`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Егор Анчишкин, Kabanchi.com: «Наша специализация - технологии простого и быстрого построения витрины интернет-магазина»

+55
голосов

Сегодня у нас в гостях Егор Анчишкин, один из основателей компании Viewdle, который сегодня развивает новый стартап Kabanchi.com, специализирующийся на создании систем упрощающих продажу продовольственных продуктов через веб. Нашу беседу мы начали с вопроса в чем особенность этого проекта.

Интервью с основателем Kabanchi.com

Мы не интернет-магазин, в классическом понимании этого термина. Мы сами ничего не продаем, работаем не с дистрибьюторами продовольствия, а с супермаркетами, предлагая им систему упрощающую создание их интернет-витрины для продаж. Мы пытаемся предложить решение, которое бы упростило покупку. Зачастую людей раздражает не только время необходимое на сбор необходимых продуктов, но и очереди у касс. У нас есть самовывоз, срочная доставка, плановая доставка.

Сколько человек работает сегодня над проектом?

Пятеро штатно и плюс несколько фрилансеров.

Уже есть внедрения?

Сейчас в бета-версии наша платформа работает для «Фуршета» и «Магеллана».

А «Фуршета» разве не было собственного интернет-магазина?

Он есть и достаточно давно уже работает. Но если вы загляните на их сайт, то увидите просто выложенный общий каталог продуктов. Без фотографий, без возможности поиска, с достаточно скудным, а иногда и не очень понятным обычному пользователю описанием товара. Но, тем не менее, у Фуршета есть команда, и есть клиенты. Честно говоря, у покупателей до недавнего времени выбора особо не было, поэтому они пользуются тем, что есть. Мы же им предложили привести все в такой вид, который бы максимально упростил пользователю покупку. Образно говоря, мы берем у ритейлеров их внутреннюю базу и превращаем ее в форму понятную покупателям. Даем развернутые описания продуктов, фотографии. Кроме того, обеспечиваем алгоритмизацию действий сборщика заказа.

Основные жалобы, как раз на сборку заказа - не те продукты и пр.?

В таких сервисах, когда собирается набор заказанных продуктов, основных жалоб (если исключить собственно качество продукта) - две. Это непредсказуемые замены (ошибки) - ну например, вы хотели купить пресное тесто, а вам поставили соленое (упаковки выглядят абсолютно одинаково). И второе – это опоздание заказа к назначенному времени. Одна из наших задач – обеспечить и решение этих проблем.

Интервью с основателем Kabanchi.comА как решаются вопросы, связанные с тем, что вы создаете системы для конкурирующих структур, ведь вам приходится достаточно глубоко вникать в их процессы?

Мы не занимаемся продажей продуктов, и нас не интересуют ноу-хау и процессы, завязанные на это. Наша задача - обеспечить магазин технологиями, которые бы позволили максимально просто и быстро построить витрину интернет-магазина.

Ну а если заказчик высказывает какие-то улучшения, подбрасывает идеи, которые вы внедряете, они ведь могут быть реализованы у конкурентов?..

Ну, во-первых, идеи как раз идут в основном от нас. Для ритейлеров, онлайн это абсолютное новое поле, и пока конкурентной борьбы там очень мало. Для начала, им просто нужен работающий механизм продаж и все. Во-вторых, безусловно, многое строится на доверии, как в любом другом бизнесе внедрений. Вы же не спрашиваете как внедренцы CRM-систем или, скажем, банки поставляющие технологию работы с платежами пластиком работают с конкурирующими структурами.

Со стороны складывается впечатление, что компании занимающиеся розницей продуктов, недооценивают стремительно растущую роль веб-ресурсов. Так ли это?

На самом деле интернет-продажи в этом секторе не могут дать серьезного прироста продаж на данный момент. Но поверьте, в этом сегменте все может очень быстро измениться, и прагматичные люди, там работающие, захотят быть первыми и оказаться в большем выигрыше. Кроме этого есть владельцы сетей, которые умеют смотреть в будущее.

А что на Западе в этом направлении происходит?

Там безусловный лидер Tesco.

Что-то пока не было слышно, что они собираются выходить на наш рынок?

Наш рынок для них непростой. И прежде всего из-за вопросов, связанных с землей. А большие игроки очень не любят входить в уже существующие помещения. У них вывод магазинов стоит на потоке. Есть типовые модели, все продумано до последнего провода. Поэтому выход большой сети на новый рынок, это прежде всего вопрос земельного участка. Что там говорить, если у «Ашана», скажем в Китае, тысяча магазинов. И такой уровень масштабируемости достигается только конвейерным подходом, а не допиливанием решения каждый раз под местные условия.

Мы немного отклонились от основной темы нашего разговора? Ваш проект называется Kabanchi.com, при этом сама компания именуется GVMashines?

Это сокращение от Giant Visual Mashines. Мы изначально делаем акцент на визуальных технологиях, на, так называемом, computer vision. И видим в этом большой потенциал. Эти технологии пока не очень активно используются. Вот недавно например, был большой прорыв, американская розничная сеть Kellogg внедрила автоматическую систему для self-check-out. Вы кладете товар в некую «трубу», в которой он распознается и вносится в ваш чек.

Интервью с основателем Kabanchi.comИдет считывание штрих-кода?

Да. Но штрих-код это не единственная возможность. Вы ведь коробку с товаром можете просто распознать и таким образом идентифицировать сам товар. И нынешнее развитие технологий это уже позволяет делать.

Т.е. штрих-код со временем уйдет со сцены?

Вряд ли так уж быстро. Какое-то время он еще просуществует. Но это технология, которой уже больше 50 лет. Для меня больший вопрос, найдут ли свое место под солнцем QR-коды. Скорее всего, им места в массовом сегменте не найдется, и мы от штрих-кодов сразу перейдем к полному визуальному распознаванию продуктов.

Есть ведь еще RFID?

Эту технологию весьма активно развивает WalMart. Но там тоже не все так радужно и очевидно с перспективами. Но если говорить про автоматизацию процесса покупки, то своеобразный апофеоз вы обнаружите на складе британской компании Ocado – по сути это огромный супермаркет, но без торгового зала в его обычном понимании. И последнее, что им осталось автоматизировать – это брать товар с полки механически (пока там используются работники, сортирующие товар). А вот с этим уже большие проблемы, пока без человека на этом этапе не обойтись.

Но ведь есть уже роботы, которые яичницу жарят, воду в стакан наливают?

Технологии есть, но должно стать финансово оправдано их использование в таких проектах, о которых мы говорим.

Задача вашего проекта пока не в этой области?

Пока нет. На данный момент мы решаем более прозаические задачи, связанные с идентификацией товара, определяем его форму, вес, консистенцию. И это важно не только для того, чтобы представить полную информацию пользователю. Эти детали необходимы, чтобы правильно упаковать заказ – что поставить сверху, что снизу и пр.

Т.е. ваша задача максимум – свести к минимуму действия упаковщика?

По большому счету, да. Везде, где в процессе есть люди, задачи плохо масштабируются и высока вероятность возникновения ошибок.

Когда ваш проект стартовал?

Чуть больше года - 1-го января 2010. Альфа-версия системы для «Магеллана» была запущена уже в августе. Но все притирается очень непросто, продукты питания тяжелый товар.

Итак, вы приводите в правильный вид информацию о товаре?

Есть два принципиальных направления обработки информации в нашем проекте. Первое – работа с описаниями продукта. Второе – его фотографирование.

По первому пункту в ритейле есть определенная специфика, полвека вырабатывались подходы - описание продукта нужно сделать, как можно компактнее, чтобы оно уместилось в чек и ценник. Теперь нам эту информацию нужно развернуть.

По второму пункту. У нас есть сканер собственной разработки, который позволяет снимать продукты во всех ракурсах и проводить весь процесс «на потоке» с минимумом ручных операций. Причем, фотографии делаются в высоком разрешении так, чтобы вы могли прочитать все надписи на этикетке, посмотреть состав продукта и пр.

Все это необходимо, чтобы пользователь получил максимально полную картину о товаре. Интересный факт, по данным последних исследований в США, 47% покупок совершенных в обычном магазине были сделаны после изучения продукта онлайн. И объяснение простое – покупатель идет за необходимой информацией в веб. Причем речь идет не всегда о том, что человек именно покупает в онлайне. Он может быть и готов идти в ближайший магазин, но перед этим хотел бы зайти на его сайт и посмотреть, есть ли там необходимый ему товар.

Интервью с основателем Kabanchi.comЧто подтолкнуло вас заняться именно направлением продаж продовольственных продуктов через Интернет?

Очевидно, что продажи, как и информирование покупателя о товарах перекочевывают в Интернет. Идея проекта состоит в том, чтобы упростить этот процесс, как я уже отмечал ранее. Пусть мы сейчас специализируемся на нише, которая не самая хитовая, но если присмотреться – это, ведь, самая массовая категория товаров.

Может быть магазины не заинтересованы в активном выходе в интернет по той причине, что сейчас, как известно, все внутри магазина построено так, чтобы по пути к кассе заставить человека совершить, как можно больше покупок, даже не осознанно?

Возможно. Но стоит учитывать, что сейчас основной контингент у продовольственных магазинов, даже очень крупных, это те, кто живет по соседству. Когда приезжающих в магазин станет больше, ситуация изменится. Тогда начнут активнее использовать все инструменты, в том числе и интернет витрины для привлечения дополнительных покупателей.

На рынке вы больше известны, как основатель Viewdle, корни вашего нынешнего проекта идут из него?

В некотором смысле. Те же идеи visual machines, но в другом аспекте применения.

А как начинался Viewdle? Понимаю, что вы эту историю уже рассказывали не раз, но думаю, нашим читателям будет интересно узнать подробности.

Я работал в компании «Техинвест» до 2006 г, и за несколько лет встретился с огромным количеством людей, просмотрел кучу предложений, но сделал лишь одну сделку. Это был стартап APowerCap, разрабатывающий технологию суперконденсаторов. Мне предложили в другом выходившим на наш рынок инвестфонде должность директора. Но я от этого предложения отказался, пытаясь объяснить приглашавшим меня, что о нормальной работе западного инвестфонда здесь пока не может быть и речи…

И вы по-прежнему придерживаетесь этой точки зрения?

Да. Ситуация, возможно, с тех пор изменилась чуть к лучшему, но не радикально. И по-прежнему, мало людей, которые говорят «Мы инвестируем в Украину». Вы можете встретить много эмиссаров из Лондона, из Москвы, которые мониторят наш рынок, но не более того. Как только появится какой-то проект, глобального значения, его сразу же сметут, и местные инвесторы просто не смогут конкурировать с западными, да и российскими. Но это отдельная тема…

После «Техинвеста»…

После работы в «Техинвесте», у меня возникла идея, которую решено было воплотить с партнерами самостоятельно. В то время как раз «выстрелил» YouTube, стало понятно, что количество видеоконтента уже начало стремительно расти, и в нем нужно будет как-то разбираться. Одним словом я написал бизнес-план под этот проект, стал сооснователем и техническим директором компании Viewdle.

Интервью с основателем Kabanchi.comА что стало технологической базой?

Еще со времен учебы в университете я был знаком с профессором Михаилом Ивановичем Шлезингером, который работал в Институте Кибернетики. И я знал, что разработки, которые ведутся его группой, находятся на весьма высоком уровне. Мы отталкивались от того, что есть большие объемы видео. Количество тегов, информации описывающей видеоролик, уменьшается. И любая технология автоматизирующая описание видео должна быть востребованной - распознавание голоса, лиц, текста, кадров, копирайтов.

Но это же, наверняка, не только вам приходило в голову. Разработчики YouTube также видимо вели и ведут исследования в этой области?..

Безусловно. В 2006 г. Google купил компанию Neven Vision и ее основатель Хартмут Невен, один из крупнейших специалистов в области computer vision, продолжает работать в поисковом гиганте. Он, кстати, возглавляет сейчас исследовательскую часть в проекте Google Goggles. Мы не раз встречались с Невеном и делали доклады (Google TechTalk) в подразделении, где он работает…

Т.е. Google присматривался к Viewdle?

No comments.

Как я понимаю, Viewdle создавался с нуля?

Фактически да. Один из патентов мы купили. Но активно развивали и дорабатывали алгоритмы.

А как формировался костяк команды? На основе специалистов Инкиба?

Оттуда мы взяли четырех человек. Потом еще дополнительно наняли около двадцати. Провели очень много собеседований. И как мне кажется, создали весьма талантливую команду.

А сколько было основателей у Viewdle?

Я знаю троих (смеется). Сейчас уже много разных версий на этот счет ходит. Но могу авторитетно вам заявить, что тех, кто рисковал чем-то и развивал компанию с самого начала, даже до того, как появились какие-то инвестиции, таких было трое.

Кто это кроме вас?

Юрий Фрайман - это человек рискнувший деньгами. И Барри Шиффман (Barry Schiffman), он очень долго работал с нами, не получая за это никакой зарплаты и вложил очень многое в компанию.
Конечно, прилагавшиеся усилия и жертвы, принесенные другими менеджерами на пути Viewdle, были огромны, но если говорить о том кто был в самом начале в 2006-ом, то этих троих я перечислил.

Потом начались процессы, которые требовали значительно больше усилий от вас?

Скорее, начались процессы, необходимые для того, чтобы вывести компанию на другой уровень. Несмотря на то, что Viewdle называет себя стартапом, внутри это уже очень правильно организованная компания, по общепринятым корпоративным правилам. Сейчас там только инженеров, работающих над продуктом около 50 человек.

Вы входите в штат компании Viewdle?

С начала 2010 я отошел от выполнения операционных задач. Хотя некоторое взаимодействие с компанией как Fellow мы ведем.

Но Viewdle скорее исключение из общего ряда украинских стартапов, которым удалось добиться чего-то?

Это, возможно, исключительная, но не единственная история. Есть еще Влад Воскресенский, со-основавший InvisibleCRM. Хотя у них корни, по-моему, все же российские. Так что не исключаю, что Viewdle действительно, единственная компания, имеющая основателей из Украины с историей большого развития.

А чем это можно объяснить?

Многое в нашей жизни объясняется стечением обстоятельств… Но тут ведь тоже, нужно смотреть на успех Viewdle не только с той точки зрения, что стартап смог пройти несколько кругов финансирования. Ведь успех оценивается не полученными деньгами от инвесторов, а совершенно конкретными показателями – миллионами пользователей, прибылью или, скажем, тем, что компания куплена за большие деньги конкурентом.

Если говорить о России и Украине, у наших соседей вероятность появления интересных стартапов выше, но, тем не менее, Viewdle возник в нашей стране?

Там действительно вероятность появления компаний с интересными идеями значительно выше. И дело не только в том, что на российском рынке больше денег, он просто масштабнее. Соответственно выше вероятность того, что какой-то проект выстрелит. Но все равно это флуктуация, и тут предсказать что-то крайне сложно.

А возможно ли стимулировали возникновение подобных флуктуаций, каким-то пусть и искусственным образом?

В любом случае система должна быть большой, должно быть много пользователей, много стартапов, много денег на их развитие и пр. Если вы создадите условия, чтобы возникли сотни стартапов с глобальными идеями, то, конечно же, спустя какое-то время есть шансы, что у одного или двух случится значительных успех. Но никто не может предугадать, как это нужно сделать.

GVM ориентируется на глобальный рынок?

Да. Мы конечно не можем масштабировать наши отношения с супермаркетами, это все же некий локальный опыт. Но общие подходы, которые мы разрабатываем, могут быть перенесены и на другие рынки. Вообще, простая масштабируемость – это основная задача любого глобального бизнеса.

А в чем основные проблемы развития Kabanchi.com, с которыми приходится сейчас сталкиваться?

Мы находимся на начальной фазе развития, поэтому проблем много. Но основная, пожалуй, больше в человеческом факторе. Массовый пользователь пока еще только пробует новые возможности, которые предлагает веб в направлении покупки продовольственных товаров. Но тут ситуация, думаю, будет меняться на глазах. Есть проблемы и во взаимодействии с розничными сетями, на уровне восприятия новых идей. Скажем, со стороны многих владельцев и топ-менеджмента сетей мы находим полное понимание, им интересно развитие новых перспективных сервисов. Сотрудники, которые занимаются сборкой заказов, также весьма позитивно реагируют, поскольку за каждого клиента они получают бонус. А вот менеджмент среднего уровня воспринимает фактически в штыки все, причем не всегда понятно почему…

И все же можно говорить о том, что проект Kabanchi.com пошел?

Можно говорить о том, что проект стартовал, и это уже для нас очень многое. Но нам предстоит еще многое сделать, чтобы нащупать ту самую масштабируемость, о которой я говорил. Но позитив уже есть, посмотрим, как все будет развиваться.

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT