`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

IT поддержка либерализации энергетического рынка, smart grid, IoT, версия SAP

+55
голосов

Отраслевые конференции SAP – мероприятия не совсем для широкой публики (или совсем не для неё). Банально, но таково правило. Очередная конференция, организованная, как обычно, на очень высоком (даже без учёта специфики сложного времени) уровне, объединившая IT-специалистов и представителей бизнеса энергетического сектора нашей страны, исключением из этого правила не стала. Пожалуй, самое интересное (и в чём-то даже необычное) в цепочке таких отраслевых конференций (прошедшая 10 сентября – не первая, на которой мне довелось быть, посему закономерности я могу заметить) – участие в них в основном представителей активных реальных пользователей систем SAP.

Придётся сделать странный комплимент организатору и, особенно, участникам таких конференций - для непрофильного специалиста этот нюанс превращает кулуарное общение, в том числе и полностью неформальное, в отдельное довольно специфическое и непростое мероприятие. Потому что собравшиеся в любой обстановке говорят о своём, на своём языке, и буквально за несколько минут любая попытка увести разговор в сторону от основной тематики мероприятия автоматически завершается фиаско. И это после интенсивных семи-восьми часов докладов и выступлений. Если мне (со всем опытом) удавалось где-то встречать настоящую «лояльную аудиторию», то такая степень увлечённости (а не вовлеченности) удивляет. И подтверждает лучше любых проспектов и рекламных буклетов – всё, о чём говорили, реально работает, этим живут и предприятия, и люди. Обычно такая «мелкая» деталь остаётся вне внимания, я бы не решился посвятить ей целый абзац, если бы не убедился участием в нескольких разных отраслевых конференциях SAP – это закономерность. Особенно забавно это выглядит для тех, кто ещё помнит яростные дебаты где-то 10-летней давности, когда было модно приводить страшные статистики провальных проектов. Было бы очень нечестно не вспомнить эти дела давно минувших дней, битву за восходящий по hype-кривой в экстремум перегретый рынок ERP. Hype давно сошёл на нет, в сухом остатке осталось то, что реально и успешно работает, в том числе и в нашей стране.

IT поддержка либерализации энергетического рынка, smart grid, IoT, версия SAP

Окрытие конфренции, вступительная речь управляющего директора SAP в странах СНГ Максима Матяша

Итак, реверансы закончились (крайне редко себе их позволяю), перейдём к делу. Умышленно отбрасываю почти всё специфическое (в конце концов, мы не журнал «Энергетик»), хотя именно оно составляло 90%+ докладов и выступлений. Я даже смело собрался писать репортаж «прямо из зала», но именно из-за пресыщенности спецификой своевременно остановился, дослушал всех до завершения конференции, попробовал хорошо обдумать услышанное (кое-что пришлось уточнять в личном общении с людьми «из энергетики»), и теперь попытаюсь сформировать нечто цельное, вероятнее всего неинтересное профильным специалистам, но именно то, что оказалось интересным мне.

Конференция для меня, как человека далёкого от энергетики, открыла несколько странных латентных фактов, полностью выходящих за пределы знаний «чистого IT-специалиста». Во-первых, «либерализацию и реформирование отрасли». Увы, оказывается, энергетическая отрасль (как и, подозреваю, многие другие), до сих пор «живёт и работает», грубо говоря, по унаследованным от «гиперкорпорации СССР» («социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия», В.И.Ленин, «Грозящая катастрофа и как с ней бороться») правилам. То есть, если попробовать жёстко ответить на простой вопрос «что же радикально изменилось за 24+ года?» (я задавал этот вопрос работающим в энергетике людям и оценил их мастерство тонкого ухода от жёстких формулировок), то ничего другого, кроме «передела монополизма» не получается. «На пальцах» объяснить это можно предельно просто – если важнейшим фактором, влиящим на потребление энергии, является погода (я это не придумал, это говорили в выступлениях специалисты, которым нет никаких оснований не верить), то ситуация при резком неожиданном похолодании может вызвать элементарную потребность где-то внезапно очень быстро найти и направить потребителям несколько сотен мегаватт. Но где? Купить энергию за границей, например, при существующем положении вещей нереально. Распределить её – тоже. Учесть этот форс-мажорный расход, пересчитать его стоимость по соответствующим тарифам – тоже. Но ещё интереснее тот факт, что либерализация энергосистемы, позволяющая гибко реагировать на такие внезапные и быстрые, спотовые, запросы (и одновременно лучше учитывать условия долговременных сделок, например) оказывается, процесс далеко не специфический для пост-советских стран. Из-за масштабов энергосистем и большой доли государственного участия в их создании, европейский процесс либерализации начался тоже не так давно, в 1986 году (третий «пакет либерализации» ЕС датируется 2011м годом, и во многих странах ЕС программа либерализации энергосистем до сих пор «is clearly in jeopardy», «под угрозой»), об этом на конференции рассказывал Фридрих Шварцлэндер. В основе единства механизмов европейской либерализации энергетического сектора – предложения и документы, выработанные форумом обмена бизнес информацией в энергетике ebIX. Несмотря на довольно мягкое и «необязательное форумное» название, ebIX – серьёзная организация с семью странами-основателями (одновременно представляющими список мощных экономик ЕС) и семью же странами-наблюдателями, с национальными группами и множеством подпроектов. При этом Евросоюз не является исключением из общемировых правил. Так, в Японии, например, стране далёкой от технологической отсталости, мощным стимулятором либерализации энергосистемы стала недавняя трагедия АЭС Фукисимы.

IT поддержка либерализации энергетического рынка, smart grid, IoT, версия SAP

Фридрих Шварцлендер: "Уроки европейской либерализации энергетического рынка показывают ключевую роль качества всех необходимых для управления энергосетями данных и сравнительную дешевизну трансформаций методом "большого взрыва" по сравнению с медленным эволюционным процессом"

Либерализация означает отдаление владельцев генерирующих и распределяющих компаний от конечного потребителя для усиления конкуренции, а это вызывает увеличение количества игроков на энергорынке с одновременной локализацией их задач и областей ответственности. Для IT-подразделений энергокомпаний всё это означает очевидное и столь же важное резкое увеличение числа IT-подсистем, их «степени связности» и обрабатываемых ими объёмов данных. Либерализация порождает необходимые, но на первый взгляд, из-за необычности, особенно странные пост-советскому человеку компании, у которых IT-составляющая (подразделения) становится основным «производственным инструментом» (например, компании, обслуживающие беспроводные сети и потоки данных «умных счётчиков»). В SAP этот нюанс уже учли, и максимально адаптировали соответствующие технологические платформы под, например, локальные законодательные нормы (в том числе, и под нашу, украинскую). Резкое увеличение потенциальной пользовательской базы (в энергетическом секторе – увеличение числа компаний) означает для SAP и повышение требований к простоте повседневной рабочей эксплуатации программных систем. Реакция на это требование очевидна – упрощение пользовательских интерфейсов, унификация их на технологической платформе web 2.0 (HTML5, JavaScript) с поддержкой практически всех современных мобильных терминалов. И, наконец, объёмы данных и требования реальных систем к скорости исполнения даже не запросов, а, например, задач оперативной аналитики, жизненно необходимых для функционирования по-настоящему больших систем, к которым относятся и энергетические. Это «конёк» SAP, особенно оцененный реальными пользователями. SAP HANA, in memory СУБД и платформа приложений – поиск ответа на растущие требования к даже не скорости обработки (это косвенный показатель), а к минимальному времени отклика расчётно-аналитической подсистемы. Постараюсь не использовать термина «реальное время» в этом контексте просто потому, что неспециалисту опасно даже пытаться оценивать «реальность времени» в каждой нужной задаче из широчайшего спектра возможных аналитических, поэтому повторю слова маркетинга SAP – в идеале HANA должна обеспечивать «нулевое время реакции», это сверхзадача. «Нулевое время», конечно, маркетинговый термин, но показатели производительности HANA точно соответствуют требованиям реальности (просто потому, что это подтверждается опытом эксплуатации и инсталляционной базой). И, хоть мы говорим вообще не о HANA, трудно удержаться от небольшого архитектурного экскурса к истокам этой системы. Они сами по себе интересны и многое объясняют в такой масштабной разработке. Потому рекомендую заинтересовавшимся прочесть не очень большую статью о p*TIME (масштабируемой транзакционной системе реального времени), обратить внимание на реляционную СУБД Adabas D (другое название – MaxDB), узнать что-то о поисковой машине TREX, – всё это «долгоиграющие» проекты, интегральным наследием которых (с добавлением интеллектуальной собственности компаний Sybase и Business Objects, а также фундаментальных академических исследований Колледжа Программных Систем Хассо Платтнера при Университете Потсдама) и стала SAP HANA.

Либерализация энергетической отрасли – это и глобальная трансформация генерирующих энергию мощностей. В качестве иллюстрации можно привести Германию, в которой в 2014 году каждый 55й гражданин уже являлся поставщиком энергии в единую энергетическую систему, и 26,2% электроэнергии были выработаны за счёт обновляемых источников (солнечные батареи, ветрогенераторы, переработка биомассы, в этом году вклад от обновляемых источников оценивается более 30%). Из стратегических планов в Германии не делают тайны – целью является 80% энергии от возобновляемых источников к 2050 году. Такое количество «микрогенераторов» (это же не только учёт и тарификация, ещё и управление сетью и оптимизация нагрузок) требуют от IT-подсистем энергетических компаний колоссальных ресурсов, поэтому людей «из энергетики» ничуть не удивляют, например, объёмы оперативной памяти, оцениваемые сотнями терабайтов и даже петабайтами (для наглядности – попробуйте представить себе оперативное управление в реальном времени и планирование в сети с сотней тысяч бытовых потребителей, часть из которых – сами генераторы «излишков» энергии, и в которой есть специальный тариф для ночных пользователей мощных устройств вроде стиральных машин).

Оборотная сторона либерализации энергоотрасли, как ни странно, является фрагментом совсем другого IT ландшафта, где сейчас буквально уходят в небо пики очередного hype. Речь идёт об IoT, конечно. Но, в отличие от мечущихся в исканиях «куда бы IoT пристроить» молодых и креативных компаний, в SAP (как и во многих крупных корпорациях, работающих с реальными индустриями) видят абстрактный «интернет вещей» очень конкретно. И, если следовать логике, очень правильно (когда-то я уже писал о таком видении IoT совершенно независимо от версии SAP). В SAP не собираются «ломать» M2M системы уровня цеха и предприятия (operational technology, OT). И не собираются радикально изменять устоявшиеся IT-инфраструктуры. Вместо «революционных перемен» SAP предлагает заполнить тире в двойной аббревиатуре IT-OT смыслом. А именно, - аналитическими механизмами HANA, благо, возможности платформы позволяют «вписать» её фактически в любые IT и OT окружения. Смысл такого «дополняюще-прослоечно-аналитического» IoT описан в неисчислимых работах, посвящённых Industry 4.0. Первое и самое главное в нём – превращение мониторинга состояния узлов и агрегатов в источник данных для проактивного обслуживания. Более простым языком – «обвешанные» датчиками (те самые sensors networks, о которых столько шума в IoT-мире) какие-то механизмы формируют непрерывные потоки данных о своей работе, аналитическими методами из этих потоков формируется косвенная информация о состоянии узлов, усталости материалов etc. Если добавить к этой аналитике нормативные базы (а они есть в любой индустрии), можно реформировать систему технического обслуживания из работающей «форс-мажорно, по факту выхода из строя» в работающую методически для предотвращения выхода из строя. Такая реформа интересна не только (и даже не столько) эксплуатационным подразделениям компаний, сколько высокоуровневому финансовому управлению, именно потому что превращает непредсказуемые хаотические расходы в предсказуемый поддающийся планированию механизм. Второй очевидной в энергетике областью применения такой модели являются, опять же, сети «умных сенсоров», которыми вполне можно назвать счётчики электрической энергии (конечно, тоже «умные», а не индукционно-механические). Здесь аналитические механизмы HANA за счёт высокой производительности in memory СУБД позволяют создавать всевозможные сервисы для конечных потребителей энергии (из которых в традиционных пост-советских энергосистемах доступна разве что печать рекламы на бланках счетов за «потреблённое электричество»).

Пожалуй, осталось немного сказать о двух нефундаментальных, но важных или даже концептуальных особенностях предлагаемого SAP подхода к информационной поддержке решения задач управления и планирования. Первое – «портфельная модель» как фактически механизм трансляции стратегий предприятия в наборы взаимосвязанных проектов, «портфели» (очевидно, что для работоспособности такого механизма нужны соответствующие масштабы, это далеко не «для всех»), второе – поддержка оценки проектов, а также их моделирования и прогнозирования на основе моделей (её наличие логически обоснованно – никто не будет создавать мощные высокопроизводительные in memory СУБД для чего-то другого). Это заслуживающие отдельного обстоятельного обсуждения темы, слишком обширные для такой обзорной статьи, они упомянуты даже не из-за соответствующих выступлений на конференции, а для иллюстрации спектра задач, которые решаются с помощью систем SAP в том числе и в энергетике.
+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

Спасибо за хорошую статью.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT