`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Чему я научился в бизнес-школе

Статья опубликована в №31 (599) от 21 августа

+55
голосов

Отечественные массмедиа всегда с удовольствием и явной гордостью сообщают о достижениях молодых граждан Украины в различных областях человеческой деятельности. Не исключение и информационные технологии, где наши соотечественники вполне достойно выглядят на фоне представителей других стран. А вот о том, каким трудом даются победы, обычно умалчивается, считается, что это не слишком интересно – описывать десять лет ежедневных упражнений. Очень просто и спокойно о своем пути и достижениях рассказывает автор данной статьи, представитель той категории людей, которых принято называть «self-made» – сделавших себя сами.

What did you learn in school today,
Dear little boy of mine?
Pete Seager

Начать, наверное, следует с того, что взгляды на IT-специальности у американцев и иностранных студентов отличаются довольно сильно.

Чтобы сегодня стать в США IT-специалистом, требуется определенное фундаментальное образование – техническое, математическое или физическое. В то же время денежное вознаграждение, выплачиваемое в области IT, несоизмеримо с зарплатой в банковской сфере или консалтинге. IT-специалисты получают примерно в полтора раза меньше: выпускник технического вуза на своем первом месте – 40–45 тыс. долл. в год, а финансового – 60–65 тыс. долл.

Кроме того, чтобы IT-сотрудник действительно стал специалистом, ему, кроме фундаментального образования, нужен еще примерно год практической работы. Финансисту же или «консалтеру», как правило, нет. То есть молодые люди имеют разные возможности уже в начале своей карьеры.

Существует интересная статистика – количество людей, получающих образование в области спортивного менеджмента, в США больше, чем тех, кто специализируется в технических науках (речь идет об американцах). В целом современные американцы не стремятся не только в IT, но и вообще в технические вузы. Поэтому на магистерских и докторских программах этих учебных заведений очень много выходцев из Китая, Индии и Восточной Европы.

Предпосылки

После окончания обычной киевской школы я учился в МФТИ, затем поехал на докторскую программу в США, в технический институт штата Нью-Джерси. Среди будущих докторов было 30–40% ребят из Китая, столько же индусов, остальные – представители Восточной Европы и американцы.

Могу сказать, что уровень технического образования, полученный мной, существенно отличался от американского. В МФТИ был большой конкурс, очень сильные профессора, и знания, которые мы получили, были достаточно фундаментальными. В то же время в США далеко не каждый университет может нанять и удержать, к примеру, двадцать хороших профессоров по техническим специальностям. К сожалению, сейчас уровень обучения на территории бывшего СССР падает, и со временем, наверное, его можно будет сравнивать с американским.

Конечно, в вузе США мне было интересно. Тогда у меня произошел первый перелом в сознании – тебя там никто не контролирует. И тяжело было именно в этом отношении – делай что хочешь, только вовремя сдавай домашнее задание – например, через неделю в 9 утра. А как ты проводишь время – твое личное дело. Потом, через полтора года учебы, определяют, оставлять человека на докторской программе или нет.

Я заметил также, что там намного больше людей умеют излагать свои мысли, презентовать то, что они сделали, общаться, работать в группах и т. д. В США, если человек не может объяснить свою мысль, это значит, что он не знает предмета, о котором говорит. И это – очень жестко соблюдаемое правило.

Еще нужно было понять, что никакие отношения с кем-бы то ни было никак тебе не помогут. Все решает объективная оценка, которая формируется на основе домашних работ, промежуточных и итогового экзаменов. Правила игры известны. Единственное, что требуется – это работать.

После получения докторской степени я пошел работать инженером. Но по характеру мне интереснее общаться с людьми, думать и говорить скорее о бизнес-направлении, чем о каких-то технических проблемах и задачах.

В конце концов из инженерного отдела я перешел в бизнес-службу компании и уже здесь примерно через год понял, что без специального образования вопросами бизнеса заниматься тяжело. В результате я взял кредит и снова пошел учиться – в бизнес-школу Массачусетского технологического института (MIT).

Описание

Эта школа является одним из подразделений MIT и предлагает три программы. Есть небольшой бакалаврат и крупная магистратура, рассчитанная на 360 человек в год (куда я и поступил). Длительность обучения в ней – два года, соответственно студентов MBA на магистерской программе где-то около 700. Третья программа – так называемая Executive MBA, где в течение двух семестров обучается примерно 100 человек. Там учатся люди постарше – те, кому уже далеко за 30.

Средний возраст при поступлении по школе в целом – 28 лет, мне как раз было столько же. Общая стратегия направлена на уменьшение этого возраста, но для американцев учиться в 30 лет – вполне нормальное явление. Фактически они учатся всю жизнь. Независимо от того, куда человек приходит работать, он всегда учится и готов к этому. Для них этот процесс очень естественный. Мне, впрочем, тоже нравится учиться.

Поскольку в бизнес-школе MIT очень много представителей инженерных и технических специальностей, упор делается на так называемые soft skills. Здесь учат себя презентовать, вести бизнес и т. д. Основные курсы – финансы, экономика, основы бухгалтерского учета и т. п.

В прошлом году бизнес-школа MIT была самой дорогой в США (правда, разница межу стоимостью курса МВА в различных школах не слишком велика) – 41 тыс. долл. за первый год и 42 тыс. – за второй. Я выбрал ее прежде всего по принципу «кому что нравится» – кем человек хочет быть. У каждой бизнес-школы в США есть собственный стиль и фокус. Например, из Гарвардской школы выпускники уходят главным образом в банковское дело, консалтинг и правительство. Из MIT – в бизнес высоких технологий, технический консалтинг и предпринимательство. В Станфордской бизнес-школе преподавание фокусируется на предпринимательстве. Но в целом у меня особого выбора не было. Я технический специалист, значит – в MIT.

Поступление

Учеников в американские бизнес-школы не набирают по принципу «заплатил – и учись». Есть конкурс, а он в бизнес-школе MIT один из самых высоких в США – когда я поступал, он был где-то девять человек на место. Собственно, оплата не имеет большого значения – как правило, берется кредит на 15–20 лет. Стоимость обучения растет быстро – примерно на 5% в год, но это никого не пугает, наоборот, конкурсы с каждым годом увеличиваются.

Поступить довольно тяжело, но труднее всего – толком объяснить, зачем ты это делаешь. Формальные экзамены – TOEFL и GMAT: английский язык и общая логика, аналитические способности. Фактически эти два теста нужны для того, чтобы оценить общий уровень абитуриента. Кроме того, требуется еще написать пять сочинений о том, чем вы хотите заниматься после бизнес-школы. Сегодня я считаю, что это отличная возможность самому разобраться, что же ты намерен делать в будущем.

Все сочинения разные, например «Что я хочу сделать в ближайшие пять лет». В Гарварде предлагалась тема «Если бы у меня была возможность переместиться на один день в истории, куда бы я хотел попасть». Это делается для того, чтобы определить, каковы у человека планы, оценить глобальность его мышления. Объем сочинения – всего полторы страницы, но его написание занимает месяца три-четыре.

Абитуриенты бизнес-школы – люди совершенно разные. Кто-то созревает к этому годам к 30. Некоторые поступают сразу после окончания института, и весь их профессиональный и жизненный опыт – три месяца работы в какой-нибудь компании. Но главной чертой характера тех, кто прошел через сито отборочного конкурса, является очень высокая целеустремленность. Они готовы к конкурентной борьбе и согласны много работать, чтобы стать успешными.

Учиться делу настоящим образом

Чему я научился в бизнес-школе
Андрей Титов: «Формальные экзамены в бизнес-школу сдать несложно. А вот подготовка сочинений объемом всего полторы страницы о том, зачем тебе нужна бизнес-школа, может занять месяца три-четыре»

В последнее время в отечественной околокомпьютерной среде наконец-то получила признание идея о том, что простым «программером» или «админом» быть уже немодно, да и не очень выгодно. В результате все сразу захотели стать начальниками отделов и в перспективе, возможно, CIO, который решает в своей компании не только технологические, но и бизнес-вопросы. Как-то вдруг оказалось, что шансы на получение такой работы, по идее, может повысить наличие степени в области делового администрирования МВА, и обсуждение этого вопроса вызывает бурный всплеск эмоций как на различных мероприятиях, так и в интернет-сообществе.

Поэтому мы были рады, когда довольно неожиданно представилась возможность встретиться с нашим соотечественником Андреем Титовым, буквально на днях окончившим одну из ведущих американских бизнес-школ. Он подробно рассказал о том, что она собой представляет, на что направлена, каким образом там проводится обучение и на что может рассчитывать ее выпускник. На основании данной беседы и подготовлена эта статья, которая, на наш взгляд, будет полезна тем, кто серьезно относится к своей будущей карьере.

Обучение

Конечно, разница между научной работой, которую я вел в Нью-Джерси, и бизнес-школой очень велика. Докторская программа – это узконаправленная область науки, где требуются максимально глубокие знания. А бизнес-школа дает широкие знания по всем бизнес-направлениям.

Обычно в учебный день проводится три-четыре пары, в пятницу бывает одна-две, но чаще всего это выходной. Занятия начинаются в 10 утра и с перерывом длятся примерно до 16 часов.

Огромное значение в бизнес-школе имеет общение с другими студентами. Я бы сказал, что 80% всех полученных в этот период знаний я почерпнул именно от них. Не от профессоров, не от топ-менеджеров различных компаний, которые приезжали в наш кампус, а от других студентов. Они пришли из сферы финансов, из банков, из консалтинга и фактически рассказали мне, как выглядит там работа «изнутри».

Какие курсы проходить в бизнес-школе и можно ли их выбирать самостоятельно, зависит от того, где именно учишься. В MIT в первом семестре на выбор предоставляется только один курс: либо маркетинг, либо финансы. Мы изучали также бухгалтерский учет, экономику, коммуникации, презентационные и организационные качества, управление персоналом и предприятием. А со второго по четвертый семестры уже можно выбирать курсы по своему усмотрению. Например, один из курсов я брал вообще в недалеко расположенной Гарвардской бизнес-школе. Кстати, у них нельзя выбирать курсы весь первый год, программа очень жесткая.

Важный момент – распределение учебного времени. 30–40% занимает сама учеба, еще 30% – поиск места будущей работы, как бы подготовка к ней (это требует понимания, чем различаются компании, чем – разные сектора экономики). Остальное – extracurricula activities, время, специально предназначенное для общения с другими студентами, участия в группах, развития в себе качеств лидера и менеджера.

Я думаю, на первый семестр пришлась где-то половина всей образовательной нагрузки, затем главный упор был сделан на том, чтобы студенты сами разобрались, чего хотят в жизни.

Например, в начале второго семестра, после бесед со многими людьми, я решил, что, наверное, стоило бы попробовать себя в консалтинге. Поэтому и готовился к интервью в консалтинговых компаниях, а летом поработал в одной из них в Москве. Однако в результате осознал, что это не совсем то, чего я хочу. Мне потребовалось еще какое-то время, и в конце концов я решил ориентироваться на компании технологического направления.

Можно сказать, что если первый семестр – это база студента, то дальнейший перечень курсов будет зависеть от выбранной им специализации. Так, если выбирается стратегическое управление, то будут курсы по стратегии, общему пониманию рынка, тому, как все это работает. У меня получилось что-то среднее между стратегией и технологией. Я полагал, что знание технологии вместе с пониманием стратегии пригодятся мне в равной степени и старался изучить соответствующие курсы по максимуму.

Обычно каждый курс читается дважды, иногда – трижды в неделю. Еженедельно задаются домашние задания. Окончательная оценка выводится на основании результатов экзаменов – итогового и в середине семестра, а также домашних заданий и проектов. Примерно треть оценки дает участие в дискуссиях в классе, т. е. надо поднять руку и высказать свою точку зрения по обсуждаемому вопросу.

Проекты – это ситуации, которые нужно рассмотреть. Например, оценить маркетинговую политику определенной компании. Это практическая работа, которой выпускнику придется заниматься и на своем рабочем месте.

Существуют также совместные дискуссии в группах. Можно работать и индивидуально, но целесообразнее создать группу из трех-четырех человек. Так, в последнем семестре у меня было шесть курсов, шесть групп, в каждой из них мы встречались где-то раз в неделю, обсуждали проблемы, проекты, домашние задания.

Наверное, трудно поверить в то, что студенты вот так добровольно собираются и серьезно обсуждают учебные вопросы. Конечно, мы говорили и на другие темы. Но, по крайней мере, как коммуникативный прием для того, чтобы научиться работать в команде, этот подход очень хорош. Раньше я сильно недооценивал его. Сейчас считаю, что развитие таких качеств – одно из моих наибольших достижений в бизнес-школе.

Да и в целом, несмотря на то, что я уже довольно зрелый человек, мой характер после двух лет обучения изменился весьма существенно. Нас учили излагать мысли в бизнесе, и меня это очень впечатлило. Сначала должна быть главная идея, затем – три основных поддерживающих ее факта. Каждый ответ не должен занимать более 30 секунд, поскольку это время, в течение которого у слушающего не притупляется внимание.

Тридцати секунд должно быть достаточно, чтобы высказать основную идею и подкрепить ее аргументами. Такой подход структурирует мышление и речь. В бизнес-школе через два года все излагают свои мысли практически одинаково – быстро, четко и эффективно. Это способствует общению и принятию решений.

Теперь я всегда задумываюсь над тем, что является самым главным в том, что я делаю в данный момент. И я всегда знаю, для чего это делаю и какие шаги нужно осуществить, чтобы этого достичь. При необходимости я могу разбить задачу еще на один-два подуровня. Всему этому меня научила бизнес-школа.

Кстати, выпускные экзамены в бизнес-школе не предусмотрены. Лет пятнадцать назад нужно было писать что-то вроде дипломной работы, но сейчас этого нет. Просто за два года обучения человеку нужно пройти определенное количество курсов. По их совокупности и выдается диплом.

На работу

Бизнес-школа MIT – номер один в технологическом секторе, соответственно, все технологические компании приезжают в наш кампус и набирают здесь людей. Они проводят приемы, обеды, презентации, рассказывают о себе, берут интервью и приглашают на работу. Последние несколько лет – очень хорошее время для выпускников бизнес-школ. Наверное, ни у кого из моих сокурсников проблем с поисками работы не было.

У всех выпускников лучших американских бизнес-школ зарплата оказывается примерно одинаковой. Причем она постоянно повышается, и можно ожидать компенсационного пакета на уровне примерно в 150 тыс. долл. в год (разумеется, с учетом различных бонусов, предоставления пакетов акций и т. д.).

Конечно же, первый шаг для трудоустройства должен был сделать я сам. Я видел запросные списки Apple, Microsoft, Cisco, других технологических компаний. В каждую из них я отослал резюме, и практически все пригласили меня на первый раунд собеседования. Но с самого начала я отдавал предпочтение Cisco. Мне хотелось поработать в большой компании, понять, как она функционирует. Да и ее расположение в Кремниевой Долине сыграло свою роль.

Всего из 20 разосланных резюме я получил 17 приглашений и около десятка компаний затем пригласили меня на второй раунд интервью. В основном, я думаю, это зависело от того, смог ли я убедить их, что хочу у них работать. Например, в Siemens в Нью-Йорке я работать не хотел, так как прожил там шесть лет. Поэтому при разговоре с ними огонька в глазах у меня, наверное, не было. А это видно сразу. И наоборот, в разговорах с компаниями, которые впоследствии пригласили меня на второй раунд, я приложил немалые усилия. Мне пришлось проделать большую домашнюю работу, чтобы понять, чем занимается компания, на какую позицию меня берут, чего хотят они и чего хочу я.

Если в первом раунде у меня было одно общее интервью, то во втором – пять, в основном с менеджерами, с которыми я буду сотрудничать в дальнейшем. В первом раунде проводится общая оценка соискателя: подходит ли он хотя бы по минимальным требованиям, имеет ли аналогичный опыт, хочет ли работать в данной компании. Обычно на это требуется около получаса, но у меня в Cisco первое интервью продолжалось часа два. Его проводил специалист, занимающий такую же должность, на которую претендовал и я. А во втором раунде мне пришлось быть на пяти часовых интервью подряд, одно из них было проведено в режиме видеоконференции.

Возможно, кто-то сочтет, что с докторской степенью и дипломом МВА пройти все это несложно. Но дело в другом. Каждый из выпускников бизнес-школы может впечатлить собеседника. Но главный вопрос заключается в том, чтобы определить, насколько соискатель подходит данной компании как специалист, и насколько приемлема для него корпоративная культура, которая в разных компаниях довольно сильно отличается.

В результате меня приняли менеджером по продуктам в офис Cisco в Сан-Хосе. Я продолжаю оставаться гражданином Украины, и это не мешает мне трудиться в американской компании, поскольку Cisco обеспечила мне рабочую визу Н1-В.

Казалось бы, теперь, после периода учебы и поисков работы, можно спокойно жить дальше. Но в Америке никогда ничего не заканчивается. Человек всегда находится в развитии, и совершенно нельзя предсказать, где он окажется через два-три года. Дело не в том, что люди не уверены в будущем – для них могут открыться новые возможности, а американцы всегда это чувствуют и стремятся максимально их использовать. Я, например, не думаю, что всю жизнь проживу в Калифорнии.

Решайте сами

Если бы мне пришлось сейчас вернуться во времени к моменту окончания МФТИ, я наверное, повторил бы все, что сделал после. Для меня один из самых главных принципов – заниматься тем, что нравится. Когда я поступал в МФТИ, было очень тяжело. Но мне было интересно. То же самое и на докторской программе в США, на первой работе, в бизнес-школе – в первую очередь интересно.

Вместе с тем пожить в другой стране, получить там образование мне представляется очень важным опытом. Даже в том, чтобы понять, что местные люди мыслят по-другому, как именно и почему так происходит.

Конечно, для того чтобы попасть в бизнес-школу в США, все-таки требуется определенный опыт работы. Где его получить, не важно, главное, чтобы человек развивал в себе бизнес-качества. Сейчас и в Украине работает немало хороших компаний. Есть крупные технологические фирмы, опыт работы в которых – уже сам по себе определенный показатель того, что человек может и умеет.

А ехать или не ехать – решать нужно самому. Есть бизнес-школы в Европе. Можно поехать на мастерскую программу в США, можно – на докторскую. Но человек должен хорошо представлять себе, каковы его возможности и чего он хочет добиться в жизни.

Курс МВА – не массовое обучение. У каждого из сотен учеников бизнес-школы, в конечном итоге, свой путь и свои цели. Бизнес-школа – это фактически инструмент, или, точнее, ресурс, который человек может использовать для их достижения.

Интересно, что в будущем у выпускников программ МВА цели сходятся и становятся едва ли не одинаковыми. Независимо от того, что человеку доведется делать после бизнес-школы, скорее всего, он станет развиваться профессионально, стремиться вверх по должностной лестнице, у него будет больше ответственности и больше возможностей. Иными словами, у того, кто осилил бизнес-школу, путь один – наверх.

К сожалению, очень мало граждан Украины едут учиться в США. В Украине огромное количество способных ребят, которые потянут бизнес-школу. Видимо, просто имеет место нехватка знаний о возможности обучения. В американскую бизнес-школу поступить вполне реально, реально быть там успешным, и если потом вернуться в Украину, то оторвут с руками и ногами. Шанс есть у каждого.

Комментарий редакции

В статьях данной Темы недели студенты отечественных вузов и их недавние выпускники, безусловно, нашли немало нелестных слов в свой адрес, и хотелось бы, чтобы критика была воспринята ими правильно. Известно, что существует хорошо изученная студентами технология обучения и сдачи экзаменов. Известно, что многие преподаватели не являются звездами первой величины в своей области науки. Известно, что большая часть из предлагаемого к изучению материала никогда не понадобится в реальной жизни. Но, на наш взгляд, это не снимает с учащегося ответственности перед самим собой. Пока очень мало кто оказывается настолько зрелым в старших классах школ и колледжах, чтобы задумываться о своей будущей карьере и целенаправленно к ней готовиться. Не очень многим по душе «сушить мозги» в различных дополнительных школах и на курсах, участвовать в конкурсах и олимпиадах. Ну что ж – как говорится, в добрый час: кто на что учился, тот это и получит. Но все же стоило бы помнить, что работа головой способна принести куда больше, чем самые искусные руки ремесленника. Да и к выпуску из института неплохо бы выучить какой-нибудь полезный иностранный язык. А там, глядишь, выпадет возможность и поучиться за рубежом. А в целом можно сказать одно: сегодня никто никого насильно тащить к вершинам карьеры не будет. Все в руках каждого человека, и у каждого есть свой шанс. Используйте его!

+55
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

отличная статья!

с уважением отношусь к редакции, но позволю заметить что если говорить про бизнес-образование, то сравнивать в Украине просто не с чем, т.к. full-time MBA программ здесь пока что нет.
Да и по хорошему, с МИТ в области High-tech вряд ли когда-нибудь хоть кто-то в мире сравнится.

Константин, МВА студент в США (не MIT Sloan :) )

То что предлагается в Украине под видом МВА назвать оным можно с очень большой натяжкой.

Сам очень хочу пойти поучиться дальше - но большинство украинских бизнес-школ меня просто пугает.

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT