующих ресурсов и перенос в облако ресурсоемких задач. Самое востребованное сейчас — частное облако. Но также растет спрос на услуги, которые можно отнести к области публичных облаков. В некоторых индустриях эта тенденция наиболее отчетливо прослеживается, например, в ритейле. Вырос также спрос на представление ресурсов под какие-то тесты, когда необходимо развернуть системы на несколько месяцев под тестирование. Клиенты начали понимать, что под такие задачи нет необходимости покупать железо, а потом его несколько лет амортизировать. Достаточно взять облачный ресурс в нужном объеме и на требуемое время.

Т.е. в основном речь про IaaS, а есть ли проекты SaaS?

На самом деле сложно четкого сказать, какие сервисы подпадают под определение IaaS, а какие являются SaaS. Например, возьмем уже упомянутый ранее SAP. Это очень надежные, продуктивные, но дорогие решения — вам предлагают готовые блоки, доработка их под ваши задачи может потребовать много инвестиций. С другой стороны есть 1С, система достаточно гибкая и адаптивная под любые нужды заказчика. И клиент может взять, скажем, у нас ресурс, фактически IaaS и с нашей помощью оптимально запустить на нем решение 1С. Но по сути проект из категории SaaS, ну или точнее IaaS+Soft.

Если мы говорим о ваших заказчиках в Украине, то какова их структура сегодня, допустим по индустриям?

Среди наших клиентов сегодня, достаточно много компаний из ритейла, например, «Алло» и «Фокстрот». Есть компании из сегмента логистики, а также из агробизнеса и производства. В сельхоз секторе в последнее время очень хорошо начали считать деньги и там растет внедрение ИТ-решений, соответственно и спрос на экспертизу.

Можно ли провести общую оценку рынка облачных услуг в Украине?

Есть замеры IDC, я тут могу на них сослаться. Аналитики этой компании за прошлый год оценивали рынок облачных услуг в Украине в 17,5 млн долл и по размещению в датацентрах порядка 12,5 млн долл. По нашим субъективным оценкам цифры все же чуть больше, процентов на десять — думаю, суммарный рынок около 33 млн долл. По данным IDC в сегменте облачных услуг мы в Top5 наряду с Microsoft Azure, AWS, IBM и De Novo. Мне кажется, это весьма достойно. По мнению этой аналитической компании, рост данного рынка достигнет 40 % в этом году. По нашим оценкам, наша доля должна увеличиться с 9% до 11-12%.

А кого вы для себя рассматриваете основным конкурентом — локальных игроков или глобальных?

Сам по себе рынок очень конкурентный. Но мы, безусловно, считаем основными конкурентами украинские компании, поскольку ты никогда не сможешь быть ближе к клиенту, чем локальный игрок. Но, конечно же, есть конкуренция и со стороны большой тройки — Microsoft, Amazon, Google — у этих компаний колоссальный ресурс. И у каждого игрока есть свои преимущества и какие-то недостатки.

Согласитесь, развитие ведь происходит по спирали — есть централизация и децентрализация. И все очень быстро меняется. Кроме того, невозможно, с моей точки зрения, одному или трем операторам охватить все задачи и сделать набор услуг, который бы подходил абсолютно всем. На самом деле очень много ниш и всегда крайне сложно конкурировать с нишевым игроком, у которого высокий уровень экспертизы.

Но когда мы говорим о массовом рынке, конечно с этой тройкой конкурировать крайне сложно. Если же речь идет о каких-то интеграционных задачах, когда требуется консалтинг и наличие инженеров здесь, а не за океаном, то это уже другой вопрос. Мы же в основном смотрим на больших и средних заказчиков.

Т.е. малый бизнес вас не интересует?

Небольшому клиенту мы не сможем сделать такое ценовое предложение, которое его устроит. Кроме того, у того же Microsoft есть специальные программы для стартапов, по которым на определенный период Azure можем предоставляться, вообще, бесплатно. Они просто следят за ростом такой компании и ее интегрируют с собственными сервисами и решениями, за которые придется платить потом, когда стартап станет на ноги. Но это совершенно нормальный, такой инвестиционный, подход, который может себе позволить глобальная корпорация.

Не бывает ли ситуаций, когда заказчик просит сделать решение с интеграцией и ваших сервисов и решений, скажем Amazon или Microsoft?

Как правило, такие задачи клиент решает сам. И тут, кстати, очень важна правильная коммуникация с ним. У нас была ситуация во время недавней нашумевшей вирусной атаки, когда заказчик к нам обратился спустя неделю после того, как у него возникла проблема, пытаясь с ней справится самостоятельно. Наши специалисты помогли решить задачу буквально за несколько часов.

Почему же возникла такая ситуация?

Тут скорее ситуация психологическая. Многим по разным причинам крайне сложно отдать процессы администрирования нам, они стараются оставить по максимуму все у себя. Но зачастую это не ускоряет выполнение задачи и не повышает эффективность работы систем, скорее наоборот. По нашим наблюдениям, украинские заказчики спустя где-то два-три года, начинают более плотно с нами коммуницировать и доверять свои ИТ-процессы нашим специалистам.

Можно ли оценить долю проектов, где заказчик сам ведет администрирование и где отдает эти задачи вам непосредственно?

Если грубо оценить — 8 к 2.

А в каких странах вы сегодня работаете?

Это страны бывшего Советского Союза, но в пределах 2 тыс. км от нашего ЦОД, не дальше. Тут очень простое объяснение — на расстояниях больше, чем указанное, уже сложно гарантировать какие параметры доступа к нашим ресурсам.

Год назад вы заключили соглашение с «Укртелеком», можно ли уже подвести какие-то итоги этого взаимодействия?

Могу сказать, что уже есть совместные проекты и работы ведутся. Этот бизнес развивается, но всегда есть желание, чтобы это происходило активнее. Тут, кстати, необходимо отметить, что у нас разработана платформа, которая позволяет продавать наши сервисы не только нам самим, но и партнерам, которые могут их интегрировать со своими продуктами и продавать эти услуги под своим брендом. И у нас в Украине уже есть такие партнеры.

А много таких?

В Украине три таких компании. «Укртелеком» — крупнейшая из них.

Есть ли среди ваших заказчиков государственные структуры, планируете ли вы работать в этом сегменте?

С госструктурами мы еще не работали по сервисам ЦОД. Но мы периодически делимся опытом. Например, был эпизод, когда наше руководство специально приезжало в Киев, чтобы сделать презентацию и рассказать об опыте предоставления услуг для таможни Латвии.

А в Латвии вы достаточно много работаете с государством?

Да, конечно. Но за проекты в госсекторе в Латвии мы конкурируем, с другими игроками.

Какие бы проекты в Украине вы бы особо отметили?

Проектов у нас уже много и не обо всех я могу рассказать, в силу конфиденциальности информации. Я бы отметил проект с одной очень большой ритейловой компанией, у которой была задача обновить инфраструктуру. Было несколько вариантов — среди них создание собственного ЦОД, перенос в Германию, США и Латвию. В результате они решили часть инфраструктуры передать Lattelecom. А спустя два года всю свою инфраструктуру включая Active Directory они перенесли на наш ресурс. В результате по их словам это позволило сэкономить 20%. Плюс к этому они разгрузили ИТ-персонал, который не занимается теперь мониторингом, поддержкой и апгрейдом железа. Т.е. они перешли на полный аутсорсинг по контракту с SLA. И нужно отметить, что в этом проекте мы не только взяли на себя поддержку всей инфраструктуры, но и еще ряд сервисов — например отражение DDoS-атак. Поскольку мы являемся телеком-оператором, мы обладаем серьезным ресурсом, например, ширина наших каналов связи достигает 300 Гб/с.

А те каналы которые вы имеете на Украину, достаточны ли они?

Вполне достаточны. Когда идет миграция данных очень важный вопрос ширина каналов. И мы можем обеспечить до 2 каналов по 10 Гб/с. При этом задержка сигнала от Киева до Риги составляет 21,5 мс по каналу, который идет через Беларусь, и 28 мс через Польшу. Это, конечно, у нас появилось не сразу. Сначала канал был через Франкфурт и там была задержка 40 мс. Но два года назад появилась возможность передачи через Варшаву, а потом через Минск. И это, кстати, нам дает серьезное преимущество при сравнении с немецкими и голландскими операторами ЦОД. Кроме того в июле мы получили сертификацию второго уровня PCI DSS, что крайне важно для клиентов из финансового сектора. Чтобы пройти сертификацию нам потребовалось 5 месяцев, было подготовлено 46 различных документов, над которыми работало 25 человек. В Латвии мы уже получили благодаря этому несколько серьезных банков и даже один британский банк, в контексте Brexit, сейчас в стадии переговоров с нами.

А что еще вы могли бы выделить из ваших преимуществ?

Еще очень важный момент наша ориентированность на обеспечение должного уровня безопасности. Сервисы борьбы с DDoS-атаками я уже упоминал. Также тесты на уязвимость инфраструктуры, penetration-тесты.

Это видимо, особо актуально стало в контексте эпидемий Wannacry и Petya?

На самом деле мы давно уделяем этой теме особое внимание. Скажем, полтора года назад, я даже на своих выступлениях в рамках различных конференций в Украине, старался заострить внимание собравшихся на вопросах emergency-процедур, классификации данных и пр. И это тогда воспринималось хоть и с интересом, но не как первостепенное. Я спросил тогда у аудитории, а это было около 150 человек, у кого есть четкие планы по emergency-процедурам, и насчитал 12-13 поднятых рук. У многих бэкапы делались спустя рукава, без шифрования и пр. Но думаю, последние события изменили это восприятие и подходы.

Т.е. вопрос во многом упирается в конкретного человека, в данном случае ИТ-директора?

По-большому счету, да. Даже если у вас идеальная инфраструктура, но не выстроены политики и процедуры, надежность может быть очень низкой. И это задача ИТ-директора. А в ситуации с эпидемией Petya у нас были зачастую просто курьезные ситуации. Например, один клиент нас попросил полностью вырубить всю инфраструктуру и такой режим длился четыре дня. При том, что мы ему говорили, что есть другие механизмы обеспечения безопасности. Но тут вопрос насколько ИТ-директор понимает специфику бизнеса и может реально оценить потери от простоя в несколько дней.

Каковы ваши планы в отношении Украины?

Тут я, возможно, повторюсь. Но еще раз подчеркну, мы работали, продолжаем работать и будем работать на украинском рынке. Усиливаем свое присутствие, расширяем каналы связи, добавляем в наш портфель новые продукты. ЦОДы это в определенном смысле фабрики XXI века. Если раньше работали заводы и оперировали сырьем, то сейчас мы оперируем битами и для многих бизнесов в этом и есть основная стоимость. И ЦОДы, как и фабрики должны постоянно модернизироваться и ты не можешь стоять на месте.

+33
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT