`

СПЕЦИАЛЬНЫЕ
ПАРТНЕРЫ
ПРОЕКТА

Архив номеров

Как изменилось финансирование ИТ-направления в вашей организации?

Best CIO

Определение наиболее профессиональных ИТ-управленцев, лидеров и экспертов в своих отраслях

Человек года

Кто внес наибольший вклад в развитие украинского ИТ-рынка.

Продукт года

Награды «Продукт года» еженедельника «Компьютерное обозрение» за наиболее выдающиеся ИТ-товары

 

CAD-тенденции

0 
 

Главная особенность современных CAD-систем заключается в том, что они... существенно отдаляются от канонического понятия "проектирование с помощью компьютера" (Computer Aided Design). И гигантские модульные системы ведущих производителей, завоевавшие признание благодаря десятилетиям успешной эксплуатации, и представители сравнительно новой волны, только приобретающие популярность, давно и безвозвратно переступили порог, с которого пионерам CAD казались безусловно важными решения задач автоматизации чертежных процедур, хранения рабочих материалов и т. д. Чертежи стали побочным продуктом проектного процесса (далеко не обязательным), хранение документации, по большому счету, можно считать областью освоенной. Барьер несоответствия традиционных подходов к конструированию и некогда модернистского 3D-моделирования также успешно преодолен (не следует думать, что эти утверждения голословны -- всему свое время, и в дальнейшем мы их справедливость проиллюстрируем фактическими примерами). Казалось бы, производителям пора если не почивать на лаврах (CAD-рынок в силу специфичности не имеет ярко выраженных лидеров, здесь даже гиганты не способны "откусить" и 20% рыночного пирога), то вести лишь позиционную войну с конкурентами новой волны, которых, к слову, не так уж и много. На самом же деле динамика развития CAD-систем за последние несколько лет впечатляет. Причем даже не столько количеством новых версий продуктов астрономического уровня сложности (хотя и без этого не обходится), сколько лавинообразным ростом числа новых идей и их реализаций. Но беглое (насколько позволяет объем статьи) ознакомление с ними разумно предварить небольшим историческим отступлением, демонстрирующим одну забавную аналогию между ключевыми идеями техник CAD и... программированием (эта аналогия будет впоследствии очень полезна).

CAD-тенденции
CAD-тенденции
Несправедливо обойденная вниманием еще одна компания новой волны IronCAD производит классические "твердотельные" CAD-системы, характеризующиеся хорошим соотношением цена/качество
Можно сказать, что все начиналось с книги Роберта Хайнлайна "Дверь в лето", выпущенной в свет в 1956 г. В ней главный герой чертил (именно чертил) на фантастической машине под названием Drafting Dan. В 1961 г. Айван Сазерленд создал первое воплощение "господина чертежника" (Dan -- не только уменьшительная форма имени, но и устаревшее "господин") в форме систем уравнений Sketchpad. На сегодняшний день о заслугах Сазерленда лучше всего сказать так: "В Sketchpad есть все, что можно найти в современных CAD-решениях". Но от набора уравнений до готового к применению сотнями тысяч людей продукта путь оказался несоизмеримо более долгим, чем от идеи Хайнлайна до Sketchpad. Следующий шаг на этом пути сделал Пат Ханратти, создавший первое ядро геометрического моделирования с символичным названием ADAM (именно на нем компания--пионер на CAD-рынке Computervision построила первую систему трехмерного моделирования CADDS). Еще один шаг сделали основатели многих существующих по сей день компаний -- представители большой промышленности (в первую очередь автомобильной и авиационной). В те времена (конец 60-х -- начало 70-х годов) они еще не именовались IT-персоналом, но начинали свою карьеру как "карманные" CAD-разработчики у конкретных производителей. Тогда же начинался и первый всплеск роста ОС Unix, и первая волна "недорогих вычислений" -- 32-битные процессоры Motorola, мини-компьютеры, рабочие станции. CAD-системы тех времен полностью адекватны и возможностям техники, и специфике неспешной, академической подготовки кадров: криптографический командный интерфейс (разработчику всегда проще переложить ответственность за изучение сложного, но удобного с программной точки зрения командного языка на пользователя, чем написать сложный в машинной интерпретации, но удобный с точки зрения пользователя командный язык), концентрация усилий больше на высокоэффективной реализации базовых концепций, чем на совершенствовании и развитии этих концепций. В целом же "в точке расцвета" это был период, полностью аналогичный "структурному программированию", -- повторное использование созданных конструкций на уровне подпрограмм (фрагментов чертежа или модели), требующее внутренних модификаций данных подпрограмм для корректировки их характеристик (фактически -- переделывания части конструкции, когда изменение, например, всего одного размера ведет к полному ручному пересчету всех остальных размеров, проверке их согласования и т. д.). Взрыв произошел примерно в то же время, когда и в программировании, -- во второй половине 80-х годов тогда еще особо ничем не выдающаяся и неизвестная компания PTC (Parametric Technology Corporation) анонсировала объектно-ориентированный CAD -- трехмерную параметрическую систему моделирования с использованием конструктивных особенностей (design features). Параметризация модели на деле означала отход от создания моделей-подпрограмм в пользу моделей-классов, позволяющих генерировать множество объектов класса только за счет изменения параметров (например, вариация одного общего габарита детали автоматически приводит к согласованному пересчету всех размеров). А конструктивные особенности даже несколько обогнали программный аналог -- интерес к образцам дизайна (design patterns) в программировании только-только начинает расти. Собственно, PTC сделала последний, самый значимый шаг в "геометрической области" CAD, и большинство мощных современных систем попадают в класс параметрических, основанных на поддержке конструктивных особенностей (parametric feature-based). Но затишья на CAD-рынке после этого не наступило. Война между особенностями ядер геометрического моделирования (о ней мы немного говорили в давней статье аналогичной тематики, "Компьютерное Обозрение", # 12, 2001), фактически завершившаяся победой так называемых "гибридных" технологий представления твердых тел, позволяющих равноправно оперировать как твердотельными моделями, так и сложными поверхностями (об этой победе мы еще скажем пару слов), плавно перешла в войну сразу на двух фронтах. Первый обширный фронт -- интеграция CAD-систем в общую бизнес-структуру управления предприятием, и события тут развиваются просто стремительно. Второй фронт намного уже и более специфичен (т. е. более соответствует особенностям проектирования) -- здесь производители борются за нахождение красивого и эффективного решения, которое дало бы возможность использовать CAD-системы как источник самого ценного в производстве -- знаний или, если хотите, пресловутого know-how. Подготовка квалифицированного инженера-конструктора, по сути, длится всю его жизнь, и уровень квалификации достигает пика к тому времени, когда, увы, возраст отдаляет человека от пика работоспособности. Сохранить знания и опыт такого квалифицированного специалиста -- далеко не "игрушечная" задача. Соответственно и интерес к подсистемам, способным не только автоматически выделять параметризованные конструктивные особенности из реальных разработок, ведущихся компанией, но и поддерживающим повторное использование этих выкристаллизованных знаний, очень велик. Пояснить значимость подобных подсистем можно на примере следующего простого логического рассуждения. Колоссальные возможности геометрического моделирования современных CAD практически всех классов приводят к тому, что одну и ту же задачу удается решить множеством способов (и избавляться от этого "недостатка" никто не собирается -- ограничивать функциональность здесь просто нельзя). Опытный конструктор на основе своих знаний выберет из этого множества если не экстремально-оптимальный, то, даже в крайнем случае, и не наихудший способ. Молодой -- вынужден будет повторять все прежние ошибки своего маститого коллеги. А автоматическое выделение конструктивных особенностей позволяет "вырвать" из контекста реального проекта специфику решения задачи и повторно ее использовать. Точно так в программировании design patterns облегчают быстрое нахождение пусть не лучшего из лучших, но вполне приемлемого решения.


Проблема # 1

Беглый обзор PLM-идеологии был бы крайне неполным без упоминания о проблеме, постепенно становящейся самой главной. Все красивые слова "коллективная разработка", "управление требованиями", "управление поставками" ничего не значат, пока отсутствует формализация самого главного -- единого представления данных. А вот с этим-то как раз дело обстоит не просто плохо, а фактически -- ужасно. Ближайший, если не по смыслу, то по области применения, существующий стандарт обмена CAD-данными STEP (STandard for the Exchange of Product model data, ISO 10303) ориентирован, в большей степени, на описание геометрических характеристик моделей проектных объектов. На сегодняшний день реализации STEP доведены до степени пригодности к промышленному использованию самыми разными производителями CAD-систем (это была далеко не простая задача), и теперь только воцарившийся "мир" в области стандартов рискует стать временным "перемирием". В силу своей специфики STEP не удовлетворяет потребностям систем, основанных на PLM-идеологии, а производители ПО (равно как и пользователи) не в восторге от вынужденного поддержания разных стандартов описания данных в пределах одной системы. По мнению ряда аналитиков, только-только доведенному до ума STEP грозит вытеснение основанным на XML специфическим языком описания геометрии -- это позволит унифицировать CAD-данные в рамках системы, реализующей PLM-идеологию.


Интеграция: от CAD -- к PLM, от PLM -- к GCE

Достигшие к середине 80-х годов поры первой зрелости CAD-системы впервые породили интегративную проблему. Возникла потребность в упорядочении образующегося хаоса из разношерстных проектных и сопутствующих документов. И тогдашние лидеры IT-индустрии не заставили себя ждать -- Control Data Corporation (CDC) выпустила на рынок первую коммерческую систему управления CAD-документами EDL (Electronic Data Library). Впоследствии (и очень быстро) из-за интеграции CAD-решений различной целевой направленности в рамках одного проектного процесса (например, CAD класса EDA, Electronic Design Automation с классическими "машиностроительными" CAD в проектах промышленной электроники, станкостроения и т. д.) проблема "документохаоса" стала исключительно острой. Настолько, что появилась новая аббревиатура для класса масштабных продуктов, направленных на ее решение. PDM-системы (Product Data Management) управления проектными данными принесли заслуженную славу первопроходцам (Computervision, SDRC), но со временем перестали быть чем-то из ряда вон выходящим. Сегодня элементы PDM обязательно встраиваются в CAD-пакеты чуть ли не всех уровней. Но не только поэтому в заглавии этого раздела статьи аббревиатура PDM не упомянута. Данные системы изначально предназначались сугубо для проектных отделов компаний и за пределы конструкторского мира (инженерных подразделений) не выходили. В те времена этого было вполне достаточно -- шла настоящая битва за скорость вывода продукта на рынок, в которой узкая специализация позволяла добиться лучших результатов. Параллельно с PDM развивались и сопутствующие системы управления логистикой, поставками, взаимодействием с поставщиками и заказчиками -- каждая в своем направлении и в соответствии со своими локальными целями. От инженерных подразделений требовались перечни материалов (BOM, Bill Of Materials), и неудивительно, что эффективная поддержка автоматизации их создания -- также задача уже решенная. Но время шло, и, наконец, возникла ситуация, о которой сегодня говорят как о свершившемся факте, -- борьба за скорость выхода на рынок фактически завершена, производители по данному критерию практически уравняли свои шансы (и это вовсе не отсебятина зарвавшегося автора). Теперь начинаются серьезные войны -- за инновации (любые, даже малейшие) и за "глобальное качество" (под которым понимается не только качество изделия--товара, но и обслуживания, взаимодействия с заказчиком и т. д.). О первой мы немного поговорим отдельно (как ни странно, но и для генерирования инноваций существует свой собственный, исключительно узкий класс CAD-систем), а вот на обеспечение "глобального качества" направлено решение интеграционной задачи, удостоившееся очередной аббревиатуры PLM (Product Lifecycle Management).

В составе PLM-систем принято выделять пять основных составляющих, обеспечивающих решение следующих задач:
  • коллективная разработка (Collaborative Product Design, CPD);
  • управление данными проекта (Product Data Management, PDM);
  • прямое управление поставками материалов (Direct Materials Sourcing, DMS);
  • управление требованиями заказчиков (Customer Needs Management, CNM);
  • управление спектром продукции (Product Portfolio Management, PPM).
Естественно, в зависимости от профиля компании ей нужны не все элементы PLM. Так, фирмы, специализирующиеся в инструментальной поддержке производства и работающие сугубо под заказ, могут исключить из масштабной подсистемы CNM целый ряд модулей, направленных на удовлетворение потребностей другой формы производства -- выпуска продукции инициативной разработки "на склад". Но, что самое главное, обилие аббревиатур и программных систем, обеспечивающих в той или иной мере реализацию стоящих за этими аббревиатурами понятий, не должно вводить в заблуждение. PLM -- это не набор программ (именно так). PLM -- это бизнес-стратегия (или даже бизнес-идеология), на 90% состоящая из организационных процедур, и именно эффективность, продуманность и строгое соблюдение данных процедур обеспечивает работоспособность всей идеологии. А что же касается ПО, то ничем особо выдающимся оно на самом деле не блещет и, вполне очевидно, в реализации -- обычно все подсистемы строятся в рамках XML и intranet-технологий.


PLM как идеология

Существующие заблуждения относительно PLM можно охарактеризовать кратко: PLM как бизнес-процесс и PLM как программный продукт. На самом деле и то, и другое одинаково неправильно.

PLM не является процессом в том смысле, что не обладает его главными признаками: четкой определенностью, управляемостью и измеримостью характеристик. И действительно, подавляющее большинство производящих компаний на сегодняшний день совершенно неспособны управлять жизненным циклом продукции. Например, всего 19% этих фирм хоть как-то пытаются определять момент устаревания изделия и предпринимают какие-то действия по изыманию товара из обращения (по данным исследований Goldence Croup, 2000 г.). Оставшиеся 81% предпочитают просто "забывать" о продукте в тот момент, когда поток заказов на него, по мнению кого-либо из управляющего персонала, становится недостаточно интенсивным для дальнейшего производства.

PLM нельзя назвать программным решением хотя бы потому, что не существует ни одной программной системы самого высокого класса, о которой сегодня специалисты в области PLM могли бы уверенно сказать, что это PLM (распространенная шутка).


Ряд производителей масштабных ERP-систем (Enterprise Resource Planning) также поспешили интегрировать PLM в свои продукты (Baan, SAP, Oracle). При этом, естественно, во избежание путаницы были придуманы новые аббревиатуры, окончательно запутывающие даже специалистов. Маловразумительные BOB (Best Of Breed) и OSS (One Stop Shopping), по сути, смещают видение PLM с точки зрения организаторов конструкторского процесса в точку зрения организаторов бизнес-процесса компании в целом. Насколько все это окажется удачным, пока говорить рано: даже после образования альянса двумя гигантами PeopleSoft (ERP) и Agile (PLM), по мнению специалистов, ни одна из ERP-фирм не располагает полноценной PLM-системой. Кроме того, самые интересные события на этом фронте еще только намечаются -- инициатива Autodesk, обещающая реализацию относительно недорогой PLM-системы среднего масштаба в интеграции с ERP-решениями от Microsoft, не остается незамеченной агрессивными CAD-компаниями новой волны. Соответственно вполне можно ожидать появления "новых старых игроков" и в этой области.

Впрочем, даже учитывая "неоперившееся" состояние PLM, данная идеология уже получила дальнейшее развитие, названное GCE (Global Collaborative Environment). "Глобальное коллективное окружение" проектного процесса, слава богу, -- удел организаций такого масштаба, что их можно пересчитать по пальцам. В принципе, стоит считать этот термин обозначением уникальной серьезной PLM-системы (естественно, включающей в себя все аспекты систем проектирования), нацеленной на разработку и сопровождение одного изделия колоссальной сложности. Именно таким изделием является создаваемый корпорацией Boeing лайнер 7E7 Dreamliner, когда для реализации идей PLM в проектном процессе задействованы все лучшие разработки Dassault Systemes и IBM. К сожалению, оценить столь масштабные проектные системы удастся только по результатам их работы, которые ожидаются к 2006 г. (начало серийного выпуска Dreamliner). Ну а в оценке эффективности реализации идей PLM такого проекта можно будет поставить точку только после того, как последний устаревший Dreamliner отправится на кладбище самолетов или в музей.


PLM -- для всех, а не для избранных

Казалось бы, PLM-системы соответствуют только специфике производителей очень сложных изделий (аэрокосмической и автомобильной промышленности, например). На самом деле это совсем не так. Даже компании среднего масштаба, специализирующиеся в весьма традиционных областях производства, с успехом развертывают и используют PLM-решения самого высокого класса. В качестве примера уместно будет привести канадскую фирму Loewen (основанную, к слову, почти 100 лет назад потомками иммигрантов из дореволюционной России), специализирующуюся на выпуске окон и дверей из древесины хвойных пород.

Этого заслуженно именитого производителя со штатом порядка 1200 человек, выпускающего более чем традиционную продукцию, казалось бы, вполне могла устроить пусть не классическая организация проектного процесса, но, скажем так, "постклассическая" (при которой CAD-станции заменяют кульманы конструкторов). Но Loewen развернула одну из самых мощных доступных PLM-систем, основанную на 3D CAD CATIA V5 и подсистеме управления жизненным циклом SMARTEAM (де-факто стандарты в автомобильной и авиационной промышленности, разработчик -- Dassault Systemes). При этом планы компании не ограничиваются частичной эксплуатацией возможностей столь сложного решения -- конструкторский персонал обучается проектированию на основе повторно используемых конструктивных особенностей (которые, к слову, компании есть из чего извлекать, ведь она работает не только на склад готовой продукции, но и под заказ, что формирует колоссальный перечень уникальных изделий), знаменитые расчетные подсистемы CATIA задействуются для моделирования поведения виртуальных окон и дверей под воздействием ветровых и термических нагрузок, конструкции рам оптимизируются для одновременного уменьшения расхода древесины и увеличения прочности. Но это только сугубо конструкторские составляющие успеха применения PLM, и они направлены на решение двух классических инженерных задач: снижения затрат при сохранении заданного уровня качества изделия и сокращения сроков и стоимости проектирования. В организационной же части Loewen рассчитывает на получение существенных преимуществ перед конкурентами при выполнении масштабных заказов -- разумное использование SMARTEAM позволяет оптимизировать взаимодействие с поставщиками и сторонними подрядчиками, упростить решение задач логистики и, что главное, справиться с насчитывающей почти миллион (!) вариантов исполнений технологической базой компании. Последнее немаловажно -- фирма должна быть готова всегда обслужить или полностью заменить любой, даже самый уникальный, продукт своего производства. Все перечисленное и формирует, в принципе, понятие "глобального качества".


Нюансы жизненного цикла

CAD-тенденции
CAD-тенденции
CAD-тенденции
Внедорожник ЛуАЗ-1301 (ВАТ "ЛуАЗ") -- образец машины, разработанной с использованием систем проектирования комании Delcam. Производитель одних из лучших программ класса CAM, Delcam создала и успешную CAD-подсистему, попадающую в категорию "гибридных"
Сколько раз ни повторяй слово "халва", как известно, слаще от этого не станет. То же самое можно сказать и о PLM, при каждом упоминании о которой понятие "жизненный цикл изделия" повторяется. Но если обратиться к определению самого термина "жизненный цикл", открываются несколько совершенно очевидных несоответствий. Видный немецкий специалист по теории технических систем В. Хубка так трактует данное понятие: "...цикл жизни технической системы состоит из четырех этапов: создание, перемещение, использование по назначению и ликвидация. Каждый из этих этапов содержит целый ряд стадий, операций и приемов" (V. Hubka, Theorie Technisher Systeme). Это только часть определения, которое впоследствии уточняется в обширной главе книги, но из уточнений мы выберем одно очень важное, объясняющее сразу целый ряд несоответствий: "...полное определение содержания процессов и включение их в общую структуру (проектного процесса -- Прим. автора) на начальной стадии было бы затруднительным и нецелесообразным". Хубка здесь очень лаконичен и честен -- начальный этап проектирования, скрывающийся за словом "создание" и, в свою очередь, скрывающий самые тяжелые последствия для производителя в случае ошибок, фактически никак в PLM не отражен. Робкое упоминание управления требованиями заказчиков может сработать в том случае, если заказчики есть (т. е. когда изделие проектируется непосредственно под заказ). Во всех остальных случаях разумно вспомнить упомянутую ранее новую производственную войну -- за инновации. Успешный продукт при всех равных условиях с предложениями конкурентов должен быть инновационным -- не суть важно, сколь "глубоки" и масштабны инновации, главное, чтобы это было действительно что-то новое. Естественно, поиск этого чего-то нового должен располагаться в последовательности проектных действий в самом начале, причем требование новизны здесь становится исключительно жестким -- еще несуществующий продукт обязан быть гарантированно инновационным и через достаточно продолжительное (по рыночным меркам) время, необходимое на его проектирование, подготовку производства, маркетинговую кампанию и начало серийного выпуска. Возможно, именно поэтому такой специфичный продукт, как Goldfire Innovator компании Invention Machine, попал в нашу статью. И все-таки это в своем роде CAD -- точнее, CAI-система (Computer Aided Invention -- поиск инновационных решений с помощью компьютера). О Invention Machine, воплощающей в жизнь идеи ТРИЗ (Теория Решения Изобретательских Задач) Г. Альтшуллера, мы уже некогда говорили. В контексте данного обзора не упомянуть такую программную систему и методологию как достойного претендента на обязательную составляющую полноценной, реализующей идеи PLM-системы, было бы непростительно. Тем более что рыночный успех Invention Machine, пополнившей недавно и без того впечатляющий список потребителей своей продукции (Boeing, Honda, Peugeot, Samsung, HP) гигантом бытовой техники Whirpool, убеждает в справедливости такого подхода. Забавно, что второй претендент на роль "добавки к PLM" теперь вполне очевиден -- лучшего способа обеспечить живучесть инновации во времени, кроме патентного права, пока человечеством не придумано. Соответственно введение подсистемы, поддерживающей анализ инновации на патентную чистоту и автоматизирующей (одновременно и ускоряющей) весьма жесткие процедуры оформления патентной документации, не кажется лишним.

Второе несоответствие между пятью составляющими PLM и определением жизненного цикла, опять же, кроется за емким понятием "создание" и касается весьма специфичных объектов проектирования -- самих проектного и производственного процессов. Для сложных изделий проектные процессы, "продуктом" которых являются... эффективное проектирование изделия и оптимизированный производственный цикл, очевидно, необходимы. К сожалению, столь специфичную вещь, как проектный процесс, по-видимому, никакими формальными методами успешно "производить" нельзя. А реализация его неформальными методами -- святая святых в перечне know-how крупных производителей. Некогда мы уже упоминали понятие "невозвращаемой стоимости" -- затраченные средства на проектный процесс, которые принципиально невозможно вернуть, продав на рынке всего одно изделие, и которые возвращаются производителю в течение всего жизненного цикла продукта. Вспомнив это определение, нетрудно понять, насколько важно оптимальное решение задачи "проектирования проектирования". И хотя такие проблемы волнуют больше гигантов индустрии, забывать о них не стоит даже производственной компании среднего масштаба: неэффективный проектный процесс аукнется ростом невозвращаемой стоимости, что одновременно увеличит и цену каждого выпущенного изделия, и соответственно снизит его конкурентоспособность, и, наконец, увеличит риск потери большей части затрат на проектирование, если продукт "не пойдет" на рынке.

Если "проектирование проектирования" -- область настолько абстрактная, что в ней даже не придумали аббревиатур, то проектирование процесса производства, напротив, более чем "материально". MPM-системы (Manufacturing Process Management) на сегодняшний день полностью интегрируются с CAD и отлично вписываются в PLM-идеологию (но ни в коем случае не являются ее заменителем). Идея MPM-систем -- моделирование и оптимизация производственных процессов и мощностей предприятия в целом. Причем "точность" моделирования может быть впечатляющей -- вплоть до кинематики промышленных роботов и стохастических моделей болезней рабочих и служащих (поставленные им на замену менее опытные на данном участке технологического цикла работники будут создавать дополнительные задержки, а это также надо учитывать при масштабном производстве).


"Геометрическая война"

В предыдущей, посвященной CAD-тематике статье двухлетней давности мы говорили о "геометрической войне" -- противостоянии между CAD-системами, основанными на традиционных ядрах твердотельного геометрического моделирования, и системами новой волны с так называемыми "гибридными ядрами", у которых все формы представления трехмерной модели (каркасная, поверхностная и твердотельная) равноправны. Два года -- срок достаточный, чтобы обоснованно утверждать о завершении этой войны победой "гибридной" модели. Аргументов для такого утверждения более чем хватает. Так, один из крупнейших лицензиатов ядра твердотельного моделирования ACIS -- компания Autodesk -- объявила о намерениях заменить это ядро в ориентированной на нужды машиностроения CAD-системе Autodesk Inventor собственной разработкой, название которой говорит само за себя -- Autodesk Shape Manager (shape -- "форма" -- здесь явно подчеркивает ожидаемое от системы резкое улучшение в работе со сложными поверхностями). Всегда очень умная и осторожная в своих действиях Autodesk, казалось бы, могла особо не волноваться -- по количеству проданных лицензий за прошедший год Inventor все еще опережает ближайшего конкурента -- вторую "классически" твердотельную систему SolidWorks. Но представители новой волны, построенные на гибридной идеологии моделирования, уже ощутимо "подросли" и добились заслуженного признания у крайне щепетильных в требованиях к CAD-продуктам производителей. Игнорировать такие факты не может даже не имеющая сегодня поводов для беспокойства Autodesk. А фактов успеха "гибридных" систем более чем достаточно. Так, компания Think3 уверенно "воюет" с самыми именитыми поставщиками CAD-решений в области инструментального производства. Сравнительно недавний контракт на закупку 184 лицензий CAD Think3D (thinkdesign, thinkshape и thinkteam) одним из крупных европейских изготовителей технологической оснастки для алюминиевого производства (более 20% европейского рынка) -- Phoenix International -- одна из неплохих тому иллюстраций (следует заметить, что в CAD-мире поставка почти двух сотен лицензий -- далеко не маленький контракт как для разработчика, так и для производителя ПО. В случае с Phoenix "интересность" сделки подогревается участниками "боя" -- ведь на этом поле два года назад почти никому не известная Think3 выиграла у настоящего гранда -- PTC). Причем Think3 не забывает о нетрадиционных областях применения своей системы, с которых, в принципе, и начинался успех этой когда-то небольшой итальянской фирмы, -- ее CAD-решение успешно используется, например, в проектировании... моделей спортивной обуви (стоит упомянуть лишь Adidas-Salomon). Второй игрок, компания VX (некогда британская), чрезвычайно активно работает на растущем азиатском рынке и также добивается значительных успехов.


CAD-CAE-CAM

Собственно, базовые подсистемы "чистых" CAD/CAE/CAM-решений за прошедшие два года радикально не обновлялись. Это свидетельствует о довольно высокой степени развития всех сопутствующих технологий (трехмерного моделирования, расчетов методами конечных и граничных элементов, моделирования процессов машинной обработки и т. д.). Но все же говорить об отсутствии изменений вообще нельзя. Мы ограничимся буквально несколькими словами о наиболее "аппетитных" и интересных для условий нашей страны систем (естественно, далеко не всех представителей) среднего уровня. Исчерпывающую же информацию о них можно получить на сайтах производителей.

Быстро набирающая мощь SolidWorks в версии 2004 просто "обросла" новыми модулями и, несмотря на декларируемый средний уровень, явно выходит за его неопределенные рамки, предоставляя конструкторам массу специализированных подсистем, ориентированных на поддержку проектирования, например, пресс-форм и сварных конструкций. В системе также улучшена работа с телами со сложной геометрией (дань "геометрической войне").

Компания Think3, показавшая головокружительный 80%-ный рост за прошлый год, продолжает удивлять и в нынешнем: тройка ее продуктов (распространяемых, к слову, на очень выгодных условиях по принципу Annual Subscription Fee) завоевывает новые, весьма серьезные позиции. Еще один производитель--пионер гибридных трехмерных систем моделирования в CAD, частная компания VX (именно эта фирма, но в те времена называемая иначе, в 1991 г. создала первую "гибридную" CAD по контракту с японским промышленным гигантом NKK), на сегодняшний день являющаяся официальным поставщиком CAD-решений для Samsung, продолжает совершенствовать свой основной продуктовый ряд, содержащий необходимый набор для реализации классической CAD-CAM-системы. Популярная в Японии и Корее VX расширяет свое присутствие и в Индии.


Конструкторский аутсорсинг

Проектирование нематериальных изделий, к которому по очевидным причинам относится программирование, по-видимому, расширяет свои рамки и тем самым подтверждает приведенную в статье аналогию между программированием и конструкторской работой в современных CAD-системах. Заметное в последнее время перемещение заказов на решение локальных проектных задач в Индию, Малайзию, Южную Корею является тому лучшим доказательством. Но куда более интересны латентные факторы, обеспечившие возможность конструкторского аутсорсинга. К ним следует отнести рост функциональности CAD-систем среднего уровня, особенно производимых компаниями новой волны. Невысокая стоимость этих продуктов (порядка 3--5 тыс. долл.) и агрессивная маркетинговая и техническая политика их поставщиков увеличивают фактор доступности CAD -- теперь самое современное проектирование с помощью компьютера перестало быть уделом мощных транснациональных корпораций с миллиардными бюджетами. Тщательная работа над пользовательским интерфейсом и продуманность буквально всех элементов программной реализации резко сократили срок освоения программ. Добавим к этим факторам серьезное отношение к системе образования со стороны "экономических тигров" (вспомним только беспрецедентный для страны третьего мира шаг Малайзии -- закупку 35 тыс. ноутбуков для учителей средних школ). Результатом такого сочетания факторов, по-видимому, и является упомянутое ранее в статье быстрое преодоление барьера традиционного проектирования -- новое поколение будущих конструкторов с самого начала обучения работает в условиях новых, "трехмерных" традиций.


В заключение...

Статья о крайне специализированных вещах в журнале весьма отдаленной от этих вещей тематики обречена на поверхностность. С другой стороны, часто издали видно то, что трудно заметить при детальном рассмотрении. Например, то, что проектирование, ранее считавшееся уделом только соответствующей команды специалистов, теперь приобретает по-настоящему коллективный характер. PLM-идеология, по большому счету, означает, что в проектном процессе задействованы на равных все службы производителя: финансовая, обеспечивающая выделение средств на данную операцию; маркетинговая, ответственная на начальных этапах за правильность выбранной концепции проектируемого изделия и позднее отвечающая за хороший сбыт; логистика, своевременно удовлетворяющая потребности производства; и наконец, собственно конструкторско-технологическая. Возможно, подобное "открытие" и очевидно, но в современном мире бороться за место под солнцем, игнорируя такую очевидность, невозможно.
0 
 

Напечатать Отправить другу

Читайте также

 
 
IDC
Реклама

  •  Home  •  Рынок  •  ИТ-директор  •  CloudComputing  •  Hard  •  Soft  •  Сети  •  Безопасность  •  Наука  •  IoT