`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

Борис Оболикшто

«Человек года», которого никто не знает

+77
голосов

Новый год – всегда повод для подведения каких-то итогов и выставления оценок. Рейтинги «Человек года» даже стали предметом статей в «Википедии». Пожалуй, наиболее знаменита версия журнала Time («Time Magazine Person of the Year»). Кто только ни попадал на обложку этого издания в качестве «Человека года» – президенты и бизнесмены, королева и император, генсеки и космонавты, священники и политики. Там побывали Махатма Ганди в 1930 г. и Адольф Гитлер в 1938, Никита Хрущев в 1957 г. и Михаил Горбачев в 1989. На обложки попадали целые коллективы и даже категории: космонавты «Аполлона-8» и американские ученые, средний класс США и протестующие. Из числа необычных обложек любителям IT памятен выбор 1982 г. – «Персональный компьютер». С тех пор у айтишников появилась причина ревниво следить за итоговым выбором журнала. Time оправдывал наши ожидания в 1997 г., когда на обложке был Анди Гроув, и в 2010, когда всеобщий интерес вызвал Марк Цукерберг. В 2013 г. на итоговой обложке – Папа Франциск (смиримся: предыдущая отставка Папы была ну очень-очень давно, аж в 1415 г.). А ведь у высоких технологий в этом году был свой сильный кандидат. Business Insider назвал человеком года Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto).

Сатоси Накамото – псевдоним создателя (или создателей?) криптовалюты Bitcoin. Вопрос о том, кто скрывается за этим псевдонимом, породил уже едва ли не целый поджанр журналистских расследований. Но никому не известный персонаж котируется на роль «человека года» в области бизнеса и технологий точно не из-за своей биографии или фотогеничности. И вместо того, чтобы пытаться угадать, кто именно создал Bitcoin, предлагаю обсудить другой вопрос: «Что же такого произошло, и почему случившееся заслуживает столь высокой оценки?»

«Человек года», которого никто не знает

Капитализация рынка Bitcoin (совокупная стоимость эмитированных «монет»), по данным Blockchain.info

2013 г. стал для Bitcoin значимым сразу по нескольким причинам. Во-первых, в апреле прошлого года суммарная стоимость эмитированных «монет» (капитализация) превысила некий психологический порог – миллиард долларов, во-вторых крупнейшие регуляторы, начиная с конца 2012, стали уделять внимание феномену BTC: Европейский центробанк опубликовал 55-страничный доклад о виртуальных валютах, минфин США в лице FinCEN, издал посвященную криптовалютам директиву, а в конце года и Конгресс США провел слушания об использовании Bitcoin. И, пожалуй, главное, что привлекло внимание,– произошел резкий рост стоимости BTC: начиная 2013 г. с 13 долл. за «монету», Bitcoin превысил планку $1200/BTC к концу ноября (правда потом стоимость быстро упала вдвое, однако с середины декабря вновь наблюдается рост, и в момент написания этих слов за одну «монету» дают снова больше $1000).

«Человек года», которого никто не знает

Курс BTC и объем торгов на крупнейшей бирже Mt.Gox, по данным Bitcoincharts

У скачков курса и изменений в его динамике, которые хорошо видны на диаграмме стоимости «монеты», есть вполне вменяемые объяснения, вроде уже упомянутого поддерживающего проект решения комиссии Конгресса США или негативных рекомендаций центробанка Китая. Можно строить различные прогнозы будущего этой криптовалюты: кто-то предлагает продолжить хорошо видимый в логарифмическом масштабе тренд, кто-то ожидает падения стоимости «монеты» до $10/BTC. Но мне сегодня кажется куда более значимым, чем гадание о курсе криптовалюты, – осознание того, какой именно джин выпущен из бутылки.

«Человек года», которого никто не знает

Экспоненциальная аппроксимация тренда для курса BTC/USD, по данным Blockchain.info

Как и всегда, чтобы увидеть лес за деревьями, стоит оторваться от увлекательного наблюдения за сиюминутными скачками курса и взглянуть на ситуацию в целом. Опуская технические подробности (введение в технологию здесь), можно описать Bitcoin как одноранговую систему (без какой-либо централизации) с заранее оговоренной и ограниченной эмиссией, в которой все платежи и переводы средств (транзакции) контролируются и подтверждаются всеми участниками. По большому счету вторая половина описания не сильно отличается от известных уже тысячи лет камней Раи – «денег» острова Яп, которые хотя и вполне материальны, тем не менее не перемещаются от владельца к владельцу при платеже, а остаются неподвижными, просто все островитяне знают кому принадлежит какой из них, что делает воровство невозможным. Главной отличительной особенностью Bitcoin от камней Раи является не отказ от материальности, как может показаться, а абсолютная анонимность участников проекта. Благодаря использованию современных криптотехнологий, никто из участников транзакции не может быть идентифицирован третьим лицом (наблюдателем), но в то же время каждый может быть уверен в том, что платеж поступает по назначению, а не перехвачен злоумышленником. Вот и все основные принципы. Остальное – дело техники.

Кстати, и идея анонимности принадлежит не Сатоси Накамото. Еще в 1998 г. некто Вэй Дай сформулировал принципы поддержки анонимного обмена (неформальный перевод здесь). Сравнивая идеи 1998 г. и протокол Сатоси (2008 г., PDF), несложно заметить два ключевых отличия. Во-первых, чтобы не зависеть от неких «доверительных» серверов, от них полностью отказались, а защитой транзакций от злоумышленников стала сложность решения задачи, причем сложность управляемая. Поиск решения производится простым перебором. Сколько бы компьютеров ни участвовало в решении, управляя сложностью можно сделать так, что время коллективного поиска решения будет около десяти минут. Понятно, что если на решение задачи требуется 10 минут сообществу, обладающему грандиозной совокупной вычислительной мощностью (в настоящее время – более 130 тыс. петафлопс), то даже лучшим суперкомпьютерам (с производительностью «всего лишь» порядка десятков петафлопс) для подделки потребуется столько времени, что злоумышленникам никак не успеть. Правда, чтобы прийти к такому состоянию, понадобилось привлечь соответствующее количество пользователей: еще в середине 2011 г. сложность задачи была в тысячу раз ниже. Но и стоимость BTC была тогда меньше двадцати долларов, а значит и смысла тратиться на подделки не было. Другими словами, в основе успеха проекта лежит привлечение в него достаточно большого числа пользователей.

Думаю, что такую успешность протоколу Сатоси Накамото обеспечило второе отличие Bitcoin от идей Вэй Дая. Это отличие состоит в том, что эмиссия в проекте предельно упрощена и привязана к процессу подтверждения транзакций. Каждый раз, когда решается очередная задача для подтверждения транзакций, произошедших за очередную десятиминутку, происходит эмиссия некоторой суммы BTC. Заранее договорившись уменьшать сумму эмиссии вдвое после 210 тыс. решенных задач (примерно, раз в четыре года), участники проекта, таким образом, ограничили и общую сумму эмитируемых средств – она никогда не достигнет суммы сходящейся геометрической прогрессии, то есть 21 млн. BTC (на текущий момент эмитировано двенадцать с лишним миллионов BTC).

Но главное – даже не простой и понятный способ эмиссии, а найденный для него создателем проекта гениальный маркетинговый прием, эту эмиссию «представляющий». Вместо того, чтобы говорить о коллективной работе участников проекта по созданию подтверждений для транзакций (которая оплачивается эмитированными деньгами), в проекте принято говорить о добыче «монет» (mining). Включаясь в работу по подтверждению транзакций, вы как бы превращаетесь в «старателя», добывающего «монеты». Возможно, что именно этот взгляд на «добычу» BTC и обеспечил прохождение самого сложного, начального этапа проекта. Этапа, когда возможности использовать эмитированные деньги были исчезающе малы, и привлечь новых участников было непросто. Ощущение себя «старателем», добывающим нечто полезное в будущем, обеспечило первоначальный рост сообщества до состояния, когда возникли биржи, реальное обращение существующих «монет» и появилась некая ощутимая польза от обладания BTC.

«Человек года», которого никто не знает

Количество уникальных адресов, использованных в течение суток (график в логарифмическом масштабе), по данным Blockchain.info

С начала 2009 г., когда заработала практическая реализация протокола, и до середины 2010 г. количество уникальных адресов, используемых в течение суток, колебалось в диапазоне от десятка до пары сотен. Пользователей, вероятно, было сопоставимое количество. И лишь в 2011 г. число регулярных пользователей, по видимому, уверенно превысило тысячу, сообщество стало устойчивым, а меновая стоимость BTC – заметной. Стало ощутимо расти количество торговых точек, принимающих BTC в качестве оплаты (а спекуляции вызвали резкие скачки курса). Таким образом, мы можем уверенно говорить о том, что Bitcoin – это абсолютно социальный проект. Как и у любой социальной сети, успешность такого проекта измеряется количеством пользователей и, лишь когда это количество превышает некоторый критический уровень, можно говорить об успехе проекта.

Конечно, у Bitcoin как у проекта есть и специфичные меры, такие как текущий курс или оборот. Но ведь и традиционные соц. сети мы часто «меряем» уровнем дохода, способами монетизации и т.п. – однако главным мерилом остается численность участников. Так что для объявления Сатоси Накамото человеком года наиболее значим, на мой взгляд, сам факт выхода проекта на уровень успешного существования. Теперь можно утверждать, что родился новый тип социальных сетей. Это сети с экономическими задачами (прежде всего: учета и платежей) и высокой степенью анонимности пользователей. Здесь было бы уместно задуматься о модных стартапах, вроде Snapchat, по-видимому, также лежащих в кильватере тренда перехода от «безграничной публичности» традиционных соц. сетей к новой «сетевой приватности». Но заметка и без того разрослась непомерно, поэтому вернусь к Bitcoin.

Невозможно, говоря о Bitcoin, не коснуться перспектив развития криптовалюты и муссируемого постоянно тезиса ее «необеспеченности». Начну со второго. Да, действительно, никто не гарантирует выплат владельцу BTC. Но эта ситуация не так уж необычна. Вы никогда не задумывались над тем, чем обеспечены более привычные нам деньги? Например, в Украине денежная масса (агрегат М3) в конце ноября 2013 г. составляла 880 млрд. грн. и даже денежная база (агрегат М0, то есть наличные) – 227,8 млрд. грн., в то время, как золотовалютные резервы Нацбанка – 150 млрд. грн. (по официальному курсу). Кажущееся несоответствие совершено не мешает торговле и не вызывает резких скачков курса. Не углубляясь в дебри финансовых закономерностей, можно сказать, что такую стабильность гривне придает с одной стороны товарооборот, в разы превышающий денежную базу (только расходы населения за год превышают 1,3 трлн. грн., PDF), а с другой, и это даже более важно,– относительно высокий уровень доверия украинцев к своей валюте.

У Bitcoin же уровень доверия очень колеблется (и сильно зависит от решений, которые принимают государственные регуляторы!), а реальный товарооборот с использованием BTC пока небольшой. Именно этим обусловлены столь резкие скачки курса, хорошо видимые относительно линии экспоненциальной аппроксимации тренда. Если считать аппроксимацию удачной, то можно сказать, что текущий курс несколько завышен (думаю, что толчком к этому был бурный рост популярности BTC в Китае, что даже заставило центробанк страны выступить с охлаждающими пыл заявлениями). Тем не менее, динамика Bitcoin-бирж в начале года отнюдь не пессимистична: за резкими спадами следуют не такие быстрые, но уверенные подъемы, возвращающие курс к $1000/BTC.

Для многих главным, вероятно, остается вопрос о перспективах Bitcoin. На мой взгляд, нужно учитывать три фактора. Во-первых – рост популярности проекта у пользователей. Социальный характер сети (мы ведь договорились, что это социальный проект!) будет обеспечивать экспоненциальный рост до тех пор, пока объем пользователей далек от объема целевой группы (примерно так, как показывает линия тренда). Поскольку количество людей, включенных в экономические отношения и имеющих доступ к интернету, исчисляется миллиардами, запас тут огромный. Отдельная тема – скорость роста точек приема оплаты в BTC. Если быть честным, то придется признать, что растет не только легальная, но и не вполне легальная база оборота BTC (см., например). Несмотря на существенно отличающееся отношение к BTC в разных странах (о чем чуть ниже), в целом прием Bitcoin в качестве оплаты будет шириться, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Однако, если негативное отношение возобладает в отдельные периоды, то средняя скорость роста (и наклон линии тренда) – могут уменьшаться.

Вторым значимым фактором, влияющим на популярность (и на курс) криптовалюты, является отношение к проекту официальных регуляторов. В ушедшем году мы наблюдали весь спектр возможных реакций: от запрета до признания допустимым средством платежа. Причем позитивные отзывы в прошлом году скорее доминировали. Важно отдавать себе отчет, что нам заранее известен ответ на бессмертный вопрос: ««Необходимо Америку снова закрыть» – но, кажется, сие от меня не зависит?» Запретительная политика будет лишь вытеснять BTC из легальной деятельности, замедлять рост Bitcoin-сети, но уж точно никак не приведет к его исчезновению. Тем не менее, надеемся на положительные решения, которые будут «толкать» курс вверх и ускорять рост числа пользователей.

Третий фактор влияния на будущее Bitcoin наименее заметен сегодня, но тоже набирает обороты. Для его обсуждения нам потребуется припомнить историю соц. сетей. В «Список социальных сетей» в «Википедии» входят две дюжины наименований, подавляющее большинство из которых появились за последние 10 лет (в том числе Facebook – 2004 г., «В Контакте» и «Одноклассники» – 2006 г.). Но сам-то феномен соц. сетей появился раньше, он развивается с 1995 г., с проекта Classmates.com. Очень может оказаться, что открыв новый класс социальных сетей, Bitcoin не останется лидером в долгосрочной перспективе. Мне кажется, что именно здесь кроется наибольшая угроза этому проекту. Правда, хорошая новость состоит в том, что ни развитие конкурента, ни перетекание пользователей (и, соответственно, падение курса) не могут происходить внезапно, подобно тому, как влияют на курс заявления крупнейших регуляторов рынка или масштабные эксцессы вроде взлома крупных бирж. То есть, если с этой стороны собственно проекту что-то и угрожает, то пользователи Bitcoin пострадают от таких перемен несущественно (если вообще пострадают).

«Человек года», которого никто не знает

Капитализация криптовалют. Масштаб по вертикальной оси логарифмический: деления отличаются на порядок! (по данным)

Чтобы не быть голословным, приведу список уже растущих альтернатив: «Лайткоин, Пиркоин, Неймкоин, Кварккоин, Фезеркоин, Новакоин, Догикоин, Терракоин, Фрэйкоин». И это только по данным одного источника: BitInfoCharts. По диаграмме капитализации этих валют видно, что пока они не представляют угрозы своему «родителю». Но ведь и возраст их невелик: только трем из этих криптовалют уже исполнилось два года. А то, что появившийся в августе 2012 г. Пиркоин почти в три раза обгоняет Неймкоин, который старше на 16 месяцев, подтверждает – дело не только в возрасте проекта.

Для столь молодых проектов рано говорить об успешности или провале. Но допустить, что где-то растет серьезный конкурент – вполне можно. Время покажет. Пока же можем лишь констатировать: 2013 г. по праву должен быть отдан Сатоси, хотя лично его никто и не знает :)

+77
голосов

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT