`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

CIO — Career Is Over?

+22
голоса

Сегодня новые информационные технологии поступают в компании и организации сплошным потоком — social media, mobile technology, big data, analytics, reporting, infrastructure, storage и т.д., и т.п. В связи с этим возникает серьезный вопрос — каким образом более старые, «традиционные» фирмы смогут конкурировать в мире цифровых технологий с молодыми, более гибкими и подвижными компаниями, которые изначально создаются на основе современных IT-представлений? Ожидается, что решать эту проблему должен Chief Digital Officer (CDO), новая «большая вещь» 2013 г.

Сколько раз уже твердилось о преимущественно бизнес-роли CIO, которые призваны чуть ли не определять стратегическую линию компании! И тем не менее, до сих пор они гораздо увереннее чувствуют себя внутри своего IT-мира, чем среди руководителей бизнеса в совете директоров. Согласно вашингтонской CommCore Consulting Group, современный CDO не должен иметь жесткой должностной инструкции. Видимо, самое близкое к смыслу CDO определение — «директор по цифровым методам ведения бизнеса». Для краткости, в отличие от «IT-директора» (CIO) будем далее называть его «цифровым директором».

CDO — ступенькой выше?

Многие фирмы говорят, что планируют нанять CDO и, согласно прогнозам, к концу 2014 г. они будут работать уже в четверти компаний. Но сейчас, по итогам 2013 г. цифровой директор все еще остается относительной редкостью. Их количество во всем мире — около 500, хотя это большой скачок по сравнению с прошлым годом, когда их насчитывалось не более 75.

Тем не менее, более 40% вновь назначенных CDO до сих пор фактически выполняют маркетинговые функции и/или другие роли, связанные с IT. При этом менее 40% из них являются стратегическими советниками первого руководителя или совета директоров. Еще одно наблюдение — 20% CIO уже начали брать на себя расширенные функции вместо привлечения CDO.

В целом создается впечатление, что многие CIO не прочь занять более стратегическое и вместе с тем менее опасное с точки зрения аварийности место цифрового директора. Заместители CIO вполне способны занять их место. Это представляется неплохим ходом, если учесть разницу между падающей значимостью и высокими амбициями CIO в условиях вполне налаженного ими технически и тактически использования IT-ресурсов предприятия.

CIO — Career Is Over?

Рис. 1. Кто сегодня отвечает за «цифровой бизнес» (Apigee Institute)

Стройная теория Gartner

Пока большинство CDO терпит неудачу на первом году своей работы, а многие сотрудники компаний не понимают до конца, чем они занимаются. А один из комментаторов довольно метко назвал саму конструкцию C*O «инфляцией названия».

Тем временем в Gartner уже придумали три дополнительные различающиеся роли, которые более точно определяют направления работы современного цифрового руководителя (digital chief) в быстро меняющемся техническом мире. Общеизвестно, что до недавнего времени единственным цифровым лидером в большинстве фирм были CIO — роль, которая развилась, когда главный вклад IT в успех бизнеса прочили ERP-системам. К настоящему времени обозначились незаполненные промежутки в IT, требующие дополнительного руководства, и это в течение ближайших 18 месяцев приведет к созданию следующих «подролей» CDO:

  • советника по цифровой стратегии (Digital Strategy Adviser, DSA);

  • руководителя по цифровым рынкам (Digital Market Leaders, DML);

  • руководителя подразделения цифрового бизнеса (Digital Business Unit Leaders (DBUL).

По своему воздействию эти три должности призваны охватить известные с доцифровой эпохи BackOffice, FrontOffice и HeadOffice. Напомним, что:

  • BackOffice составляет все, что относится к управлению внутренними процессами, включая IT-системы, управляющие финансами, кадрами, производством, цепочками поставок и некоторые другие.

  • FrontOffice составляет все, что относится к работе с клиентами, включая всю цепь маркетинга — от анализа рынка до создания продуктов, маркетинговой кампании и действий, направленных на удержание клиентов.

  • HeadOffice составляет все, что относится к стратегии предприятия, включая решения по входу на рынок и уходу с него, бизнес-аналитику и достижение конкурентного преимущества.

С наступлением цифровой эпохи Gartner полагает, что эта, много лет используемая терминология более не точна, и предлагает следующие описания трех новых должностей цифровых лидеров. 

  • DSA, советник по цифровой стратегии, должен помогать СЕО и совету директоров отвечать на вопрос «Как мы будем выживать и процветать в мире все более цифровых технологий»? Этот руководитель может также «управлять работой команды в соответствии со своим цифровым видением».

  • DML, знаток цифровых рынков, должен гарантировать, что выстроенная в компании маркетинговая стратегия и ее выполнение столь же хороши, как построенная IT-среда, и охватывает все необходимые рынки и каналы. DML также несет ответственность за удержание рынка и клиентов и должен иметь базовый маркетинговый опыт.
  • DBUL, руководитель подразделения цифрового бизнеса, является своеобразным «CEO of online/digital business units» и сосредотачивается исключительно на онлайновых и других цифровых каналах, цифровых продуктах и сервисах. Собственно, это — расширение привычных обязанностей CIO.

Некоторым сюрпризом стало то, что Gartner не видит последнюю роль особенно длительной и дает ей для существования от пяти до десяти лет. Точный срок, по мнению аналитиков компании, «будет зависеть от того, как быстро ваш бизнес внедрит цифровые технологии в свою ДНК». Необходимо добавить, что описанные три роли не равны по своему значению: каждая организация нуждается в DSA и DML, но не каждой потребуется DBUL.

Между тем европейские прогнозы гораздо сдержаннее и пессимистичнее американских. Ник Хит (Nick Heath) из TechRepublic UK, ссылаясь на ту же Gartner, пишет, что в течение трех ближайших лет трения и пересекающиеся обязанности CIO и CDO приведут в конце концов к тому, что будет создана единая должность, вобравшая в себя обе роли. Внутренние технологические операции и некоторые аспекты технологических инноваций, скорее всего, останутся за CTO (Chief Technology Officer, главным инженером). Битвы между CIO и CDO будут происходить в основном по поводу того, как именно следует обращаться с цифровой информацией.

Однако в ряде организаций перемена может быть к лучшему, главным образом из-за растущего негативного восприятия CIO как устаревшей роли прошлого. Довольно возможно, добавляет Gartner, что новое интегрированное название будет звучать как «руководитель цифровой информационной службы» — (Chief Digital Information Officer, CDIO).

Возможно, лучшие CDIO придут из областей безопасности, управления рисками, соответствия регулятивному законодательству или с должности руководителя юридического отдела. Один из аналитиков отметил: «если бы мне было под 45, то я скорее думал бы о новых ролях, чем о том, как остаться CIO. Так что, возможно, как мы и отметили в названии этой статьи, CIO уже обозначает «Career Is Over».

Forrester: где и зачем нужен CDO

Итак — насколько CDO «временщик»? Некоторые аналитики, наблюдающие за ходом digital transformation, вообще подвергают сомнению необходимость наличия в компании CDO, даже временно. Forrester посвятила проблеме отчет от 31 октября сего года с красноречивым названием «CDO: причуда или будущее?».

В конечном счете, аналитики Forrester пришли к выводу, что да, организации нуждаются в «цифровых чемпионах», но вовсе не обязательно в форме CDO. За спорами о названии должности и вменяемых ей обязанностях теряется изначальный смысл ее введения. Forrester, если и не всеобъемлюще, то довольно понятно определяет задачу CDO как «разрушение стен между традиционными бизнес- и IT-командами».

Более того, позиция CDO все более и более становится кратчайшим путем к месту президента компании. Только в 2013 г. не менее семи CDO стали ими, а еще четыре вошли в совет директоров.

Несколько неожиданно, что наиболее активно нанимают CDO высшие учебные заведения. Они уже есть в Columbia University, Harvard University, MIT, и многие ищут их. До 10% правительственных организаций США собираются назначить CDO в 2014 г. Даже Нью-Йоркский Metropolitan Museum of Art нашел потребность в CDO.

Однако при ближайшем рассмотрении становится понятным, почему им это интересно в большей степени, чем, например, промышленным предприятиям. Согласно Forrester, построение «цифрового бизнеса» может положительно сказаться в следующих четырех областях.

  1. Увеличение «цифровых» доходов: разработка новых продуктов (например, в издательствах — больше цифровых книг и меньше бумажных), введение мобильных приложений или альянсы с организациями, накапливающими и хранящими данные.

  2. Уменьшение затрат за счет цифрового распространения цифровых продуктов. Например музыки, фильмов, игр и т.д. для сокращения стоимости доставки.

  3. Улучшение обслуживания клиентов. При использовании онлайн инструментов и услуг (например, Twitter), виртуальных сервисов для потребителей и т.д., у компаний может быть непосредственная связь с клиентом в режиме 24×7, что было почти невозможно до введения social media.

  4. Повышение коэффициента возврата инвестиций (ROI) за счет использования Cloud Computing, мобильности, аналитики и social media.

Таким образом, ожидается, что CDO наилучшим образом проявит себя в бизнесе, не связанном с производством.

Три ключа и семь задач

В 2013 г. обсуждение роли Chief Digital Officer (CDO) являлось довольно горячей темой. Определенный итог этой перепалке подвел недавний небольшой отчет Apigee Institute, который привлекает руководителей компаний из списка Global 2000, аналитиков из учебных заведений и сторонних экспертов для исследований в области перспектив развития бизнеса.

В этом отчете впервые на базе проведенного по всем правилам исследования идентифицированы семь навыков, которые должен иметь CDO — на основании опроса более 300 руководителей в фирмах с годовым доходом не менее 500 млн долл. Девиз отчета — «Каждый бизнес должны стать цифровым». Apigee утверждает, что три ключевых задачи, которые при этом нужно решить — организовать возможно более тесный контакт с клиентами, ускорить инновации и вникнуть в аналитику.

Но кто этим должен заниматься персонально? Предполагается, что компания назначит или привлечет нового руководителя, который будет способен:

  • вдохновлять и мобилизовывать всю компанию для необходимого перехода к «цифровому бизнесу»;

  • развивать и проповедовать заповеди цифрового преобразования (digital transformation);

  • получать как можно больше данных для предприятия из всех возможных источников и экспериментировать с ними;

  • тесно сотрудничать с инноваторами и экспертами;

  • управлять цифровыми преобразованиями, которые охватывают все отделы и процессы компании;

  • уметь говорить с различными специалистами на их языке;

  • бороться прежде всего за ощутимые материальные цели.

Брайан Киршнер (Bryan Kirschner), глава Apigee Institute, сказал в интервью CMSWire.com, что компании, которые понимают и уже используют термин «digital transformation», более подготовлены к переходу. Остальные могут привычно думать, что они нуждаются только в технической модернизации или совершенствовании качества обслуживания клиентов, как это было долгие годы до этого. Чтобы достигнуть цифрового преобразования, — сказал Киршнер, — «кто-то один должен быть ответственным за изменения в поведении компании, действуя как катализатор».

Apigee также разделяет мнение Gartner о временности CDO, что совершенно не характерно для руководителей С-уровня: «как только компания достигнет желаемого цифрового состояния в каждом аспекте своей деятельности, роль CDO, возможно потеряет свою значимость, поскольку выполнила свою миссию и достигла поставленной цели». Переход может занять десять лет, или три года, после чего эта должность может быть упразднена.

Заметим, что это, в общем, не новый подход. Он практикуется с тех времен, когда, например, для становления новых предприятий привлекались иностранные специалисты, работавшие определенное время по контракту. А раз так, то CDO принципиально отличается от CIO, который может прочно обосноваться в компании на долгие годы.

Верно и то, что для многих компаний цифровые преобразования — новая головная боль. Главные аргументы — усталость от постоянных инноваций и неясный смысл очередных кардинальных изменений. Но именно в этом (возможно, слишком образно) и видится теоретикам основной смысл введения CDO: зажечь факел и повести за собой людей, на этот раз — не к цифровому предприятию, а к цифровому бизнесу.

+22
голоса

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT