`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Ханс Швадерер, беседа больше об «энергии общества» и синергетике, чем об энергетике

+77
голосов

Длинное название должности Ханса Швадерера (Hannes Schwaderer), «Директор энергетического и промышленного сектора Intel в регионе EMEA», не требует пояснений её отдалённости от сугубо «потребительской» или «программистской» тематики. Тем интереснее было побеседовать с таким человеком, что мне удалось благодаря содействию Intel Ukraine и компании ERC. Получилось не совсем интервью, скорее, беседа, что оправдано именно спецификой должности Ханса Швадерера и характером аудитории нашего издания (энергетика — не совсем «наш профиль»). Из-за этого позволю себе нарушить традиционный стиль «вопрос — ответ» и воспроизвести эту беседу в обычной повествовательной форме.

Ханс Швадерер, беседа больше об «энергии общества» и синергетике, чем об энергетике

Ханс Швадерер, директор энергетического и промышленного сектора Intel в регионе EMEA

Так как скучные вопросы, чаще всего, порождают неинтересные ответы, мы начали беседу с откровенно (мне пришлось открыто в этом признаться, предупредив собеседника) провокационной темы, но полностью соответствующей должности Ханса Швадерера. С короткого воспоминания о легендарном микроконтроллере i8051 (до сих пор не ушедшей с рынка архитектуре, уникально для Intel «оторвавшейся» от своего создателя). И, конечно, с очевидного в контексте модной и соответствующей реальным потребностям энергетического сектора, IoT. Вернётся ли Intel в микроконтроллерный бизнес, который создала этой легендарной архитектурой, и какое именно слово собирается сказать в аппаратном сегменте IoT-сектора? Разговор получился продолжительным и обширным. Господин Швадерер рассказал о принципиальной для Intel политике быстрого обновления фабов со сроком окупаемости всего два года (мне пришлось даже переспросить для уточнения), и о вытекающих из неё сложностях при производстве сверхдешёвых микросхем с очень маленькой площадью кристалла (именно такими и являются микроконтроллеры и встраиваемые процессоры для IoT). Даже несмотря на эти объективные сложности, в Intel понимают важность сверхмалых завершённых вычислителей, даже ориентированных больше на потребности креативных сообществ и энтузиастов, чем на широкое промышленное применение. Совсем «свежий» пример — интересная и во многом неожиданная для масштабов и специфики Intel «платформа на модуле» Intel Curie, о которой в популярных изданиях больше писали в связке с Arduino (одноплатный вычислитель на основе 8-битового микроконтроллера с минимально необходимыми дополнительными аппаратными средствами), чем как о самостоятельном изделии (и очень зря, это, по-своему, уникальная разработка с аппаратным акселератором сопоставлений с образцом, pattern matching, и подсистемой улучшения данных от сенсоров, sensor fusion, с собственным цифровым сигнальным процессором). Такой «парадокс» — одновременную интенсивную эксплуатацию огромных фабов с очень быстрым (по масштабам капиталовложений) ROI и успешным производством сверхмалых дешёвых вычислительных модулей Ханс Швадерер пояснил просто: Intel была и остаётся не только корпорацией «замкнутого цикла», объединяющей разработку и производство, но и крупным fabless-заказчиком, просто «большого шума» из этого факта никто не делает. Кроме того, производственные возможности фабов с новыми технологическими нормами требуют увеличения их загрузки, и фактор необходимой диверсификации никто не отменял.

Но wearables и потребительский IoT в целом (Intel Curie — в какой-то мере «отголосок» приобретения Intel в марте 2014 года компании Basis, производителя «умных» часов), а также система образования, энтузиасты и малые производственные формы — только шестерёнка в огромной ориентированной на нужды «больших индустрий» машине Intel. В том числе, и для работы в этой области была приобретена компания Altera, расширяющая спектр продукции Intel синтезируемыми ядрами вычислителей, позволяющими недорого разрабатывать и производить мало- и среднесерийные «системы на чипе». Этот факт остался почти вне внимания «широкой IT публики», но с приобретением Altera в спектре Intel появились и мощные цифровые сигнальные процессоры и, что ничуть не неожиданно, целый спектр процессорных архитектур ARM (например, Cortex M1). Такое уточнение буквально «выплыло» из разговора, при обсуждении судьбы StrongARM, процессора, во многом предопределившего судьбу «носимого компьютинга» и хорошо известного опытным гаджетоманам. Так что расширяющаяся «вселенная Intel» до сих пор охватывает не только архитектуру x86, в которой корпорация уже усовершенствовала де-факто стандарт до уровня энергопотребления, соответствующего требованиям современных носимых вычислителей.

Об IoT получился не менее продолжительный разговор, несмотря на то, что г-н Швадерер очень лаконично охарактеризовал стратегию Intel в этой области как «сквозную и единую поддержку security (умышленно оставляю термин без перевода) на всех уровнях реализации IoT-систем». Такая стратегия подразумевает не просто достаточную, а даже избыточную производительность вычислителей на всех уровнях реализации. И, естественно, подразумевает мощную аппаратную поддержку security. Если проследить эволюцию отношения к IoT в Intel, можно заметить произошедшее всего за год расширение спектра интересов, подкреплённое резким и подтверждённым ростом показателей энергоэффективности основной продукции корпорации. Буквально год назад речь шла о датацентрах, сборе, хранении и обработке больших данных, big data, неотъемлемых в масштабных IoT-системах. Теперь же Intel смело претендует и на самые низкие уровни IoT систем, включая оконечные устройства (те же модули Сurie, продукция Altera и низкопотребляющие Atom) и пограничные межсетевые шлюзы. Всё это подкрепляется и цепочкой приобретений, в ней видны очень характерные «тематические» компании, в списке которых первую позицию занимает «радиочастотное» подразделение немецкой Infineon. Стабильно лидирующая в нише Wi-Fi контроллеров Intel за счёт этого приобретения расширила диапазон «connectivity решений» (невозможно перевести лаконично) до однокристального модема-платформы для глобальных сетей GPRS/EDGE, 3G и LTE, над которым активно работают более тысячи человек в мюнхенском центре разработки Intel. Кроме того, «пакет connectivity» корпорации совсем недавно пополнился и специализирующейся на CDMA модемах и baseband процессорах Via Telecom. Безусловно, продукты, ставшие результатом этих приобретений, будут активно продвигаться на потребительские рынки, но в Intel не оставят без внимания и промышленных заказчиков. Если уже сегодня на страницах корпоративного портала отчётливо видна «не совсем та, привычная» корпорация Intel, например, в разделе маршрутизаторов для IoT систем (где уже нужно отдельное руководство для выбора из существующего спектра), то с расширением возможностей connectivity и с усилением участия Intel в определяющих развитие разных индустрий консорциумах (например, HyperCat) промышленное IoT-подразделение будет набирать мощь.

Во время разговора об IoT стратегии корпорации мы не раз возвращались к «микроконтроллерной» тематике, даже не потому, что она относится к органичной и самой большой (в численном выражении) составляющей IoT. Просто открывались разные интересные и малозаметные факты. Например, требующая «немикроконтроллерных» мощностей и параметров стратегия сквозного и всеуровневого обеспечения безопасности — не такая простая задача даже не столько технически, сколько с учётом сильного традиционализма промышленных заказчиках. Так, на убеждение некоторых из крупнейших автомобильных производителей перейти от микроконтроллерных систем инфотеймента на более классические микропроцессорные, Intel, по словам г-на Швадерера, понадобилось более десяти лет. На этом историческом фоне тем более интересна судьба «процессора-невидимки» Quark. О нём немного и недолго поговорили, и быстрое движение Intel в сторону встраиваемых компьютерных модулей оставило Quark вне внимания. Между тем, на основе Quark X1020 лидирующими в embedded-мире компаниями уже серийно производятся десятки моделей завершённых промышленных встраиваемых необслуживаемых компьютеров для сложных условий эксплуатации. А число моделей встраиваемых компьютеров на основе Intel Atom в индустриальном исполнении (это касается, в первую очередь, диапазона рабочих температур) вообще трудно сосчитать. Резкое расширение значимости и влияния Intel в промышленном секторе, поддержанное одновременно энергоэффективными высокопроизводительными процессорами (системами на чипе) новых семейств и одним стратегическим приобретением, не заметить невозможно. Стратегическое приобретение — конечно же, компания Wind River, один из самых стабильных и проверенных поставщиков системного встраиваемого ПО.

Естественно, в беседе мы не могли обойти стороной и стратегию развития ОС VxWorks и Wind River System. Первое, что буквально бросилось в глаза в рассказе г-на Швадерера — отношение внутри огромной Intel к маленькой (меньше двух тысяч человек, это масштаб подразделения корпорации) Wind River. Несмотря на давнее приобретение (прошло уже почти шесть лет), в корпоративной культуре Intel живо огромное уважение к профессионализму и мастерству всего коллектива Wind River. Мне доводилось не раз беседовать с менеджерами высокого уровня разных компаний, чтобы понять даже тонкое проявление настоящего «внутрикорпоративного уважения к поглощениям», но в Intel обходятся без тонкостей, Wind River — это предмет гордости. И область стратегических интересов. Так что легендарные операционные системы будут гарантированно и стабильно развиваться и дальше (успех и признание индустрией Titanium Server, например, это подтверждает), но вот мой дерзкий и сложный вопрос об изменении и «либерализации» хотя бы тактики лицензирования продуктов Wind River для расширения области доступности систем не то, чтобы оказался без ответа, скорее ответ оказался скептичным. В Intel полностью удовлетворены status quo — VxWorks и весь спектр продуктов Wind River формирует «пограничный слой» IoT и является основой Intel IoT Platform, а на этих уровнях работают мощные крупные компании, малочувствительные к стоимости лицензий. Для неисчислимых вычислителей низкого уровня в Intel (и, вероятнее всего, в той же Wind River) разрабатываются новые малые ОС реального времени с фундаментально открытыми исходными текстами и нулевыми стоимостями лицензий и роялти. Одна из таких систем специально создаётся для Intel Curie (но большего о ней пока не известно).

Тема перспектив либерализации лицензирования системного ПО была затронута мной не случайно и подводила к обсуждению перспектив поддержки Intel наших разработчиков, независимо от их масштабов. Речь шла именно о компаниях, создающих завершённые, конечные продукты для разных промышленных секторов и сельского хозяйства. Такие компании у нас есть, и очень жаль, что возможность подобных уникальных бесед с профильными менеджерами такого уровня для них фактически закрыта. Понятно, что именно в это время тема для беседы, мягко говоря, не лучшая, но второй возможности поговорить о таком не представляется возможным. Как бы там ни было, простая и очевидная мысль о заинтересованности наших разработчиков в доступных встраиваемых модулях Intel была донесена правильному адресату. Принципиальная позиция Intel — заинтересованность в разработчиках всех уровней и на всех рынках, поэтому можно и даже следует надеяться на локальную доступность тех же Intel Curie не только для ВУЗов, программа поддержки которых в Intel является приоритетной и подтверждена «первой 50-тысячной полной» одноплатных компьютеров Galileo. Активная работа по поддержке креативных сообществ уже ведётся, свидетельством чему является недавний национальный этап конкурса ISEF: Intel-Техно Украина и поддержка отечественного движения мейкеров.

+77
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT